Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ТЮМЕНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 февраля 2011 г. по делу N 33-718/2011

 

Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда в составе:

председательствующего Цехмистера И.И. судей Плехановой С.В., Глушко А.Р. при секретаре М. рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе истицы К. в лице представителя по доверенности С.Н. на решение Центрального районного суда г. Тюмени от 08 декабря 2010 года, которым постановлено:

"В иске К. к Обществу с ограниченной ответственностью "Дельта XXI" о взыскании денежных средств в размере 400000 рублей, государственной пошлины в размере 7200 рублей отказать".

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Глушко А.Р., пояснения представителя истицы К. - С.Н., поддержавшей доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

Истица К. обратилась в суд с иском к ООО "Дельта XXI" о взыскании денежных средств в размере 400 000 руб., расходов по уплате госпошлины в размере 7 200 руб. Требования мотивированы тем, что 19 октября 2009 г. истицей было подписано заявление о присоединении к Регламенту ЗАО " о порядке осуществления действий на рынке ценных бумаг, тем самым заключен договор на брокерское обслуживание. 20 октября 2009 г. между истицей и ответчиком был заключен договор на оказание услуги "Консультационное управление 2" сроком на один год, одним из обязательным условий которого являлось наличие у истицы договора на брокерское обслуживание с ЗАО ". 20 октября 2009 г. истицей переданы ответчику в управление денежные средства в размере 2 000 000 руб., находящиеся на брокерском счете в ЗАО " по акту передачи активов. В связи с тем, что в течение действия заключенного с ответчиком договора отчеты о совершенных сделках ООО "Дельта XXI" не предоставляло, а также на основании полученной от ответчика информации об отсутствии доходов, истицей было подано заявление о прекращении операций по брокерскому счету и уведомление о расторжении договора. На основании дополнительных соглашений, где были определены условия расторжения договора, определен размер суммы, причитающейся к выплате, истицей, получены денежные средства на общую сумму 1 600 000 руб. 23 июня 2010 г. истица обратилась к ответчику с заявлением о предоставлении полного отчета по совершенным сделкам за каждый месяц в период действия договора, однако до настоящего времени отчеты не представлены, в добровольном порядке денежные средства в размере 400 000 руб., составляющие разницу между переданными денежными средствами в управление и выплаченными по расторжению договора, возвращены не были. Полагала, что заключенный между сторонами договор по своей правовой природе является договором доверительного управления, прибыль по договору истицей не получена, доказательств, что убытки произошли вследствие непреодолимой силы либо действий учредителя управления, ответчиком не представлялось.

Истица К. в судебное заседание не явилась, просила о рассмотрении дела в ее отсутствие с участием представителей.

В судебном заседании представители истицы С.Н., С.В. заявленные требования поддержали.

Представитель ответчика ООО "Дельта XXI" в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, суду представил возражения относительно исковых требований.

Суд постановил указанное выше решение, с которым не согласен истицы - С.Н. В кассационной жалобе просит решение суда отменить и вынести новое решение, ссылаясь на то, что решение вынесено с нарушением норм материального и процессуального права, выводы суда, содержащиеся в решении, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и правовой природе договора.

Считает, что суд не применил положения ст. ст. 1012, 1016, 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации, подлежащие применению. Полагает, что из анализа условий договора и положений закона усматривается, что договор отвечает требованиям, предъявляемым к договору доверительного управления, содержит указания об этом, и подлежит регулированию нормами главы 53 ГК РФ, в то же время, вывод суда о признании договора договором на оказание консультационных услуг являются немотивированными и ошибочными и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Указывает, что суд в нарушении п. 1 ст. 196 ГПК РФ, не исследовал и не дал оценки обстоятельствам, вследствие которых денежные средства были возвращены истице частично, и на каких основаниях была удержана оставшаяся часть денежных средств, о возврате которой было заявлено требование.

Проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, как это предусмотрено частью 1 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений на нее, судебная коллегия полагает решение суда первой инстанции подлежащим отмене по следующим основаниям:

В соответствии с п. 1 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации, граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Стороны вправе заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора (п. 3 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Отказывая в удовлетворении заявленных истцом требований, суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии с условиями договора N 764 от 20.10.2009 года указанные в действующем законодательстве функции по управлению денежными средствами не предоставлялись, в связи с чем, заключенный между сторонами договор не имеет признаков доверительного управления денежными средствами, фактически заключен договор на оказание консультационных услуг.

Судебная коллегия находит данный вывод суда первой инстанции ошибочным.

Статья 1016 Гражданского кодекса Российской Федерации, в качестве существенных условий договора доверительного управления имуществом определяет: состав имущества, передаваемого в доверительное управление; наименование юридического лица или имя гражданина, в интересах которых осуществляется управление имуществом (учредителя управления или выгодоприобретателя); размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором и срок действия договора. Статья 1013 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом ст. 5 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" заключению договора доверительного управления в отношении денежных средств не препятствует.

При заключении договора N 764 от 20.10.2009 года стороны в качестве его предмета предусмотрели обязанность Консультационного управляющего (ответчика) оказать: комплекс услуг, обеспечивающих достижение инвестиционных целей инвестора (истца) на финансовых рынках; комплекс услуг по управлению денежными средствами на российском фондовом рынке (ММВБ - акции и облигации), а также информационное обслуживание и консультирование инвестора по общим вопросам инвестиционной деятельности на фондовом рынке и предоставление информации о потенциальных объектах инвестирования на российском фондовом рынке.

Таким образом, сам по себе договор от 20.10.2009 года не содержит условий о получении в его рамках, как прибыли, так и убытков и не противоречит определению деятельности по управлению ценными бумагами, данному ст. 5 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг".

В то же время, согласно ст. 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, по договору возмездного оказания услуг, к которым относится и оказание консультационных услуг, исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

С учетом изложенного, судебная коллегия, исходит из того, что между сторонами заключен смешанный договор, условия которого содержат все существенные условия договора доверительного управления и, в то же время, отдельные условия договора консультационных услуг. Поскольку иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора, в соответствующих частях к правоотношению сторон надлежит применить правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре.

Указанное в частности, подтверждается предусмотренным сторонами порядком оплаты услуг исполнителя по договору, пунктами 2.4. и 5.1. которого, предусмотрено вознаграждение консультационного управляющего в размере 20% от полученной чистой прибыли, не вытекающему из существа договора консультационных услуг и, в то же время, соответствующего порядку выплаты вознаграждения доверительному управляющему имуществом, предусмотренному ст. 1023 Гражданского кодекса Российской Федерации. Кроме того, условия договора содержат прямое указание именно на услуги по управлению денежными средствами истицы, что не может быть отнесено к договору консультационных услуг.

В соответствии с ч. 1 ст. 432 Гражданского кодекса Российской Федерации, договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, при этом, существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Как следует из условий договора N 764 от 20.10.2009 года, в частности, пунктов 2.5 и 2.6., сторонами предусмотрена возможность получения в результате исполнения договора потерь, лимит которых установлен в 20%, при достижении которых инвестор вправе принять решение о прекращении или приостановлении операций по брокерскому счету и не вправе требовать от консультационного управляющего возмещения потерь, меньше или равных лимиту потерь.

В то же время, в соответствии с ч. 2 ст. 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации права, приобретенные доверительным управляющим в результате действий по доверительному управлению имуществом, включаются в состав переданного в доверительное управление имущества. Обязанности, возникшие в результате таких действий доверительного управляющего, исполняются за счет этого имущества. Таким образом, закон предусматривает, что вследствие договора доверительного управления имуществом собственник имущества может понести убытки.

Однако, как следует из ч. 2 п. 1 ст. 1022. обязанность доказывания того, что убытки в переданном в управление имуществе произошли вследствие непреодолимой силы либо действий выгодоприобретателя или учредителя управления возлагается на доверительного управляющего. В случае неисполнения данной обязанности он несет ответственность за причиненные убытки.

Согласно ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом, в то же время обязанность распределения бремени доказывания возложена на суд, который обязан поставить на обсуждение сторон значимые для разрешения дела обстоятельства, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Однако, судом на ответчика соответствующая закону обязанность по доказыванию обстоятельств, повлекших убыль в имуществе доверительного управляющего возложена не была.

При таких обстоятельствах, поскольку соответствующее Закону распределение обязанностей по доказыванию обстоятельств дела судом не произведено, вынесенное судом первой инстанции решение подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции, так как исправить допущенные судом процессуальные нарушения в суде кассационной инстанции не представляется возможным.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что при рассмотрении дела судом были нарушены нормы материального и процессуального права, в связи с чем, решение суда подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции, так как исправить допущенные судом процессуальные нарушения в суде кассационной инстанции не представляется возможным.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, определить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, предложить сторонам представить по ним доказательства, с учетом предусмотренных Законом распределения обязанностей по доказыванию обстоятельств дела, и в зависимости от установленных обстоятельств разрешить спор в строгом соответствии с нормами материального и процессуального права.

Руководствуясь статьями 361, 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Центрального районного суда г. Тюмени от 08 декабря 2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь