Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 февраля 2011 г. по делу N 33-928/2011

 

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Орловой Е.Ю.,

судей Николаевой Т.В. и Поповой А.А.,

при секретаре Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу истца В. и его представителя Д. на решение Кировского районного суда г. Иркутска от 07 декабря 2010 года по гражданскому делу по исковому заявлению В. к ЗАО "<...>" о взыскании вознаграждения в размере <...> рублей, процентов в размере <...> рублей, судебных расходов в размере <...> рублей, по встречному иску ЗАО "<...>" к В. о признании договора от <...> 2006 г. о размере и порядке выплаты вознаграждения автору изобретения по патенту РФ <...> недействительным,

 

установила:

 

В. обратился в суд с иском к ЗАО "<...>" о взыскании вознаграждения в размере <...> рублей, процентов в размере <...> рублей, судебных расходов в размере <...> рублей.

В обоснование исковых требований указал, что <...> 2006 г. между ним, как работником и автором изобретения, и ЗАО "<...>", как получившим патент работодателем, был заключен договор о размере и порядке выплаты вознаграждения автору изобретения по патенту РФ <...>. Согласно п. п. 1 и 3 договора ответчик ЗАО "<...>" обязалось единовременно или долями ежемесячно, но не позднее <...> 2008 г. выплатить истцу единовременное поощрительное вознаграждение в размере <...> рублей. Указанное вознаграждение до настоящего времени истцу не выплачено.

В связи с чем, истец просил суд взыскать с ЗАО "<...>" единовременное вознаграждение в размере <...> рублей с процентами за пользование чужими денежными средствами в размере <...> рублей в порядке ст. 395 ГК РФ. Кроме того, просил взыскать с ответчика расходы на оплату услуг представителя в размере 100000 рублей на основании представленного договора и акта приема-передачи денежных средств.

ЗАО "<...>" обратилось к В. со встречными исковыми требованиями о признании договора от <...> 2006 г. о размере и порядке выплаты вознаграждения автору изобретения по патенту РФ <...> недействительным. В обоснование встречных исковых требований ответчиком указано, что при заключении договора о размере и порядке выплаты вознаграждения автору изобретения по патенту РФ <...>, на основании которого истец В. предъявляет исковые требования к ЗАО "<...>" генеральный директор ЗАО "<...>" А. и В. злоупотребили своими правами, указав размер единовременного вознаграждения, причитающегося В., явно несоразмерный с ценностью вознаграждения и прибылью предприятия от использования изобретения. В соответствии со ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Указанное обстоятельство свидетельствует о недействительности указанного договора в силу ст. 168 ГК РФ и ст. 179 ГК РФ, что может служить основанием для отказа в удовлетворении исковых требований В.

В судебное заседание истец В. не явился, суду представил заявление о рассмотрении гражданского дела в его отсутствие.

Представитель истца Д. исковые требования В. поддержал по основаниям, указанным в иске. Встречные исковые требования ЗАО "<...>" не признал.

В судебном заседании представитель ответчика З. исковые требования В. не признал, встречные исковые требования ЗАО "<...>" поддержал по основаниям, указанным во встречном иске.

Решением Кировского районного суда г. Иркутска от 07 декабря 2010 года исковые требования В. оставлены без удовлетворения. Встречные исковые требования ЗАО "<...>" к В. удовлетворены. Признан недействительным договор, заключенный между В. к ЗАО "<...>" от <...> 2006 г. о размере и порядке выплаты вознаграждения автору изобретения по патенту РФ <...>.

В кассационной жалобе истец В. и его представитель Д. просят отменить решение суда и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В обоснование доводов жалобы указано, что в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие несоответствие договора о размере и порядке выплаты вознаграждения автору изобретения по патенту <...> требованиям закона или иным правовым актам. Если таковыми суд посчитал превышение суммы авторского вознаграждения В. его зарплате, суммам авторских вознаграждений другим соавторам, полученной предприятием прибыли, то действовавшее в рассматриваемое время законодательство не ставит в зависимость размер договорного авторского вознаграждения от указанных обстоятельств и определяется волей сторон.

Каких-либо ограничений по максимальной сумме авторского вознаграждения законом или иным правовым актом не предусмотрено. В п. 5 ст. 32 закона СССР "Об изобретениях в СССР" говорится только о размере минимального авторского вознаграждения. При этом, в соответствии с п. 3 Постановления Совета Министров - Правительства РФ от 14 августа 1993 г. N 822 "О порядке применения на территории Российской Федерации некоторых положений законодательства бывшего СССР об изобретениях и промышленных образцах" пункты 1, 3 и 5 ст. 32 Закона СССР от 31 мая 1991 г. N 2213-1 "Об изобретениях в СССР", применялись в рассматриваемое время лишь при недостижении соглашения о вознаграждении между автором изобретения и патентообладателем.

Суд первой инстанции не учел, что стороны, при заключении <...> 2006 г. договора о размере и порядке выплаты вознаграждения автору изобретения по патенту <...>, не знали и не могли знать, что прибыль за период с сентября 2002 г. по декабрь 2009 г. составит только <...> руб. Наоборот, предполагалась прибыль от использования изобретения - во многие десятки миллионов рублей. Несоответствие предполагаемого размера прибыли фактически полученной можно объяснить разными причинами, в том числе значительным увеличением на рынке стоимости основного компонента изобретения (свинца) - данное обстоятельство было невозможно заранее предположить, и недостаточным профессионализмом менеджмента ЗАО "<...>". Таким образом, договор о размере и порядке выплаты вознаграждения автору изобретения по патенту <...> заключен в соответствии с действовавшим гражданским законодательством и ему соответствует. Также указывают, что в силу абз. 3 п. 2 ст. 8 Патентного закона РФ спор о размере вознаграждения может быть разрешен в судебном порядке лишь в случае недостижения между сторонами соглашения об этом. На что также указал в своем заключении эксперт в последнем абзаце стр. 6.

Суд в обжалуемом решении в качестве обоснования злоупотребления правом указывает, что "каких-либо мотивов установления такого размера вознаграждения, доказательств разумности размера вознаграждения истцом суду не приведено", а в соответствии со ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно, что "судом не установлено, что определяя от имени ЗАО "<...>" размер авторского вознаграждения В. в сумме <...> руб., генеральный директор ЗАО "<...>" действовал от имени общества добросовестно и разумно". Однако, во-первых, мотивы установления "такого" размера вознаграждения не влекут юридических последствий. Во-вторых, согласно п. 3 ст. 10 ГК РФ в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются, следовательно, доказывать данные обстоятельства не нужно. В-третьих, исходя из сказанного, вытекает, что это ЗАО "<...>" злоупотребил своим правом, заключая с истцом договор с таким размером вознаграждения, а значит именно ЗАО "<...>", а не истцу суд согласно пункту 2 ст. 10 ГК РФ мог отказать в защите права. В-четвертых, в силу пункта 1 ст. 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу. Однако истец, будучи работником ЗАО "<...>", заключил оспариваемый договор не исключительно с намерением причинить вред ЗАО "<...>", являющимся его работодателем, а только с намерением получить авторское вознаграждение, доказательств обратного в материалах дела не имеется. В-пятых, если суд первой инстанции посчитал, что директор ЗАО "<...>" А. при заключении договора действовал недобросовестно и неразумно, то правовым последствием данного обстоятельства является не признание злоупотребления В. правом, а то, что директор обязан в силу п. 3 ст. 53 ГК РФ по требованию учредителей (участников) ЗАО "<...>", если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им ЗАО "<...>".

Таким образом, установленные судом первой инстанции обстоятельства, имеющие значение для дела являются недоказанными; выводы суда первой инстанции, изложенные в его решении, не соответствуют обстоятельствам дела; нарушены нормы материального права и процессуального права.

Возражая на кассационную жалобу, представитель ЗАО "<...>" Т. просит решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Орловой Е.Ю., объяснения представителя истца В. - Д., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителей ЗАО "<...>" З., Т., согласившихся с решением суда, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с частью 1 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по доводам кассационной жалобы, обсудив приведенные в них доводы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Разрешая данный спор, суд установил, что изобретение "<...>" по действующему патенту <...>, было создано по договору между двумя организациями коллективом авторов, которые являлись на тот момент работниками данных организаций: авторов ЗАО "<...>" и авторов Иркутского института химии СО РАН <...> 2000 г. была подана заявка <...> на получение патента РФ <...>, который был получен <...> 2002 г. на имя указанных организаций, которые совместно являются патентообладателями по данному патенту. Изобретение было создано работниками по заданию работодателей и в рамках их должностных обязанностей, по этой причине в соответствии с Патентным законом РФ квалифицируется как служебное для работников обеих организаций-патентообладателей, в том числе, и для истца В.

Судом также установлено, что <...> 2006 г. между В., как работником и автором изобретения, и ЗАО "<...>", как получившим патент работодателем, был заключен договор о размере и порядке выплаты вознаграждения автору изобретения по патенту РФ <...>, согласно п. п. 1 и 3 которого ответчик ЗАО "<...>" обязался единовременно или долями ежемесячно, но не позднее <...> 2008 г., выплатить истцу В. единовременное поощрительное вознаграждение в размере <...> рублей, которое не учитывается при следующих выплатах, независимо от количества других авторов. В реестре договоров ЗАО "<...>" за 2006 год указанный договор не значится. Оплата по договору ЗАО "<...>" не производилась.

Согласно договору о размере и порядке выплаты вознаграждения авторам изобретения по патенту РФ <...> от <...> 2007 года <...>, заключенным с другими авторами изобретения по патенту, авторам В., П., Б., В., выплачено единовременно на всех <...> рублей, и в течение 2008, 2009, 2010 годов - по 5 000 рублей каждому. Указанный договор зарегистрирован в реестре договоров ЗАО "<...>" за 2007 год <...> 2007 г. под <...>. Оплата договора ЗАО "<...>" производилась, что подтверждается расходным кассовым ордером <...> от <...> 2009 г., распиской <...> 2009 г., показаниями свидетеля В.

Отказывая в удовлетворении исковых требований В. о взыскании вознаграждения в размере <...> рублей, процентов в размере <...> рублей, судебных расходов в размере <...> рублей и признавая недействительным договор, заключенный между В. и ЗАО "<...>" от <...> 2006 г. о размере и порядке выплаты вознаграждения автору изобретения по патенту РФ <...>, суд первой инстанции правильно руководствовался п. 2 ст. 8 Патентного закона РФ, п. 1, 5 ст. 32 Закона СССР "Об изобретениях в СССР", п. 3 Постановления Правительства Российской Федерации от 14.08.1993 г. N 822 "О порядке применения на территории Российской Федерации некоторых положений законодательства бывшего СССР об изобретениях и промышленных образцах", ст. ст. 10, 53, 1370 ГК РФ и обоснованно исходил из того, что размер вознаграждения должен быть сопоставим с размером прибыли, получаемой от использования изобретения, то есть должен быть экономически оправдан, иначе будет сведена на нет целесообразность патентования изобретения, и быть не менее среднемесячного заработка работника предприятия-патентообладателя.

Учитывая, что согласно патентно-технической экспертизы итоговая прибыль за весь период использования изобретения с сентября 2002 года по декабрь 2009 года составила для ЗАО "<...>" <...> рублей, что в <...> раза меньше предусмотренного оспариваемым договором единовременного поощрительного вознаграждения автору изобретения - истцу В., которое составляет <...> рублей, и в <...> раз превышает размер среднемесячного заработка истца на дату заключения договора, суд правильно признал, что единовременное поощрительное вознаграждение по договору с В. от <...> 2006 г. в размере <...> рублей является явно завышенным, несоразмерным с полученной ответчиком от использования изобретения прибыли, существенно превышает размер такой прибыли и является экономически не оправданным.

Принимая во внимание, что В. является одним из авторов служебного изобретения, каких-либо данных о его большем участии в изобретении не имеется, суд правильно указал, что оснований для установления ему размера вознаграждение в <...> раз больше размера единовременного поощрительного вознаграждения, выплаченного другим авторам этого изобретения, не имелось. Каких-либо мотивов установления такого размера авторского вознаграждения, доказательств разумности размера вознаграждения истцом и допрошенным в качестве свидетеля бывшего генерального директора ЗАО "<...>" А., подписавшими договор, суду не приведено, как и не представлено доказательств того, что, определяя от имени ЗАО "<...>" размер авторского вознаграждения В. в сумме <...> рублей, генеральный директор ЗАО "<...>" действовал от имени общества добросовестно и разумно.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу о злоупотреблении истцом своими правами при защите принадлежащих ему прав, что в силу статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, влечет отказ в защите права, и правомерно признал оспариваемый договор о размере и порядке выплаты вознаграждения автору изобретения по патенту РФ <...> от <...> 2006 г. недействительным на основании пункта 2 статьи 10 и статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кассационная жалоба не содержит иных, по сравнению с приведенными при рассмотрении дела, доводов, которые могли бы повлиять на законность и обоснованность решения, а потому доводы жалобы не могут быть приняты во внимание в качестве оснований к отмене решения суда первой инстанции.

Доводы жалобы основаны на иной оценке доказательств и ином применении материального закона, с которым по изложенным выше основаниям судебная коллегия не соглашается.

Таким образом, решение суда, проверенное в силу ч. 1 ст. 347 ГПК РФ в пределах доводов кассационной жалобы, является законным и обоснованным, в связи с чем, отмене не подлежит.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда

 

определила:

 

решение Кировского районного суда г. Иркутска от 07 декабря 2010 года по данному делу оставить без изменения, кассационную жалобу истца В. и его представителя Д. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.Ю.ОРЛОВА

 

Судьи:

Т.В.НИКОЛАЕВА

А.А.ПОПОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь