Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 февраля 2011 г. по делу N 33-942/2011

 

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Орловой Е.Ю.,

судей Николаевой Т.В. и Поповой А.А.,

при секретаре Ш.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационные жалобы третьего лица Т.З., представителя ответчика Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения Б. на решение Кировского районного суда г. Иркутска от 16 декабря 2010 года по гражданскому делу по исковому заявлению МУП "<...>" к Иркутскому областному профсоюзу жизнеобеспечения о признании незаконным решения об отказе в даче предварительного согласия в порядке ч. 1 ст. 374 ТК РФ на расторжение трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ с диспетчером ДДС, заместителем председателя первичной профсоюзной организации МУП "<...>" Т.З.,

 

установила:

 

МУП "<...>" обратилось в суд с иском к Иркутскому областному профсоюзу жизнеобеспечения о признании необоснованным решения Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения об отказе в даче предварительного согласия в порядке ч. 1 ст. 374 ТК РФ на расторжение трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ с диспетчером ДДС, заместителем председателя первичной профсоюзной организации МУП "<...>" Т.З.

В обоснование исковых требований указано, что <...> 2010 г. МУП "<...>" обратилось к председателю Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения Б. в целях получения предварительного согласия в порядке ч. 1 ст. 374 ТК РФ на расторжение трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ с диспетчером ДДС заместителем председателя первичной профсоюзной организации МУП "<...>" Т.З. В своем запросе работодатель указал, что в соответствии с Приказом <...> от <...> 2009 г. "О структурном изменении в дежурно-диспетчерской службе предприятия" из штатного расписания МУП "<...>", а именно из дежурно-диспетчерской службы (ДДС), была исключена должность <...> в количестве 5 единиц. В связи с указанными структурными изменениями <...> 2009 г. диспетчер ДДС Т.З. была уволена по сокращению штата. Решением Шелеховского городского суда от <...> 2010 г. она была восстановлена в прежней должности, так как работнику были предложены не все имевшиеся на тот период в МУП "<...>" вакансии. На момент восстановления на работе Т.З. в прежней должности структура Дежурной службы предприятия была изменена, должность диспетчера ДДС в количестве 5 единиц из штатного расписания МУП "<...>" фактически исключена, функции диспетчеров ДДС дополнительно вменены и выполняются операторами ВКХ. <...> 2010 г. Т.З. была повторно уведомлена о предстоящем увольнении в связи с сокращением штата. С момента восстановления на работе и по <...> 2010 г. включительно Т.З. находилась в очередном отпуске, больничных листах и дополнительном отпуске без сохранения заработной платы, как работающий пенсионер. <...> 2010 г. Т.З. должна была приступить к работе и этот день должен был стать последним днем ее работы и днем увольнения. Однако <...> 2010 года в адрес МУП "<...>" поступило постановление Президиума областного комитета профсоюза "О постановке на учет первичной профсоюзной организации", в соответствии с которым Т.З. утверждена заместителем председателя первичной профсоюзной организации МУП "<...>" по труду и социальным вопросам. К письму была приложена также копия уведомления в ОГУ ЦЗН г. <...> и копии всех извещений с предложениями другой работы для Т.З. Таким образом, МУП "<...>" представило в Иркутский областной профсоюз жизнеобеспечения все необходимые и достаточные доказательства того, что расторжение трудового договора с Т.З. по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (сокращение штата) никоим образом не связано с осуществлением Т.З. профсоюзной деятельности, поскольку сам факт профсоюзной деятельности наступил гораздо позже, чем было принято решение об увольнении указанного работника в связи с сокращением штата.

<...> 2010 г. в адрес МУП "<...>" поступил ответ Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения, в котором сообщалось об отказе в даче согласия на расторжение трудового договора с Т.М. по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Основанием отказа послужило то, что, по мнению председателя Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения, МУП "<...>" Т.З. не были предложены временно освободившиеся должности (инженера ПТО и секретаря).

Отказ Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения в даче согласия на расторжение трудового договора с Т.З. по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ МУП "Водоканал" считает необоснованным и незаконным, поскольку вместо того, чтобы проверить является ли причиной предполагаемого увольнения зам. председателя первичной профсоюзной организации МУП "<...>" Т.З. именно ее профсоюзная деятельность, председатель Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения провел проверку соблюдения законности МУП "<...>" процедуры сокращения. Результаты проведенной председателем Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения проверки не соответствуют действительности, поскольку все имеющиеся в МУП "<...>" вакансии Т.З. были предложены. По указанным же председателем Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения должностям трудовые договоры на неопределенный срок заключены с К. и Б. (инженеры ПТО) и Д. (секретарь), а другие работники приняты всего лишь на время больничных и отпусков указанных выше работников. Кроме того. Т.З. не обладает достаточной квалификацией и навыками, необходимыми для выполнения вышеуказанных трудовых функций, у нее нет высшего технического образования, нет навыков владения программой AutoCAD (обязательное требование к инженерам ПТО), нет навыков владения компьютером и делопроизводством (требования для секретаря-делопроизводителя). Мотивы, которыми вышестоящий профсоюзный орган вправе обосновывать свой отказ в даче согласия на увольнение работника, не могут быть произвольными, такой отказ может основываться на объективных обстоятельствах, подтверждающих преследование данного работника со стороны работодателя в связи с его профсоюзной деятельности. Преследования Т.З. со стороны работодателя в связи с ее профсоюзной деятельностью ответчиком установлено не было, в связи с чем, отказ ответчика в даче согласия на увольнение Т.З. является необоснованным.

В судебном заседании представитель истца Т.Е. требования МУП "<...>" поддержала по основаниям, указанным в иске.

Представитель ответчика председатель Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения Б. исковые требования МУП "<...>" не признал.

В судебном заседании третье лицо Т.З. исковые требования МУП "<...>" полагала необоснованными, поддержала позицию ответчика, изложенную в его возражениях.

Решением Кировского районного суда г. Иркутска от 16 декабря 2010 года исковые требования МУП "<...>" удовлетворены. Признано незаконным решение Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения об отказе в даче предварительного согласия в порядке ч. 1 ст. 374 ТК РФ на расторжение трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ с диспетчером ДДС, заместителем председателя первичной профсоюзной организации МУП "<...>" Т.З.

В кассационной жалобе третье лицо Т.З. просит решение суда отменить полностью и направить дело на новое рассмотрение. В обоснование доводов жалобы указано, что суд в своем решении ошибочно указал о нарушение порядка увольнения Т.З. по сокращению штата при разрешении индивидуального трудового спора, возникшего между работником и работодателем.

Отказ ответчика на дачу согласия на увольнение Т.З. следует считать обоснованным и объективным, а исковые требования истца не подлежащими удовлетворению, ввиду того, что согласно ст. 370 ТК РФ профессиональные союзы имеют право на осуществление контроля за соблюдением работодателем и их представителями трудового законодательства и иных нормативных правовых актов. Таким образом, Иркутский областной профсоюз жизнеобеспечения вправе был дать отказ работодателю в случае выявления нарушения в процедуре увольнения, что и было сделано. Данные требования распространяются на всех членов профсоюзной организации МУП "<...>", в том числе и на ее председателя и заместителей. Следовательно, ответчик имел право отказать в увольнении работника не только в случае, если работодатель расторгает с ним трудовой договор из-за осуществляемой им профсоюзной деятельности, но и при выявлении нарушения в процедуре увольнения,

Кроме того, суд не принял во внимание, что увольнение производится по приказу <...> от <...> 2010 г., в котором указано: "Исключить из штатного расписания дежурно-диспетчерской службы (ДДС) должность диспетчера 5 единиц <...>". Ранее произведенное увольнение по данному приказу признано судом незаконным, о чем и свидетельствует и истец. Однако <...> 2010 г. с Т.З. было заключено дополнительное соглашение к трудовому договору б/н от <...> 2003 г., согласно которому она с января 2010 г. и по настоящее время состоит в должности диспетчера Дежурной службы (ДС). Таким образом, увольнение проводится с фактически несуществующей должности диспетчера ДДС, а не с должности диспетчера ДС - фактически занимаемой и существующей должности. ДДС и ДС - совершенно разные структурные подразделения. Основываясь на этом можно сделать вывод, что работодатель пытается произвести увольнение именно Т.З., а не диспетчера дежурной службы, что позволяет сделать вывод о наличии факта дискриминации труда.

Также суд не принял во внимание, что при получении разрешения на увольнение Т.З. были нарушены требования ч. 3 ст. 373 ТК РФ, согласно которой работодатель обязан был обратиться за получением согласия в первичную профсоюзную организацию (ППО МУП "<...>"), в случае получения отказа работодатель и первичная профсоюзная организация в течение трех рабочих дней должны провести дополнительные консультации, результаты которых оформляются протоколом. При недостижении общего согласия по истечении десяти рабочих дней работодатель имеет право принять окончательное решение, которое может быть обжаловано в соответствующую государственную инспекцию труда. Государственная инспекция труда рассматривает вопрос об увольнении и выдает работодателю обязательное для исполнения предписание. Предусмотренная законом процедура не была соблюдена, работодатель проигнорировал отказ на увольнение Т.З. данный председателем первичной профсоюзной организации МУП "<...>" О.

В кассационных жалобах представитель ответчика Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения Б. просит отменить решение суда полностью и направить дело на новое рассмотрение. В обоснование доводов жалобы указано, что отказ руководителя МУП "<...>" обратиться в первичную профсоюзную организацию для получения мотивированного мнения по вопросу расторжения трудового договора с членом первичной профсоюзной организации Т.З. входит в противоречие со статьей 82 ТК РФ об обязательном участии выборного органа первичной профсоюзной организации в рассмотрении вопросов, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя. Данное обстоятельство не было учтено судом при рассмотрении иска МУП "<...>".

Возражения истца о том, что у него отсутствовала обязанность обращения в первичную профсоюзную организацию из-за более позднего, чем процесс сокращения, возложения на Т.З. обязанностей заместителя председателя первичной профсоюзной организации, считает необоснованными, поскольку трудовое законодательство не устанавливает обязательный срок увольнения работника по инициативе работодателя, что дает последнему возможность соблюдения правил статьи 373 ТК РФ.

В случае несоблюдения работодателем требований закона о предварительном (до издания приказа) получении согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа на расторжение трудового договора либо об обращении в соответствующий профсоюзный орган за получением мотивированного мнения профсоюзного органа о возможном расторжении трудового договора с работником, когда это является обязательным, увольнение работника является незаконным, и он подлежит восстановлению на работе. Судом в полной мере не рассмотрен вопрос о выполнении работодателем положений части 3 статьи 81 ТК РФ, согласно которой работодатель обязан предлагать работнику всю, отвечающую его квалификации, состоянию здоровья и другую имеющуюся у него работу - как вакантную должность, так и другую имеющуюся работу. Данная обязанность подтверждается и частью первой статьи 180 Трудового кодекса РФ.

Указывая на то, что Т.З. не были предложены все вакантные должности, так как она не имела квалификации, позволяющей выполнять предложенную ей работу, истец, а вместе с ним и суд, не приняли во внимание приказ Министерства здравоохранения и социального развития РФ от <...> 2010 г. <...>, в котором указывалось, что работник, не имеющий специальной подготовки или стажа работы, но обладающий достаточным практическим опытом и выполняющий качественно и в полном объеме возложенные на него должностные обязанности, может занимать должность, так же как и лица, имеющие специальную подготовку и стаж работы.

Возражая на кассационные жалобы, директор МУП "<...> И. просит решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Орловой Е.Ю., объяснения представителя Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения Б., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя МУП "<...>" Т.Е., согласившейся с решением суда, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с частью 1 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по доводам кассационных жалоб и возражений на них, обсудив приведенные в них доводы, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии со ст. 374 ТК РФ увольнение по инициативе работодателя в соответствии с п. 2, 3, 5 ч. 1 ст. 81 настоящего кодекса руководителей (их заместителей) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, допускается помимо общего порядка увольнения только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа.

Проверяя законность решения Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения об отказе в даче предварительного согласия в порядке ч. 1 ст. 374 ТК РФ на расторжение трудового договора по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ с истицей, суд достоверно установил, что проведение процедуры увольнения Т.З. по сокращению штатов действительно связано с тем, что должность диспетчера, которую занимает истица, исключена из штатного расписания приказом <...> от <...> 2009 г., соответственно, после восстановления на работе на основании решения Шелеховского городского суда от <...> 2010 г., подтвердившего факт сокращения штатов и обоснованность увольнения истицы по данному основанию, истица вновь предупреждена о предстоящем увольнении по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

Суд правильно отверг доводы истицы о необоснованном издании работодателем приказа <...> от <...> 2009 г., указав, что в отношении данного приказа сделаны выводы Шелеховским городским судом в решении от <...> 2010 г., которым подтверждена законность решения работодателя о проведении сокращения штатов.

Установив, что процедура увольнения Т.З. по сокращению штатов началась задолго до создания в МУП "<...>" первичной профсоюзной организации, заместителем председателя которой была избрана Т.З., суд обоснованно пришел к выводу о том, что увольнение истицы не связано с осуществлением ею профсоюзной деятельности и не носит дискриминационных характер. Доказательств, подтверждающих дискриминационных характер увольнения истицы, связанный с преследованием работника со стороны работодателя по причине его профсоюзной деятельности, Иркутским областным профсоюзом жизнеобеспечения не представлено.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции правомерно признал незаконным отказ ответчика в даче согласия на увольнение Т.З.

Суд отверг доводы ответчика о том, что в основание отказа в даче согласия на увольнение положено нарушение работодателем процедуры увольнения истицы, правильно указав в решении, что гарантия, закрепленная в ч. 1 ст. 374 ТК РФ, направлена по своему содержанию на государственную защиту от вмешательства работодателя в осуществление работником профсоюзной деятельности, в том числе посредством прекращения трудовых отношений. Отказывая в даче согласия на увольнение Т.З. по основанию, не связанному с профсоюзной деятельностью работника, Иркутский областной профсоюз жизнеобеспечения фактически указал работодателю на нарушение порядка увольнения, разрешив индивидуальный трудовой спор между работником и работодателем, что не отнесено к его компетенции.

Доводы кассационных жалоб основаны на иной оценке доказательств и ином толковании норм материального закона, с которыми судебная коллегия по изложенным выше основаниям не может согласиться. Кассационные жалобы не содержат доводов, имеющих правовое значение и влияющих на правильные выводы суда, оснований для их удовлетворения не имеется.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда

 

определила:

 

решение Кировского районного суда г. Иркутска от 16 декабря 2010 года по данному делу оставить без изменения, кассационные жалобы третьего лица Т.З., представителя ответчика Иркутского областного профсоюза жизнеобеспечения Б. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.Ю.ОРЛОВА

 

Судьи:

Т.В.НИКОЛАЕВА

А.А.ПОПОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь