Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 февраля 2011 г. по делу N 4а-3763/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу К.М. на постановление мирового судьи судебного участка N 242 района Нагатинский затон г. Москвы от 23.08.2010 г. и решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 22.09.2010 г. по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 242 района Нагатинский затон г. Москвы от 23.08.2010 г. К.М. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на один год и шесть месяцев.

Решением судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 22.09.2010 г. постановление мирового судьи судебного участка N 242 района Нагатинский затон г. Москвы от 23.08.2010 г. оставлено без изменения, жалоба К.М. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе К.М. просит об отмене вышеуказанных судебных решений, ссылаясь на то, что в материалах дела имеются противоречия во времени совершения правонарушения, что врученные ему копии протокола об административном правонарушении не содержат каких-либо исправлений, тогда как в оригинале они есть, что отстранение от управления транспортным средством и направление на медицинское освидетельствование были произведены в отсутствие понятых, что мировым судьей дана неверная оценка показаниям свидетеля Ч., что понятые А., Д., М. и К. не могли видеть у него признаков опьянения, поскольку он находился на медицинском освидетельствовании в наркологической больнице, а понятые в том месте, где он был остановлен, что врученные ему копии протокола об административном правонарушении содержат исправления в дате рассмотрения дела, что, вопреки показаниям инспектора ГИБДД Д.А., его машина не была заблокирована другими автомобилями и могла быть эвакуирована, что подтверждается фотографиями, что протокол о направлении на медицинское освидетельствование и акт медицинского освидетельствования противоречат друг другу, поскольку в них указано одинаковое время направления на медицинское освидетельствование и начала такого освидетельствования, и, вместе с тем, разные адреса составления этих документов, что врач, проводивший медицинское освидетельствование, последний раз прошел специальную подготовку в 2009 году, тогда как изменения в Инструкцию Минздрава РФ были внесены 15.02.2010 г., что акт медицинского освидетельствования заполнен не полностью, что в п. 19 акта медицинского освидетельствования не указана ни одна из формулировок, предложенных Инструкцией Минздрава РФ, что между инспектором ГИБДД Д. и врачом, проводившим медицинское освидетельствование, имеется сговор, что подтверждается надписью на обратной стороне акта медицинского освидетельствования, что в судебных актах, вынесенных мировым судьей в процессе рассмотрения дела, содержатся никем не оговоренные исправления, что мировой судья, удовлетворив 03.08.2010 г. ходатайство о прекращении производства по делу, продлила его до 11.08.2010 г., что судья районного суда незаконно отказал в удовлетворении ходатайства о запросе сведений, подтверждающих полномочия врача Ц.

Проверив материалы дела, изучив доводы жалобы, нахожу постановление мирового судьи судебного участка N 242 района Нагатинский затон г. Москвы от 23.08.2010 г. и решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 22.09.2010 г. законными и обоснованными.

При рассмотрении дела об административном правонарушении установлено, что К.М. 13 июня 2010 года в 00 часов 20 минут, управляя транспортным средством марки "" государственный регистрационный знак N, следовал у дома * по проспекту * в г. * в сторону центра в состоянии опьянения в нарушение п. 2.7 ПДД РФ, тем самым совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Вывод судебных инстанций о совершении К.М. административного правонарушения соответствует фактическим обстоятельствам дела и подтвержден совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, достоверность и допустимость которых сомнений не вызывает, а именно: протоколом об административном правонарушении, протоколом об отстранении от управления транспортным средством, протоколом о направлении на медицинское освидетельствование, актом медицинского освидетельствования на состояние опьянения с приложенной к нему распечаткой результата освидетельствования, рапортом инспектора ГИБДД, ответом из НКБ N 17 о прохождении врачом Ц. специальной подготовки по вопросам проведения медицинского освидетельствования, показаниями инспектора ГИБДД Д.А.

Довод К.М. о том, что в материалах дела имеются противоречия во времени совершения правонарушения, нельзя принять во внимание, поскольку в процессе рассмотрения дела мировым судьей данные противоречия были устранены. Был допрошен инспектор ГИБДД Д.А., который пояснил, что в составленных им протоколах ошибочно указал время совершения правонарушения исходя из времени проведения медицинского освидетельствования, однако управлял К.М. автомобилем в 00 часов 20 минут. Позднее время нарушения в составленных инспектором ГИБДД протоколах по делу было им исправлено в присутствии К.М. Кроме того, данное обстоятельство изначально не оспаривалось К.М., который в судебном заседании 11.08.2010 г. категорично заявлял, что был остановлен инспектором ГИБДД в 00 часов 15 минут или в 00 часов 20 минут. Оснований усомниться в достоверности изложенных мировым судьей в определении от 11.08.2010 г. сведений не имеется. При таких обстоятельствах этот довод заявителя не может повлечь отмену обжалуемых судебных актов.

Довод заявителя о том, что врученные ему копии протокола об административном правонарушении не содержат каких-либо исправлений, тогда как в оригинале они есть, также нельзя принять во внимание, поскольку, как указано выше, исправления в протокол об административном правонарушении были внесены инспектором ГИБДД в присутствии К.М. и понятых.

Довод жалобы о том, что отстранение от управления транспортным средством и направление на медицинское освидетельствование были произведены в отсутствие понятых, не обоснован и опровергается материалами дела, из которых следует, что и в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование, и в протоколе об отстранении от управления транспортным средством содержатся персональные данные понятых, удостоверенные их подписями. Оснований сомневаться в достоверности этих документов не имеется, притом что каких-либо замечаний К.М. в них не содержится. Кроме того, этот довод заявителя был надлежащим образом проверен судебными инстанциями, ему дана правильная оценка, сомнений которая не вызывает.

Довод К.М. о том, что мировым судьей дана неверная оценка показаниям свидетеля Ч., несостоятелен. Показания данного свидетеля оценены мировым судьей с соблюдением правил ст. 26.11 КоАП РФ, с учетом совокупности всех собранных по делу доказательств.

Довод заявителя о том, что понятые А., Д., М. и К. не могли видеть у него признаков опьянения, поскольку он находился на медицинском освидетельствовании в наркологической больнице, а понятые в том месте, где он был остановлен, нельзя признать обоснованным. Участие понятых в производстве по делу об административном правонарушении обусловлено необходимостью удостоверить ход и результаты проведенных инспектором ГИБДД процессуальных действий лицами, не имеющими какой-либо заинтересованности в исходе дела. Таким образом, функции понятых не сводятся к подтверждению наличия либо отсутствия внешних признаков опьянения. Такие признаки указаны в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование, в котором имеются подписи понятых и К.М., а также выражено его согласие пройти медицинское освидетельствование. Кроме того, признаки опьянения указаны и в акте медицинского освидетельствования. С учетом изложенного не вызывает сомнений наличие оснований для направления К.М. на медицинское освидетельствование на состояние опьянения.

Довод К.М. о том, что врученные ему копии протокола об административном правонарушении содержат исправления в дате рассмотрения дела, не является основанием для отмены обжалуемых судебных решений, поскольку оригинал протокола об административном правонарушении не содержит подобных исправлений. Кроме того, рассмотрение дела состоялось 23 августа 2010 года с участием К.М., о чем последний был уведомлен повесткой, выданной ему лично. Таким же образом заявитель извещался и на предыдущие судебные заседания.

Довод К.М. о том, что, вопреки показаниям инспектора ГИБДД Д.А., его машина не была заблокирована другими автомобилями и могла быть эвакуирована, что подтверждается фотографиями, не влечет удовлетворения жалобы, поскольку указанное обстоятельство не исключает виновности заявителя в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Как следует из представленных материалов, К.М. был отстранен от управления транспортным средством. При этом задержание транспортного средства и его перемещение на специализированную стоянку, равно как и отстранение от управления транспортным средством являются обеспечительными мерами, и прямыми доказательствами виновности лица в совершении правонарушения не служат.

Довод жалобы о том, что протокол о направлении на медицинское освидетельствование и акт медицинского освидетельствования противоречат друг другу, поскольку в них указано одинаковое время направления на медицинское освидетельствование и начала такого освидетельствования, и, вместе с тем, разные адреса составления этих документов, нельзя принять во внимание, поскольку указанное обстоятельство не является существенным нарушением, влекущим признание этих доказательств недопустимыми.

Довод заявителя о том, что врач, проводивший медицинское освидетельствование, последний раз прошел специальную подготовку в 2009 году, тогда как изменения в Инструкцию Минздрава РФ были внесены 15.02.2010 г., не влечет удовлетворения жалобы, поскольку указанные изменения, внесенные в Инструкцию приказом Минздравсоцразвития РФ от 15 февраля 2010 г. N 85н, не касаются порядка медицинского освидетельствования, при изменении которого проводится дополнительная подготовка врача. При этом документ, подтверждающий прохождение подготовки по вопросам проведения медицинского освидетельствования, действителен в течение трех лет. Кроме того, вопреки утверждению заявителя в надзорной жалобе, оснований сомневаться в достоверности сведений, изложенных в ответах НКБ N 17 о наличии у врача Ц. справки, подтверждающей прохождение ею подготовки, не имеется.

Доводы жалобы о том, что акт медицинского освидетельствования заполнен не полностью, и в п. 19 акта не указана ни одна из формулировок, предложенных Инструкцией Минздрава РФ, являются надуманными, поскольку, как усматривается из материалов дела, акт медицинского освидетельствования составлен в соответствии с Инструкцией по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы 307/У-05 "Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством". То обстоятельство, что п. 17 акта не заполнен свидетельствует об отсутствии сведений, подлежащих внесению в этот пункт. Кроме того, очевидно, что последовательность словоупотребления в выводе врача о том, что "состояние опьянения установлено", вместо предложенного в акте "установлено состояние опьянения", не изменяет смысл вывода, а потому нарушением Инструкции не является.

Довод жалобы о том, что между инспектором ГИБДД Д.А. и врачом, проводившим медицинское освидетельствование, имеется сговор, что подтверждается надписью на обратной стороне акта медицинского освидетельствования, несостоятелен и голословен, поскольку каких-либо надписей на обратной стороне акта медицинского освидетельствования не имеется.

Довод К.М. о том, что в судебных актах, вынесенных мировым судьей в процессе рассмотрения дела, содержатся никем не оговоренные исправления, не является обоснованным, поскольку все исправления, имеющиеся в определениях мирового судьи, надлежащим образом удостоверены печатью и подписью судьи.

Довод заявителя о том, что мировой судья, удовлетворив 03.08.2010 г. ходатайство о прекращении производства по делу, продлил его до 11.08.2010 г., несостоятелен. Как усматривается из определения от 03.08.2010 г., мировым судьей было удовлетворено ходатайство К.М. о вызове понятых и о приобщении письменного ходатайства о прекращении производства по делу, а не о самом прекращении такого производства.

Довод жалобы о том, что судья районного суда незаконно отказал в удовлетворении ходатайства о запросе сведений, подтверждающих полномочия врача Ц., не обоснован, поскольку выводы судьи районного суда об отсутствии оснований для удовлетворения указанного ходатайства сомнений не вызывают с учетом того, что ранее мировым судьей дважды направлялись запросы в НКБ N 17 о предоставлении вышеуказанных сведений, которые были получены мировым судьей и приобщены к материалам дела.

Оценив представленные доказательства всесторонне, полно, объективно в их совокупности, в соответствии с требованиями ст. 26.11 КоАП РФ, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о совершении К.М. административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену состоявшихся судебных решений.

При назначении наказания мировой судья учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. 3.1, ст. 3.8 и ст. 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ. Срок давности привлечения к административной ответственности не нарушен.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 242 района Нагатинский затон г. Москвы от 23.08.2010 г. и решение судьи Симоновского районного суда г. Москвы от 22.09.2010 г. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, в отношении К.М., оставить без изменения, надзорную жалобу К.М. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь