Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЧЕРКЕССКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

КАРАЧАЕВО-ЧЕРКЕССКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

РЕШЕНИЕ

 

от 15 февраля 2011 года

 

Именем Российской Федерации Черкесский городской суд Карачаево-Черкесской Республики в составе:

председательствующего судьи Коцубина Ю.М.,

при секретаре судебного заседания Пшиазовой Е.О.,

 

с участием заявителя - старшего помощника прокурора г. Черкесска Теунаева Э.И.,

представителя органа, чье решение оспорено (Думы муниципального образования города Черкесска) - Эркеновой М. Л.,

 

рассмотрев в открытом судебном заседании в здании суда гражданское дело N 2-606/11 по заявлению прокурора города Черкесска в интересах неопределенного круга лиц о признании недействующим подпункта "а" части 2 статьи 7 Положения "О муниципальной избирательной комиссии муниципального образования города Черкесска", утвержденного решением Думы муниципального образования города Черкесска от 25 ноября 2010 года N 111,

 

установил:

 

Прокурор г. Черкесска обратился в суд с заявлением в интересах неопределенного круга лиц о признании незаконным в части нормативного правового акта органа местного самоуправления - Положения "О муниципальной избирательной комиссии муниципального образования города Черкесска", утвержденного решением Думы муниципального образования города Черкесска от 25 ноября 2010 года N 111. В своем заявлении прокурор указал, что решением Думы г. Черкесска от 25 ноября 2010 года N 111 утверждено Положение "О муниципальной избирательной комиссии муниципального образования города Черкесска". Пункт "а" ч. 2 ст. 7 Положения издан незаконно и подлежит отмене по следующим основаниям. В соответствии с п. "а" ч. 2 ст. 7 Положения "О муниципальной избирательной комиссии муниципального образования города Черкесска" членами комиссии с правом решающего голоса не могут быть лица, имеющие вид на жительство или иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства. Данное положение закреплено также в п. "а" ч. 1 ст. 29 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Однако Постановлением Конституционного Суда РФ от 22 июня 2010 года N 14-П взаимосвязанные положения подпункта "а" пункта 1 и подпункта "а" пункта 8 статьи 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в части, лишающей гражданина Российской Федерации, получившего вид на жительство на территории иностранного государства, возможности быть членом территориальной избирательной комиссии с правом решающего голоса, признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 2), 32 (часть 1) и 55 (часть 3). Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции РФ, Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Согласно ч. 1 ст. 7 Федерального закона от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" муниципальные правовые акты не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, настоящему Федеральному закону, другим федеральным законам и иным нормативным правовым актам Российской Федерации, а также конституциям (уставам), законам, иным нормативным правовым актам субъектов Российской Федерации. Прокурором г. Черкесска Главе муниципального образования г. Черкесска внесен протест об отмене п. "а" ч. 2 ст. 7 Положения "О муниципальной избирательной комиссии муниципального образования г. Черкесска" как не соответствующего закону, однако на заседании Думы г. Черкесска от 29 декабря 2010 года протест рассмотрен и отклонен. Прокурор просил суд п. "а" ч. 2 ст. 7 Положения "О муниципальной избирательной комиссии муниципального образования города Черкесска", утвержденного решением Думы г. Черкесска N 111 от 25 ноября 2010 года, признать недействующим с момента принятия.

В судебном заседании старший помощник прокурора г. Черкесска Теунаев Э. И. поддержал заявленное требование, просил заявление удовлетворить по основаниям, указанным в заявлении. Уточнил, что прокурором оспаривается не весь пункт "а" части 2 статьи 7 Положения "О муниципальной избирательной комиссии муниципального образования города Черкесска", а только та его часть, в которой говорится о запрете быть членами комиссии с правом решающего голоса для граждан Российской Федерации, имеющих вид на жительство или иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание на территории иностранного государства.

Представитель Думы г. Черкесска Эркенова М. Л. в судебном заседании просила в удовлетворении заявления прокурору отказать, объяснив, что оспоренное решение было принято в соответствии с законодательством уполномоченным на это органом. Объяснила, что в постановлении Конституционного Суда России от 22 июня 2010 года N 14-П говорится о членах территориальных избирательных комиссий. О других комиссиях в этом постановлении ничего не сказано. Кроме того, в этом постановлении Конституционный Суд рассмотрел вопрос только в отношении граждан, имеющих вид на жительство на территории других государств, не выразив свою позицию по отношению к гражданам, имеющим иные документы, подтверждающие право на постоянное проживание на территории иностранного государства.

Выслушав объяснения прокурора и представителя Думы г. Черкесска, исследовав имеющиеся в деле документы, суд пришел к выводу о необходимости удовлетворения заявления.

В соответствии с ч. 3 ст. 3 Конституции Российской Федерации и ч. 2 ст. 2 Конституции Карачаево-Черкесской Республики свободные выборы являются высшим непосредственным выражением власти народа. Согласно ч. 2 ст. 32 Конституции Российской Федерации граждане Российской Федерации участвуют в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей, в том числе имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления. Как указано в ч. 1 и ч. 2 ст. 29 Конституции Карачаево-Черкесской Республики, граждане Российской Федерации, проживающие на территории Карачаево-Черкесской Республики, имеют право участвовать в управлении делами Карачаево-Черкесской Республики как непосредственно, так и через своих представителей. Они имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления. Корреспондирующий приведенным выше конституционным предписаниям п. 1 ст. 21 Всеобщей декларации прав человека также устанавливает, что каждый имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через свободно избранных представителей. Аналогичные положения закреплены в ст. 25 Международного пакта о гражданских и политических правах и в ст. 29 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека.

Перечисленные выше избирательные права в Российской Федерации как демократическом правовом государстве признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права в соответствии с ч. 1 ст. 1, ст. 2 и ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации. Ратифицированная Российской Федерацией Конвенция о защите прав человека и основных свобод закрепляет право на свободные выборы и в целях его реализации - обязанность государства проводить с разумной периодичностью свободные выборы путем тайного голосования в условиях, обеспечивающих свободное волеизъявление народа (ст. 3 Протокола N 1). Согласно ст. 25 Международного пакта о гражданских и политических правах каждый гражданин должен иметь без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограничений право и возможность принимать участие в государственных делах как непосредственно, так и через свободно избранных представителей, голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании.

Как следует из ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ч. 1 ст. 17, названные принципы избирательного права, закрепленные в нормах, которые являются составной частью правовой системы Российской Федерации, признаются и гарантируются Российской Федерацией в качестве конституционных прав и свобод. Существо закрепленного в ч. 2 ст. 32 Конституции Российской Федерации права заключается, по смыслу ч. 3 ст. 3, ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ч. 1 и ч. 2 ст. 19, ст. 60 и ч. 1 ст. 80 Конституции Российской Федерации, в участии в свободных выборах на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании, что закреплено в п. 1 ст. 3 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ в качестве принципа проведения в Российской Федерации выборов и референдумов. Посредством подлинно свободных демократических выборов, осуществляемых в демократическом правовом государстве на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании, граждане реализуют принадлежащие им избирательные права - активное, то есть право избирать своих представителей в органы государственной власти и органы местного самоуправления, и пассивное, то есть право быть избранным в эти органы.

Конкретизируя указанные выше положения Конституции Российской Федерации, федеральный законодатель в силу ее статей 71 (п. "в"), 72 (п. "н" ч. 1) и 76 (ч. 1 и ч. 2) определяет порядок и условия осуществления активного и пассивного избирательного права. При этом не допускаются искажение конституционных принципов избирательного права, отмена или умаление самих принадлежащих гражданам Российской Федерации избирательных прав, которые, как следует из ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации, могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо для защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, то есть должны преследовать конституционно значимые цели и быть соразмерными, с тем, чтобы данные права не утрачивали свое реальное содержание. В соответствии с Конституцией Российской Федерации и положениями международно-правовых актов, являющихся в силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации, право на участие в управлении делами государства представляет собой неотъемлемый элемент конституционно-правового статуса гражданина в демократическом обществе и призвано обеспечивать каждому гражданину возможность без какой бы то ни было дискриминации и без необоснованных ограничений быть полноправным субъектом народовластия, осуществляя его совместно с другими гражданами Российской Федерации.

В преамбуле Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" указано, что демократические, свободные и периодические выборы в органы государственной власти и органы местного самоуправления, являются высшим непосредственным выражением принадлежащей народу власти. Государством гарантируются свободное волеизъявление граждан Российской Федерации на выборах и референдуме, защита демократических принципов и норм избирательного права и права на участие в референдуме. Строгое соблюдение законности, обеспечивающее избирателям реальную возможность выбора одного из нескольких кандидатов посредством свободного волеизъявления на основе принципа равенства, относится к числу важнейших условий подлинно свободных выборов в демократическом правовом государстве. Неукоснительное соблюдение требований избирательного законодательства является необходимым условием свободных выборов. В случае проведения выборов и голосования с нарушением закона сама идея выборов теряет свое реальное содержание и подлинным смысл, а граждане фактически лишаются возможности реализовать принадлежащие им активные и пассивные избирательные права. Таким образом, одним из необходимых условий соблюдения гарантированных Конституцией России и федеральными законами избирательных прав граждан является строгое соблюдение законности при подготовке и проведении выборов, включая формирование составов избирательных комиссий, независимо от их уровня.

Конституция Российской Федерации в части 1 ст. 46 гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод. В соответствии с п. 1 ст. 11 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) суд осуществляет защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав. Как указано в ст. 3 и ст. 4 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ), граждане (а в установленных законом случаях - прокурор в интересах отдельных граждан или неопределенного круга лиц) вправе обращаться в суд за защитой своих нарушенных или оспоренных прав, свобод и охраняемых законом интересов. Основной задачей гражданского судопроизводства в силу ст. 2 ГПК РФ является защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, прав и интересов других лиц, являющихся участниками гражданских или иных правоотношений. В соответствии с ч. 1 ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. В силу прямого указания, содержащегося в ч. 1 ст. 251 ГПК РФ, прокурор вправе обратиться в суд с заявлением о признании принятого и опубликованного нормативного правового акта органа местного самоуправления противоречащим закону полностью или в части.

В данном случае прокурор оспорил отдельные нормы Положения "О муниципальной избирательной комиссии муниципального образования города Черкесска", утвержденного решением Думы муниципального образования города Черкесска от 25 ноября 2010 года N 111, являющегося нормативным правовым актом органа местного самоуправления. Данный нормативный правовой акт был принят уполномоченным на то представительным органом местного самоуправления - Думой г. Черкесска в пределах его компетенции, определенной Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, законами Карачаево-Черкесской Республики и Уставом муниципального образования города Черкесска. Порядок принятия и опубликования этого акта никем не оспорены. Между тем, содержание оспоренных прокурором положений противоречит Конституции Российской Федерации.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 16 января 2007 года N 160-О-П, при осуществлении таких полномочий, как регистрация (учет) избирателей, организация голосования, подсчет голосов избирателей, определение итогов голосования и результатов выборов, избирательные комиссии действуют, прежде всего в интересах граждан как носителей избирательных прав, что соответствует ст. 2 Конституции Российской Федерации, согласно которой человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина выступают важнейшей обязанностью государства, его органов и должностных лиц. В этом смысле формирование избирательных комиссий, организация их деятельности и обеспечение полномочий как самих комиссий, так и их членов приобретают, по существу, статус гарантии избирательных прав граждан. Поэтому, определяя порядок формирования и деятельности избирательных комиссий, федеральный законодатель не только вправе, но и обязан осуществлять такое правовое регулирование, которое, с одной стороны, отвечало бы целям обеспечения свободного волеизъявления граждан Российской Федерации при реализации ими избирательных прав и права на участие в референдуме, а с другой - не допускало использования публично значимых полномочий избирательных комиссий в ущерб правам и свободам граждан и иным конституционным ценностям, что в равной мере относится и к определению условий назначения граждан Российской Федерации членами избирательных, в том числе территориальных, комиссий с правом решающего голоса и исполнения ими соответствующих полномочий.

В соответствии с п. "а" ч. 2 ст. 7 Положения "О муниципальной избирательной комиссии муниципального образования города Черкесска", утвержденного решением Думы муниципального образования города Черкесска от 25 ноября 2010 года N 111, членами муниципальной избирательной комиссии муниципального образования города Черкесска с правом решающего голоса не могут быть лица, не имеющие гражданства Российской Федерации, а также граждане Российской Федерации, имеющие гражданство иностранного государства либо вид на жительство или иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства. Аналогичное положение закреплено в подп. "а" п. 1 ст. 29 Федерального закона от 12 июня 2002 года N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Между тем, постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 22 июня 2010 года N 14-П положения подп. "а" п. 1 ст. 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в части, лишающей гражданина Российской Федерации, получившего вид на жительство на территории иностранного государства, возможности быть членом территориальной избирательной комиссии с правом решающего голоса, признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (ч. 2), 32 (ч. 1) и 55 (ч. 3). Как указал Конституционный Суд в названном постановлении, наличие у гражданина Российской Федерации вида на жительство на территории иностранного государства само по себе не приводит к возникновению между ним и соответствующим иностранным государством постоянной и распространяющейся на все сферы сопряжения индивида и государства политико-правовой взаимосвязи, равноценной по своему содержанию и значению гражданству Российской Федерации, являющемуся в соответствии со ст. 3 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 62-ФЗ "О гражданстве Российской Федерации" устойчивой правовой связью лица с Российской Федерацией, выражающейся в совокупности их взаимных прав и обязанностей. Соответственно, предоставление гражданину Российской Федерации вида на жительство на территории иностранного государства - в отличие от получения им иностранного гражданства - не может свидетельствовать об объективном снижении для такого гражданина ценности его политико-юридической связи с Российской Федерацией, а равно создавать при осуществлении им права на участие в управлении делами государства предпосылки для отступления от конституционного принципа государственного суверенитета, которые ставили бы под сомнение верховенство Конституции Российской Федерации (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2007 года N 797-О-О).

Далее в постановлении от 22 июня 2010 года N 14-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что, закрепляя право граждан Российской Федерации на участие в управлении делами государства, Конституция Российской Федерации одновременно предусматривает, что каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации, а также может свободно выезжать за пределы Российской Федерации и беспрепятственно возвращаться в Российскую Федерацию. При этом Конституция Российской Федерации не содержит каких-либо ограничений в отношении целей выезда за пределы Российской Федерации, продолжительности и условий пребывания за границей, в том числе на основании приобретения гражданином Российской Федерации вида на жительство на территории иностранного государства, что согласуется с осознанием многонациональным народом Российской Федерации себя как части мирового сообщества (преамбула) и в условиях современной глобализации и интеграции государств, несомненно, предполагает возможность соответствующего расширения пространственной сферы реализации прав и свобод человека и гражданина. Проживание гражданина Российской Федерации за ее пределами, в том числе на основании вида на жительство на территории иностранного государства, не прекращает его гражданства Российской Федерации и, как следствие, не влечет приобретения им иностранного гражданства. Исходя из этого предоставление гражданину Российской Федерации вида на жительство на территории иностранного государства само по себе не может служить достаточным основанием такого ограничения его прав и свобод, вытекающих из российского гражданства, возможность которого допускается в отношении граждан Российской Федерации в случае наличия у них гражданства иностранного государства. Такому подходу корреспондирует предписание ст. 16 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, по смыслу которой запрет какой бы то ни было дискриминации при пользовании признанными в Конвенции правами и свободами не рассматривается в качестве препятствия для государства вводить ограничения на политическую деятельность лишь в отношении иностранцев, что означает, по существу, недопустимость необоснованного ограничения политических прав своих граждан, в том числе в связи с наличием у них права на постоянное проживание на территории другого государства. Таким же образом данный вопрос решен в ст. 30 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 22 июня 2010 года N 14-П, гражданину Российской Федерации, находящемуся за ее пределами, гарантируются защита и покровительство Российской Федерации. Исходя из этого Федеральным законом от 24 мая 1999 года N 99-ФЗ "О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом" закрепляется, что государственная политика Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом, объединяющих собой и граждан Российской Федерации, постоянно проживающих за ее пределами, основывается на признании неотчуждаемости и принадлежности каждому от рождения основных прав и свобод человека и гражданина. Соответственно, проживающие за рубежом граждане Российской Федерации вправе рассчитывать на поддержку Российской Федерации в обеспечении своих основных свобод и гражданских, политических, экономических, социальных, культурных и иных прав, предусмотренных международными пактами о правах человека, в своих действиях, направленных против случаев дискриминации по признакам расы, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к соотечественникам, имущественного положения или любого другого обстоятельства, в обеспечении своего права на равенство перед законом. Тем более эти гарантии должны соблюдаться в отношении тех получивших вид на жительство на территории иностранного государства граждан Российской Федерации, которые имеют намерение реализовать конституционные права, признанные за ними как гражданами Российской Федерации, на территории своей страны. Участие таких граждан Российской Федерации в деятельности территориальных избирательных комиссий в качестве членов с правом решающего голоса, основанное на закрепленном Конституцией Российской Федерации праве народа на осуществление своей власти непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления, с необходимостью предполагает обеспечение взаимного доверия и уважения граждан и государства вне зависимости от избранного места жительства - на территории Российской Федерации или за ее пределами и как таковое не представляет угрозы основам конституционного строя, нравственности, здоровью, правам и законным интересам других лиц, обеспечению обороны страны и безопасности государства, не ставит под сомнение способность такого гражданина независимо, беспристрастно и с соблюдением требований закона осуществлять соответствующие полномочия в интересах обеспечения реализации и защиты конституционного права граждан Российской Федерации на участие в выборах и референдуме, являющихся высшим непосредственным выражением народовластия. Соответственно, ограничение права граждан Российской Федерации, имеющих вид на жительство на территории иностранного государства, на участие в управлении делами государства в качестве члена территориальной избирательной комиссии с правом решающего голоса не согласуется с конституционным принципом равенства прав и свобод граждан, не обусловлено конституционно признаваемыми целями, приводит к искажению самого существа данного конституционного права, необоснованно ставя под сомнение лояльность таких граждан по отношению к своему государству, на которое Конституцией Российской Федерации возлагается обязанность охранять достоинство личности.

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации в довольно конкретной и недвусмысленной форме выразил правовую позицию, согласно которой установленный в ст. 29 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" запрет для граждан Российской Федерации, получивших вид на жительство на территории иностранного государства, быть членом территориальной избирательной комиссии с правом решающего голоса, противоречит Конституции Российской Федерации. Данную правовую позицию в полной мере необходимо учитывать и применять не только в отношении граждан Российской Федерации, получивших вид на жительство на территории иностранного государства, но имеющих иной документ, предоставляющий или подтверждающий право на постоянное проживание на территории иностранного государства. В равной мере в соответствии с конституционным принципом равенства сформулированные Конституционным Судом России в постановлении 22 июня 2010 года N 14-П выводы касаются не только членов территориальных избирательных комиссий с правом решающего голоса, но и членов любых иных избирательных комиссий, создаваемых и действующих на территории Российской Федерации, независимо от их уровня. Не должны и не могут быть исключением в этом смысле и муниципальные избирательные комиссии, входящие в общую систему избирательных комиссий.

Применительно к рассматриваемому делу, содержащийся в п. "а" ч. 2 ст. 7 Положения "О муниципальной избирательной комиссии муниципального образования города Черкесска", утвержденного решением Думы муниципального образования города Черкесска от 25 ноября 2010 года N 111, запрет для граждан Российской Федерации, имеющих вид на жительство или иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание на территории иностранного государства, быть членами муниципальной избирательной комиссии с правом решающего голоса, быть членами комиссии с правом решающего голоса, с правовой позиции, выраженной Конституционным Судом России, противоречит Конституции Российской Федерации. Между тем, согласно ч. 2 ст. 15 Конституции Российской Федерации органы местного самоуправления обязаны соблюдать Конституцию и законы.

В соответствии с ч. 1 ст. 4 Федерального закона от 6 октября 2003 года N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" правовую основу местного самоуправления составляют общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, Конституция Российской Федерации, федеральные конституционные законы, федеральные законы, издаваемые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты Российской Федерации (указы и распоряжения Президента Российской Федерации, постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации, иные нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти), конституции (уставы), законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, уставы муниципальных образований, решения, принятые на местных референдумах и сходах граждан, и иные муниципальные правовые акты. При этом, как указано в ч. 4 ст. 7 названного федерального закона, муниципальные правовые акты не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, федеральным законам и иным нормативным правовым актам Российской Федерации, а также конституциям (уставам), законам, иным нормативным правовым актам субъектов Российской Федерации.

В соответствии со ст. 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно и не подлежит обжалованию. Решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного Суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. В случае, если решением Конституционного Суда Российской Федерации нормативный акт признан не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью или частично либо из решения Конституционного Суда Российской Федерации вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании, государственный орган или должностное лицо, принявшие этот нормативный акт, рассматривают вопрос о принятии нового нормативного акта. До принятия нового нормативного акта непосредственно применяется Конституция Российской Федерации. Позиция Конституционного Суда Российской Федерации относительно того, соответствует ли Конституции Российской Федерации смысл нормативного правового акта или его отдельного положения, придаваемый им правоприменительной практикой, выраженная в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, в том числе в постановлении по делу о проверке по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционности закона, примененного в конкретном деле, или о проверке по запросу суда конституционности закона, подлежащего применению в конкретном деле, подлежит учету правоприменительными органами с момента вступления в силу соответствующего постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

Реализуя предоставленное ст. 126 Конституции Российской Федерации, п. 5 ст. 19 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" и ст. 56 Закона "О судоустройстве РСФСР" от 8 июля 1981 года право давать разъяснения по вопросам судебной практики, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 31 октября 1995 года N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" разъяснил, что закрепленное в Конституции Российской Федерации положение о высшей юридической силе и прямом действии Конституции означает, что все конституционные нормы имеют верховенство над законами и подзаконными актами, в силу чего суды при разбирательстве конкретных судебных дел должны руководствоваться Конституцией Российской Федерации. При рассмотрении дел судам следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.

В соответствии с ч. 2 ст. 253 ГПК РФ, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт органа местного самоуправления или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени. Согласно ч. 3 ст. 253 ГПК РФ решение суда о признании нормативного правового акта или его части недействующими вступает в законную силу по правилам, предусмотренным ст. 209 ГПК РФ, и влечет за собой утрату силы этого нормативного правового акта или его части. Как указано в ч. 3 ст. 253 ГПК РФ, такое решение или сообщение о решении после вступления его в законную силу должно быть опубликовано в печатном издании, в котором был официально опубликован нормативный правовой акт.

В данном случае в виду значительного объема настоящего решения суд считает необходимым ограничиться опубликованием в газете "Экспресс-почта" сообщения о настоящем судебном решении после его вступления в законную силу. При этом во избежание возможных неточностей в изложении информации о сути настоящего решения суд считает необходимым постановить о воспроизведении резолютивной части настоящего решения.

Руководствуясь статьями 2, 45, 194 - 199, 245 - 253 ГПК РФ, суд

 

решил:

 

Заявление прокурора города Черкесска в интересах неопределенного круга лиц о признании недействующим пункта "а" части 2 статьи 7 Положения "О муниципальной избирательной комиссии муниципального образования города Черкесска", утвержденного решением Думы муниципального образования города Черкесска от 25 ноября 2010 года N 111, удовлетворить.

Признать недействующим со дня принятия (с 25 ноября 2010 года) пункт "а" части 2 статьи 7 Положения "О муниципальной избирательной комиссии муниципального образования города Черкесска", утвержденного решением Думы муниципального образования города Черкесска от 25 ноября 2010 года N 111, в части, касающейся распространения запрета быть членами комиссии с правом решающего голоса на граждан Российской Федерации, имеющих вид на жительство или иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание на территории иностранного государства.

Сообщение о настоящем решении с воспроизведением его резолютивной части после вступления решения в законную силу подлежит опубликованию в газете "Экспресс-почта".

Решение может быть обжаловано в Верховный суд Карачаево-Черкесской Республики с подачей кассационной жалобы и/или представления через Черкесский городской суд в течение десяти дней со дня его вынесения в окончательной форме. В окончательной форме мотивированное решение изготовлено 16 февраля 2011 года.

 

Судья

Черкесского городского суда

Ю.М.Коцубин

Решение вступило в законную силу

01.03.2011

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь