Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

от 15 февраля 2011 г. N 01-07-/26-113

 

СПРАВКА О ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ

КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ В 2010 ГОДУ

ПО КАССАЦИОННЫМ И НАДЗОРНЫМ ДАННЫМ

 

Причины отмены судебных постановлений в кассационной

и надзорной инстанциях

 

Анализ причин отмены судебных постановлений в судах кассационной и надзорной инстанций свидетельствует о том, что, как и ранее, основными причинами отмены являются: неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

В настоящей справке отражены наиболее важные вопросы, возникающие у судей при рассмотрении гражданских дел и наиболее часто встречающиеся ошибки при рассмотрении и разрешении споров.

 

Разрешение споров о возмещении вреда, причиненного здоровью

 

При наступлении страхового случая (то есть установления правовой связи между повреждением здоровья и осуществлением определенного рода деятельности) после окончания действия трудового договора по той профессии, по которой застрахованный получил повреждение здоровья, он вправе выбрать заработок, который может быть учтен для исчисления страховой суммы, в размере обычного размера вознаграждения работника его квалификации в данной местности.

Ч. обратился в суд с иском к государственному учреждению - Кузбасскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации, ссылаясь на то, что сумма выплат в связи с повреждением здоровья вследствие профессионального заболевания определена ответчиком неверно. В нарушение действующего законодательства, ежемесячные страховые суммы исчислены исходя из заработка, равного величине прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, в то время как истец полагает, что их следовало исчислять из обычного размера вознаграждения работника его квалификации в данной местности.

Решением Таштагольского городского суда Кемеровской области от 09 сентября 2009 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским дела Кемеровского областного суда от 14 октября 2009 года, заявленные требования удовлетворены.

Постановлением президиума Кемеровского областного суда от 21 декабря 2009 года указанные судебные постановления отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела решением Таштагольского городского суда Кемеровской области от 28 июня 2010 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 06 августа 2010 года, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Судом установлено, что 18 декабря 1985 года в период работы бурильщиком шпуров в Таштагольском рудоуправлении у Ч. выявлено профессиональное заболевание, по последствиям которого заключением учреждения медико-социальной экспертизы от 17 октября 2008 года ему установлено 30% утраты профессиональной трудоспособности на срок с 25 сентября 2008 года по 1 октября 2009 года.

В период установления истцу процента утраты профессиональной трудоспособности последний прекратил работу, повлекшую профессиональное заболевание, и работал начальником котельной в ООО "Спасск".

Разрешая спор, суды первой и кассационной инстанции сослались на то, что страховой случай произошел с Ч. после окончания его трудовой деятельности, повлекшей возникновение профессионального заболевания, в связи, с чем истец имеет право на расчет выплат в возмещение вреда здоровью исходя из обычного размера вознаграждения его квалификации в данной местности.

Отменяя состоявшиеся судебные постановления, президиум Кемеровского областного суда указал на неправильное применение судами норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, выразившееся в неверном толковании пункта 5 статьи 12 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний". Президиум сослался на то, что на момент установления утраты профессиональной трудоспособности истец работал и имел заработок, следовательно, сумма, из которой исчисляется размер страховой выплаты, не могла быть учтена исходя из обычного размера вознаграждения работника его квалификации в данной местности, поскольку такой порядок расчета допускается только в том случае, когда страховой случай произошел после окончания действия трудового договора.

В связи с нарушением норм материального права Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление президиума Кемеровского областного суда, решение Таштагольского городского суда от 28 июня 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 6 августа 2010 года, оставив в силе решение Таштагольского городского суда Кемеровской области от 09 сентября 2009 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 14 октября 2009 года.

Отменяя судебные постановления, Верховный Суд Российской Федерации исходил из следующего.

Право застрахованного на обеспечение по обязательному социальному страхованию возникает со дня наступления страхового случая, каковым в силу статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" признается подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию.

В соответствии с пунктом 3 статьи 12 названного Федерального закона среднемесячный заработок застрахованного исчисляется путем деления общей суммы его заработка (с учетом премий, начисленных в расчетном периоде) за 12 месяцев повлекшей повреждение здоровья работы, предшествовавших месяцу, в котором с ним произошел несчастный случай на производстве, установлен диагноз профессионального заболевания или (по выбору застрахованного) установлена утрата (снижение) его профессиональной трудоспособности, на 12.

Согласно пункту 5 указанной нормы, если страховой случай наступил после окончания срока действия трудового договора (контракта), по желанию застрахованного учитывается его заработок до окончания срока действия указанного договора (контракта) либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации.

Данная норма содержит указание на виды заработка, которые могут учитываться для исчисления страховой выплаты. Пострадавший (застрахованное лицо) вправе выбрать для исчисления страховой выплаты заработок, который он получал до окончания срока действия трудового договора, либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности.

Под "обычным размером вознаграждения работника" понимается заработок работника по однородной (одноименной) профессии, квалификации в одной и той же местности с профессией пострадавшего (квалификацией застрахованного лица).

Исходя из вышеизложенного, при наступлении страхового случая (то есть установления правовой связи между повреждением здоровья и осуществлением определенного рода деятельности) после окончания действия трудового договора по той профессии, по которой застрахованный получил повреждение здоровья, он вправе выбрать заработок, который может быть учтен для исчисления страховой суммы, в размере обычного размера вознаграждения работника его квалификации в данной местности.

Таким образом, несмотря на то, что Ч. на момент установления утраты профессиональный трудоспособности работал по трудовому договору, выводы президиума относительно отсутствия возможности исчислить страховую выплату исходя из обычного размера вознаграждения работника его квалификации в данной местности, признаны неправильными основанными на неверном толковании норм материального права (определение Верховного суда Российской Федерации от 24.12.2010 г. дело N 81-в10-15).

2. В силу ст. 2 Федерального закона от 24 июля 1998 года "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные настоящим Федеральным законом, то применяются правила международного договора Российской Федерации.

09 сентября 1994 года между Правительствами Азербайджанской Республики, Республики Армения, Республики Беларусь, Республики Грузия, Республики Казахстан, Кыргызской Республики, Республики Молдова, Республики Таджикистан, Республики Туркменистан, Республики Узбекистан, Украины и Российской Федерации было заключено Соглашение о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей.

В соответствии с ст. 2 Соглашения о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей от 09 сентября 1994 года возмещение вреда, причиненного работнику вследствие трудового увечья, иного повреждения здоровья (в том числе при наступлении потери трудоспособности в результате несчастного случая на производстве, связанного с исполнением работником трудовых обязанностей после переезда пострадавшего на территорию другой Стороны), смерти, производится работодателем Стороны, законодательство которой распространялось на работника в момент получения увечья, иного повреждения здоровья, смерти.

Работодатель, ответственный за причинение вреда, производит его возмещение в соответствии со своим национальным законодательством.

В соответствии со ст. 3 Соглашения - возмещение вреда производится работодателем Стороны, законодательство которой распространялось на работника во время его трудовой деятельности, вызвавшей профессиональное заболевание, и в том случае, если указанное заболевание впервые выявлено на территории другой Стороны.

В тех случаях, когда работник, получивший профессиональное заболевание, работал на территории нескольких Сторон в условиях и областях деятельности, которые могли вызвать профессиональное заболевание, возмещение вреда осуществляется работодателем той Стороны, на территории которой в последний раз выполнялась указанная работа.

В соответствии со ст. 4 Соглашения пересмотр степени тяжести трудового увечья и профессионального заболевания работника осуществляется в соответствии с законодательством Стороны, на территории которой он проживает.

Исходя из системного толкования приведенных норм Соглашения о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей" от 09 сентября 1994 года выплаты по возмещению вреда, причиненного застрахованным лицам профессиональным заболеванием или увечьем, производятся стороной, законодательство которой распространялось на работника в момент получения увечья, профессионального заболевания, в том числе и после переезда потерпевшего на постоянное место жительства на территорию другой страны.

Например, Б. обратился в суд с иском к ГУ КРОФСС РФ о взыскании страховых выплат. Требования мотивировал тем, что 28.05.1997 года Республиканской профпатологической клиникой г. Караганды Республики Казахстан ему было установлено профзаболевание. Причинителем вреда является шахта "Актасская", расположенная в Республике Казахстан. В связи с профессиональным заболеванием от 28.05.1997 года впервые 01.12.2009 г. при освидетельствовании во МСЭ ему установлена степень утраты профессиональной трудоспособности 30% на период с 29.10.2009 г. до 01.11.2010 г. При обращении 03.03.2010 года в ГУ КРОФСС РФ ему было отказано в назначении ежемесячных страховых выплат связи с тем, что профессиональное заболевание им было получено во время трудовой деятельности на предприятии, расположенном на территории Казахстана. Считает отказ в назначении страховых выплат незаконным и просил признать действия ГУ КРОФСС об отказе в назначении страхового обеспечения в связи с профессиональным заболеванием от 28.05.1997 года незаконным, обязать ответчика назначить ему страховое обеспечение в связи с профессиональным заболеванием.

Разрешая спор, Междуреченский городской суд Кемеровской области, руководствуясь ст. 3 Соглашения о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, удовлетворил требование истца и признал отказ в назначении страхового обеспечения в связи с профессиональным заболеванием от 28.05.1997 г. незаконным.

При этом суд исходил из того, что Б. имеет постоянное место жительства на территории России, являлся работником предприятий, расположенных на территории государств - участников "Соглашения...", последний раз работа, повлекшая профессиональное заболевание, выполнялась на территории России (ОАО "Южный Кузбасс"), поэтому независимо от того, что впервые профессиональное заболевание было выявлено на территории Республики Казахстан, возмещение вреда осуществляется работодателем Стороны, на территории которой в последний раз выполнялась указанная работа.

Судебная коллегия по гражданским делам признала выводы суда первой инстанции необоснованными, так как судом не были установлены обстоятельства, имеющие значение для дела.

Из материалов дела следует, что профессиональное заболевание у Б. было установлено в период работы на одном предприятии - шахта "Актасская", расположенном на территории Республики Казахстан, то есть до момента трудоустройства пострадавшего на предприятии угольной промышленности на территории Российской Федерации.

В ст. 3 Соглашения речь идет не о моменте наступления страхового случая - установлении стойкой утраты трудоспособности, а об установлении профессионального заболевания, что и было сделано республиканской профпатологической клиникой г. Караганды путем выдачи извещения о хроническом профессиональном заболевании от 28.05.1997 г.

Вывод суда о том, что последний раз работа, повлекшая профессиональное заболевание, выполнялась Б. на территории России (ОАО "Южный Кузбасс"), не подтвержден соответствующими доказательствами.

Медицинским заключением от 2007 года лишь был подтвержден диагноз - профессиональное заболевание, установленный в 1997 году Республиканской профпатологической клиникой Республики Казахстан, рекомендовано прекратить труд в условиях воздействия вибрации.

Заключением МСЭ 01.12.2009 года Б. установлена утрата профессиональной трудоспособности в размере 30% в связи с профессиональным заболеванием от 28.05.1997 года на основании акта от 03.06.1997 года.

Данные обстоятельства с достоверностью не свидетельствуют о том, что выполнявшаяся работа по профессии горнорабочий очистного забоя в ОАО "Южный Кузбасс", повлекла развитие профессионального заболевания или способствовала его развитию.

Поскольку для разрешения вопроса о том, являлась ли работа в период с 21.01.2002 г. по 29.10.2009 г. по профессии горнорабочий очистного забоя в ОАО "Южный Кузбасс" работой, повлекшей профессиональное заболевание или повлиявшей на развитие профессионального заболевания, установленного Б. 28.05.1997 г., вызвавшего утрату профессиональной трудоспособности в 2009 году, суду следовало предложить истцу представить дополнительные доказательства, подтверждающие данные обстоятельства, либо обсудить вопрос о назначении экспертизы для разрешения данного вопроса. Однако судом этого сделано не было.

При таких обстоятельствах решение суда было отменено, дело было направлено на новое рассмотрение (дело 33-8972).

Выводы суда о невозможности взыскания утраченного заработка за период временной нетрудоспособности в пользу неработающего лица признаны не соответствующими требованиям закона.

Т. обратилась в суд с иском к ООО "Дом-Т" о взыскании утраченного заработка, который она могла иметь за период с момента получения травмы в результате падения глыбы льда с крыши дома, имевшей место 29.03.2009 года до момента установления ей утраты профессиональной трудоспособности.

Отказывая в удовлетворении иска о взыскании утраченного заработка за период с 29.03.2009 года по 23.10.2009 г. (то есть до момента установления ей утраты профессиональной трудоспособности), Междуреченский городской суд Кемеровской области обосновал решение тем, что на момент причинения вреда Т. не работала, поэтому правовых оснований для взыскания утраченного (предполагаемого) заработка не имеется.

Отменяя решение суда в кассационном порядке, судебная коллегия по гражданским делам указала на то, что судом неправильно применены нормы материального права.

Согласно части 1 статьи 1085 Гражданского кодекса Российской Федерации при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь.

Пунктом 2 статьи 1086 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что в состав утраченного заработка (дохода) потерпевшего включаются все виды оплаты его труда по трудовым и гражданско-правовым договорам как по месту основной работы, так по совместительству, облагаемые подоходным налогом.

В пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 года N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" указано, что согласно статье 1085 ГК РФ в объем возмещаемого вреда, причиненного здоровью, включается утраченный потерпевшим заработок (доход), под которым следует понимать средства, получаемые потерпевшим по трудовым и (или) гражданско-правовым договорам, а также от предпринимательской и иной деятельности (например, интеллектуальной) до причинения увечья или иного повреждения здоровья.

В случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, по его желанию учитывается заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности.

Как отмечено в пункте 29 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина") в любом случае рассчитанный среднемесячный заработок не может быть менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации (пункт 4 статьи 1086 ГК РФ).

Приведенное положение подлежит применению, как к неработающим пенсионерам, так и к другим, не работающим на момент причинения вреда лицам, поскольку в пункте 4 статьи 1086 ГК РФ не содержится каких-либо ограничений по кругу субъектов в зависимости от причин отсутствия у потерпевших на момент причинения вреда постоянного заработка.

Если к моменту причинения вреда потерпевший не работал и не имел соответствующей квалификации, профессии, то применительно к правилам, установленным пунктом 2 статьи 1087 ГК РФ и пунктом 4 статьи 1086 ГК РФ, суд вправе определить размер среднего месячного заработка, применив величину прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, установленную на день определения размера возмещения вреда.

При временной нетрудоспособности гражданин полностью освобождается от работы и поэтому, в данном случае, утрата им трудоспособности на весь этот период предполагается, следовательно, заключение экспертизы в данном случае не требуется.

Таким образом, если потерпевший, которому был причинен вред здоровью, не работал, то это обстоятельство не препятствует взысканию не полученной потерпевшим за период временной нетрудоспособности заработной платы, которая исчисляется по его желанию исходя из его заработка до увольнения либо обычного вознаграждения работника его квалификации в данной местности, а если к моменту причинения вреда потерпевший не работал и не имел соответствующей квалификации, профессии, то исходя из величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации, установленной на день определения размера возмещения вреда (дело N 33-11602).

Верховный Суд Российской Федерации в целях обеспечения правильности применения судами законодательства и единства судебной практики в пункте 36 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" разъяснил, что при разрешении споров о размере возмещения вреда в связи с повышением стоимости жизни судам следует иметь в виду, что согласно требованиям статьи 1091 ГК РФ суммы возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, подлежат индексации с учетом уровня инфляции (статья 318 ГК РФ), установленного в федеральном законе о федеральном бюджете Российской Федерации на соответствующий год.

Суды Кемеровской области не всегда учитывают приведенные разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации и производят индексацию сумм возмещения вреда, причиненного здоровью на индексы роста потребительских цен.

Например, определяя размер ежемесячных страховых выплат, подлежащих взысканию с Министерства финансов Российской Федерации в пользу Р. за период с 01 июля 2007 года, Анжеро-Судженский городской суд Кемеровской области необоснованно проиндексировал суммы возмещения вреда, причиненного Р., на индексы роста потребительских цен, а не с учетом уровня инфляции, установленного в федеральном законе о федеральном бюджете на соответствующий финансовый год, что привело к отмене решения суда в кассационном порядке и направлению дела на новое рассмотрение (дело N 33-9149).

Обращаем внимание судей на то, что с 01 января 2010 года вступил в силу Федеральный закон от 09.12.2010 г. N 350-ФЗ, которым внесены изменения в статью 12 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", связанные с установлением размеров ежемесячных страховых выплат.

Согласно внесенным законодательством изменениям суммы заработка, исходя из которого исчисляется ежемесячная страховая выплата, увеличиваются с применением коэффициентов индексации.

В соответствии с пунктом 10 статьи 12 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" при назначении ежемесячной страховой выплаты суммы заработка, из которого исчисляется размер ежемесячной страховой выплаты, полученные за период до дня проведения индексации размеров ежемесячных страховых выплат в соответствии с пунктом 11 настоящей статьи, увеличиваются с учетом соответствующих коэффициентов, установленных для индексации размера ежемесячной страховой выплаты (то есть с учетом уровня инфляции в пределах средств, предусмотренных на эти цели в бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на соответствующий финансовый год. Коэффициент индексации и ее периодичность определяются Правительством Российской Федерации). При этом коэффициенты, примененные к суммам заработка, к назначенному размеру ежемесячной страховой выплаты не применяются.

В связи с повышением стоимости жизни и изменениями в уровне оплаты труда суммы заработка, из которого исчисляется размер ежемесячной страховой выплаты, увеличиваются с учетом следующих коэффициентов: за 1971 год и предшествующие периоды - 11,2; за 1972 год - 10,9; за 1973 год - 10,6; за 1974 год - 10,3; за 1975 год - 10,0; за 1976 год - 9,7; за 1977 год - 9,4; за 1978 год - 9,1; за 1979 год - 8,8; за 1980 год - 8,5; за 1981 год - 8,2; за 1982 год - 7,9; за 1983 год - 7,6; за 1984 год - 7,3; за 1985 год - 7,0; за 1986 год - 6,7; за 1987 год - 6,4; за 1988 год - 6,1; за 1989 год - 5,8; за 1990 год - 5,5; за 1991 год - 4,3.

Суммы заработка, из которого исчисляется размер ежемесячной страховой выплаты, дополнительно увеличиваются за период до 01 января 1991 года с учетом коэффициента 6, с 01 января 1991 года по 31 декабря 1991 года - с учетом коэффициента 3. В связи с повышением стоимости жизни и изменениями в уровне оплаты труда при исчислении размера ежемесячной страховой выплаты суммы заработка, полученные за период с 01 января 1992 года по 31 января 1993 года, увеличиваются с учетом коэффициента 3.

Суммы заработка, из которого исчисляется размер ежемесячной страховой выплаты, полученные за период до 01 мая 2002 года, увеличиваются пропорционально повышению в централизованном порядке в период по 01 мая 2002 года включительно минимального размера оплаты труда.

Таким образом, суммы заработка, полученные до 01 мая 2002 года, из которого исчисляется размер ежемесячной страховой выплаты, увеличивается пропорционально повышению минимального оплаты труда в централизованном порядке в период по 01 мая 2002 года включительно, а после указанной даты - на коэффициенты ежемесячной страховой выплаты с учетом уровня инфляции, установленные соответствующими Постановлениями Правительства Российской Федерации.

К суммам заработка, полученным до 01 мая 2002 года, из которого исчисляется размер ежемесячной страховой выплаты, применяются следующие коэффициенты роста минимального размера оплаты труда:

 

┌──────────────────────┬────────────────────────────┬─────────────────────┐

│Коэффициент действует │Сумма минимального размера  │Нормативный акт,    

                      │оплаты труда (руб., в месяц)│установивший        

                      │и коэффициент суммы         │минимальный размер  

                      │возмещения вреда            │оплаты труда        

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 1 февраля 1993 г.   │2 250 -           2.5       │Закон РФ от         

                                                  │13.11.1992 N 3891-1 

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 01 апреля 1993 г.   │4 275 -           1.9       │Закон РФ от         

                                                  │30.03.1993 N 4693-1 

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 01 июля 1993 г.     │7 740 -           1.81      │Закон РФ от         

                                                  │14.07.1993 N 5432-1 

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 01 декабря 1993 г.  │14 620 -          1.9       │Указ Президента РФ от│

                                                  │05.12.1993 N 2115   

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 01 июля 1994 г.     │20 500 -          1.4       │Федеральный закон от │

                                                  │30.06.1994 N 8-ФЗ   

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 01 апреля 1995 г.   │34 400 -          1.678     │ст. 1 Федерального  

                                                  │закона от 20.04.1995 │

                                                  │N 43-ФЗ             

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 01 мая 1995 г.      │43 700 -          1.27      │ст. 1 Федерального  

                                                  │закона от 20.04.1995 │

                                                  │N 43-ФЗ             

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 1 августа 1995 г.   │55 000 -          1.259     │ст. 1 Федерального  

                                                  │закона от 27.07.1995 │

                                                  │N 116-ФЗ            

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 01 ноября 1995 г.   │57 750 -          1.05      │ст. 1 Федерального  

│с 01 декабря 1995 г.  │60 500 -          1.048     │закона от 01.11.1995 │

│с 01 января 1996 г.   │63 250 -          1.045     │N 159-ФЗ            

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 01 апреля 1996 г.   │75 900 -          1.2       │ст. 1 Федерального  

                                                  │закона от 22.04.1996 │

                                                  │N 40-ФЗ             

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 01 января 1997 г.   │83.490 -          1.1       │ст. 1 Федерального  

                                                  │закона от 09.01.1997 │

                                                  │N 6-ФЗ              

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 01 июля 2000 г.     │132 -             1.581     │ст. 1 Федерального  

                                                  │закона от 19.06.2000 │

                                                  │N 82-ФЗ             

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 01 января 2001 г.   │200 -             1.515     │ст. 1 Федерального  

                                                  │закона от 19.06.2000 │

                                                  │N 82-ФЗ             

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 01 июля 2001 г.     │300 -             1.5       │ст. 1 Федерального  

                                                  │закона от 19.06.2000 │

                                                  │N 82-ФЗ             

├──────────────────────┼────────────────────────────┼─────────────────────┤

│с 01 мая 2002 г.      │450 -             1.5       │ст. 1 Федерального  

                                                  │закона от 29.04.2002 │

                                                  │N 42-ФЗ             

└──────────────────────┴────────────────────────────┴─────────────────────┘

 

При определении размера ежемесячной страховой выплаты следует иметь в виду, что Правительством Российской Федерации коэффициент индексации размера ежемесячных страховых выплат по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний устанавливается с ноября 2002 по январь 2004 года.

Индексация сумм заработка за период с ноября 2002 по январь 2004 года (в частности, на индекс потребительских цен, индекс роста прожиточного минимума, уровень инфляции) законом не предусмотрена.

В целях реализации статьи 12 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" Правительство Российской Федерации установило коэффициент индексации размера ежемесячных страховых выплат по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний:

с 1 января 2004 г. - 1,1 (Постановление Правительства РФ от 06.02.2004 г. N 53),

с 1 января 2005 г. - 1,094 (Постановление Правительства РФ от 18.04.2005 г. N 230),

с 1 января 2006 г. - 1,085 (Постановление Правительства РФ от 03.07.2006 г. N 410),

с 1 января 2007 г. - 1,075 (Постановление Правительства РФ от 15.03.2007 г. N 163),

с 1 января 2008 г. - 1,085 (Постановление Правительства РФ от 19.11.2007 г. N 786),

с 1 июля 2008 года - 1,019 (Постановление Правительства РФ от 18.08.2008 г. N 615),

с 1 января 2009 г. -  1,13 (Постановление Правительства РФ от 03.03.2009 г. N 190),

с 1 января 2010 г. - 1,1 (Постановление Правительства РФ от 02.02.2010 г. N 36),

с 1 января 2011 г. - 1,065 (Постановление Правительства РФ от 20.12.2010 г. N 1072).

В соответствии со ст. 6 Федерального закона от 08.12.2010 г. N 334-ФЗ "О бюджете Фонда социального страхования Российской Федерации на 2011 год и на плановый период 2012 и 2013 годов" максимальный размер ежемесячной страховой выплаты, исчисленный в соответствии со статьей 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", не может превышать в 2011 году - 52 740 рублей, в 2012 году - 55 900 рублей и в 2013 году - 58 970 рублей.

Размеры ежемесячных страховых выплат, превышающие на 01 января 2011 года, 01 января 2012 года и 01 января 2013 года соответственно установленный максимальный размер ежемесячной страховой выплаты, не изменяются.

В ст. 2 Федерального закона от 09.12.2010 года N 350-ФЗ "О внесении изменений в статью 12 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" установлено, что ежемесячные страховые выплаты, исчисленные и назначенные до дня вступления в силу настоящего Федерального закона без учета коэффициентов, установленных пунктом 10 статьи 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" подлежат перерасчету с 01 января 2011 года с учетом указанных коэффициентов. Не подлежат перерасчету назначенные до дня вступления в силу настоящего Федерального закона ежемесячные страховые выплаты, размер которых исчислен с учетом сумм заработка, проиндексированных до 06 января 2000 года в порядке, установленном законодательством Российской Федерации при исчислении заработка для назначения пенсии.

Таким образом, если в производстве суда имеется спор о размере ежемесячной страховой выплаты, который не был разрешен судом на момент внесения Федеральным законом от 09.12.2010 г. N 350-ФЗ изменений в пункт 10 ст. 12 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", необходимо иметь в виду, что ежемесячные страховые выплаты после 01.01.2011 года подлежат расчету в порядке, установленном пунктом 10 статьи 12 в редакции Федерального закона от 09.12.2010 г. N 350-ФЗ. В связи с тем, что Федеральный закон от 09.12.2010 года N 350-ФЗ вступает в силу с 01.01.2011 года и обратной силы не имеет, перерасчет ежемесячных страховых выплат за период до 01.01.2011 г. и взыскание доплаты не производится.

В том случае, если размер ежемесячной страховой выплаты ранее был установлен решением суда, то в силу ст. 13 Гражданского процессуального кодекса РФ вынесенное решение суда, вступившее в законную силу, подлежит безусловному исполнению всеми органами государственной власти, должностными лицами и организациями.

Исходя из положений п. 9 ст. 12 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" исчисленная и назначенная ежемесячная страховая выплата в дальнейшем перерасчету не подлежит, за исключением случаев изменения степени утраты профессиональной трудоспособности, изменения круга лиц, имеющих право на получение страховых выплат в случае смерти застрахованного, а также случаев индексации ежемесячной страховой выплаты (п. 9 ст. 12 Закона N 125-ФЗ).

В пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 1 от 26 января 2010 года "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина" определено, что если после вынесения решения суда механизм индексации ежемесячных сумм возмещения вреда, определенный в решении, был изменен в законодательном порядке, то это обстоятельство не влияет на его существо. В указанном случае суд, рассмотревший дело, по заявлению участвующих в деле лиц вправе в соответствии со ст. 203 ГПК Российской Федерации изменить порядок исполнения этого решения, применив новый механизм индексации. При этом размер ежемесячной страховой выплаты, установленный решением суда, при отсутствии согласия застрахованного лица не может быть уменьшен, так как действующее законодательство не допускает возможности снижения размера подлежащего возмещению вреда, поскольку это может привести к умалению права на полное возмещение вреда здоровью граждан, а также нарушению принципов правовой определенности и справедливости.

 

Производство по делам, возникающим из трудовых

и социальных отношений

 

1. Обращаем внимание на изменение судебной практики по вопросу применения ст. 236 Трудового кодекса Российской Федерации, изложенной в Справке о причинах отмены судебных постановлений по кассационным и надзорным данным за 2009 г.

В соответствии со ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Как разъяснено в пункте 55 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении спора, возникшего в связи с отказом работодателя выплатить работнику проценты (денежную компенсацию) за нарушение срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, необходимо иметь в виду, что в соответствии со ст. 236 Трудового кодекса РФ суд вправе удовлетворить иск независимо от вины работодателя в задержке выплаты указанных сумм.

Таким образом, наличие спора о праве на получение компенсационных и иных выплат, в том числе связанных с расторжением трудового договора, не препятствует применению положений ст. 236 Трудового кодекса РФ.

Работодатель должен уплачивать соответствующие проценты во всех случаях задержки выплат, причитающихся работнику. При этом обязанность производить выплату данной денежной компенсации возникает у работодателя вне зависимости от того, обращался работник с соответствующим требованием к работодателю или нет.

2. Поскольку истечение сроков давности привлечения к административной ответственности либо издание акта об амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания, является безусловным основанием, исключающим производство по делу об административном правонарушении (пункты 4, 6 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), в указанных ситуациях работник не может быть привлечен к полной материальной ответственности по пункту 6 части первой статьи 243 ТК РФ, однако, это не исключает право работодателя требовать от этого работника возмещения ущерба в полном размере по иным основаниям.

В силу ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб.

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника, согласно п. 6 ст. 243 ТК РФ в случае причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом.

Пунктом 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" разъяснено, что работник может быть привлечен к полной материальной ответственности, если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, было вынесено Постановление о назначении административного наказания (пункт 1 абзаца первого части 1 статьи 29.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), поскольку в указанном случае факт совершения лицом административного правонарушения установлен.

Поскольку истечение сроков давности привлечения к административной ответственности либо издание акта об амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания, является безусловным основанием, исключающим производство по делу об административном правонарушении (пункты 4, 6 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), в указанных ситуациях работник не может быть привлечен к полной материальной ответственности по пункту 6 части первой статьи 243 ТК РФ, однако, это не исключает право работодателя требовать от этого работника возмещения ущерба в полном размере по иным основаниям.

Так, ОАО "КемВод" обратился в суд с иском к Д. о возмещении ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, ссылалась на то, что по решению мирового судьи с ОАО "Кемвод", как с работодателя Д., был взыскан ущерб в сумме 27 282 руб. в пользу Ш. Поскольку Д. признан виновным в совершении дорожно-транспортного происшествия при исполнении трудовых обязанностей и является причинителем вреда, то с него в порядке регресса необходимо взыскать указанную сумму.

Удовлетворяя исковые требования, Рудничный районный суд г. Кемерово мотивировал решение тем, что Д. должен нести полную материальную ответственность, в связи с причинением ущерба в результате административного проступка, совершение которого подтверждается постановлением по делу об административном правонарушении.

Отменяя решение суда, судебная коллегия по гражданским делам обратила внимание на то, что определением ОГИБДД УВД по г. Кемерово на основании ч. 5 ст. 28 КОАП РФ было отказано в возбуждении дела об административном правонарушении по факту дорожно-транспортного происшествия с участием водителя Д., поскольку за нарушение пункта 10.1 Правил дорожного движения, состоящего в причинно-следственной связи с дорожно-транспортным происшествием, административная ответственность не установлена. Следовательно, в установленном порядке не установлен факт совершения Д. административного проступка, что исключает его полную материальную ответственность на основании п. 6 ч. 1 ст. 243 Трудового кодекса РФ, но исключает ответственность по иным основаниям, если они имеются (дело N 33-9619).

3. Лишение работника премии не является дисциплинарным взысканием, поэтому соблюдение работодателем установленного ст. 193 Трудового кодекса РФ порядка применения дисциплинарного взыскания в данном случае не требуется.

П. обратилась в суд с иском к Беловскому районному суду Кемеровской области об отмене приказа о лишении премии.

Разрешая спор, Беловский городской суд Кемеровской области пришел к выводу, что приказ о лишении премии является незаконным, так как работодателем был нарушен порядок применения к истцу мер дисциплинарного взыскания.

Между тем, лишение премии законодателем не отнесено к дисциплинарным взысканиям, так как такая мера дисциплинарного взыскания не указана в ст. 192 Трудового кодекса Российской Федерации, в связи с чем при издании приказа не требовалось соблюдение установленного ст. 193 Трудового кодекса РФ порядка применения дисциплинарного взыскания.

Отменяя решение суда, суд кассационной инстанции указал, что судом неправильно были применены нормы материального права и не были определены обстоятельства, имеющие значение для дела, так как не был исследован вопрос о том, имелись ли основания для лишения П. премии, в нарушение ст. 67 ГПК РФ не была дана оценка доводам и возражениям сторон, а также представленным ответчиком доказательствам о наличии оснований для лишения П. премии. Дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

4. Отказ в присвоении звания "Ветеран труда" признан необоснованным.

М. обратилась в суд с иском к Муниципальному учреждению "Комитет социальной защиты г. Белово" об отказе в присвоении звания "Ветеран труда".

Требования мотивировала тем, что постановлением дирекции и заводского комитета профсоюза Беловского цинкового завода она была награждена знаком "Победитель социалистического соревнования 1976 года", однако ответчик отказал в присвоении звания "Ветеран труда", ссылаясь на то, что при присвоении указанного звания не может учитываться приказ завода, с чем она не согласна.

Разрешая заявленные М. требования, суд установил, что в соответствии с Постановлением администрации и завкома профсоюза Беловского цинкового завода от 10 января 1977 г. М. была награждена нагрудным знаком "Победитель социалистического соревнования 1976 года".

Отказывая в удовлетворении требований М., Беловский городской суд Кемеровской области исходил из того, что в соответствии с Федеральным законом "О ветеранах" поощрения знаков отличия в труде должны быть выданы Министерством и ведомством, а не постановлением завода.

В связи с неправильным применением норм материального права решение суда в кассационном порядке было отменено по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 7 Федерального закона от 12 января 1995 года N 5-ФЗ "О ветеранах" (с последующими изменениями и дополнениями) ветеранами труда являются лица, имеющие удостоверение "Ветеран труда"; награжденные орденами или медалями, либо удостоенные почетных званий СССР или Российской Федерации, либо награжденные ведомственными знаками отличия в труде и имеющие трудовой стаж, необходимый для назначения пенсии по старости или за выслугу лет; лица, начавшие трудовую деятельность в несовершеннолетнем возрасте в период Великой Отечественной войны и имеющие трудовой стаж не менее 40 лет для мужчин и 35 лет для женщин.

Согласно п. 2 Положения о едином общесоюзном знаке "Победитель социалистического соревнования" 1977 г. и последующих годов десятой пятилетки, утвержденного Постановлением Президиума ВЦСПС от 08 апреля 1977 г., награждение знаком "Победитель социалистического соревнования" от имени министерства (ведомства) и ЦК профсоюза производится совместным решением администрации или правления колхоза профсоюзного комитета объединения, предприятия, стройки, совхоза, организации, учреждения по результатам работы как за соответствующий год, так и в течение этого года - за досрочное выполнение годового задания и социалистических обязательств.

Таким образом, в вышеуказанный период времени награждение знаком "Победитель социалистического соревнования" от имени министерства (ведомства) было предоставлено, в том числе администрации предприятия и профсоюзного комитета предприятия, в связи с чем вывод суда о том, что М. не была в установленном порядке награждена нагрудным знаком "Победитель социалистического соревнования 1977 года" нельзя признать правомерным.

Из копии удостоверения о награждении знаком "Победитель социалистического соревнования 1976 года" также следует, что данным знаком она награждалась от имени Министерства цветной металлургии СССР и ЦК профсоюза рабочих металлургической промышленности.

Однако судом указанные обстоятельства и требования действующего на момент награждения М. законодательства учтены не были, что привело к неправильному вынесению решения и его отмене в кассационном порядке (дело N 33-10949).

5. Правом взыскания задолженности по дополнительным гарантиям и компенсациям за время выполнения задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженном конфликте, обладает исключительно тот гражданин, которому производилась выплата заработной платы (денежного содержания) без учета указанных гарантий и компенсаций, поскольку такое право связано с его личным субъективным правом.

Согласно части 2 статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства не входят права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя.

Из содержания статьи 1183 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что суммы начисленной заработной платы и приравненных к ней платежей и оставшиеся неполученными наследодателем при жизни переходят по наследству.

Таким образом, если лицу, обладающему правом взыскания задолженности по дополнительным гарантиям и компенсациям за время выполнения задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженном конфликте, при жизни не были начислены указанные денежные суммы, то согласно ст. 1112 ГК РФ они не входят в состав наследственного имущества, поскольку данные выплаты неразрывно связаны с личностью наследодателя (определение Верховного Суда РФ от 10.12.2010 г. N 26-В10-67).

 

Производство по делам, возникающим из пенсионных

правоотношений

 

1. К числу нетрудоспособных членов семьи умершего (погибшего) военнослужащего, проходившего военную службу по контракту, имеющих право на получение пенсии по случаю потери кормильца, не отнесены его совершеннолетние дети в возрасте до 23 лет, проходящие обучение в образовательных учреждениях, обучающиеся в которых считаются состоящими на военной службе или на службе в органах внутренних дел

Закон Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей", предусматривает право членов семей умерших (погибших) военнослужащих и приравненных к ним лиц на получение пенсии по случаю потери кормильца, определяет круг лиц, имеющих право на эту пенсию, условия ее назначения, а также размеры и порядок выплаты.

Согласно статье 29 названного Закона право на пенсию по случаю потери кормильца имеют нетрудоспособные члены семьи умерших (погибших) военнослужащих и приравненных к ним лиц, состоявшие на их иждивении. Нетрудоспособными членами семьи умершего (погибшего) лица пункт "а" части третьей статьи 29 признает, в частности, его детей, не достигших 18 лет или старше этого возраста, если они стали инвалидами до достижения 18 лет; нетрудоспособными членами семьи умершего (погибшего) лица считаются также его дети, проходящие обучение в образовательных учреждениях с отрывом от производства (кроме учебных заведений, обучающиеся в которых считаются состоящими на военной службе или на службе в органах внутренних дел), до окончания обучения, но не более чем до достижения ими 23-летнего возраста.

Таким образом, в отношении образовательных учреждений, обучающиеся в которых считаются состоящими на военной службе или на службе в органах внутренних дел, т.е. заключили контракт о прохождении военной (правоохранительной) службы и получают денежное довольствие, а также продовольственное и иное обеспечение в соответствии с действующим законодательством, сделано исключение.

Например, удовлетворяя исковые требования Г. к Центру Пенсионного обслуживания ГУВД по Кемеровской области, и признавая незаконным прекращение выплаты пенсии по случаю потери кормильца по достижении Г. совершеннолетия, в связи с тем, что она обучается в ФГОУ ВПО Кузбасский институт ФСИН России, Центральный районный суд г. Кемерово пришел к выводу о том, что учеба в данном учебном заведении не может расцениваться как военная служба.

Отменяя решение суда, кассационная инстанция обратила внимание на то, что судом не были применены нормы материального права, подлежащие применению, а также не были установлены обстоятельства, имеющие значение для дела.

Согласно ст. 16 Федерального закона от 22 августа 1996 г. N 125-ФЗ "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" студентом высшего учебного заведения является лицо, в установленном порядке зачисленное в высшее учебное заведение для обучения.

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 08 октября 1997 г. N 1100 "О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации" порядок и условия прохождения службы, а также организация деятельности работников уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации, перешедших либо вновь принятых на работу (службу) в уголовно-исполнительную систему Министерства юстиции Российской Федерации, регламентируются Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202-1, Законом Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы".

В соответствии с ч. 2 ст. 5 Закона Российской Федерации "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы" в уголовно-исполнительную систему по решению Правительства могут входить учебные и иные учреждения.

В силу статьи 24 названного закона к работникам уголовно-исполнительной системы относятся лица, имеющие специальные звания сотрудников уголовно-исполнительной системы, в том числе учебных и иных учреждений, входящих в уголовно-исполнительную систему.

Действие Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, распространено на сотрудников органов внутренних дел, переходящих на службу в учреждения и органы уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции РФ, а также на лиц, вновь поступающих на службу в указанные учреждения и органы, впредь до принятия федерального закона о службе в уголовно-исполнительной системе Министерства юстиции РФ.

На данный момент такого федерального закона о службе в уголовно-исполнительной системе не принято, поэтому основным актом, регулирующим порядок прохождения службы в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы является вышеназванное Положение, разъясненное Приказом Министерства юстиции РФ от 06 июня 2005 года N 76, которым утверждена Инструкция о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы.

В соответствии с пунктом 7.1 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы лица, впервые поступившие на службу, не позднее двух месяцев после присвоения специального звания, принимают Присягу.

Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 20.12.2006 г. N 376 утверждено Положение о денежном довольствии сотрудников уголовно-исполнительной системы.

В соответствии с подпунктом 2 пункта 23 указанного Положения установлено, что слушателям и курсантам образовательных учреждений ФСИН России, принятым на учебу из числа лиц, не являющихся сотрудниками уголовно-исполнительной системы, а также из числа лиц рядового и младшего начальствующего состава, имеющих стаж службы в уголовно-исполнительной системе менее 6 месяцев со дня начала занятий выплачивается оклад по типовой должности "курсант", оклад по специальному званию "рядовой" или оклад по присвоенному специальному званию младшего начальствующего состава, процентная надбавка за выслугу лет.

Из приведенных положений следует, что курсант получает дополнительное денежное содержание.

Из материалов дела видно, что ФГОУ ВПО Кузбасский институт ФСИН является образовательным учреждением, входящим в систему ГУ ФСИН.

Разрешая спор, суд не дал надлежащей оценки доводам ответчика о том, что обучающиеся в ФГОУ ВПО Кузбасский институт ФСИН считаются состоящими на службе в уголовно-исполнительной системе, что приравнивается к службе в органах внутренних дел и исключает выплату и получение пенсии по случаю потери кормильца. Суд не исследовал вопрос о том, имеет ли Г. специальное звание и получает ли она денежное и вещевое довольствие, принимала ли она присягу, распространяется ли на нее Положение о службе в органах внутренних дел и в какой части. Так как в решении суда отсутствуют выводы о том, можно ли расценить обучение Г. в образовательном учреждении, осуществляющем подготовку специалистов для учреждений и органов ФСИН России как прохождение службы применительно к нормам действующего законодательства, регулирующего вопросы прохождения службы в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, решение суда было отменено и направлено на новое рассмотрение (дело N 33-11794).

По аналогичным основаниям было отменено решение Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области по иску М. к Управлению Пенсионного Фонда РФ в г. Ленинск-Кузнецком и Ленинск-Кузнецком районе об увеличении базовой части пенсии (дело N 33-12805).

2. Периоды работы, выполнявшиеся до 01.01.1992 г. в профессии электросварщик засчитываются в специальный стаж работы для назначения досрочной трудовой пенсии без уточнения вида сварки, а после 01.01.1992 года данная профессия может быть засчитана в специальный стаж при условии занятости на резке и ручной сварке.

В соответствии с пп. 2 п. 1 ст. 27 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. за N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, мужчинам по достижении возраста 55 лет, если они проработали на работах с тяжелыми условиями труда не менее 12 лет 6 месяцев и имеют страховой стаж не менее 25 лет.

Постановлением Правительства РФ N 537 от 18 июля 2002 года (пп. "б" п. 1) установлено, что при досрочном назначении трудовой пенсии по старости работникам, занятым на работах с тяжелыми условиями труда, применяются "Списки производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту на льготных условиях", утвержденные Постановлением Кабинета Министров РСФСР N 10 от 26 января 1991 года. При этом время выполнявшихся до 01 января 1992 г. работ, предусмотренных Списком N 2 производств, цехов, профессий и должностей, работа в которых дает право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 22 августа 1956 г. N 1173 (с последующими дополнениями), засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, наравне с работами, предусмотренными Списком, указанным в абзаце первом настоящего подпункта.

Разделом XXXII. Общие профессии Списка N 2, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 22.08.1956 г. N 1173 предусмотрены электросварщики.

Списком N 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, дающих право на льготное обеспечение по старости, утвержденным Постановлением Кабинета Министров СССР от 26.01.1991 г. N 10, разделом XXXIII. Общие профессии предусмотрены должности: (23200000-19756) электрогазосварщики, занятые на резке и ручной сварке, на полуавтоматических машинах, а также на автоматических машинах с применением флюсов, содержащих вредные вещества не ниже 3 класса опасности; (23200000-19906) электросварщики ручной сварки. Данные профессии отнесены к разряду работ с тяжелыми условиями труда.

Таким образом, периоды работы, выполнявшиеся до 01.01.1992 г. в профессии электросварщик засчитываются в специальный стаж работы без уточнения вида сварки, а после 01.01.1992 года данная профессия может быть засчитана в специальный стаж при условии занятости на резке и ручной сварке. Кроме того, в соответствии с пунктом 5 Разъяснений Министерства труда Российской Федерации от 22.05.1996 года N 5, право на пенсию в связи с особыми условиями труда имеют работники, занятые выполнением работ, предусмотренных Списками, не менее 80% рабочего времени.

Например, удовлетворяя исковые требования Г. и принимая решение об обязании включить в специальный трудовой стаж для назначения досрочной трудовой пенсии период с 01 января 1992 года до 20 ноября 1992 г. в качестве электросварщика в кооперативе "Сибирь", Мысковский городской суд Кемеровской области не учел, что в соответствии со Списком N 2 производств, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда предусмотрена профессия электросварщика, связанная именно с работой на резке и ручной сварке, на полуавтоматических машинах, а также на автоматических машинах с применением флюсов, содержащих вредные вещества не ниже 3 класса опасности.

Данное же обстоятельство материалами дела не подтверждается. Доказательства, имеющиеся в материалах дела, лишь подтверждают факт работы истца в спорный период электросварщиком и не содержат сведений относительно вида сварки, а также относительно занятости истца на работах по ручной сварке в течение полного рабочего дня. Судом также не было учтено то обстоятельство, что в силу п. 3 ст. 13 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", а также ст. 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации характер работы, то есть особенности условий осуществления трудовой функции, может подтверждаться только письменными доказательствами.

При таких обстоятельствах судебная коллегия Кемеровского областного суда отменила решение суда и направила дело на новое рассмотрение (дело N 33-10615).

По аналогичным основаниям было также отменено решение Юргинского городского суда Кемеровской области по иску К. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в г. Юрге и Юргинском районе Кемеровской области (дело 33-10214).

3. В соответствии с Положением о порядке исчисления стажа для назначения пенсии за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения и Перечнем учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397, период работы в должности фельдшера (медсестры), выполнявшейся до 01 октября 1993 года в детских яслях, детских садах, объединенных яслях-садах подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения.

М. обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в г. Анжеро-Судженске Кемеровской области о признании незаконным отказа в назначении досрочной трудовой пенсии, включении в специальный стаж лечебной деятельности периодов работы в должности фельдшера с 21.03.1989 г. по 14.01.1991 г. в детских яслях.

Разрешая спор и отказывая М. в удовлетворении требования о включении в стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии спорного периода ее работы, Анжеро-Судженский городской суд Кемеровской области исходил из того, что наименование учреждения "детские ясли", где работала заявительница в указанный период, в Перечне учреждений, дающих право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781, отсутствует, поскольку является образовательным учреждением, а не учреждением здравоохранения. В Списках, утвержденных Постановлением Правительства РФ N 1066 от 22.09.1999 г., в Списках, утвержденных постановлением Правительства от 6 сентября 1991 года N 464, а также в Постановлении Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397, которым утверждено Положение о порядке исчисления стажа для назначения пенсии за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения и Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, учреждение "детские ясли" не названы в качестве учреждений, работа в которых дает право на досрочное назначение трудовой пенсии.

Данное решение суда было отменено в кассационном порядке в связи с неправильным толкованием норм материального права.

Из материалов дела видно, что периоды работы М. в должности фельдшера в детских яслях с 21.03.1989 г. по 14.01.1991 г. относятся к периодам деятельности до 01 января 2002 года, то есть до установления нового правового регулирования назначения досрочных трудовых пенсий медицинским работникам.

В указанный период работы действовали утвержденные Постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397 Положение о порядке исчисления стажа для назначения пенсии за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения и Перечень учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, которые предусматривали включение в стаж, предоставляющий право на назначение льготной пенсии по старости, периода работы в должности фельдшера в детских яслях, детских садах, объединенных яслях-садах. Данный Перечень, действовавший до 01 октября 1993 года, относил детские ясли в список лечебно-профилактических учреждений, учреждений охраны материнства и детства, санитарно-профилактических учреждений, поэтому с учетом положений статьи 6 (части 2), статьи 15 (части 4), статьи 17 (части 1), статей 18, 19 и статьи 55 (части 1) Конституции Российской Федерации, предполагающих правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, указанный период необоснованно не был включен в стаж работы, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения.

Иное толкование и применение пенсионного законодательства повлекло бы ограничение конституционного права на социальное обеспечение, которое не может быть оправдано указанными в части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации целями, ради достижения которых допускается ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина (дело N 33-9118).

4. Установление тождественности общества с ограниченной ответственностью, одним из видов, деятельности которых является осуществление медицинской деятельности, к любому из указанных в перечне медицинских учреждений Списка, утвержденного Правительством Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781, признано не соответствующим действующему законодательству.

По ранее действовавшим нормам предусматривалась возможность зачета периодов работы медицинских работников в учреждениях, имеющих различную форму собственности, за период работы до 01.11.1999.

В соответствии с пп. 11 п. 1 ст. 28 Федерального закона от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" (в настоящее время подпункт 20 пункта 1 статьи 27) предусмотрено право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения в сельской местности и поселках городского типа не менее 25 лет и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Норма пп. 11 п. 1 ст. 28 Закона N 173-ФЗ была признана Конституционным Судом Российской Федерации противоречащей Конституции Российской Федерации.

В соответствии с правовой позицией, высказанной Конституционным Судом РФ в постановлении от 03 июня 2004 года N 11-П по делу о проверке конституционности положений пп. 10, 11 п. 1 ст. 28, пунктов 1 и 2 ст. 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с запросами Государственной Думы Астраханской области, Верховного Суда Удмуртской Республики, Биробиджанского городского суда ЕАО, Елецкого городского суда Липецкой области, Левобережного, Октябрьского и Советского районных судов г. Липецка, а также жалобами ряда граждан", до установления надлежащего правового регулирования при обращении лиц, осуществлявших в том числе педагогическую деятельность в учреждениях для детей, за назначением трудовой пенсии по старости ранее достижения общего пенсионного возраста и решении вопроса о наличии у них стажа, дающего право на досрочное назначение такой пенсии, периоды их работы в названных учреждениях, не являвшихся государственными (муниципальными), должны засчитываться в соответствующий стаж профессиональной деятельности, определенный в подпунктах 10, 11, 12 п. 1 ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации".

Согласно действовавшему до 01 января 2009 года пункту 3 статьи 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" списки соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации. В действующей редакции аналогичное правовое регулирование предусмотрено пунктом 2 статьи 27 данного Федерального закона.

Устанавливая в Федеральном законе "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" правовые основания и условия назначения пенсий и предусматривая для отдельных категорий граждан, занятых определенной профессиональной деятельностью, возможность досрочного назначения трудовой пенсии по старости, законодатель связывает право на назначение пенсии ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста не с любой работой в определенной сфере профессиональной деятельности, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с неблагоприятным воздействием различного рода факторов, повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными спецификой и характером труда, в частности с лечебной и иной деятельностью по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения (подпункт 20 пункта 1 статьи 27 (ранее - подпункт 11 пункта 1 статьи 28); при этом учитываются как характер работы, так и особенности функционирования лечебно-профилактических учреждений (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 апреля 2006 года N 84-О, от 29 января 2009 года N 67-О-О, определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2009 N 906-О-О, определение Конституционного Суда РФ от 23.06.2009 N 906-О-О).

Действуя в пределах предоставленного ему полномочия, Правительство Российской Федерации Постановлением от 29 октября 2002 года N 781 утвердило названные Список и Правила, которые конкретизируют применительно к пенсионному обеспечению не раскрытые в указанном Федеральном законе понятия "лечебная и иная деятельность по охране здоровья населения" и "учреждение здравоохранения", обеспечивая тем самым реализацию права граждан на досрочное пенсионное обеспечение.

Исходя, из этого законодатель выделил в особую категорию работников, т.е. лиц, состоящих в трудовых отношениях, чья лечебная и иная деятельность по охране здоровья населения протекала на протяжении длительного периода в учреждениях здравоохранения, организация труда в которых предполагает соблюдение специальных условий, режима работы и выполнение определенной нагрузки. Этой категории работников предоставлено право на льготное пенсионное обеспечение по старости.

В разделе наименования учреждений Списка, утвержденного Правительством Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781 - общества с ограниченной ответственностью, одним из видов, деятельности которых является осуществление медицинской деятельности, не указаны.

Указанные требования действующего законодательства не были учтены Киселевским городским судом Кемеровской области при удовлетворении исковых требований П. о признании незаконным отказа пенсионного органа в назначении ей досрочной трудовой пенсии в связи с лечебной деятельностью и включении периода работы в ООО "Мелисса" с 2005 г. по май 2009 г. в специальный стаж работы.

Отменяя решение суда, и отказывая П. в удовлетворении исковых требований о включении данного периода работы в специальный стаж, судебная коллегия пришла к выводу, что по существу, истицей были заявлены требования об установлении тождественности ООО "Мелисса", в котором она работала медицинской сестрой, к любому из указанных в перечне медицинских учреждений. ООО "Мелисса" не названо в Списках, утвержденных Правительством Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781.

Таким образом, П., работая в должности медицинской сестры, выполняла лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в организации, работа в которой не дает право на досрочное назначение пенсии, что судом необоснованно не было принято во внимание.

Правительство РФ наделено правом по определению того, какого рода профессиональная деятельность может быть отнесена к лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения и сопряжена ли она с повышенными психофизиологическими нагрузками.

Таким образом, правовых оснований для включения периодов работы в обществах с ограниченной ответственностью, наименование которых не указано в Списках соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости в стаж, дающий право на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, не имеется (дело N 33-13078).

 

Жилищные споры

 

1. В соответствии с Федеральным законом "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" и ст. 57 Жилищного кодекса Российской Федерации право внеочередного предоставления жилых помещений по договорам социального найма предоставлено исключительно детям-сиротам, детям, оставшимся без попечения родителей, а также детям, находящимся под опекой (попечительством).

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, а также дети, находящиеся под опекой (попечительством), не имеющие закрепленного жилого помещения, после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

Преамбула Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" определяет общие принципы, содержание и меры социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из их числа в возрасте до 23 лет.

Таким образом, данный Закон направлен на оказание целевой государственной поддержки именно данной категории социально незащищенных граждан, что предопределяет и соответствующие объемы необходимого финансирования.

Из необходимости внеочередного предоставления жилых помещений по договорам социального найма непосредственно детям-сиротам исходит и ЖК Российской Федерации (статья 57).

Например, разрешая требования М. к Администрации г. Кемерово о предоставлении жилого помещения на основании Федерального закона от 21 декабря 1996 года N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", Центральный районный суд г. Кемерово возложил на Администрацию г. Кемерово обязанность предоставить истице и ее несовершеннолетнему ребенку жилое помещение в размере не менее 28 кв. метров.

Изменяя решение суда и возлагая на Администрацию г. Кемерово обязанность предоставить истице жилое помещение в размере не менее 14 кв. метров, судебная коллегия по гражданским делам обратила внимание на то, что наличие на иждивении М. малолетнего ребенка не исключает возможности постановки вопроса об улучшении жилищных условий по иным основаниям, предусмотренным жилищным законодательством Российской Федерации (дело N 33- 11805).

2. Согласно ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" от 04.07.1991 года граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения на условиях договора социального найма в государственном и муниципальном жилищном фонде, вправе только с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи приобрести эти помещения в собственность.

Л. обратилась в суд с иском к Л.А.Н., В., Администрации г. Междуреченск о признании недействительным договора приватизации жилого помещения, так как в нарушение ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" ответчиками не было получено ее согласие на приватизацию спорной квартиры.

Вынося решение об отказе в удовлетворении иска Л., Междуреченский городской суд Кемеровской области сослался на то, что ее согласие на приватизацию квартиры не требуется, так как ранее она реализовала право на приватизацию другого жилого помещения.

Тем самым, суд первой инстанции поставил необходимость получения согласия совершеннолетних членов семьи нанимателя на приватизацию жилого помещения в прямую зависимость от того, использовалось ими ранее право на бесплатную приватизацию жилого помещения или нет.

С таким выводом судебная коллегия по гражданским делам не согласилась, поскольку он основан на неверном толковании ст. 2 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" и применении ее без учета положений ст. 69 ЖК РФ.

Норма, содержащаяся в статье 2 названного Закона, разрешает приватизацию жилого помещения с согласия всех совместно проживающих с нанимателем совершеннолетних членов семьи, не предъявляя к ним каких-либо дополнительных требований, в частности - неучастие ранее в приватизации другого жилого помещения.

В результате неправильного толкования и применения норм материального права судом Л. может быть лишена целого ряда жилищных прав, имеющихся у нее до приватизации спорной квартиры как у члена семьи нанимателя.

При таких обстоятельствах, решение суда было признано не соответствующим закону и отменено в кассационном порядке (дело N 33-7165).

3. Собственник и дееспособные члены семьи собственника обязаны нести расходы по содержанию общего имущества, при этом исполнение такой обязанности не ставится в зависимость от осуществления ими права пользования таким имуществом.

Согласно пункту 1 статьи 244 ГК Российской Федерации имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности.

Имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность) (пункт 2 статье 244 ГК Российской Федерации).

Если доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными (пункт 1 статьи 245 Кодекса).

Статья 210 ГК РФ и ч. 3 ст. 30 Жилищного кодекса Российской Федерации устанавливает, что собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Пункт 3 ст. 31 Жилищного кодекса Российской Федерации установил, что дееспособные и ограниченные судом в дееспособности члены семьи собственника жилого помещения несут солидарную с собственником ответственность по обязательствам, вытекающим из пользования данным жилым помещением, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи.

Как следует из приведенных норм, законодатель прямо возлагает на собственника и дееспособных членов семьи собственника обязанность нести расходы по содержанию общего имущества, и исполнение такой обязанности не ставит в зависимость от осуществления ими права пользования таким имуществом.

Участие каждого из сособственников в расходах по общему имуществу в соответствии с его долей является обязательным, и данное правило, закрепленное в названной выше норме, носит императивный характер.

Например, отказывая Ф. в иске к сособственнику квартиры Ф.И.А. о взыскании задолженности за пользование квартирой, Беловский городской суд Кемеровской области исходил из того, что между собственником и ответчиком, являющимся бывшим членом ее семьи нет соглашения об ответственности по обязательствам, вытекающим из пользования жилым помещением, в спорной квартире он не проживает, а поэтому ответственность по обязательствам по пользованию спорной квартирой взысканию с ответчика не подлежит.

Признавая данный вывод суда необоснованным, судебная коллегия по гражданским делам обратила внимание на то, что Ф. имеет равные с собственниками права пользования этим помещением, поэтому он должен нести соответствующие обязанности, так как иное не установлено соглашением между ним и собственниками жилья. Из дела видно, что коммунальные платежи начислены с учетом ответчика, он не производит оплату по содержанию и сохранению квартиры, а также коммунальные платежи. Оплату в полном объеме производит истица.

В пп. 1 п. 2 ст. 235 ГК РФ предусмотрено, что должник, исполнивший солидарную обязанность, имеет право регрессного требования к остальным должникам в равных долях за вычетом доли, падающей на него самого. Так как суд неправильно применил нормы материального права, решение суда было отменено и направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело N 33-12017).

4. Иск о выселении из жилого помещения, признанного аварийным и подлежащим сносу, с предоставлением другого жилого помещения удовлетворен неправомерно, поскольку предоставляемое ответчикам в связи с выселением из аварийного жилого помещения находится в ином населенном пункте - поселке.

Согласно ст. 86 ЖК Российской Федерации если дом, в котором находится жилое помещение, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, выселяемым из него гражданам органом государственной власти или органом местного самоуправления, принявшими решение о сносе такого дома, предоставляются другие благоустроенные жилые помещения по договорам социального найма.

В силу ч. 1 ст. 89 ЖК Российской Федерации предоставляемое гражданам в связи с выселением по основаниям, которые предусмотрены ст. ст. 86 - 88 этого Кодекса, другое жилое помещение по договору социального найма должно быть благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади ранее занимаемому жилому помещению, отвечать установленным требованиям и находиться в черте данного населенного пункта.

Таким образом, указанной правовой нормой определены критерии благоустроенности предоставляемого в связи со сносом дома жилого помещения. Благоустроенным считается жилое помещение, равноценное по общей площади, ранее занимаемому жилому помещению, отвечающее санитарным и техническим нормам и требованиям, а также иным требованиям законодательства и находящееся в черте соответствующего поселения.

Положения части 1 статьи 89 распространяются на правоотношения, связанные с переселением граждан из аварийного жилищного фонда.

В соответствии с пунктом 3 ст. 16 Федерального закона от 21.07.2007 г. N 185-ФЗ "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" переселение граждан из аварийного жилищного фонда осуществляется в соответствии с жилищным законодательством. Жилое помещение, предоставляемое гражданам при переселении их в соответствии с настоящим Федеральным законом из аварийного жилищного фонда, может находиться по месту их жительства в границах соответствующего населенного пункта или с согласия в письменной форме этих граждан в границах другого населенного пункта субъекта Российской Федерации, на территории которого расположено ранее занимаемое жилое помещение. При этом отказы, в том числе неоднократные отказы, граждан от предоставляемого им жилого помещения в границах другого населенного пункта не могут являться основанием для отказа в предоставлении им других жилых помещений в целях переселения из аварийного жилищного фонда в границах населенного пункта по месту их жительства или в границах другого населенного пункта субъекта Российской Федерации, на территории которого расположено ранее занимаемое жилое помещение.

Под населенным пунктом понимается населенное место (поселение), первичная единица расселения людей в пределах одного застроенного земельного участка (город, поселок, поселок городского типа, село).

Например, Администрация г. Осинники обратилась в суд с иском к С., С.Х. о выселении из квартиры, расположенной в г. Осинники в благоустроенное изолированное жилое помещение в многоквартирном доме, расположенным по адресу г. Осинники, поселок Малиновка, ссылаясь на то, что жилой дом, в котором они проживают признан аварийным и подлежащим сносу, добровольно выселиться из указанного жилого помещения ответчики отказываются.

Удовлетворяя исковые требования, Осинниковский городской суд Кемеровской области исходил из того, что предоставляемое ответчикам жилое помещение в поселке Малиновка является благоустроенным применительно к условиям соответствующего населенного пункта, равнозначным по общей площади, ранее занимаемому жилому помещению, отвечает установленным требованиям и находится в черте данного населенного пункта.

Однако выводы суда не свидетельствуют о нахождении предоставляемой ответчикам в порядке ч. 1 ст. 89 ЖК Российской Федерации квартиры в городской черте.

Отменяя решение суда, судебная коллегия указала на то, что на основании п. 3 Устава Муниципального образования "Город Осинники" в состав муниципального образования "Город Осинники" как городского округа входят населенные пункты: город Осинники; сельские населенные пункты, не являющиеся сельскими поселениями (муниципальными образованиями), - поселок Тайжина, поселок Малиновка, село Сарбала, поселок Новый Пункт, поселок Верх-Теш.

В соответствии со ст. 2 Закона Кемеровской области от 27.12.2007 г. N 215-ФЗ "Об административно-территориальном устройстве Кемеровской области" населенный пункт - место компактного (постоянного или сезонного) проживания людей, приспособленное для жизни хозяйственной деятельности, отдыха и сосредотачивающее в своих границах жилые, административные и хозяйственные постройки.

Таким образом, как следует из устава Муниципального образования "Город Осинники" поселок Малиновка является самостоятельным населенным пунктом. Дом, в котором находится аварийная квартира ответчиков, расположен в другом населенном пункте г. Осинники. В связи, с чем вывод суда первой инстанции о том, что город Осинники и поселок Малиновка - это один и тот же населенный пункт является ошибочным.

Как видно из материалов дела, М. письменно отказались от переселения в поселок Малиновка, исковые требования не признали, что судом было оставлено без надлежащей оценки.

Поскольку судом первой инстанции была допущена ошибка в применении и толковании норм материального права, которые повлияли на исход дела, решение суда было отменено с принятием по делу нового решения об отказе в удовлетворении требований Администрации города Осинники (дело N 33-7771).

5. Дело в части отказа в сохранении квартиры в перепланированном состоянии направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, так как доводы заявителя о том, что произведенная перепланировка не повлияла на законные интересы граждан, а жилое помещение в существующем виде не создает угрозу их жизни или здоровью, судом не проверялись, и суждение об этом в судебном акте отсутствует.

В силу положений п. 4 ст. 29 ЖК РФ на основании решения суда жилое помещение может быть сохранено в переустроенном и (или) перепланированном состоянии, если этим не нарушаются права и законные интересы граждан либо это не создает угрозу их жизни или здоровью.

Данная норма предусматривает одно из правовых последствий самовольного переустройства или самовольной перепланировки жилого помещения, то есть в судебном порядке устанавливаются правовые последствия самовольно произведенной перепланировки и решается вопрос о возможности ее сохранения.

Наличие решения об отказе в согласовании перепланировки ввиду ее несоответствия требованиям закона не является непреодолимым препятствием для признания прав истца, но с выявлением обстоятельств, не нарушающих права и законные интересы граждан либо не создающих угрозу жизни и здоровью граждан.

Так, Н. обратилась в суд с иском к Администрации г. Кемерово о сохранении квартиры, расположенной по проспекту Ленинградский в г. Кемерово в перепланированном виде. Считает, что Комитетом строительного контроля Администрации г. Кемерово в согласовании перепланировки ей было отказано необоснованно.

Отказывая Н. в удовлетворении иска, Ленинский районный суд г. Кемерово указал, что техническое заключение ГПИ "Кемеровогорпроект" о том, что перепланировка квартиры не нарушила несущую способность и устойчивость несущих и ограждающих конструкций здания, обеспечивает безопасность эксплуатации здания для жизни и здоровья людей, противоречит п. 4.2 постановления Государственного комитета по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 27.09.2003 г. N 170, запрещающему расширять и пробивать проемы в стенах крупнопанельных и крупноблочных зданий.

Судебная коллегия по гражданским делам, отменяя решение, пришла к выводу, что указанное судом первой инстанции обстоятельство могло быть основанием для отказа в удовлетворении иска Н. только в случае установления того, что самовольная перепланировка квартиры создает угрозу жизни или здоровью граждан, нарушает их права и законные интересы.

Суд первой инстанции данные обстоятельства не проверил и его вывод основан на не полно установленных обстоятельствах, имеющих значение для дела.

То обстоятельство, что в техническом заключении ГПИ "Кемеровогорпроект" о том, что перепланировка квартиры не нарушает несущую способность здания, обеспечивает безопасность его эксплуатации для жизни и здоровья людей, нет ссылки на п. 4.9 постановления N 170 от 27.09.2003 г., не является непреодолимым препятствием для признания прав истца. Суд в нарушение положений ст. 198 ГПК РФ не проверил, повлияла ли перепланировка квартиры на законные интересы граждан, а жилое помещение в существующем виде создает ли угрозу жизни здоровью. Суждение об этом в решении суда отсутствует.

При таком положении решение суда не является законным и обоснованным (дело N 33-10854).

6. Постановлением Правительства Российской Федерации N 428 от 13.07.2005 года утверждены Правила предоставления межбюджетных трансфертов на реализацию программ местного развития и обеспечение занятости для шахтерских городов и поселков, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 13 июля 2005 года N 428 (с последующими изменениями).

Правилами предоставления субвенций на реализацию программ местного развития и обеспечение занятости для шахтерских городов и поселков устанавливается, что субвенции направляются, в частности, на финансирование реализации таких мероприятий, как снос ветхого жилищного фонда, ставшего в результате ведения горных работ на ликвидируемых угольных (сланцевых) шахтах непригодным для проживания по критериям безопасности, содействие переселяемым из ветхого жилья гражданам в приобретении (строительстве) жилья взамен сносимого и т.д. (пункт 5); содействие переселяемым из ветхого жилья гражданам в приобретении (строительстве) жилья взамен сносимого, а также выезжающим гражданам - в приобретении (строительстве) жилья по новому месту жительства осуществляется в форме предоставления субсидий; субсидии предоставляются на основании составленных, на день принятия решения о ликвидации организации угольной промышленности и ежегодно уточняемых списков граждан, подлежащих переселению, утвержденных органами местного самоуправления шахтерских городов и поселков и согласованных с Федеральным агентством по энергетике, а также в соответствии с ежегодно уточняемыми списками жильцов сносимых домов (пункт 8).

Из приведенных положений в их взаимосвязи следует, что, решая вопрос о ликвидации угольной промышленности, Правительство Российской Федерации предусмотрело меры социальной поддержки лиц, постоянно проживающих в домах, на момент принятия решения о ликвидации шахты, которые стали ветхими из-за вредного влияния горных работ на ликвидируемой шахте путем содействия данным гражданам в приобретении жилья взамен сносимого ветхого жилья, ставшего непригодным по критериям безопасности.

Таким образом, предоставление социальных выплат возможно при наличии следующих условий: признание жилья ветхим и непригодным для проживания по критериям безопасности в результате ведения горных работ на ликвидируемых шахтах, наличие права на данное жилое помещение на день принятия решения о ликвидации предприятия угольной промышленности и нуждаемость граждан, проживающим в этом жилье, в переселении, то есть не обеспеченных иным жильем.

Например, обязывая Администрацию г. Прокопьевска включить Т. в уточненный список граждан, подлежащих переселению из ветхого жилищного фонда, ставшего непригодным для проживания по критериям безопасности в результате ведения горных работ на ликвидированном ОАО "Шахта им. Калинина" и обязывая Администрацию г. Прокопьевска заключить с Т. договор о предоставлении социальной выплаты для приобретения (строительства) жилья, общей площадью 33 кв. м, за счет средств федерального бюджета, направляемых на содействие переселяемым из ветхого жилья гражданам в приобретении (строительстве) жилья взамен снесенного жилого дома в г. Прокопьевске, ставшего непригодным для проживания по критериям безопасности в результате ведения горных работ на ликвидированном ОАО "Шахта им. Калинина", Центральный районный суд г. Прокопьевска Кемеровской области исходил из того, что она является собственником сносимого ветхого жилого дома по ул. А...,34, а потому имеет право на получение субсидии, рассчитываемой из нормы общей площади одинокого гражданина, и оформление приобретенного жилого помещения в единоличную собственность.

Однако, судом не было учтено, что в соответствии с Правилами предоставления межбюджетных трансфертов на реализацию программ местного развития и обеспечение занятости для шахтерских городов и поселков, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 13 июля 2005 года N 428 (с последующими изменениями), содействие переселяемым из ветхого жилья взамен сносимого, осуществляется в форме предоставления социальных выплат.

Из анализа ст. 12 Федерального закона от 17.07.1999 г. N 178-ФЗ "О государственной социальной помощи" следует, что социальная выплата является одной из форм государственной социальной помощи, то есть имеет равное смысловое значение с пособием, поскольку направлена на оказание материальной помощи определенным слоям населения.

Предоставление социальной выплаты - это одна из форм социальной защиты граждан подлежащих переселению из ветхого жилья, ставшего непригодным для проживания по критериям безопасности, постоянно проживающих в ветхом жилом помещении и не имеющем иного жилого помещения, с целью обеспечения их жилым помещением.

Как следует из материалов дела, истица в доме по ул. А..., 34 никогда не была зарегистрирована и не проживала, а только пользовалась огородом.

Более того, Администрацией г. Прокопьевска Т. уже была предоставлена социальная выплата за другой дом. На указанную выплату истица на основании договора купли - продажи приобрела в собственность квартиру в г. Прокопьевске и является собственником жилого помещения, состоящего из двух комнат, общей площадью 43,8 кв. м, жилой площадью 30,6 кв. м. Кроме того, жилой дом по ул. А..., 34 не являлся для истицы единственным и постоянным местом жительства, поскольку у нее имеется иное место жительства, и, соответственно, она не нуждается в социальной помощи государства в случае сноса принадлежащего ей ветхого дома в целях приобретения иного жилья.

Отменив решение суда первой инстанции, кассационная инстанция приняла новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований Т.

По другому делу, отменяя решение Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области по иску Г. и Д. к Администрации города Ленинск-Кузнецкого о признании за ними права на предоставление социальной выплаты для приобретения жилья, взамен ветхого, признанного непригодным в результате ведения горных работ, о включении их в список граждан, подлежащих переселению из ветхого жилья, ставшего непригодным для проживания в результате ведения горных работ на ликвидируемой шахте и о предоставлении им социальных выплат за счет средств федерального бюджета для приобретения жилья взамен ставшего непригодным для проживания по критериям безопасности в результате ведения горных работ на ликвидируемой шахте, судебная коллегия указала на то, что судом не было установлено, являлся ли жилой дом по пер. К..., 8 единственным и постоянным местом жительства истцов, имеют ли они иное постоянное место жительства, носит ли регистрация истцов по указанному адресу формальный характер, является ли проживание истцов в спорном жилом доме постоянным, либо временным, не порождающим их безусловного права на получение указанной социальной выплаты, и, соответственно, нуждаются ли они в социальной помощи государства в случае сноса принадлежащего им ветхого дома в целях приобретения иного жилья.

По аналогичным основаниям было отменено решение Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области по иску Ш. к Администрации г. Ленинск-Кузнецкого (33-12081).

Если судом будет установлено, что гражданин не имеет право на возмещение ущерба в форме социальной выплаты, то само по себе данное обстоятельство не лишает его права на возмещение причиненного ущерба, так как Постановление Правительства N 428 от 13 июля 2005 года регулирует иные отношения и не отменяет действие общих положений гражданского законодательства о возмещении вреда (глава 59 ГК РФ, ст. ст. 279 - 282). Как отмечено в определении Конституционного суда Российской Федерации от 7 февраля 2008 года N 266-О-О защита гражданином своих прав в связи с причинением вреда его жилью в результате ведения горных работ на ликвидируемых угольных (сланцевых) шахтах возможна не только в рамках установленных указанным Постановлением Правительства РФ. Выбор же эффективного способа защиты нарушенного права должен осуществляться самим заявителем в соответствии со ст. 12 ГК Российской Федерации.

 

Применение Гражданского законодательства

 

1. Применение правила абзаца 2 пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации возможно лишь в отношении участника, заявившего требование о выделе своей доли, и только в случаях одновременного наличия всех перечисленных законодателем условий: доля сособственника незначительна, в натуре ее выделить нельзя, сособственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества.

Согласно пункту 1 статьи 244 ГК Российской Федерации имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности.

Имущество может находиться в общей собственности с определением доли каждого из собственников в праве собственности (долевая собственность) или без определения таких долей (совместная собственность) (пункт 2 статьи 244 ГК Российской Федерации).

В силу пункта 1 статьи 252 ГК Российской Федерации имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними.

Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества (пункт 2 статьи 252 ГК Российской Федерации).

При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества (пункт 3 статьи 252 ГК Российской Федерации).

В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена, и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию (абзац 2 пункт 4 статьи 252 ГК Российской Федерации).

При этом закон не предусматривает заявления одним участником общей собственности требования о лишении другого участника права на долю с выплатой ему компенсации, даже если этот участник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества и его доля незначительна.

Следовательно, применение правила абзаца 2 пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации возможно лишь в отношении участника, заявившего требование о выделе своей доли, и только в случаях одновременного наличия всех перечисленных законодателем условий: доля сособственника незначительна, в натуре ее выделить нельзя, сособственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества. Субъективный характер последнего условия требует, чтобы этот вопрос решался судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих, в частности, нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д. (пункт 36 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01 июля 1996 г. N 8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Таким образом, положение пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации не предполагает лишение собственника, не заявлявшего требование о выделе своей доли из общего имущества, его права собственности на имущество помимо его воли путем выплаты ему остальными сособственниками компенсации, поскольку иное противоречило бы принципу неприкосновенности права собственности.

Данная правовая позиция содержится в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 07 февраля 2008 г. N 242-О-О.

Например, удовлетворяя исковые требования Ч. к Ч.В.С. о разделе квартиры, находящейся в долевой собственности и прекращении права собственности ответчика на спорную квартиру, Таштагольский городской суд Кемеровской области, пришел к выводу, что доля ответчика в квартире составляет 1/4 и является незначительной, совместное проживание сторон в спорной квартире невозможно.

Решение суда было отменено в кассационном порядке в связи с неправильным применением норм материального права, так как судом не было учтено, что невозможность совместного проживания не является основанием для получения компенсации своей доли имущества на основании ст. 252 ГК РФ.

В силу части 2 статьи 56 ГПК Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По данному делу одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств является отсутствие у Ч.В.С. существенного интереса в использовании спорного имущества для личного проживания.

Однако суд в нарушение вышеназванных требований закона данное обстоятельство, имеющее существенное значение для правильного разрешения спора, не установил и не исследовал его, ограничившись доводами истицы в отношении данного вопроса, из которых следует наличие существенного интереса в использовании указанного имущества именно у самой истицы, а не об отсутствии его у ответчика (дело N 33-10503).

По аналогичным основаниям было отменено решение Заводского районного суда г. Кемерово по иску Я. к Я.Н.А. о разделе имущества (дело N 33-9745), решение Гурьевского городского суда Кемеровской области по иску В. к В.В.Д. о разделе имущества (дело N 33-8696), решение Междуреченского городского суда Кемеровской области по иску Г. к Г.С.М. о разделе имущества (дело N 33-11524).

2. Во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (статья 177 ГК РФ), должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза.

П. обратился в суд с иском к Т. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, указывая на то, что отсутствовало его волеизъявление на выдачу доверенности на продажу спорной квартиры, принадлежащей ему на праве собственности, поскольку Т. перед подписанием доверенности на продажу квартиры напоил его спиртными напитками, после чего у него наступил провал в памяти.

Отказывая П. в удовлетворении его исковых требований, Юргинский городской суд Кемеровской области, обосновал решение тем, что П. доверенность на продажу квартиры не оспаривал, кроме того, он не представил доказательств, что он в момент выдачи доверенности не был способен понимать значение своих действий и руководить ими.

Указанные выводы судом кассационной инстанции были признаны необоснованными по следующим основаниям.

Сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения (п. 1 ст. 177 ГК РФ).

Таким образом, даже временная неспособность физического лица - стороны сделки понимать значение своих действий или руководить ими является основанием для признания такой сделки недействительной.

Необходимым условием действительности сделки является соответствие волеизъявления лица воле лица, совершающего сделку. Отсюда нельзя считать действительными сделки, совершенные гражданином в состоянии, когда он не осознавал окружающей его обстановки, не отдавал отчета в совершаемых действиях и не руководил ими. Причина таких состояний может быть разной: от заболевания и алкогольного (наркотического) опьянения до состояния сильного душевного волнения, вызванного какими-либо событиями или действиями.

Как видно из материалов дела, П. действительно не оспаривал факт выдачи доверенности на имя Т., обосновывая свои требования тем, что накануне Т. его спаивал, в момент выдачи доверенности он был в состоянии сильного алкогольного опьянения, находился в беспомощном состоянии и не осознавал происходящее, не понимал значение своих действий и не руководил ими.

В подтверждение своих выводов об отказе в иске по этому основанию, суд сослался лишь на то, что П. на учете у нарколога в связи с алкоголизмом не состоит. При этом в нарушение ст. ст. 60, 79 ГПК РФ суд не принял во внимание, что некоторые обстоятельства могут быть подтверждены только определенными средствами доказывания, в частности, когда для решения спорных вопросов требуются специальные познания. Сам по себе факт, что П. не состоит на учете у нарколога, в данном случае таким доказательством не является.

В пункте 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" указано, что во всех случаях, когда по обстоятельствам дела необходимо выяснить психическое состояние лица в момент совершения им определенного действия, например, при рассмотрении дел о признании недействительными сделок по мотиву совершения их гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (статья 177 ГК РФ), должна быть назначена судебно-психиатрическая экспертиза.

В связи с тем, что судом не были установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, решение суда было отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

3. Договором о залоге может быть предусмотрен залог вещей, которые залогодатель приобретет в будущем.

Акционерный коммерческий Банк "Содействие общественным инициативам" обратился в суд с иском к Б., П., Т., ООО "Лизинговая компания Сибири" о взыскании задолженности по кредитному договору на покупку автомобиля и обращении взыскания на заложенное имущество.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, Центральный районный суд г. Кемерово мотивировал решение тем, что денежные средства по кредитному договору были перечислены не Б., а в нарушение условий договора ООО "Лизинговая компания Сибири".

Судебная коллегия не согласилась с указанным выводом суда, так как из материалов дела видно, что кредитные средства были перечислены на ссудный счет заемщика Б., а впоследствии по его письменному заявлению, на счет продавца автомобиля - ООО "Лизинговая компания Сибири". Таким образом, заемщик распорядился кредитными денежными средствами по своему усмотрению.

Также судебной коллегией по гражданским делам был признан необоснованным вывод суда о том, что Б. не мог быть залогодателем транспортных средств, так как на момент заключения договора залога к нему не перешло право собственности на них, поскольку из пункта 6 ст. 340 ГК РФ и п. 3 ст. 6 Закона "О залоге" по договору о залоге, заключенному на основании пункта 6 статьи 340 Кодекса, право залога возникает у залогодержателя только с момента приобретения залогодателем соответствующего имущества.

То есть не является ограничением для залога то обстоятельство, что предмет залога на момент заключения договора у залогодателя может отсутствовать. Главное, чтобы бы предмет залога был приобретен в будущем. Право залога возникает у залогодержателя с момента приобретения залогодателем имущества.

В связи с тем, что договором было предусмотрено, что кредит предоставляется Б. на покупку автомобиля, соответственно право собственности возникнет у заемщика в будущем, после его оплаты за счет кредитных средств, перечисленных банком на счет продавца, поэтому Б. вправе был передать в залог банку приобретаемые транспортные средства (дело 33-8908, 33-8907).

4. В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса именно должник должен доказать наличие обстоятельств, освобождающих его от ответственности за нарушение обязательства.

ОАО "Углеметбанк" обратился к У. с иском о взыскании задолженности по кредитному договору.

Разрешая спор, Новоильинский районный суд г. Новокузнецка Кемеровской области со ссылкой на ст. 404 ГК РФ посчитал необоснованными требования истца о взыскании пени на просроченный долг и о взыскании пени на просроченные проценты.

Решение суда в указанной части в кассационном порядке было отменено в связи с неправильным применением норм материального права.

В соответствии со ст. 404 ГК РФ, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд соответственно уменьшает размер ответственности должника.

Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению.

Правила пункта 1 настоящей статьи соответственно применяются и в случаях, когда должник в силу закона или договора несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства независимо от своей вины.

Отказывая ОАО "Углеметбанк" в удовлетворении требований о взыскании сумм пени на просроченный основной долг и на просроченные проценты, суд исходил из того, что ответчик У. не исполнял свои обязательства по кредитному договору надлежащим образом и допустил просрочку платежей в период с января 2010 года, тогда как истец ОАО "Углеметбанк" обратился в суд в июне 2010 года, то есть через значительный промежуток времени (6 месяцев), чем содействовал увеличению размера убытков. Суд посчитал, что неисполнение обязательств ответчиком произошло по вине обеих сторон, поскольку кредитор не принял разумных мер к уменьшению убытков.

Данные выводы суда не соответствуют установленным по делу обстоятельствам и материалам дела.

Так, из дела следует, что У. был ознакомлен с графиком погашения кредита и знал, когда должен производиться очередной ежемесячный платеж. В судебном заседании У. не отрицал, что с января 2010 года не погашал кредит. Указанное свидетельствует, что заемщик нарушал условия кредитного договора, вследствие чего, начиная с января 2010 года образовалась задолженность по кредиту и процентам.

По условиям п. 2.10 кредитного договора за неуплату или несвоевременную уплату кредита и (или) начисленных процентов заемщик по требованию кредитора выплачивает ему пени в размере 1/365 или 1/366 от 50% годовых с суммы просроченного платежа за каждый день просрочки.

За нарушение сроков возврата кредита истец в соответствии с п. 2.10 договора исчислил штрафные пени (неустойку).

Однако из решения суда следует, что ненаправление истцом иска о погашении возникшей задолженности в период с января до июня 2010 года привело к увеличению убытков.

Данный вывод основан на неверном толковании ст. 404 ГК РФ, регулирующей случаи нарушения обязательств, характеризующиеся наличием вины и кредитора и должника. В той мере, в которой нарушение обязательства было обусловлено виновными действиями кредитора, объем ответственности должника уменьшается. При этом должник должен доказать наличие обстоятельств, освобождающих его от ответственности за нарушение обязательства и на него же возложено и бремя доказывания наличия вины кредитора в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства, а также бремя доказывания необходимости и соответствия требованию разумности действий кредитора по уменьшению размера убытков.

Указанные доказательства должником суду не представлены и в деле отсутствуют.

В связи с неуплатой основного долга и процентов по кредитному договору кредитор правомерно, в соответствии с договором, начислил штрафные пени (п. 2.10 Договора) и обратился в суд с иском к заемщику и поручителям о досрочном взыскании сумм кредита, процентов и пени (п. 6 договора).

Истцу предоставлено такое право договором и оно не противоречит действующему законодательству. При этом в договоре закреплено право кредитора досрочно взыскивать указанные суммы, но отсутствует обязанность обратиться в суд в определенные сроки. Названный способ защиты нарушенных прав - обращение с иском банк выбрал сам и это не противоречит нормам действующего законодательства. Общий срок исковой давности банком не нарушен, действие кредитного договора на момент предъявления иска не прекращено (до 31.05.2011 г.).

Кроме того, из материалов дела усматривается, что ранее банк принимал меры к взысканию сумм кредита и процентов, направляя ответчикам, соответствующие требования и принимал меры для досудебного урегулирования спора и добровольного погашения задолженности должником.

При данных обстоятельствах кассационная инстанция не нашла оснований полагать, что в неисполнении ответчиками своих обязательств имеется вина кредитора (банка). Доказательства обратного в материалах дела отсутствуют.

В связи с изложенным, решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований ОАО "Углеметбанк" к У. о взыскании сумм пени на просроченный основной долг и пени на просроченные проценты было отменено, судом кассационной инстанции было принято решение, которым исковые требования банка были удовлетворены (дело N 33-12091).

5. Одним из оснований для обращения взыскания на имущество, заложенное для обеспечения обязательства, исполняемого периодическими платежами, является систематическое нарушение сроков их внесения, то есть любое нарушение сроков внесения платежей более трех раз в течение 12 месяцев, даже при условии, что каждая просрочка незначительна.

В силу п. 1 ст. 54.1 Федерального закона от 16.07.1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" обращение взыскания на заложенное имущество в судебном порядке не допускается, если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества.

Если не доказано иное, предполагается, что нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества при условии, что одновременно соблюдены следующие условия: сумма неисполненного обязательства составляет менее пяти процентов от размера оценки предмета ипотеки по договору об ипотеке; период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее трех месяцев.

Если договором об ипотеке не предусмотрено иное, обращение взыскания на имущество, заложенное для обеспечения обязательства, исполняемого периодическими платежами, допускается при систематическом нарушении сроков их внесения, то есть при нарушении сроков внесения платежей более трех раз в течение 12 месяцев, даже при условии, что каждая просрочка незначительна.

Так, отказывая в иске КИТ "Финанс инвестиционный банк" к С. об обращении взыскания на заложенное имущество - квартиру, Орджоникидзевский районный суд г. Новокузнецка Кемеровской области мотивировал решение тем, что несмотря на утверждение истца о пяти случаях нарушения оплаты кредита, фактически имеют место три случая нарушения оплаты кредита, а в остальных двух случаях нарушение плановых сроков погашения по договору связано не с умышленным отказом С. от принятых на себя обязательств по договору, а носило временный характер, вызванный объективными для ответчиков причинами, а именно увольнением С. с работы.

В кассационном порядке решение суда было отменено в связи с неправильным толкованием норм материального права.

Отменяя решение суда, судебная коллегия по гражданским делам Кемеровского областного суда указала на то, что обращение взыскания на заложенное имущество законом не ставится в зависимость от причин нарушения сроков внесения платежей. Одним из оснований для обращения взыскания на имущество, заложенное для обеспечения обязательства, исполняемого периодическими платежами, является систематическое нарушение сроков их внесения, то есть любое нарушение сроков внесения платежей более трех раз в течение 12 месяцев, даже при условии, что каждая просрочка незначительна (дело N 33-8456).

 

Применение Федерального закона РФ "Об обязательном

страховании гражданской ответственности владельцев

транспортных средств"

 

1. Отказ страховщика потерпевшего в прямом возмещении убытков только по тому основанию, что страховщик причинителя вреда не акцептовал направленную ему заявку, не отвечает целям законодательного регулирования отношений в сфере обязательного страхования владельцев транспортных средств.

К. обратился в суд с иском к ОАО "СГ Региональный Альянс" филиал "Коместра-Авто", ООО "РГС-Сибирь", К. о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Свои требования мотивировал тем, что 12.02.2010 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля, принадлежащем ему на праве собственности, и автомобиля под управлением К. Виновным в произошедшем дорожно-транспортном происшествии признан ответчик К. В результате данного дорожно-транспортного происшествия автомобилю истца были причинены повреждения. Гражданская ответственность владельца транспортного средства К. была застрахована в ООО "РГС-Сибирь", а его ответственность - в филиале "Коместра-Авто" ОАО "СГ Региональный Альянс".

В связи с наступлением страхового случая он обратился в свою страховую компанию за страховым возмещением, собрав необходимые документы. Однако ОАО "СГ Региональный Альянс" филиалом "Коместра-Авто" ему отказал в выплате страхового возмещения, указав, что ими получен отказ в акцепте заявки от страховой компании виновника дорожно-транспортного происшествия К. по причине того, что вред причинен при использовании иного транспортного средства, чем то, которое указано в договоре ОСАГО.

Истец просил суд взыскать с ОАО "СГ Региональный Альянс" филиал "Коместра-Авто" и ООО "РГС-Сибирь" в его пользу страховое возмещение, а также взыскать с К. компенсацию морального вреда в сумме 15 000 рублей.

Разрешая спор, Топкинский городской суд Кемеровской области пришел к выводу о том, что отказ в выплате истцу страхового возмещения является незаконным и необоснованным, поскольку факт наступления страхового случая установлен материалами дела и сторонами не оспаривался.

Вместе с тем, суд пришел к необоснованному выводу о том, что страховое возмещение подлежит взысканию со страховщика причинителя вреда - ООО "Росгосстрах".

Суд согласился с тем, что отказ страховщика причинителя вреда в прямом возмещении убытков является обоснованным, и указал, что согласно п. 4.1.8 Соглашения о прямом возмещении убытков страховщик потерпевшего обязан отказать в осуществлении прямого возмещения убытков в случае отказа в акцепте заявки.

В кассационном порядке решение суда было отменено в связи с неправильным применением норм материального права.

Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 г. N 263 определено, что "прямое возмещение убытков" - возмещение вреда имуществу потерпевшего страховщиком, заключившим с потерпевшим - владельцем транспортного средства договор обязательного страхования.

Федеральным законом РФ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" прямо предусмотрено право потерпевшего в установленных законом случаях на обращение с заявлением о прямом возмещении убытков в страховую компанию, застраховавшую его гражданскую ответственность, а также обязанность этого страховщика осуществить страховую выплату.

В силу ст. 14.1 Федерального закона РФ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" потерпевший имеет право предъявить требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, непосредственно страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, в случае наличия одновременно следующих обстоятельств: а) в результате дорожно-транспортного происшествия вред причинен только имуществу; б) дорожно-транспортное происшествие произошло с участием двух транспортных средств, гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с настоящим Федеральным законом.

В указанном случае страховщик, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, проводит оценку обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, изложенных в извещении о дорожно-транспортном происшествии, и на основании представленных документов осуществляет потерпевшему по его требованию возмещение вреда в соответствии с Правилами обязательного страхования.

При этом, страховщик, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, осуществляет возмещение вреда, причиненного имуществу потерпевшего, в размере страховой выплаты от имени страховщика, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред (осуществляет прямое возмещение убытков), в соответствии с соглашением о прямом возмещении убытков (статья 26.1 настоящего Федерального закона) с учетом положений статьи 14.1 названного Закона.

Статьей 26.1 данного Закона предусмотрено, что соглашение о прямом возмещении убытков заключается между членами профессионального объединения страховщиков. Таким соглашением определяются порядок и условия расчетов между страховщиком, осуществившим прямое возмещение убытков, и страховщиком, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред. Расчеты между указанными страховщиками могут производиться путем возмещения суммы оплаченных убытков по каждому требованию или исходя из числа удовлетворенных требований в течение отчетного периода и средних сумм страховых выплат.

В данном случае истец К. реализовал свое право, предусмотренное ст. 14.1 Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", обратился непосредственно к страховщику, который застраховал его гражданскую ответственность.

Ссылка страховщика потерпевшего на Соглашение о прямом урегулировании убытков, утвержденное Президиумом Российского союза автостраховщиков, является несостоятельной, поскольку данное Соглашение регламентирует отношения между страховыми компаниями и не может затрагивать прав потерпевших, влиять на возможность реализации потерпевшими предусмотренного законом права на прямое возмещение убытков, учитывая, что граждане, как потерпевшие, так и причинители вреда не являются сторонами данного Соглашения.

Кроме того, из пункта 4.1.8 Соглашения, на который сослался страховщик, отказывая истцу в осуществлении страховой выплаты, не следует, что страховщик потерпевшего обязан в любом случае отказать потерпевшему в осуществлении прямого возмещения убытков в случае отказа в акцепте заявки, как указал суд.

В данном случае страховщик потерпевшего располагал документами, из которых следовало, что имущественный вред истцу причинен при использовании тех автотранспортных средств, которые указаны в страховых полисах водителей - участников дорожно-транспортного происшествия, в связи с чем ответчику - ОАО "СГ Региональный Альянс" в лице филиала "Коместра-Авто" было известно о том, что страховщик причинителя вреда отказал в акцепте заявки по явно надуманным основаниям. При таких обстоятельствах ОАО "СГ Региональный Альянс" филиал "Коместра-Авто" не вправе был отказывать истцу в выплате страхового возмещения по основаниям, указанным страховщиком причинителя вреда - ООО "ГСКК".

Отказ страховщика потерпевшего в выплате страхового возмещения только по тому основанию, что страховщик причинителя вреда не акцептовал направленную ему заявку, не отвечает целям законодательного регулирования отношений в сфере обязательного страхования владельцев транспортных средств, ведет к затягиванию разрешения вопроса о выплате страхового возмещения, вынуждая потерпевших повторно обращаться с заявлением о выплате страхового возмещения к страховщику причинителя вреда.

В любом случае отказ в выплате страхового возмещения возможен только по основаниям, установленным законом и не может зависеть от усмотрения того или иного страховщика или от положений Соглашения, утвержденного Российским союзом автостраховщиков, в случае если эти положения противоречат закону.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия пришла к выводу, что страховая выплата подлежит взысканию со страховщика потерпевшего К. - ОАО "СГ Региональный Альянс" в лице филиала "Коместра-Авто".

Поскольку судом установлены все обстоятельства, имеющие значение для дела, судебная коллегия приняла новое решение о взыскании страхового возмещения в пользу К. с ОАО "СГ Региональный Альянс" (дело N 33-8059).

2. Согласно ст. 48 ГК РФ правом быть истцом и ответчиком в суде обладают организации, пользующиеся правами юридического лица.

Статьей 36 ГПК РФ предусмотрено, что гражданская процессуальная правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами и организациями, обладающими согласно законодательству Российской Федерации правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов.

Как следует из пункта 1 статьи 53 ГК РФ, юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Согласно пункту 2 статьи 55 ГК РФ филиалом является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе функции представительства.

В пункте 3 этой же статьи указано, что филиалы не являются юридическими лицами. Они наделяются имуществом, создавшим их юридическим лицом и действуют на основании утвержденных им положений.

Согласно ст. 48 ГК РФ правом быть истцом и ответчиком в суде обладают организации, пользующиеся правами юридического лица.

Например, разрешая спор по иску И. к Новокузнецкому филиалу ОАО "Страховая группа МСК" о взыскании страховой выплаты, Центральный районный суд г. Новокузнецка пришел к выводу, что ответственность по страховому возмещению лежит на названном филиале общества.

Однако данный вывод суда не основан на нормах действующего законодательства, поскольку филиал ОАО "Страховая группа МСК" не является юридическим лицом и не может самостоятельно выступать в гражданском процессе в качестве ответчика. То обстоятельство, что спор вытекает из деятельности Новокузнецкого филиала ОАО "Страховая группа МСК" не наделяет филиал правами юридического лица, поэтому суду следовало решить вопрос о привлечении на основании ч. 3 ст. 40 ГПК РФ к участию в деле в качестве соответчика страховой организации, являющейся юридическим лицом. Указанное нарушение норм материального и процессуального права послужило основанием для отмены решения в кассационном порядке (дело N 33-12609).

По аналогичным основаниям было отменено решение Заводского районного суда г. Кемерово по иску П. к ООО Страховая компания "Цюрих" о взыскании страхового возмещения (дело N 33-10084).

 

Рассмотрение налоговых споров

 

Имущественный налоговый вычет не применяется в случаях, если сделка купли-продажи квартиры совершается между физическими лицами, являющимися взаимозависимыми, к которым отнесены родители и дети.

П. обратился в суд с иском о признании незаконным отказа ИФНС по г. Кемерово Кемеровской области, УФНС по Кемеровской области в предоставлении имущественного налогового вычета. Требования мотивированы тем, что в 2010 г. он обратился в ИФНС по г. Кемерово с заявлением о предоставлении имущественного налогового вычета, предусмотренного ст. 220 НК РФ в связи с покупкой квартиры. Решением ИФНС по г. Кемерово ему отказано в предоставлении имущественного налогового вычета. Отказ мотивирован наличием взаимозависимости между ним, как покупателем квартиры, и продавцом квартиры П.В.А., приходящейся ему матерью.

Просил признать решение ИФНС по г. Кемерово, а также решение УФНС по Кемеровской области незаконными и обязать ИФНС по г. Кемерово предоставить ему имущественный налоговый вычет в сумме 2 000 000 рублей.

Признавая отказ налогового органа в предоставлении П. налогового вычета за 2009 год незаконным и необоснованным, Центральный районный суд г. Кемерово мотивировал решение тем, что ответчиком не представлено доказательств того, что наличие факта родственных отношений повлияло на условия или экономические результаты совершенной сделки купли-продажи квартиры, так как рыночная стоимость проданной квартиры превышает сложившуюся рыночную стоимость подобных квартир, продаваемых в г. Кемерово. По мнению суда, налоговый орган не должен ограничиваться формальным указанием на факт взаимозависимости: требуется, чтобы налоговый орган доказал влияние взаимозависимости на необоснованность полученной личной выгоды. Удовлетворяя исковые требования П., суд пришел к выводу, что отказ налогового органа ущемляет права П. и не отвечает гарантиям, закрепленным статьей 19 Конституции РФ.

Суд кассационной инстанции не согласился с выводом суда, так как он основан на неправильном применении норм материального и процессуального права.

Подпунктом 2 п. 1 ст. 220 НК РФ предусмотрено, что при определении размера налоговой базы налогоплательщик имеет право на получение имущественного налогового вычета в сумме, фактически произведенных налогоплательщиком расходов на новое строительство либо приобретение на территории Российской Федерации жилого дома, квартиры, комнаты или доли (долей) в них.

Имущественный налоговый вычет, предусмотренный настоящим подпунктом, не применяется в случаях, если сделка купли-продажи жилого дома, квартиры, комнаты или доли (долей) в них совершается между физическими лицами, являющимися взаимозависимыми в соответствии со статьей 20 настоящего Кодекса.

В частности, в соответствии с п.п. 3 пункта 1 статьи 20 Налогового кодекса Российской Федерации взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц, а именно: лица состоят в соответствии с семейным законодательством Российской Федерации в брачных отношениях, отношениях родства или свойства, усыновителя и усыновленного, а также попечителя и опекаемого.

Так, на основании ст. 14 Семейного кодекса РФ близкими родственниками признаются родственники по прямой восходящей и нисходящей линии - супруги, родители и дети, усыновители и усыновленные, дедушки, бабушки и внуки, полнородные и неполнородные (имеющие общих отца или мать) братья и сестры.

При этом в силу действия п. 1 ст. 11 НК РФ институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в НК РФ, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено НК РФ.

Таким образом, если сделка совершается между родственниками, являющимися взаимозависимыми лицами, то имущественный налоговый вычет не представляется, независимо от условий и экономических результатов, заключенной между ними сделки купли-продажи жилого помещения, а также независимо от того, что расходы на приобретение квартиры были действительно реальными.

Довод суда о том, что налоговый орган не должен ограничиваться формальным указанием на факт взаимозависимости, поэтому требуется, чтобы налоговый орган доказал влияние взаимозависимости на необоснованность полученной наличной выгоды нельзя признать обоснованным, так как конструкция правовой нормы ст. 20 НК РФ предусматривает ее разделение на пункты и подпункты.

Пунктом 2 ст. 20 НК РФ предусмотрена возможность признания судом лиц взаимозависимыми по иным основаниям, не предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи, если отношения между этими лицами могут повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг). В данном пункте идет речь о лицах, не являющихся взаимозависимыми в силу прямого указания законодателя.

Что касается пп. 3 п. 1 ст. 20 НК РФ, то лиц, состоящих в отношениях родства, законодатель для целей налогообложения отнес к взаимозависимым лицам, установив, что они не имеют право на имущественный налоговый вычет в случае приобретения квартиры. Следовательно, ссылка суда на непредставление налоговым органом доказательств влияния родственных отношений на условия или экономические результаты совершенной сделки купли-продажи квартиры, является необоснованной.

Как отмечено в Определении Конституционного Суда РФ от 17.06.2010 г. N 904-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шилова Алексея Андреевича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 1 статьи 20 и подпункта 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации", а также в Определении Конституционного Суда РФ от 26.01.2010 г. N 153-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Кириченко Натальи Юрьевны на нарушение ее конституционных прав абзацем двадцать шестым подпункта 2 пункта 1 статьи 220 Налогового кодекса Российской Федерации" решая задачи по стимулированию граждан к улучшению своих жилищных условий, федеральный законодатель вместе с тем предусмотрел случаи, когда право на имущественный налоговый вычет не применяется. К их числу отнесены случаи, когда сделка купли-продажи жилого дома, квартиры, комнаты или доли (долей) в них совершается между физическими лицами, являющимися взаимозависимыми в соответствии со статьей 20 Налогового кодекса Российской Федерации. Освобождение от уплаты налогов по своей природе - льгота, которая является исключением из вытекающих из Конституции Российской Федерации (статьи 19 и 57) принципов всеобщности и равенства налогообложения, в силу которых каждый обязан платить законно установленный налог с соответствующего объекта налогообложения. Льготы всегда носят адресный характер, и их установление относится к исключительной прерогативе законодателя. Именно законодатель вправе определять (сужать или расширять) круг лиц, на которых распространяются налоговые льготы.

Таким образом, с учетом целевой направленности указанного законоположения, само по себе установление в нем исключений из правил предоставления имущественного налогового вычета по налогу на доходы физических лиц не свидетельствует о нарушении конституционных прав и свобод налогоплательщика. С учетом изложенного вывод суда о том, что отказ налогового органа ущемляет права П. и не отвечает гарантиям, закрепленным статьей 19 Конституции РФ является необоснованным, так как именно федеральный законодатель, устанавливая федеральные налоги и сборы, определяет их систему, объекты налогообложения, которые могут быть определены не только путем непосредственного их перечисления в законе, но и посредством налоговых льгот.

В данном случае федеральный законодатель прямо установил, что имущественный налоговый вычет не применяется в случаях, если сделка купли-продажи квартиры совершается между физическими лицами, являющимися взаимозависимыми, к которым отнесены родители и дети.

Таким образом, при приобретении квартиры у своей матери, у П. право на получение имущественного налогового вычета не возникло.

Поскольку суд по настоящему делу допустил существенные нарушения норм материального права, повлиявшие на исход дела, решение суда было отменено, судебной коллегией по гражданским делам Кемеровского областного суда было вынесено новое решение об отказе П. в иске (дело N 33-11814).

 

Рассмотрение земельных споров

 

Решение суда отменено в кассационном порядке, так как судом не было установлено, в чьей собственности (государственной или муниципальной) находится истребуемый земельный участок, при этом судом не был установлен порядок, в котором должна была проходить процедура предоставления земельного участка.

С. обратился в суд с жалобой на неправомерные действия Администрации Кемеровского муниципального района по отказу в предоставлении земельного участка. Требования мотивировал тем, что он является инвалидом второй группы. Законом Кемеровской области предусмотрено право инвалидов второй группы на однократное бесплатное получение в собственность земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности; инвалиды имеют первоочередное право на получение участков для индивидуального жилищного строительства.

В связи с этим, заявителем было направлено заявление на имя Главы Кемеровского муниципального района о предоставлении на формирование с последующей передачей в собственность земельного участка для индивидуального жилищного строительства общей площадью 0,15 га, расположенного в Кемеровской области, Кемеровском районе, п. Металлплощадка, южнее земельных участков с кадастровыми номерами, с приложением топографического плана. Однако КУМИ Муниципального района было отказано в реализации указанного права заявителем, чем нарушены его права как инвалида второй группы.

Удовлетворяя заявленные С. требования и признавая действия Комитета по управлению муниципальным имуществом Кемеровского муниципального района незаконными, Заводской районный суд г. Кемерово в подтверждение своих выводов сослался на ч. 2 и ч. 3 ст. 5 Закона Кемеровской области от 18.07.2002 г. N 56-03 (ред. от 01.04.2010 г.) "О предоставлении и изъятии земельных участков на территории Кемеровской области", ч. 1 ст. 30 Земельного кодекса РФ.

Однако суд не в полном объеме применил нормы материального права, подлежащие применению, что привело к неустановлению обстоятельств, имеющих значение для дела.

В соответствии с п. "к" ч. 1 ст. 72 и ч. 2 ст. 76 Конституции Российской Федерации земельное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

Земельный кодекс РФ установил в числе принципов земельного законодательства принцип платности использования земли, согласно которому любое использование земли осуществляется за плату, за исключением случаев, установленных федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации (пп. 7 п. 1 ст. 1 Земельного кодекса РФ).

Пунктом 2 ст. 28 Земельного кодекса РФ, на который обоснованно сослался суд первой инстанции, определено, что предоставление земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, в собственность граждан и юридических лиц осуществляется за плату. Предоставление земельных участков в собственность граждан и юридических лиц может осуществляться бесплатно в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

Эти случаи предусмотрены ст. 5 Закона Кемеровской области от 18.07.2002 г. N 56-ОЗ "О предоставлении и изъятии земельных участков на территории Кемеровской области".

В соответствии с п.п. 2, 3 данной статьи, право на однократное бесплатное получение земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, для индивидуального жилищного строительства имеют инвалиды II группы, каковым и является С.

Однако, сославшись на ст. 5 указанного закона, суд его в полном объеме не применил, и не учел, что в соответствии со ст. 1 Закона Кемеровской области от 18.07.2002 г. (с последующими изменениями) N 56-ОЗ "О предоставлении и изъятии земельных участков на территории Кемеровской области", он регулирует отношения по предоставлению земельных участков, находящихся в государственной собственности Кемеровской области, и земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена (государственная собственность), а также земельных участков, находящихся в муниципальной собственности.

Статья 5-1 указанного Закона, предусматривает особенности бесплатного предоставления земельных участков, находящихся в государственной и муниципальной собственности, в соответствии с которыми предоставление земельных участков, находящихся в государственной собственности, гражданам, указанным в подпункте 3 статьи 5 настоящего Закона, осуществляется в порядке, установленном Коллегией Администрации Кемеровской области (т.е. субъекта РФ) (Постановление Коллегии Администрации Кемеровской области от 06.05.2010 г. N 176 "Об утверждении Порядка бесплатного предоставления земельных участков из земель, находящихся в государственной собственности Кемеровской области, а также земель, государственная собственность на которые не разграничена").

Предоставление земельных участков, находящихся в муниципальной собственности, осуществляется в порядке, установленном органами местного самоуправления в соответствии с действующим законодательством. (Решение Кемеровского районного Совета народных депутатов от 17.08.2006 г. N 373 "Об утверждении Положения "О приобретении и прекращении прав на земельные участки на территории Кемеровского муниципального района").

Следовательно, для правильного определения порядка бесплатного предоставления земельных участков, а также нормативного акта его регулирующего, необходимо установить в чьей собственности (государственной или муниципальной) находится истребуемый земельный участок, и в зависимости от этого применить порядок установленный либо Постановлением Коллегии Администрации Кемеровской области от 06.05.2010 г. N 176 "Об утверждении Порядка бесплатного предоставления земельных участков из земель, находящихся в государственной собственности Кемеровской области, а также земель, государственная собственность на которые не разграничена", либо Решением Кемеровского районного Совета народных депутатов от 17.08.2006 г. N 373 "Об утверждении Положения "О приобретении и прекращении прав на земельные участки на территории Кемеровского муниципального района".

Суд первой инстанции, в нарушение ст. ст. 56, 67, 198 ГПК РФ не установил, в чьей собственности (государственной или муниципальной) находится истребуемый земельный участок, и соответственно не применил закон, подлежащий применению; не установил порядок, в котором должна была проходить процедура предоставления земельного участка.

Суд также не учел, что бесплатное предоставление земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности регулируется Постановлением Коллегии Администрации Кемеровской области от 06.05.2010 г. N 176, которым утвержден Порядок бесплатного предоставления земельных участков из земель, находящихся в государственной собственности Кемеровской области, а также земель, государственная собственность на которые не разграничена, в соответствии с п. 1.3 которого, бесплатное предоставление земельных участков осуществляется при одновременном выполнении следующих условий: гражданину ранее не предоставлялся земельный участок в собственность бесплатно; гражданином представлены все документы, предусмотренные настоящим Порядком; отсутствует заключение о невозможности предоставления испрашиваемого земельного участка для индивидуального жилищного строительства (при предоставлении земельных участков в собственность граждан для индивидуального жилищного строительства); отсутствуют права иных лиц на испрашиваемый земельный участок (при предоставлении земельных участков в собственность граждан для индивидуального жилищного строительства).

Согласно п. 1.4 Порядка, основаниями для отказа в бесплатном предоставлении земельных участков является несоблюдение условий, указанных в пункте 1.3 настоящего Порядка.

Указанных положений закона суд первой инстанции не учел и не применил.

Указав на то, что заявитель, являющийся инвалидом 2 группы, в соответствии с действующим законодательством имеет преимущественное право на первоочередное предоставление земельного участка, наряду с другими лицами, суд свои выводы также в нарушение ст. 198 ГПК РФ, ссылкой на конкретные нормы права не мотивировал.

Сославшись на Распоряжение Коллегии Администрации Кемеровской области от 23.07.2008 года N 766-р "О реализации принципа "одного окна" при оформлении прав на земельные участки в Кемеровской области", согласно которого органам местного самоуправления Кемеровской области, уполномоченным на предоставление земельных участков, находящихся в муниципальной собственности, а также земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена в целях сокращения сроков, повышения качества и создания комфортных условий предоставления услуг по оформлению прав граждан и юридических лиц на земельные участки в Кемеровской области, рекомендовано организовать службу "одного окна" по оформлению прав на земельные участки на базе специализированного муниципального предприятия, муниципального учреждения, структурного подразделения органа местного самоуправления, суд не установил, действует ли указанная служба, а также обращался ли в установленном указанным распоряжением порядке С. в нее с заявлением о предоставлении земельного участка.

Кроме того, сославшись на статью 5 Закона Кемеровской области от 18.07.2002 г. N 56-ОЗ "О предоставлении и изъятии земельных участков на территории Кемеровской области", которая предусматривает право отдельных категорий граждан на однократное бесплатное предоставление в собственность земельных участков из государственной или муниципальной собственности, суд не установил, имеется ли в собственности С. земельный участок и если - да, то на каком основании он был им получен.

При изложенных обстоятельствах постановленное судом решение было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение (дело 33-11696).

По аналогичным основаниям было отменено решение Заводского районного суда г. Кемерово по иску прокурора Кемеровского района в интересах С. о признании незаконным решения об отказе в предоставлении земельного участка в собственность бесплатно для индивидуального жилищного строительства (дело 33-10733).

 

Рассмотрение судебных споров по искам прокурора

 

1. Применение в судебной практике Федерального закона "О безопасности дорожного движения".

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 10.12.1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" - под безопасностью дорожного движения понимается состояние данного процесса, отражающее степень защищенности его участников от дорожно-транспортных происшествий и их последствий.

В соответствии со ст. 23 данного закона медицинское обеспечение безопасности дорожного движения заключается в обязательном медицинском освидетельствовании и переосвидетельствовании кандидатов в водители и водителей транспортных средств, проведении предрейсовых, послерейсовых и текущих медицинских осмотров водителей транспортных средств, оказании медицинской помощи пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях, обучении участников дорожного движения, должностных лиц органов внутренних дел Российской Федерации и других специализированных подразделений, а также населения приемам оказания первой помощи лицам, пострадавшим в дорожно-транспортных происшествиях.

Статья 27 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" устанавливает условия, при которых предоставляется получение права на управление транспортными средствами.

В силу пункта 1 статьи 28 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" основанием прекращения действия права на управление транспортными средствами является ухудшение здоровья, препятствующее безопасному управлению транспортными средствами, подтвержденное медицинским заключением.

Таким образом, федеральным законодательством Российской Федерации в области безопасности дорожного движения возникновение права на управление транспортным средством напрямую поставлено в зависимость от состояния здоровья водителя.

Управление лицами, имеющие медицинские противопоказания к управлению транспортным средством, ставит под угрозу жизнь и здоровье других участников дорожного движения и не отвечает основным принципам дорожного движения.

Например, отказав в удовлетворении требования прокурора о прекращении действия права на управление транспортными средствами Р., состоящей на учете у нарколога с диагнозом "опийная наркомания", Юргинский городской суд Кемеровской области исходил из того, что решение о прекращении действия права на управление транспортными средствами по указанному основанию должен принимать не суд, а орган ГИБДД, кроме того, суд сослался на то, что прокурором не было представлено медицинское заключение об ухудшении состояния здоровья Р.

Данные выводы судом кассационной инстанции признаны несостоятельными по следующим основаниям.

Статьей 24 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" гарантируется право граждан на безопасные условия движения по дорогам РФ, которое обеспечивается путем выполнения законодательства о безопасности дорожного движения.

Согласно ч. 2 ст. 1 ГК РФ гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства.

В соответствии ст. 1065 ГК РФ опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием к иску о запрещении деятельности, создающей такую опасность.

Если причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом, суд вправе обязать ответчика, помимо возмещения вреда, приостановить или прекратить соответствующую деятельность.

Суд все эти требования закона в достаточной степени не учел.

Из материалов дела видно, что Р. привлекалась к административной ответственности по ст. 6.9 Кодекса РФ об административных правонарушениях за употребление наркотических средств без назначения врача. Более того, она состоит на учете у нарколога с диагнозом "наркотическая (опийная) зависимость".

Постановлением Правительства РФ N 377 от 28.04.1993 года "О реализации Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" утвержден перечень медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности. Согласно данному перечню для водителей автотранспортных средств установлены противопоказания при алкоголизме, наркомании, токсикомании. Осуществление деятельности, связанной с источником повышенной опасности, при алкоголизме, наркомании, токсикомании допускается только в случае стойкой ремиссии, а также после лечения и снятия с учета (приказ Министерства здравоохранения СССР от 29.09.1989 N 555 п. 29"б").

Имеющееся у Р. заболевание относится к числу медицинских противопоказаний для осуществления деятельности, связанной с источником повышенной опасности для окружающих (использование транспортных средств), следовательно, деятельность Р. по управлению транспортным средством не отвечает требованиям безопасности дорожного движения, влечет нарушение прав неопределенного круга лиц - участников дорожного движения и может повлечь причинение вреда в будущем.

При таких обстоятельствах, вывод суда о том, что оснований для прекращения действия на управление транспортными средствами Р. не имеется, является несостоятельным, не основанным на нормах материального права.

Необоснованным является и вывод суда о том, что решение о прекращении действия права на управление транспортными средствами должен принимать лишь орган ГИБДД, поскольку в соответствии ст. 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением о прекращении действия права на управление транспортным средством лица, которое представляет собой реальную угрозу возникновения причинения вреда жизни и здоровью граждан, либо причинения имущественного ущерба, чем могут быть нарушены как законные интересы граждан, так и интересы общества и государства.

Поскольку судом не были приняты во внимание указанные положения федерального законодательства, решение суда было отменено и направлено на новое рассмотрение в тот же суд (дело N 33-10743).

2. Получение свидетельства о государственной аккредитации является правом, а не обязанностью дошкольного образовательного учреждения.

Прокурор г. Таштагола в интересах неопределенного круга лиц, являющихся несовершеннолетними, обратился в суд с заявлением к Муниципальному дошкольному образовательному учреждению детский сад N 9, Муниципальному образовательному учреждению для детей-сирот, оставшихся без попечения родителей Детский дом N 1 Родник и просил обязать ответчиков пройти государственную аккредитацию, получить свидетельство о государственной аккредитация в аккредитационном органе.

Решением Таштагольского городского суда Кемеровской области от 08 октября 2010 года постановлено заявление прокурора г. Таштагола было удовлетворено.

В связи с неправильным применением норм материального права решение суда в кассационном порядке было отменено по следующим основаниям.

Так, согласно ст. 33 Федерального закона "Об образовании" от 10.07.1992 г. N 3266-1 права юридического лица у образовательного учреждения в части ведения финансово-хозяйственной деятельности, предусмотренной его уставом и направленной на подготовку образовательного процесса, возникают с момента регистрации образовательного учреждения (п. 5); право на ведение образовательной деятельности и льготы, установленные законодательством Российской Федерации, возникают у образовательного учреждения с момента выдачи ему лицензии (разрешения) (п. 6).

Свидетельство о государственной аккредитации, выданное дошкольному образовательному учреждению или образовательному учреждению дополнительного образования детей, подтверждает государственный статус такого образовательного учреждения, уровень и направленность реализуемых им образовательных программ (п. 17).

Государственная аккредитация дошкольного образовательного учреждения или образовательного учреждения дополнительного образования детей включает в себя экспертизу реализуемых им образовательных программ соответствующего уровня и направленности, а также показателей деятельности такого образовательного учреждения, необходимых для определения его вида и категории.

Первая государственная аккредитация образовательного учреждения или научной организации может проводиться не ранее чем на стадии итоговой аттестации обучающихся (п. 18).

По согласованию с учредителем образовательное учреждение или научная организация вправе подать заявление о повторной государственной аккредитации не ранее чем через один год после отказа им в государственной аккредитации, лишения их государственной аккредитации.

Как видно из материалов дела, ответчики имеют свидетельство о государственной регистрации юридического лица, в приложении к которому указан перечень общеобразовательных программ, по которым данное учреждение имеет право ведения образовательной деятельности, и нормативный срок освоения этих программ от 1 до 5 лет. То есть, ответчики обладают правами юридического лица и вправе осуществлять образовательную деятельность в соответствии с лицензией.

Кроме того, действующим законодательством не установлена прямая обязанность дошкольного образовательного учреждения на прохождение государственной аккредитации. Государственная аккредитация подтверждает государственный статус учреждения, но ее отсутствие не препятствует осуществлению им деятельности в соответствии с выданной лицензией.

Также из Типового положения о дошкольном образовательном учреждении, утвержденного постановлением Правительства РФ от 12.09.2008 года N 666, следует, что государственный статус дошкольного образовательного учреждения устанавливается при его государственной аккредитации. То есть, предусмотрена возможность существования как государственных, так и негосударственных дошкольных образовательных учреждений.

Согласно Положению о государственной аккредитации образовательных учреждений и научных организаций, утвержденного постановлением Правительства РФ от 14.07.2008 г. N 522 государственная аккредитация проводится на основании заявления образовательного учреждения, согласованного с учредителем, первая государственная аккредитация образовательных учреждений, реализующих программы дошкольного образования, может проводиться по завершению реализации образовательных программ дошкольного образования. На основании результатов рассмотрения коллегиальным органом вопроса о государственной аккредитации образовательного учреждения аккредитационный орган принимает решение о государственной аккредитации или об отказе в государственной аккредитации. Свидетельство о государственной аккредитации выдается на 5 лет.

Таким образом, из анализа действующего законодательства следует, что получение свидетельства о государственной аккредитации является правом, а не обязанностью дошкольного образовательного учреждения, которое он может осуществить при определенных условиях.

Данная правовая позиция подтверждается также новой редакцией Закона РФ от 10.07.1992 г. N 3266-1 "Об образовании", действующей с 01.01.2011 года. Федеральным законом от 08.11.2010 г. N 293-ФЗ в Закон РФ от 10.07.1992 г. N 3266-1 "Об образовании" введена статья 33.2, которой установлено, что государственная аккредитация проводится в отношении образовательных учреждений всех типов и видов, за исключением дошкольных образовательных учреждений.

Таким образом, вывод суда первой инстанции об удовлетворении требований прокурора об обязании ответчиков пройти государственную аккредитацию является необоснованным.

При таких обстоятельствах, решение суда было отменено, судом кассационной инстанции было вынесено новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований прокурора (дело N 33-11731).

 

Установление фактов, имеющих юридическое значение

 

Установление факта участия в проведении контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона только на основании показаний свидетелей является незаконным.

К. обратился в суд с заявлением, в котором просил установить факт его участия в проведении контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона в период с 15.01.2002 г. по 13.02.2003 г. Требования мотивированы тем, что с июня 2001 года по июнь 2003 года он проходил действительную военную службу по призыву во внутренних войсках МВД РФ, согласно приказа командования он был направлен для выполнения служебно-боевых задач в служебную командировку в Республику Чечня, и в период с 15.01.2002 года по 13.02.2003 года проходил службу в составе Объединенной группировки войск по проведению контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона.

После увольнения в запас, он в установленном законом порядке обратился в ГУВД Кемеровской области за выдачей удостоверения ветерана боевых действий, однако в предоставлении статуса ветерана боевых действий и выдаче соответствующего удостоверения ему было отказано.

Отказ мотивирован тем, что предоставленные им документы не подтверждают факт непосредственного фактического участия в боевых действиях.

Установление факта участия в проведении контртеррористических операций ему необходимо для получения статуса ветерана боевых действий.

Удовлетворяя требования К., Гурьевский городской суд Кемеровской области пришел к выводу, что заявителем представлено достаточно доказательств, подтверждающих факт его участия в проведении контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона в указанный им период.

Однако судебная коллегия не согласилась с данным выводом.

Согласно ст. 28 Федерального закона от 12 января 1995 г. N 5 "О ветеранах" реализация мер социальной поддержки ветеранов осуществляется по предъявлении ими удостоверений единого образца, установленного Правительством РФ.

Во исполнение указанных положений Закона Правительством РФ издано Постановление от 19 декабря 2003 г. N 763 "Об удостоверении ветерана боевых действий", утвердившее Инструкцию о порядке заполнения, выдачи и учета удостоверения ветерана боевых действий, п. 2 которого предписано, что выдача указанных удостоверений производится в порядке, установленном в соответствующих федеральных органах исполнительной власти.

Основанием для выдачи удостоверений лицам, указанным в п. I Инструкции, кроме лиц гражданского персонала, является документально подтвержденный факт выполнения ими задач в условиях вооруженного конфликта в Чеченской Республике и на прилегающих территориях, отнесенных к зоне вооруженного конфликта, либо факт выполнения ими задач в ходе контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона, либо получение подтверждающих документов об участии в боевых действиях в соответствующих государствах, указанных в разделе III Перечня государств, городов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан РФ (приложение к ФЗ от 12 января 1995 г. N 5 "О ветеранах").

Согласно абз. 2 п. 2 Постановления Правительства РФ от 31 марта 1994 г. N 280 "О порядке установления факта выполнения военнослужащими и иными лицами задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах и предоставления им дополнительных гарантий и компенсаций" периоды выполнения военнослужащими и сотрудниками задач в условиях чрезвычайного положения и при вооруженных конфликтах оформляются приказами командиров воинских частей, начальников штабов, оперативных и иных групп.

Подпунктом "в" п. 4 Постановления Правительства РФ от 09 февраля 2004 г. N 65 "О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим и сотрудникам федеральных органов исполнительной власти, участвующим в контртеррористических операциях и обеспечивающим правопорядок и общественную безопасность на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации" также установлено, что периоды (время) непосредственного участия сотрудников и военнослужащих в контртеррористических операциях определяются на основании приказов командиров (начальников) воинских частей, подразделений и органов, привлекаемых к проведению контртеррористических операций, в которых указаны даты или периоды участия соответствующих сотрудников и военнослужащих в контртеррористических операциях и которые утверждены руководителем Регионального оперативного штаба, а с 2 августа 2006 г. - руководителем контртеррористической операции.

Таким образом, из анализа приведенных норм права следует, что участие в боевых действиях является обязательным условием для признания лица ветераном боевых действий. Однако, один факт прохождения службы на территории Северо-Кавказского региона, как установил суд, основанием для получения удостоверения ветерана боевых действий не является.

Суд, удовлетворяя требования К., учел показания свидетелей, которые подтвердили совместное участие их с К. в заслонах, в сопровождении колонны с провизией, несении службы, однако суд не учел, что приказов командира, утвержденных руководителей Регионального оперативного штаба, о привлечении К. к участию в контртеррористических операциях, как того требует пункт 3 статьи 12 Федерального Закона РФ "О борьбе с терроризмом", не представлено.

Таким образом, установление факта участия К. в проведении контртеррористических операций на территории Северо-Кавказского региона на основании показаний свидетелей, при отсутствии единственного правового основания для доказательства участия в проведении контртеррористических операций (приказа руководителя Регионального оперативного штаба, о привлечении К. к участию в контртеррористических операциях), является необоснованным и противоречащим действующему законодательству. При таких обстоятельствах решение суда было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд (дело N 33-12074).

 

Применение норм процессуального законодательства

 

1. Вопросы, возникающие при назначении судебной экспертизы.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

На основании п. 1 ст. 84 ГПК РФ экспертиза проводится экспертами судебно-экспертных учреждений по поручению руководителей этих учреждений или иными экспертами, которым она поручена судом.

Государственными судебно-экспертными учреждениями являются специализированные учреждения (подразделения) федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, предусмотренные статьей 11 Федерального закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации".

В силу ст. 41 названного Закона судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно-экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами.

Таким образом, экспертиза может проводиться как государственными экспертными учреждениями, так и иными (негосударственными) организациями.

К иным экспертам из числа лиц, обладающих специальными знаниями, относятся эксперты негосударственных судебно-экспертных учреждений, а также лица, не работающие в судебно-экспертных учреждениях.

Под негосударственными судебно-экспертными учреждениями следует понимать некоммерческие организации (некоммерческие партнерства, частные учреждения или автономные некоммерческие организации), созданные в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и Федеральным законом "О некоммерческих организациях", осуществляющие судебно-экспертную деятельность в соответствии с принятыми ими уставами.

При поручении производства экспертизы лицу, не являющемуся государственным судебным экспертом, суду следует предварительно запросить сведения, касающиеся возможности производства данной экспертизы, а также сведения об эксперте, в том числе его фамилию, имя, отчество, образование, специальность, стаж работы в качестве судебного эксперта и иные данные, свидетельствующие о его компетентности и надлежащей квалификации.

В целях обеспечения реализации участвующими в деле лицами их права на отвод эксперта в определении о назначении экспертизы необходимо указывать наименование экспертного учреждения, в котором должна быть произведена экспертиза, а при невозможности производства экспертизы в этом учреждении - вновь выносить определение о назначении экспертизы в другом экспертном учреждении.

В соответствии со ст. ст. 18 и 16 ГПК Российской Федерации эксперт не может участвовать в рассмотрении дела, если он лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо если имеются иные обстоятельства, вызывающие сомнение в его объективности и беспристрастности.

По смыслу названных статей, эксперт, наделенный полномочиями по даче заключения, не может участвовать в деле, в котором учреждение (организация), которому поручено проведение экспертизы, выступает в качестве стороны спорного правоотношения, т.е. имеет заинтересованность в исходе дела.

Например, определением Новокузнецкого районного суда Кемеровской области была назначена экспертиза по делу по иску Н. к К., Администрации Новокузнецкого района об установлении границ земельного участка, проведение которой было поручено Муниципальному предприятию "Кадастровый Центр Новокузнецкого района". Отменяя определение суда, суд кассационной инстанции указал, что в силу ст. 113 Гражданского кодекса РФ унитарное предприятие является коммерческой организацией, поэтому поручение экспертизы Муниципальному предприятию "Кадастровый Центр Новокузнецкого района, а не конкретным экспертам, произведено судом в нарушение приведенных требований закона. Кроме того, поручая проведение экспертизы Муниципальному предприятию "Кадастровый Центр Новокузнецкого района", суд не учел, что указанное предприятие является лицом, участвующим в деле, что в силу положений Гражданского процессуального кодекса РФ недопустимо (дело N 33-11132).

2. Дела об оспаривании образовательными учреждениями решений должностных лиц пожарного надзора подведомственны суду общей юрисдикции.

В соответствии с ч. 1 ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.

В пункте 2 ст. 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что арбитражные суды рассматривают дела об оспаривании затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц.

Понятие экономического спора связано с категорией предпринимательской деятельности, под которой в соответствии со ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации понимается самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

В статье 12 Закона РФ от 10.07.1992 г. N 3266-1 "Об образовании" определено, что образовательным является учреждение, осуществляющее образовательный процесс.

В соответствии пунктом 1 ст. 50 ГК РФ и п. 1 ст. 120 ГК РФ, учреждение является некоммерческой организацией, которая создана для осуществления функций некоммерческого характера.

Некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям.

Требования образовательного учреждения об оспаривании решения должностного лица - государственного инспектора по пожарному надзору не связаны с осуществлением этим учреждением предпринимательской или иной экономической деятельности, не основаны на каких-либо сделках гражданско-правового характера, в том числе по эксплуатации здания, а касаются вопроса соблюдения установленных действующим законодательством требований об обеспечении пожарной безопасности, поэтому оснований для отнесения данных требований к подведомственности арбитражного суда не имеется, оно подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции.

Указанные обстоятельства и требования процессуального законодательства не были учтены Кировским районным судом г. Кемерово, которым на основании пункта 1 ст. 134 ГПК РФ было отказано в принятии заявления МДОУ N 103 Детский сад комбинированного вида об оспаривании решения государственного инспектора по пожарному надзору Кировского района, что повлекло отмену определения в кассационном порядке (дело 33-8806).

3. Договор залога, залогодателем по которому выступает физическое лицо, носит обеспечительный характер, поэтому с учетом субъектного состава требования, вытекающие из указанного договора, в соответствии со ст. 22 ГПК РФ подведомственны судам общей юрисдикции.

Так, ООО "Олим" обратилось в суд с иском к ООО "ЗапСиб-Ойл" о взыскании задолженности по оплате товара, к Г. об обращении взыскания на заложенное имущество - магазин.

Определением Центрального районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области производство по делу было прекращено по тем основаниям, что спор о взыскании денежных средств по договору поставки нефтепродуктов связан с осуществлением предпринимательской деятельности, в связи, с чем он подлежит рассмотрению арбитражным судом.

Данный вывод признан неправильным.

В соответствии с ч. 3 ст. 22 ГПК РФ суды рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.

Часть 2 ст. 27 АПК РФ устанавливает, что к подведомственности арбитражных судов отнесены дела с участием граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке.

В силу ч. 4 ст. 29 АПК РФ арбитражным судам подведомственны дела о взыскании с организаций и граждан, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, обязательных платежей, санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания.

Согласно п. 1 ст. 23 ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Следовательно, гражданин может быть лицом, участвующим в арбитражном процессе (в качестве истца или ответчика), только в том случае, если он имеет государственную регистрацию в качестве индивидуального предпринимателя.

Статьей 33 АПК РФ определены категории дел, которые рассматриваются арбитражным судом независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.

Вопрос об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество не отнесен законом к исключительной подведомственности арбитражных судов. Поэтому подведомственность данного спора должна определяться исходя из субъектного состава данных правоотношений.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.01.2003 года N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", согласно части 4 статьи 22 ГПК РФ дело, по которому предъявлено несколько связанных между собой требований, из которых одни подведомственны суду общей юрисдикции, а другие - арбитражному суду, подлежит рассмотрению и разрешению в суде общей юрисдикции, если разделение этих требований невозможно; если же разделение требований возможно, судья выносит определение о принятии требований, подведомственных суду общей юрисдикции, и об отказе в принятии требований, подведомственных арбитражному суду.

Эти требования закона суд оставил без внимания, что повлекло за собой необоснованное прекращение производства по делу.

С учетом изложенного, определение суда о прекращении производства в кассационном порядке было отменено с направлением дела в суд для рассмотрения по существу.

4. Если соглашение о подсудности включено в договор в качестве его составной части, то при замене одной из сторон данного договора в порядке цессии (ст. ст. 382 - 389 ГК РФ) к другой стороне переходят, в том числе права и обязанности в части определения подсудности споров, вытекающих из такого договора.

В соответствии со ст. 32 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующей договорную подсудность, стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству. Подсудность, установленная ст. ст. 26, 27 и 30 настоящего Кодекса, не может быть изменена соглашением сторон.

Из указанной правовой нормы следует, что стороны вправе изменить соглашением между собой установленную законом территориальную подсудность дела до принятия судом заявления к своему производству.

Если соглашение о подсудности включено в договор в качестве его составной части, то при замене одной из сторон данного договора в порядке цессии (ст. ст. 382 - 389 ГК РФ) к другой стороне переходят, в том числе права и обязанности в части определения подсудности споров, вытекающих из такого договора.

В связи с неправильным применением вышеуказанных норм процессуального и материального права было отменено определение Заводского районного суда г. Кемерово, которым ООО "Мирэкс", ООО "Компания Кузнецкий уголь" было отказано в удовлетворении ходатайства о передаче дела в Верх-Исетский суд г. Екатеринбурга в соответствии с условиями о договорной подсудности (дело 33- 7160).

Вместе с тем, если заинтересованное лицо оспаривает договор, стороной которого не является, то соглашение об изменении территориальной подсудности, на данное лицо не распространяется.

Например, Г. обратилась в суд к Банку ВТБ 24 (ЗАО), Г.Е.Ф. о признании недействительным договора, заключенного между ее супругом Г.Е.Ф. и банком, ссылаясь на то, что договор заключен без соблюдения требований, указанных в ст. ст. 34, 35 СК РФ, 256 ГК РФ.

Передавая данное гражданское дело для рассмотрения по подсудности в Тверской районный суд г. Москва, Центральный районный суд г. Кемерово указал, что право Г. производно от прав Г.Е.Ф. как стороны в договоре, поэтому в данном случае подлежит применению соглашение об изменении территориальной подсудности, заключенное между банком и Г.Е.Ф.

Судебная коллегия по гражданским делам признала данный вывод не соответствующим требованиям действующего законодательства, так как Г. не является стороной договора поручительства и на ее исковое требование соглашение об изменении территориальной подсудности, достигнутое кредитором и поручителем не распространяется. Она оспаривает сделку по тому основанию, что супруг не получил ее согласия на заключение договора поручительства, что по ее мнению влечет ее недействительность по основаниям, установленным ст. 168 ГК РФ. Судебная коллегия указала на то, что исковое заявление Г. было принято с соблюдением правил подсудности, установленным п. 2 ст. 29 ГПК РФ, то есть по месту нахождения филиала банка, поэтому оснований для его передачи на рассмотрение в другой суд в соответствии с правилами договорной подсудности (ст. 32 ГПК РФ) не имелось (дело 33-11970).

5. Требования о государственной регистрации перехода права собственности не отнесены к компетенции мировых судей.

М. обратилась в Чебулинский районный суд Кемеровской области с исковым заявлением о государственной регистрации права собственности на квартиру, мотивируя требования тем, что ответчик Е. уклоняется от государственной регистрации сделки купли-продажи квартиры.

Возвращая М. исковое заявление со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судья Чебулинского районного суда Кемеровской области исходил из того, что спор подсуден мировому судье, поскольку требования М. к Е. и Мариинскому отделу ГУ УФРС по Кемеровской области о государственной регистрации права собственности на квартиру относятся к перечню дел, указанных в ст. 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, так как спор является имущественным, при этом цена иска составляет 35 000 рублей.

Указанный вывод основан на неправильном толковании норм процессуального права.

Действительно, в силу п. 5 ч. 1 ст. 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации дела по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 50 000 рублей, отнесены к подсудности мирового судьи.

К такой категории дел относятся дела по спорам гражданско-правового характера, подлежащие оценке.

Статья 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации устанавливает перечень гражданских дел, подсудных мировому судье, в которой требования о государственной регистрации перехода права собственности не названы, следовательно, указанные требования не отнесены к компетенции мировых судей.

В связи с неправильным применением норм процессуального права определение суда было отменено и направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (дело 33-10360).

6. Подача стороной предварительной кассационной жалобы влечет обязанность суда в соответствии со ст. 341 ГПК РФ оставить такую жалобу без движения и предоставить разумный срок для устранения недостатков.

Б. обратилась в суд с предварительной кассационной жалобой на решение Ленинского районного суда г. Кемерово от 18.06.2010 года. 07.07.2010 г. Б. была подана мотивированная жалоба на указанное решение суда.

Определением Ленинского районного суда г. Кемерово кассационная жалоба на решение Ленинского районного суда г. Кемерово Б. была возвращена в связи с пропуском установленного законом срока.

В кассационном порядке определение суда было отменено по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 338 ГПК РФ кассационные жалоба, представление могут быть поданы в течение десяти дней со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Подача стороной предварительной кассационной жалобы, означает лишь, что такая жалоба не соответствует требованиям ст. 339 ГПК РФ, и влечет обязанность суда в соответствии со ст. 341 ГПК РФ оставить такую жалобу без движения и предоставить разумный срок для устранения недостатков.

Поэтому принесение лицом, участвующим в деле, предварительной кассационной жалобы (т.е. не соответствующей ст. 339 ГПК РФ), в установленный законом для кассационного обжалования срок не означает, что данный срок пропущен.

Таким образом, поскольку предварительная кассационная жалоба была подана Б. в установленный законом срок, то срок на кассационное обжалование решения суда не пропущен, следовательно, у суда не имелось оснований для возвращения кассационной жалобы в соответствии со ст. 342 ГПК РФ по мотиву пропуска срока на кассационное обжалование (дело N 33-10830).

7. В соответствии со статьей 371 ГПК РФ определения суда первой инстанции (за исключением определений мировых судей) могут быть обжалованы в кассационном порядке отдельно от решения суда участвующими в деле лицами, а прокурором может быть принесено представление, если это предусмотрено Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации или если определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела.

На остальные определения суда первой инстанции частные жалобы, представления прокурора не подаются, но возражения относительно них могут быть включены в кассационные жалобу, представление (статьи 336, 371 ГПК РФ). К таким определениям относятся, в частности, определения о принятии заявления к производству суда, о подготовке дела к судебному разбирательству, об истребовании доказательств, об объединении дел в одно производство, о выделении требования в отдельное производство, об отказе в прекращении производства по делу в связи с не подведомственностью дела суду общей юрисдикции, об отказе в удовлетворении ходатайства о приостановлении производства по делу, об отказе в удовлетворении ходатайства о назначении судебной экспертизы, об отказе в удовлетворении ходатайства об отводе судьи, об отказе в принятии встречного иска по мотивам отсутствия условий, предусмотренных статьей 138 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определения, вынесенные в соответствии с абзацами седьмым и восьмым статьи 222 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Соответственно, о невозможности обжалования такого определения в кассационном порядке должно быть указано в его резолютивной части.

Необоснованное назначение на кассационное рассмотрение дел по жалобам на определения суда, которые обжалованию не подлежат, приводит к нарушению сроков рассмотрения дела, нарушению прав и законных интересов лиц, участвующих в деле.

Необоснованное назначение дел в кассационную инстанцию по частным жалобам, на определения, которые обжалованию не подлежат, допускали следующие суды Кемеровской области: Ленинский районный суд г. Кемерово (дело N 33-8433), Яшкинский районный суд (дело N 33-8359), Заводской районный суд г. Кемерово (дело N 33-8327), Куйбышевский районный суд г. Новокузнецка (дело N 33-8284), Ленинск-Кузнецкий городской суд (дело N 33-6673, N 33-7890), Осинниковский городской суд (дело N 33-13088), Беловский городской суд (дело N 33-13289, N 33-12391), Таштагольский городской суд (дело N 33-7969).

 

Судебная коллегия

по гражданским делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь