Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 февраля 2011 г. по делу N 22-157/2011

 

Судья: Шальнев В.А.

Докладчик: Крупинин А.В.

Судебная коллегия по уголовным делам Липецкого областного суда в составе:

председательствующего: Бирюковой Н.К.

судей: Крупинина А.В., Новичкова Ю.С.

с участием прокурора Ковалишиной Е.Н., осужденного Г.А.

при секретаре П.Ю.,

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Торозова А.А. на приговор Липецкого районного суда Липецкой области от 27 декабря 2010 года, которым:

Г.А., <...>, русский, гражданин РФ, женат, имеющий на иждивении малолетнего ребенка, с высшим образованием, индивидуальный предприниматель, ранее не судим, проживающий по адресу: <...>,

осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27.12.2009 г. N 377-ФЗ) к наказанию в виде 1 года лишения свободы, которое в соответствии с положениями ст. 73 УК РФ постановлено считать условным с испытательным сроком на 1 год без лишения права управлять транспортными средствами и возложением на условно-осужденного предусмотренных ст. 73 ч. 5 УК РФ обязанностей: не менять место жительства и место работы без уведомления органов ФСИН РФ, исполняющих уголовные наказания, не связанные с лишением свободы; являться в указанный государственный орган для регистрации и проведения профилактической работы в порядке, определяемом этим федеральным органом.

Контроль за поведением Г.А. в период испытательного срока возложен на органы ФСИН РФ по месту жительства осужденного.

Мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора в силу оставлена без изменения.

Определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Крупинина А.В., мнение прокурора Ковалишиной Е.Н., поддержавшей доводы кассационного представления и полагавшей приговор суда отменить, осужденного Г.А. об отмене приговора суда, судебная коллегия

 

установила:

 

Приговором суда Г.А. признан виновным в том, что он, управляя по доверенности автомобилем "ГАЗ-24" с г.р.н. <...>, допустил нарушение п. п. 8.1 и 10.1 ПДД РФ, что повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшим Б.Д. и С.А.

Преступление совершено около 09.00 часов 04.05.2009 года в районе 34 км автодороги "с. Хлевное - г. Липецк" Липецкого района Липецкой области при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационном представлении государственный обвинитель Торозов А.А. просит отменить приговор суда как незаконный и необоснованный, а дело направить на новое судебное рассмотрение в Липецкий районный суд в ином составе судей.

Указывает, что суд немотивированно занизил объем предъявленного осужденному обвинения, исключив при описании преступного деяния, совершенного Г.А., указание на его "движение со скоростью, не обеспечивающей постоянного контроля за движением ТС", что ему вменялось в обвинительном заключении и входит в объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 1 УК РФ. Кроме того, суд необоснованно дополнительно указал о проявленной Г.А. невнимательности в процессе движения.

Не согласен с выводом суда о признании недопустимым доказательством выводов судебной автотехнической экспертизы N 5477 от 21.12.2009 года и указывает, что заключение автотехнической экспертизы дано в соответствии с требованиями ст. 8 ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ", поставленные перед экспертизой вопросы, также как и полученные выводы эксперта, какого-либо правового характера не носят, содержат только техническую оценку действий водителей ТС в свете требований ПДД РФ и касаются исключительно фактических действий водителей Б.С. и Г.А. При этом описание мотивов, по которым суд признал данное доказательство недопустимым, в приговоре отсутствует, обоснование же приведено только в частном постановлении.

Кроме того, несмотря на признание выводов указанной автотехнической экспертизы недопустимым доказательством, суд далее по тексту приговора ссылается на то, что принимает во внимание в качестве доказательства по делу совокупность выводов экспертов по обоим проведенным по делу экспертизам, то есть и по заключению эксперта N 5477.

Считает, что суд неправильно применил уголовный закон при назначении условно-осужденному Г.А. наказания, так как в соответствии со ст. 73 ч. 5 УК РФ наряду с другими возложил на него обязанность не менять место работы без уведомления органов ФСИН РФ. Поскольку Г.А. является индивидуальным предпринимателем, то суд фактически возложил на него обязанность осуществлять на свой риск деятельность, направленную на систематическое извлечение прибыли, и при этом не указал, каким образом коммерческая деятельность будет способствовать исправлению осужденного.

Проверив представленные материалы уголовного дела, обсудив доводы представления, судебная коллегия приходит к следующему.

Приговором суда Г.А. признан виновным в том, что он, управляя по доверенности автомобилем "ГАЗ-24", в районе 34 км автодороги "с. Хлевное - г. Липецк", двигаясь в сторону с. Хлевное Липецкой области, нарушил п. п. 8.1, 10.1 ПДД РФ, а именно: проявил невнимательность при движении, не учел интенсивность движения, перед началом совершения маневра "поворот налево", не убедился, что этим маневром он не создаст помех другим транспортным средствам, выехал на полосу встречного движения - в сторону г. Липецк, где допустил столкновение со следующим в попутном направлении по стороне дороги, предназначенной для движения транспортных средств во встречном направлении в связи с совершением маневра - "обгона", автомобилем "ВАЗ-21122" под управлением водителя Б.С., в результате чего пассажирам автомобиля "ВАЗ-21122" Б.Д. и С.А., были причинены телесные повреждения, расценивающиеся как причинившие тяжкий вред здоровью.

Выводы суда о виновности осужденного Г.А. в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 1 УК РФ, основаны на тщательно исследованных в судебном заседании доказательствах, в том числе:

на признательных показаниях самого осужденного, данных в судебном заседании, о том, что он, вероятнее всего, не заметил автомобиль "ВАЗ-21122", находившийся в состоянии обгона, следовавший за тем автомобилем, который он пропустил перед поворотом налево;

на показаниях потерпевших Б.Д. и С.А., данных в судебном заседании о том, что они ехали на автомобиле "ВАЗ 21122" под управлением Б.С. в сторону с. Хлевное Липецкой области, впереди них примерно в 30 метрах на автомобиле "КИА-Спортаж" ехали их знакомые М.Е. и Н.А. Когда автомобиль "КИА-Спортаж стал обгонять двигавшиеся в попутном направлении автомобили "Москвич" и "ГАЗ-24", они также пошли на обгон, при этом Б.С. включил левый световой поворот, и выехал на полосу встречного движения. Когда они поравнялись с автомобилем "Москвич" и проехали чуть вперед, то водитель автомобиля "ГАЗ-24" неожиданно стал поворачивать влево, т.е. на встречную полосу движения, где находились они. После чего произошло столкновение;

на показаниях свидетеля-очевидца Б.С. о том, что он, управляя своим автомобилем "ВАЗ-21122", ехал вместе со С.А. и Б.Д. в с. Хлевное по автодороге "г. Липецк - с. Хлевное", впереди них двигался автомобиль "КИА-Спортаж", которым управлял его знакомый М.Е., и в котором в качестве пассажира находился Н.А. Оба автомобиля двигались со скоростью около 100 км/ч. В определенный момент автомобиль "КИА-Спортаж" начал совершать обгон автомобилей "Москвич-2141" и "ГАЗ-24". Когда автомобиль "КИА-Спортаж" закончил обгон автомобиля "ГАЗ-24", он также для совершения обгона выехал на сторону дороги, предназначенную для движения во встречном направлении. Когда он обогнал автомобиль "Москвич", то водитель автомобиля "ГАЗ-24" неожиданно прямо перед ним стал поворачивать влево, то есть на встречную полосу движения. В результате произошло столкновение;

на показаниях свидетеля К.О., о том, что он управлял автомобилем "Москвич-2141" и двигался по автодороге в сторону с. Хлевное, впереди него на расстоянии 30 - 50 метров в попутном направлении двигался автомобиль "ГАЗ-24" со скоростью не больше 80 км/ч. Затем он увидел, что его автомобиль с левой стороны сначала обогнал серый "джип" иностранного производства, а затем - автомобиль "ВАЗ-21122", который продолжил двигаться по встречной полосе дороги, чтобы обогнать и "ГАЗ-24", но автомобиль "ГАЗ-24" вдруг неожиданно резко повернул налево, став, практически, перпендикулярно проезжей части, на встречной полосе движения, где в это время двигался автомобиль "ВАЗ-21122". После чего происходит столкновение, и оба автомобиля улетают в кювет полосы движения в сторону г. Липецка;

а также на показаниях свидетелей-очевидцев происшедшего М.Е. и Н.А., которые подтвердили показания потерпевших, а также пояснили, что ехали на автомобиле "КИА-Спортаж" под управлением М.Е. по автодороге "г. Липецк - с. Хлевное" в сторону с. Хлевное, сзади них двигался автомобиль "ВАЗ-21122", на котором ехали их знакомые - Б.С., С.А. и Б.Д. Двигались с одной скоростью примерно 100 - 110 км/ч. Они решили обогнать двигавшиеся в попутном направлении автомобили "Москвич" и "ГАЗ-24" - "Волга". М.Е. включил световой указатель левого поворота и, выехав на полосу встречного движения, стал совершать маневр - обгон, сначала они обогнали автомобиль "Москвич", потом их пропустил водитель автомобиля "ГАЗ-24", и они его обогнали, после чего вернулись на свою полосу движения. Проехал около 70 метров, М.Е. в зеркало заднего вида увидел, что сзади них произошла авария с участием автомобиля Б.С.

Показания потерпевшего, а также всех свидетелей-очевидцев происшедшего последовательны, логичны, согласуются между собой, а также подтверждаются письменными материалами дела:

заключением СМЭ N 16 от 02.01.2010 года в отношении С.А. и заключением СМЭ N 17 от 02.01.2010 года в отношении Б.Д., согласно которым обнаруженные у потерпевшего С.А. телесные повреждения в комплексе расцениваются как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку значительной стойкой утраты общей трудоспособности не менее чем на одну треть, а телесные повреждения, установленные у Б.Д., расцениваются как причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни человека. При этом не исключена возможность образования обнаруженных у обоих потерпевших повреждений 04.05.2009 года при ДТП.

протоколом осмотра места происшествия от 04.05.2009 г. со схемой и фототаблицей к нему;

протоколами осмотра автомобиля ВАЗ-21122 г.р.н. <...> от 30.12.2009 г., осмотра автомобиля ГАЗ-24 г.р.н. <...> от 30.12.2009 г., в которых зафиксированы повреждения транспортных средств;

заключением автотехнической экспертизы N 5477 от 21.12.2009 г., согласно выводам которого: скорость автомобиля "ВАЗ-21122" перед столкновением составляла не менее 55,3 - 56,4 км/ч; место столкновения автомобилей расположено на перекрестке, относительно ширины автодороги Липецк - Хлевное, на полосе направления движения на г. Липецк, несколько левее (по ходу движения автомобиля "ВАЗ-21122") начало следа бокового юза длиной 4 м; в данных дорожных условиях, при имеющихся исходных данных, водитель автомобиля "ВАЗ-21122" Б.С. не располагал технической возможностью предотвратить столкновение с автомобилем "ГАЗ-24". Механизм ДТП был следующий: непосредственно перед столкновением автомобили двигались по направлению на с. Хлевное, причем автомобиль "ВАЗ-21122" двигался по встречной полосе, находясь в состоянии обгона, в определенный момент водитель автомобиля "ГАЗ-24" начинает поворот налево, вследствие чего траектории этих транспортных средств пересеклись, и на перекрестке, относительно ширины автодороги Липецк - Хлевное, на полосе направления движения на г. Липецк они вступили в контактное взаимодействие. После столкновения оба автомобиля начинают разворачиваться против часовой стрелки, в процессе перемещения они разделяются, перемещаются в кювет и занимают положение, зафиксированное в протоколе осмотра места происшествия и схеме к нему;

заключением автотехнической экспертизы N 686/9-1; 687/9-1; 688/9-1 от 22.10.2010 г., согласно которому в первоначальный момент столкновения угол между продольными осями автомобилей ВАЗ "21122" и "ГАЗ-24" составил около 70 - 80 градусов, первичный контакт произошел правой передней частью бампера автомобиля "ВАЗ-21122" и левой боковой частью автомобиля "ГАЗ-24" в районе задней двери; место столкновения находилось в районе начала следа бокового юза длиной 4 м, на встречной полосе движения относительно направления движения в с. Хлевное. Первым на полосу дороги, предназначенную для движения во встречном направлении выехал автомобиль "ВАЗ-21122". Столкновение при условии того, что автомобиль "ВАЗ-21122" начал совершать маневр обгона автомобиля "Москвич-2141" после того, как автомобиль "ГАЗ-24" пересек середину проезжей части, с технической точки зрения не могло иметь место. Водитель автомобиля "ГАЗ-24" мог предотвратить столкновение с автомобилем "ВАЗ-21122" если бы отказался от выполнения маневра поворота налево в непосредственной близости от приближающегося автомобиля "ВАЗ-21122". Водитель автомобиля "ВАЗ-21122" не располагал технической возможностью предотвратить столкновение";

а также и иными, подробно изложенными в приговоре суда доказательствами.

Коллегия соглашается с доводами кассационного представления о необоснованности исключения судом из числа доказательств по делу вывода N 7 судебной автотехнической экспертизы N 5477 от 21.12.2009 года. При этом утверждение государственного обвинителя о том, что суд признал недопустимым доказательством заключение эксперта N 5477 в целом - не основаны на материалах дела.

Указанная автотехническая экспертиза произведена на основании постановления следователя СО при ОВД по Липецкому району, в производстве которого находилось уголовное дело в отношении Г.А., компетентным экспертом, имеющим высшее техническое образование, квалификацию "инженер-механик" по специальности "Автомобили и автомобильное хозяйство" и стаж работы по экспертной специализации "Трасология" с 2002 года, "Автотехника" - с 2005 года.

Каких-либо нарушений норм УПК РФ ни при назначении, ни при производстве экспертизы допущено не было.

Поставленный следователем в постановлении о назначении экспертизы перед экспертом вопрос: "Как в соответствии с ПДД должны были действовать водитель автомобиля "ВАЗ-21122" г.р.н. <...> Б.С. и водитель автомобиля "ГАЗ-24" г.р.н. <...> Г.А. в сложившейся дорожно-транспортной ситуации?", - также как и полученный на его ответ эксперта: "В данной дорожной обстановке водитель автомобиля ВАЗ-21122 Б.С. должен был руководствоваться п. 10.1 ч. 2 ПДД РФ, согласно которому при возникновении опасности для движения, которую он в состоянии был обнаружить, а именно в момент выезда на полосу его движения автомобиля "ГАЗ-24", он должен был принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства. В данной дорожной обстановке водитель автомобиля "ГАЗ-24" должен был руководствоваться п. 8.1 ПДД РФ, согласно которому перед поворотом налево водитель Г.А. должен был убедиться в безопасности маневра", - вопреки выводам суда, не носят правового характера, направлены на выяснение того обстоятельства, как должен был действовать каждый из водителей с точки зрения обеспечения безопасности движения в конкретной дорожно-транспортной ситуации, касаются фактических действий водителей Б.С. и Г.А., при этом выводов о правомерности или неправомерности действий Б.С. или Г.А., оценки доказательств или толкования каких-либо норм закона - не содержат.

Таким образом, заключение эксперта N 5477, в том числе и его вывод N 7, соответствует требованиям УПК РФ, ст. 8 Закона "О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ", а также положениям постановления Пленума Верховного Суда РФ N от 21.12.2010 N 28 и постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25.

Поскольку при вынесении решения суд не учитывал только один содержащийся в заключении эксперта N 5477 вывод N 7, тогда как в остальной части обоснованно положил заключение в основу приговора - коллегия считает, что данное обстоятельство не повлияло на существо решения, в том числе на доказанность вины осужденного или квалификацию его действий.

При таких обстоятельствах оснований для отмены приговора в этой части коллегия не усматривает, однако указание суда об исключении из числа доказательств вывода автотехнической экспертизы N 5477 от 21.12.2009 года в части ответа на вопрос N 7, указанный в постановлении следователя о назначении судебной автотехнической экспертизы - подлежит исключению из описательно-мотивировочной части приговора.

Таким образом, коллегия считает, что суд пришел к обоснованному выводу о том, что по делу собрано достаточное количество относимых и допустимых доказательств, помимо признательных показаний самого осужденного, совокупность которых бесспорно подтверждает вину Г.А. в совершении преступления, предусмотренного ст. 264 ч. 1 УК РФ, правильно установил фактические обстоятельства уголовного дела, а именно: Г.А. при выполнении маневра "поворот налево" не убедился в безопасности его совершения, в отсутствии обгоняющих его транспортных средств, движущихся левее него в попутном направлении, в нарушение п. 8.1 ПДД РФ создал опасность и помеху для движения другому участнику дорожного движения (автомобилю "ВАЗ-21122" под управлением Б.С.), в нарушение п. 10.1 ПДД РФ не учел при движении интенсивность движения, при возникновении опасности для движения, которую он был в состоянии обнаружить, не принял возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства (в данном случае, не отказался от совершения поворота налево), тем самым нарушив п. 8.1 и п. 10.1 ПДД РФ, что явилось причиной столкновения с автомобилем, управляемым Б.С., и находится в причинно-следственной связи с наступившими вредными последствиями в виде причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью потерпевших Б.Д. и С.А.

Правильность квалификации действий осужденного Г.А. по ст. 264 ч. 1 УК РФ (в ред. ФЗ от 27.12.2009 г. N 377-ФЗ) сомнений не вызывает.

Согласно положениям п. 8.1 ПДД РФ перед началом движения, перестроением, поворотом (разворотом) и остановкой водитель обязан подавать сигналы световыми указателями поворота соответствующего направления, а если они отсутствуют или неисправны - рукой. При этом маневр должен быть безопасен и не создавать помех другим участникам движения.

В соответствии с п. 10.1 ПДД РФ водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил.

При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

В соответствии с требованиями п. п. 1, 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.12.2008 N 25 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения" уголовная ответственность за преступление, предусмотренное статьей 264 УК РФ, может иметь место лишь при условии наступления последствий, указанных в этой статье, и если эти последствия находятся в причинной связи с допущенными лицом нарушениями правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств.

Суд на основе совокупности подробно изложенных в приговоре доказательств пришел к выводу о том, что в причинно-следственной связи с наступившими последствиями состоит нарушение Г.А. требований п. п. 8.1 и 10.1 ПДД РФ, а именно: при выполнении маневра "поворот налево" Г.А. создал опасность и помеху для движения другому участнику дорожного движения; не учел интенсивность движения, при возникновении опасности для движения, которую он был в состоянии обнаружить, не принял возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

Таким образом, вменяемое осужденному органом предварительного расследования нарушение п. 10.1 ПДД РФ в части того, что Г.А. двигался со скоростью, не обеспечивающей постоянного контроля за движением ТС - не было признано судом находящимся в причинно-следственной связи с наступившими последствиями, в связи с чем и не было включено в объективную сторону совершенного им преступления.

Ссылки кассационного представления в этой части коллегия считает несостоятельными.

Вместе с тем, коллегия соглашается с доводами государственного обвинителя о том, что суд необоснованно указал в описательно-мотивировочной части приговора о проявленной Горбуновым невнимательности в процессе движения, поскольку данное обстоятельство не вменялось осужденному органами предварительного расследования, то есть выходит за пределы судебного разбирательства, установленные ст. 252 УПК РФ, и при этом ухудшает положение Г.А.

При таких обстоятельствах ссылки суда в приговоре при описании преступного деяния, признанного судом доказанным, а также при квалификации действий осужденного Г.А. о проявленной им в процессе движения невнимательности подлежат исключению.

Наказание Г.А. назначено судом в соответствии с правилами ч. 3 ст. 60 УК РФ, в пределах санкции ст. 264 ч. 1 УК РФ, с учетом данных о личности виновного, который на учете у врача-нарколога и психиатра не состоит, преступление совершил в трезвом виде, характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, которое относится к категории преступлений небольшой тяжести, перечисленных в приговоре смягчающих наказание обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

С учетом установленных судом конкретных обстоятельств совершения преступления, личности осужденного и потерпевших, степени общественной опасности преступления, мнения потерпевших Б.Д. и С.А. относительно вида и размера наказания, назначаемого Г.А., суд мотивированно и обоснованно пришел к выводу о возможности исправления осужденного без изоляции его от общества, в связи с чем применил к нему положения ст. 73 УК РФ с возложением обязанностей, способствующих его исправлению.

При этом коллегия считает несостоятельными ссылки кассационного представления в той части, что суд необоснованно возложил на условно-осужденного обязанность не менять место работы без уведомления органов ФСИН РФ, так как последний является частным предпринимателем. Вопреки доводам государственного обвинителя, возложив на Г.А. указанную обязанность, суд обязал осужденного в обязательном порядке уведомлять органы ФСИН РФ о смене места работы, но не указывал о необходимости осуществлять только предпринимательскую деятельность.

Оснований применения положений ст. 64 УК РФ судом первой инстанции не установлено. Не усматривает таковых и коллегия.

Отсутствие необходимости назначения осужденному дополнительного наказания подробно мотивировано в приговоре.

Таким образом, осужденному назначено справедливое наказание, которое изменению не подлежит.

Нарушений норм УК РФ и УПК РФ, влекущих отмену приговора суда, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Изменить приговор Липецкого районного суда Липецкой области от 27 декабря 2010 года в отношении Г.А., исключив из описательно-мотивировочной части приговора:

ссылки суда при описании преступного деяния, признанного судом доказанным, а также при квалификации действий осужденного Г.А. о проявленной им в процессе движения невнимательности;

указание суда об исключении из числа доказательств вывода автотехнической экспертизы N 5477 от 21.12.2009 года в части ответа на вопрос N 7, указанный в постановлении следователя о назначении судебной автотехнической экспертизы;

чем частично удовлетворить кассационное представление государственного обвинителя Торозова А.А.

В остальной части приговор оставить без изменения/

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь