Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 февраля 2011 г. по делу N 22-460

 

Судья Лобан О.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Рудакова Е.В., судей Михалева П.Н., Патраковой Н.Л.

рассмотрела в открытом судебном заседании 15 февраля 2011 года кассационное представление государственного обвинителя прокуратуры Пермского района Пермского края Киселева М.И. на постановление Пермского районного суда Пермского края от 13 декабря 2010 года, которым уголовное дело в отношении

П.В., дата рождения, уроженки <...>, ранее не судимой,

П.Н., дата рождения, уроженца <...>, ранее не судимого, обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 260 УК РФ, в соответствии с ч. 1 ст. 237 УПК РФ возвращено прокурору Пермского района Пермского края для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Заслушав доклад судьи Патраковой Н.Л., изложившей обстоятельства дела, выступления прокурора Захаровой Е.В. об отмене постановления суда по доводам кассационного представления, адвоката Волегова Н.В., подсудимой П.В. об отсутствии оснований для отмены постановления суда, судебная коллегия

 

установила:

 

уголовное дело в отношении П.В. и П.Н. поступило для рассмотрения в суд 30 ноября 2010 года. Адвокатом Волеговым Н.В. заявлено ходатайство о проведении предварительного слушания для решения вопроса о признании доказательств недопустимыми и возвращения дела прокурору.

13 декабря 2010 года судом вынесено обжалуемое постановление.

В кассационном представлении государственный обвинитель прокуратуры Пермского района Пермского края Киселев М.И. просит постановление суда отменить как незаконное и необоснованное, ввиду нарушения уголовно-процессуального закона и несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела. По его мнению, суд не привел в постановлении оснований для возвращения дела прокурору, предусмотренных ст. 237 УПК РФ. Считает ссылку суда на нарушение, выразившееся в производстве следственных действий за пределами 5-дневного срока, установленного ст. 237 УПК РФ, незаконной, поскольку прокурор не вправе устанавливать и продлевать срок предварительного расследования, а ч. 2 ст. 237 УПК РФ, которая ранее предусматривала обязанность прокурора устранить допущенные нарушения в 5-дневный срок, утратила силу. Суд необоснованно указал, что следственные действия проведены в нарушение УПК РФ, поскольку само по себе их производство после возвращения дела не противоречит закону. Полагает, что нарушения права на защиту следователем не было допущено, поскольку обвиняемые и их защитники были ознакомлены с материалами дела, а то обстоятельство, что в протоколах ознакомления с материалами дела первые листы перепутаны, не является существенным нарушением закона и не препятствует постановлению приговора.

В возражении на жалобу адвокат Волегов В.Н. просит постановление суда оставить без изменения, кассационное представление - без удовлетворения. Полагает, что постановление суда в части признания доказательств недопустимыми и об исключении их из обвинения кассационному обжалованию в данной стадии не подлежит, поскольку является промежуточным, не препятствует доступу к правосудию и может быть проверено одновременно с проверкой законности и обоснованности итогового решения по делу.

Считает, что право на защиту было нарушено и данное нарушение не может быть восполнено в судебном заседании. Полагает, что протоколы выполнения требований ст. 217 УПК РФ не соответствуют требованиям закона, и суд не может устранить эти нарушения в судебном заседании.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражения, судебная коллегия приходит к выводу об отмене постановления суда ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушения уголовно-процессуального закона.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ судья вправе возвратить уголовное дело прокурору по своей инициативе либо по ходатайству стороны, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления приговора или принятия иного решения по делу.

Указанные требования закона учтены судом не в полной мере.

Вывод суда о необходимости возвращения уголовного дела прокурору основан на том, что после возвращения дела прокурору 11 августа 2010 года не требовалось выполнения следственных действий, прокурором был установлен процессуальный срок до 4 октября 2010 года, тем не менее следователь самостоятельно установил срок до 12 ноября 2010 года у и.о. заместителя начальника ГСУ при ГУВД по Пермскому краю. Полагает, что тем самым нарушены требования ч. 5 ст. 39 УПК РФ, поскольку исполняющий обязанности не наделен правом продления срока следствия, так как не является руководителем следственного органа либо заместителем. По мнению суда, при ознакомлении с материалами дела нарушено право подсудимых на защиту, поскольку они и адвокаты не были ознакомлены с документами, приобщенными по ходатайству адвоката Волегова Н.В., полагает, что это нарушение не может быть восполнено в судебном заседании.

Вместе с тем, как обоснованно указано в кассационном представлении, часть 2 ст. 7 УПК РФ, предусматривавшая обязанность прокурора устранить указанные судом нарушения в 5-дневный срок, утратила силу в соответствии с Федеральным законом от 02 декабря 2008 года N 226-ФЗ. Как следует из ч. 5 ст. 162 УПК РФ, срок следствия на срок до 12 месяцев может быть продлен руководителем следственного органа по субъекту Российской Федерации и иным приравненным к нему руководителем следственного органа, а также их заместителями. Данное требование закона в ходе предварительного следствия вопреки выводу суда соблюдено.

Необоснованным является и вывод суда о том, что неознакомление следователем адвоката и обвиняемого с документами, приобщенными по их ходатайству, заявленному при выполнении требований ст. 217 УПК РФ, не может быть восполнено в судебном заседании. После приобщения указанных документов к материалам дела следователем никаких следственных действий не производилось, поэтому ознакомление с ними могло быть произведено и путем направления адвокату и обвиняемому надлежаще заверенных копий, что и было сделано следователем (т. 5, л.д. 28). Поскольку по утверждению защитника и обвиняемого копии ими не были получены, у суда не имелось препятствий к предоставлению материалов дела для ознакомления. В соответствии с п. 12 ст. 47 УПК РФ обвиняемый вправе знакомиться по окончании предварительного следствия со всеми материалами дела. При этом законодатель определяет лишь начальный момент, с которого все материалы уголовного дела становятся доступными для обвиняемого, но не ограничивает возможность его реализации только этим этапом уголовного судопроизводства.

Кроме того, судом в данной стадии судопроизводства был сделан вывод о том, что доказательства, полученные первоначально после возвращения дела прокурору, ухудшившие положение подсудимого и связанные с восполнением следствия, не могут быть признаны достоверными.

Как следует из содержания ч. 1 ст. 235 УПК РФ, стороны вправе заявить ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, любого доказательства. В соответствии с ч. 5 этой же статьи, если суд принял решение об исключении доказательства, это доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

Анализ указанных норм свидетельствует о том, что при принятии решения об исключения доказательств суд должен одновременно принять решение и о назначении дела к слушанию, поскольку невозможность использования данных доказательств законодатель связывает именно со стадией судебного разбирательства.

Следовательно, суду, приняв решение об исключении доказательств, следовало назначить дело к слушанию и принять итоговое решение по делу, поскольку исключение доказательств в соответствии со ст. 237 УПК РФ не является основанием для возвращения дела прокурору. Кроме того, вывод суда об исключении доказательств не мотивирован. Доводы жалобы о том, что постановление суда в части исключении доказательств в данной стадии не подлежит кассационному обжалованию, судебная коллегия считает несостоятельными, поскольку в том виде, в каком оно сформулировано судом, данное решение пресекает доступ к правосудию именно в результате возвращения дела прокурору.

С учетом изложенного, препятствий для рассмотрения дела по существу не имелось, постановление суда нельзя признать законным, обоснованным и мотивированным, оно подлежит отмене с направлением на новое разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

Меру пресечения в отношении П.В. и П.Н. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении следует оставить без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

постановление Пермского районного суда Пермского края от 13 декабря 2010 года о возвращении прокурору Пермского района Пермского края уголовного дела в отношении П.В., П.Н. отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

Меру пресечения в отношении П.В., П.Н. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении оставить без изменения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь