Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 февраля 2011 г. по делу N 22-461

 

Судья Лобан О.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Черемных С.В.,

судей Фефелова О.Н., Айвазяна С.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 15 февраля 2011 года уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя старшего помощника прокурора Пермского района Пермского края Чудиновой Т.А. и кассационной жалобе осужденного М.В. на приговор Пермского районного суда Пермского края от 8 декабря 2010 года, которым

М.В., родившийся дата, место, ранее судимый:

23 декабря 1999 года Пермским районным судом Пермской области по п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освободившийся 14 февраля 2003 года условно-досрочно на основании постановления Кунгурского городского суда Пермской области от 12 февраля 2003 года на неотбытый срок в 1 год 6 месяцев 19 дней;

24 декабря 2004 года Ленинским районным судом г. Перми по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ, условно с испытательным сроком в 1 год 6 месяцев;

14 июня 2005 года Пермским районным судом Пермской области по ч. 1 ст. 186 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по предыдущему приговору от 24 декабря 2004 года, с отменой по нему условного осуждения к 5 годам 2 месяцам лишения свободы;

30 июня 2005 года Пермским районным судом Пермской области по ч. 3 ст. 158 УК РФ (за совершение 2 преступлений), ч. 3 ст. 69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров с учетом неотбытой части наказания по приговору суда от 23 декабря 1999 года к 4 годам лишения свободы, по ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений с учетом наказания, назначенного по приговору суда от 14 июня 2005 года, к 6 годам лишения свободы;

14 июля 2005 года Свердловским районным судом г. Перми по ч. 1 ст. 186 УК РФ к 5 годам лишения свободы, ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений с учетом наказания, назначенного по предыдущему приговору суда от 30 июня 2005 года, к 6 годам 2 месяцам лишения свободы;

11 мая 2006 года Индустриальным районным судом г. Перми по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 6 годам лишения свободы, ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений с учетом наказания, назначенного по предыдущему приговору суда от 14 июля 2005 года, к 7 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, освободившийся условно-досрочно 12 апреля 2010 года на основании постановления Соликамского городского суда Пермского края от 30 марта 2010 года на неотбытый срок в 2 года 5 месяцев 17 дней,

осужден к лишению свободы: по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ (за совершение 4 преступлений) к 2 годам за каждое; по пп. "б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ (за совершение 4 преступлений) к 2 годам 3 месяцам за каждое; по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ (за совершение 7 преступлений) к 3 годам за каждое; по ч. 1 ст. 226 УК РФ к 3 годам; по ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний к 5 годам; по ч. 7 ст. 79 и ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору Индустриального районного суда г. Перми от 11 мая 2006 года к 6 годам с отбыванием в исправительной колонии особого режима. Срок отбывания наказания исчислен с 8 декабря 2010 года.

Время предварительного содержания под стражей 28 сентября по 7 декабря 2010 года зачтено в срок отбывания наказания.

Заслушав доклад судьи Фефелова О.Н., изложившего обстоятельства дела, выступление прокурора Нечаевой Е.В. об отмене приговора суда по доводам кассационного представления, выступление осужденного М.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, судебная коллегия

 

установила:

 

М.В. признан виновным в тайных хищениях чужого имущества, совершенных им на территории Пермского района Пермского края:

в хищении имущества стоимостью 11 750 рублей у П., совершенном в период с 23 по 25 мая 2010 года в <...> с незаконным проникновением в помещение принадлежащего ему сотохранилища;

в хищении имущества стоимостью 22 785 рублей у К., совершенном в ночь с 17 на 18 июня 2010 года в <...> с незаконным проникновением в его жилой дом;

в хищении имущества стоимостью 18 608 рублей 30 копеек у Р., совершенном в ночь с 25 на 26 июня 2010 года в <...> с незаконным проникновением в его гараж, с причинением значительного ущерба;

в хищении имущества стоимостью 32 650 рублей у Ф., совершенном в период с 30 июня по 1 июля 2010 года в <...> с незаконным проникновением в его мастерскую, с причинением значительного ущерба;

в хищении имущества стоимостью 28 600 рублей у Ф1., совершенном в период с 21 на 22 сентября 2010 года в <...> с незаконным проникновением в его гараж, с причинением значительного ущерба;

в хищении имущества стоимостью 8 900 рублей у Ш2., совершенном в период с 30 июня по 2 июля 2010 года в <...> с незаконным проникновением в его дом, незавершенный строительством и непригодный для проживания;

в хищении имущества стоимостью 13 440 рублей у потерпевшего Г., совершенном в период с 30 по 31 июля 2010 года с незаконным проникновением в помещение принадлежащей ему бани;

в хищении имущества стоимостью 87 500 рублей у М., совершенном в период с 16 по 17 августа 2010 года в <...> с незаконным проникновением в его гараж и жилой дом;

в хищении имущества стоимостью 34 354 рубля у Г., совершенном в период с 22 по 27 августа 2010 года в <...> с незаконным проникновением в ее жилой дом, с причинением значительного ущерба;

в хищении имущества стоимостью 42 430 рублей у Л., совершенном в период с 5 на 7 сентября 2010 года в <...> с незаконным проникновением в его жилой дом, с причинением значительного ущерба;

в хищении имущества стоимостью 6000 рублей у Е., совершенном в период с 12 по 14 сентября 2010 года в п. Кукуштан с незаконным проникновением в ее жилой дом;

в хищении имущества стоимостью 7 600 рублей у Ш1., совершенном в период с 13 по 18 сентября 2010 года в <...> с незаконным проникновением в его жилой дом, с причинением значительного ущерба;

в хищении имущества стоимостью 4 500 рублей у С., совершенном в период с 19 по 20 сентября 2010 года в <...> с незаконным проникновением в его жилой дом;

в хищении имущества стоимостью 10 500 рублей у М1., совершенном в период с 21 на 22 сентября 2010 года в <...> с незаконным проникновением в его кладовку;

в хищении имущества стоимостью 5 120 рублей у Ш., совершенном 27 сентября 2010 года в п. Кукуштан с незаконным проникновением в его жилой дом.

Кроме того, он признан виновным в хищении у Л1. во время совершения кражи двух охотничьих ружей.

Преступления совершены им при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационном представлении государственный обвинитель Чудинова Т.А. поставила вопрос об отмене приговора суда. Указывает, что суд при квалификации действий осужденного М.В. по эпизодам обвинения в хищении имущества у потерпевших К., П., Ш., Г., М., Е., М1. необоснованно исключил квалифицирующий признак значительности ущерба. Выводы суда об отсутствии данных, свидетельствующих о причинении такого ущерба перечисленным потерпевшим, противоречат рассмотренным в судебном заседании доказательствам и обстоятельствам, установленным по делу, не соответствуют. Кроме того, суд неверно переквалифицировал действия М.В. по эпизоду обвинения в совершении кражи у потерпевшего М1. с п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ на п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ. Вывод суда о том, что проникновение в кладовку, находящуюся на веранде жилого дома М1., не является проникновением в его жилой дом, противоречит исследованным по данному эпизоду доказательствам и на законе не основан. Считает, что неправильное применение судом уголовного закона влечет отмену состоявшегося по делу приговора. Кроме того, полагает, что суд при назначении наказания осужденному за преступление, совершенное в отношении Ш. не учел, что похищенное у него имущество было возвращено в полном объеме. Данное обстоятельство является обстоятельством, смягчающим наказание.

В кассационной жалобе осужденный М.В. также поставил вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Считает, что его осуждение за преступления, установленные приговором, за исключением преступления в отношении потерпевшего Ш., является незаконным. Указывает, что на следствии оговорил себя под давлением со стороны сотрудников милиции. Какими-либо другими доказательствами, кроме его признательных показаний, его виновность не подтверждается. О его непричастности к совершению преступлений свидетельствуют и показания потерпевших Р., Ф., Г., Е., Л. и П. Суд необоснованно отклонил его ходатайство об отложении судебного разбирательства и вызове в судебное заседание для допроса свидетелей защиты Д. и М2. Кроме того, полагает, что ему назначено чрезмерно суровое наказание.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия находит их необоснованными, не подлежащими удовлетворению. В то же время считает, что приговор подлежит изменению на основании п. 3 ч. 1 ст. 379, п. 1 ст. 382 УПК РФ.

Выводы суда о виновности М.В. в совершении кражи у потерпевшего Ш. сторонами не оспариваются. Данные выводы основаны на совокупности добытых по данному эпизоду допустимых доказательств, приведенных судом в приговоре и подвергнутых им оценке в соответствии с требованиями ст. 88 и 307 УПК РФ.

Вопреки доводам жалобы М.В., его осуждение за остальные преступления также основано на доказательствах, проверенных и исследованных в судебном заседании всесторонне и полно.

Осужденный М.В. на следствии и в судебном заседании свою вину в тайных хищениях имущества у потерпевших П., К., Р., Ф., Ш2., Г., М., Г., Л., Е., Ш1., С., М1., а также в хищении двух охотничьих ружей у Л. признал полностью. В своих показаниях подтвердил обстоятельства, изложенные в обвинении, касающиеся как объема похищенного у потерпевших имущества, так и времени, места и способа проникновения в принадлежащие им помещения и жилые дома.

Как видно из материалов дела, суд проанализировал показания М.В., данные им в судебном заседании, в совокупности с другими доказательствами, добытыми по каждому из эпизодов обвинения.

Суд сопоставил эти показания с его явками с повинной, с протоколами проверки его показаний на месте, с показаниями потерпевших о способе проникновения в их жилые дома и помещения, о составе, объеме и стоимости похищенного у них имущества, с протоколами осмотра места происшествия, в которых зафиксированы обстоятельства, касающиеся способа совершения каждого из преступлений, с показаниями свидетелей К1. и Л2., К2. и В., из которых следует, что при проверках показаний на месте М.В. добровольно указал места, откуда им были совершены кражи, и сообщил об обстоятельствах их совершения.

При оценке приведенных выше доказательств в совокупности, в том числе и с другими доказательствами, исследованными в судебном заседании, суд правильно установил, что они являются непротиворечивыми, подтверждают друг друга и получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. С учетом этого суд обоснованно признал их достоверными и положил в основу обвинительного приговора.

При таких обстоятельствах выводы суда первой инстанции о доказанности виновности М.В. в преступлениях, совершенных в отношении П., К., Р., Ф., Ш2., Г., М., Г1., Л., Е., Ш1., С. и М1. соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным по делу.

Доводы жалобы осужденного о наличии по делу обстоятельств, свидетельствующих о его самооговоре, следует признать необоснованными. Данные доводы на материалах дела не основаны.

Не основаны на этих материалах и доводы жалобы о нарушении его права на защиту, выразившемся в необоснованном отклонении ходатайства об отложении судебного разбирательства по делу и вызове свидетелей Д. и М2.

Как следует из протокола судебного заседания, такое ходатайство осужденным ходе судебного разбирательства не заявлялось.

Юридическая квалификация действиям М.В. по всем эпизодам обвинения судом дана верно.

Доводы представления о неправильной квалификации его действий по преступлениям, совершенным в отношении потерпевших К., П., Ш2., Г., М., Е. и М1. следует признать необоснованными.

Как видно из материалов дела, выводы суда о необходимости исключения из обвинения по указанным эпизодам квалифицирующего признака значительности причиненного ущерба мотивированы. Исключая этот квалифицирующий признак как не нашедший своего подтверждения в судебном заседании, суд правильно исходил не только из объема и стоимости похищенного у потерпевших имущества, но и из данных об их имущественном положении, о значимости этого имущества для каждого из них.

При оценке доказательств, исследованных по эпизоду обвинения в краже у потерпевшего М1., суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии достаточных данных, свидетельствующих о том, что пристроенное к жилому дому потерпевшего помещение, названное в обвинении верандой, является нежилым помещением, входящим в состав жилого дома. Установив это, суд правильно переквалифицировал действия М.В. с п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ на п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Вопреки доводам жалобы осужденного М.В., суд назначил ему наказание, в соответствии с требованиями ст. 6 и ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности, совершенных им преступлений, данных о его личности, установленных по делу смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Из материалов дела следует, что суд в полной мере учел явки с повинной осужденного, его активное способствование раскрытию преступлений, наличие у него тяжкого заболевания. В то же время суд обоснованно усмотрел в его действиях рецидив преступлений и в соответствии с требованиями п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ признал данное обстоятельство отягчающим наказание.

Необходимость назначения М.В. наказания в виде лишения свободы и отсутствие при этом оснований для применения ст. 64 и ч. 3 ст. 68 УК РФ судом в приговоре мотивированы надлежащим образом. Вид исправительного учреждения определен ему в соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 58 УК РФ с учетом наличия в его действиях особо опасного рецидива.

Вместе с тем при назначении наказания суд не учел требований уголовного закона, согласно которым при совокупности преступлений вид рецидива определяется по наиболее тяжкому из совершенных преступлений. С учетом этого указание суда на наличие в действиях М.В. помимо особо опасного рецидива еще и опасного рецидива является излишним и подлежит исключению из приговора. Данное нарушение уголовного закона под сомнение обоснованность осуждения М.В. не ставит и смягчения назначенного ему наказания не влечет.

Доводы представления о том, что при назначении наказания осужденному за преступление, совершенное в отношении потерпевшего Ш., суд первой инстанции необоснованно не учел в качестве смягчающего обстоятельства возврат потерпевшему похищенного у него имущества, смягчения наказания также не влекут. Согласно материалам дела похищенное у потерпевшего Ш. имущество было изъято у М.В. при его задержании, каких-либо мер по добровольному возмещению имущественного ущерба, причиненного преступлением потерпевшему, осужденный не принимал. При таких обстоятельствах основания для применения п. "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ при назначении ему наказания отсутствуют.

Решение по гражданским искам потерпевших, принятое судом, основано на законе и является обоснованным.

В то же время при разрешении иска потерпевшего К. суд неправильно определил размер возмещения. Не принял во внимание, что ущерб, причиненный преступлением К., составляет 22 785 рублей. Иск потерпевшим был заявлен на эту же сумму, а не на сумму 23 385 рублей как указал суд. Данное обстоятельство влечет снижение размера возмещения, и изменение приговора в этой части.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлечь за собой отмену или изменение приговора, судом по делу не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Пермского районного суда Пермского края от 8 декабря 2010 года в отношении М.В. изменить:

исключить из описательно-мотивировочной части указание на наличие в его действиях помимо особо опасного рецидива - опасного рецидива;

размер взыскания по иску К. снизить до 22 785 рублей.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационное представление и кассационную жалобу осужденного М.В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь