Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 февраля 2011 г. по делу N 22-525/11

 

Судебная коллегия по уголовным делам Иркутского областного суда в составе: председательствующего: судьи Киреевой Л.П., судей: Ждановой О.В., Цариевой Н.А., при секретаре - Ш., рассмотрев в открытом судебном заседании 15 февраля 2011 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного С. и потерпевшей А. на приговор <...> районного суда г. Иркутска от 22 октября 2010 года, которым

С., <...> не судимый,

- осужден по ч. 1 ст. 108 УК РФ к лишению свободы сроком на один год два месяца; по ч. 1 ст. 166 УК РФ к лишению свободы сроком на три года. В соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно определено к отбытию четыре года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Срок отбытия наказания исчислен с 21 марта 2009 года.

В пользу А. с С. в возмещение причиненного ущерба взыскано 64050 рублей и моральный вред в размере 400000 рублей, всего - 464050 рублей.

Вещественные доказательства, находящиеся в камере хранения вещественных доказательств следственного отдела: куртку кожаную коричневого цвета; куртку из синтетического материала темного цвета; джинсы темно-синего цвета; кроссовки коричневого цвета со вставками оранжевого цвета; тряпичную куртку серого цвета; резиновые сапоги с тряпичным голенищем со следами вещества бурого цвета на подошве; ключи определено вернуть по принадлежности С., кольцо-печатку из металла желтого цвета вернуть потерпевшей А.; 3 соскоба на разные марлевые тампоны вещества бурого цвета; металлическую клепку; фрагмент пластмассы; замок со сломанным корпусом; вырезы обивки из салона а/м; подголовник с водительского сиденья а/м; чехол с водительского сиденья а/м; оплетку с руля а/м; рукоять с коробки передач а/м; талон технического осмотра на а/м Истана; путевой лист и другие документы службы такси N; инструкцию от сотового телефона Нокия 6230; атлас-карту города Иркутска; два выреза с жалюзи с пятнами вещества бурого цвета; ружье двуствольное 12 калибра N 9301484; ружье одноствольное N 9941-Л; замок металлический черного цвета; пыж-контейнер, три фрагмента материи, два металлических предмета; два патрона от ружья; сотовый телефон Нокия 1600, сотовый телефон Нокия 3109; тряпичные перчатки с пятнами вещества бурого цвета - уничтожить по вступлении приговора в законную силу.

Заслушав доклад судьи Ждановой О.В., осужденного С. и его адвоката Кустова И.А., поддержавших доводы кассационной жалобы осужденного; потерпевшую А. и адвоката Олейникова О.Ю., поддержавших доводы кассационной жалобы потерпевшей А., прокурора Пашинцеву Е.А., полагавшую приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

что С. признан виновным в том, что 20 марта 2009 года убил выстрелом из обреза охотничьего ружья Б. при превышении пределов необходимой обороны.

Кроме того, признан виновным в том, что 20 марта 2009 года неправомерно завладел автомобилем убитого Б. с целью сокрытия трупа.

В кассационной жалобе потерпевшая А. указывает, что с приговором она не согласна, считает его незаконным.

Полагает, что суд необоснованно переквалифицировал действия С. с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ и назначил ему мягкую меру наказания.

Просит приговор отменить и направить дело на новое судебное разбирательство.

В дополнениях к кассационной жалобе потерпевшая А. указывает, что С. убил Б. умышленно, заранее подготовившись, с особой жестокостью. После убийства поместил труп в автомашину потерпевшего и перевез его в <...>, где с целью сокрытия преступления выбросил труп, одежду, орудие преступления, а машину перегнал к себе в гараж.

Полагает, что С. убил Б. с целью завладения его автомашиной. Приговор суда несправедлив, наказание слишком мягкое. Суд необоснованно переквалифицировал действия С. на ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Потерпевший никогда не имел оружия, у него не было ни с кем неприязненных отношений. Он работал в такси, имеет двоих детей, характеризуется положительно, был порядочным, кроме детей на его иждивении были мать и сестра.

Считает иск в размере 464050 рублей слишком малым. Ей 72 года, она инвалид, живет в частном доме, который обслуживать непосильно. Лекарства очень дорогие, и потеряв сына, лишена материальной поддержки.

Полагает, что вывод суда о наличии в действиях С. признаков состава преступления - убийства, совершенного при превышении пределов необходимой обороны не подтверждается доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Суд, постановив приговор, не принял во внимание и не опроверг доказательства, представленные стороной обвинения и потерпевшей, которые могли существенно повлиять на его выводы, относительно правильной квалификации действий С., а соответственно наказания.

В основу приговора суд положил показания осужденного С., которые не являлись стабильными, но суд признал их допустимым доказательством.

Анализируя показания С. в ходе всего следствия, считает, что с ними нельзя согласиться, они не доказывают действительность посягательства на него со стороны Б.

Кроме того, даже если было посягательство, С. не мог не понимать, что после получения первого огнестрельного ранения, оно было прекращено. В силу своего психического состояния, контролируя свои действия, С. должен был правильно определить этот момент.

Вывод о необходимости второго выстрела сделан только на противоречивых показаниях С.

Считает, что показания С. опровергаются показаниями М. и протоколом осмотра места происшествия, об отсутствии следов драки.

Высказывают сомнения в выводах судебно-медицинских экспертиз о прижизненности нанесения обнаруженных на трупе Б. повреждений в виде ссадин, и о возможности нанесения огнестрельных повреждений при обстоятельствах, описанных С.

Вывод суда о то, что С. имел намерение лишь поговорить с потерпевшим Б., и именно для этой цели пришел в гараж своей бывшей подруги М., вслед за потерпевшим, и других мотивов у него не имелось, следует оценивать критически.

Мотив ревности соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Также высказывает несогласие с выводом суда о том, что Б. приобрел и принес в гараж М. обрез и там его хранил. Данный вывод суда голословен, и противоречит показаниям М., С., В., Д., Г.

Считает, что при проведении судебно-психиатрической экспертизы, экспертами не установлено, в каком эмоциональном состоянии находился С. в момент правонарушения, не выявлены асоциальные черты его характера.

Просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное разбирательство.

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней осужденный С. считает приговор несправедливым в части наказания, слишком суровым, а потому подлежащим изменению.

Он осужден впервые за преступления, не являющиеся тяжкими. Вину признал и раскаялся. У него на иждивении находятся двое малолетних детей, один из которых инвалид.

Он имел постоянное место жительства, характеризовался положительно, как по месту работы, так и по месту жительства. На учете у нарколога и психиатра не состоит.

С иском в размере 464050 рублей не согласен, так как суд не учел его материальное положение, наличие иждивенцев и кредита в сбербанке.

Кроме того, не согласен с решением суда об уничтожении сотовых телефонов "Нокия 1600" и "Нокия 3109", так как данные телефоны являются его собственностью. Просит приговор изменить, смягчить наказание, применив ст. 73 УК РФ, уменьшить размер иска.

В дополнениях к кассационной жалобе осужденный С. указывает, что приговор постановлен с нарушением норм УПК РФ.

Указывает, что он обвинялся органами следствия по ч. 1 ст. 105 УК РФ и ч. 1 ст. 222 УК РФ, по ч. 1 ст. 166 УК РФ уголовное дело не возбуждалось, в материалах дела нет заявления от потерпевших и нет постановления следователя о привлечении его в качестве обвиняемого по ст. 166 УК РФ в порядке ст. 171 УПК РФ, он не был допрошен по данному обвинению, о данном обвинении он узнал только из обвинительного заключения, то есть после окончания предварительного следствия и выполнения требований ст. 215 - 217 УПК РФ. Изменение и дополнение обвинения ему произведено с нарушением требований ст. 175 УПК РФ.

Назначив наказание по ч. 1 ст. 108, ч. 1 ст. 166 УК РФ в виде четырех лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима, суд нарушил требования ч. 2 ст. 69 УК РФ, так как окончательное наказание превышает половину максимального срока наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое преступление.

Данные нарушения являются основанием для изменения приговора согласно ст. 379 УПК РФ, и применения к назначенному наказанию правил ст. 73 УК РФ.

Адвокатом Кустовым И.А. в защиту интересов осужденного С. на кассационную жалобу потерпевшей А. принесены возражения, в которых просит доводы жалобы оставить без изменения.

Потерпевшей А. на кассационную жалобу осужденного С. принесены возражения, в которых она высказывает свое несогласие с его доводами.

Судебная коллегия, проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб осужденного С. и потерпевшей А., не находит оснований к отмене приговора или к изменению назначенного С. наказания.

Вина С. в убийстве Б., совершенном при превышении пределов необходимой обороны, а также в неправомерном завладении автомобилем убитого, без цели хищения, доказана совокупностью изложенных в приговоре доказательств, каждое из которых правильно признано допустимым, как полученное в соответствии с нормами УПК РФ.

Соглашаясь с доказанностью вины С., судебная коллегия находит квалификацию его действий по ч. 1 ст. 108 и ч. 1 ст. 166 УК РФ правильной, а назначенное наказание соразмерным содеянному и справедливым.

Доводы кассационной жалобы потерпевшей А. о том, что С. умышленно убил Б., и, что суд неверно переквалифицировал его действия с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 108 УК РФ, несостоятельны.

Очевидцев происшедшего не было, убийство произошло в гараже, в котором находились только осужденный С. и потерпевший Б., который сразу скончался на месте преступления.

Вопреки доводам жалобы потерпевшей А. осужденный С. на протяжении всего следствия давал стабильные последовательные показания о том, что он пришел в гараж следом за потерпевшим с целью поговорить об его отношениях с М., с которой он ранее был в близких отношениях.

Однако разговор не получился, Б. достал обрез охотничьего ружья и направил на него. Опасаясь того, что Б. произведет в него выстрел, он пнул его в пах, схватился за обрез и стал вырывать. В ходе борьбы ударил потерпевшего в лицо, и в этот момент неожиданно произошел выстрел, и обрез оказался у него в руках.

После этого Б. немного отскочил назад, а затем побежал в его сторону, наклонившись к полу. Как он понял, Б. хотел взять монтажку, которая лежала в углу, тогда от страха он выстрелил ему сверху в спину. В тот момент он не знал, что Б. ранен первым выстрелом. Утверждает, что он оборонялся от нападения Б.

Всем показаниям С.А судом дана надлежащая оценка, незначительные расхождения в них проверены и оговорены, оснований к признанию их недопустимыми доказательствами нет, поскольку они получены надлежащим образом, в соответствии с требованиями норм УПК РФ.

Проведенные судебно-медицинские экспертизы, с учетом проведенного следственного эксперимента на месте происшествия, не исключают причинение Б. двух огнестрельных ранений, при обстоятельствах, указанных С.

Оснований сомневаться в выводах профессиональных экспертов, нет никаких оснований.

Каких-либо иных доказательств, опровергающих доводы С. о том, что Б. напал на него с обрезом охотничьего ружья и, что он действовал, защищая свою жизнь и здоровье, стороной обвинения не представлено, и вопреки доводам жалобы потерпевшей, показания С. ничем не опровергнуты.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно переквалифицировал действия С. на ч. 1 ст. 108 УК РФ, руководствуясь ст. 49 Конституции РФ, согласно которой все сомнения толкуются в пользу виновного лица, взяв за основу версию С. Производство второго выстрела свидетельствует о превышении пределов необходимой обороны, а не о квалификации действий С. по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Доводы потерпевшей о том, что С. пришел в гараж с обрезом и убил Б. умышленно из ревности или с целью завладения автомашиной, носят предположительный характер, объективно ничем не подтверждены, и не могут быть положены в основу обвинения.

Последующие действия С. совершены с целью сокрытия следов преступления, и не влияют на законность и обоснованность квалификации его действий по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Наказание С. назначено в пределах санкций ч. 1 ст. 108 и ч. 1 ст. 166 УК РФ, с учетом положений ч. 1 ст. 62 УК РФ не более двух третей максимального срока за каждое из преступлений, а по их совокупности в соответствии с правилами ч. 2 ст. 69 УК РФ.

Оснований считать назначенное наказание несправедливым, слишком мягким или чрезмерно суровым, нет никаких оснований.

Доводы жалобы осужденного С. о том, что ему незаконно предъявлено обвинение по ст. 166 УК РФ, не соответствуют действительности. Уголовное дело было возбуждено 20 марта 2009 года по ч. 1 ст. 105 УК РФ и вынесение самостоятельного постановления о возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 166 УК РФ не требуется.

Обвинение по ч. 1 ст. 166 УК РФ С. было предъявлено 30 июня 2009 года (т. 2 л.д. 196 - 200) в присутствии его адвоката и он был допрошен по данному обвинению (т. 2 л.д. 201 - 204), но, признав вину, от дачи показаний отказался.

Гражданский иск потерпевшей А. разрешен в соответствии с нормами гражданского законодательства.

Оснований к отмене приговора по доводам кассационной жалобы потерпевшей А. и к смягчению наказания по доводам жалобы осужденного С. судебная коллегия не находит.

Вместе с тем, судебная коллегия считает обоснованными доводы кассационной жалобы осужденного С. о незаконности принятия судом решения об уничтожении вещественных доказательств, которые принадлежат ему на праве личной собственности.

Как следует из протокола судебного заседания и из описательно-мотивировочной части приговора, данный вопрос по существу судом не рассматривался. Принятое решение о судьбе вещественных доказательств не мотивировано и сведено к голословному указанию в резолютивной части приговора о возвращении части вещей по принадлежности осужденному С. и потерпевшей А., а оставшихся - в том числе сотовых телефонов, о которых С. пишет в своей жалобе, о двух ружьях - об уничтожении, что не соответствует п. 12 ст. 299 УПК РФ, Инструкции N 34/15 от 18 октября 1989 года "О порядке изъятия, учета, хранения и передачи вещественных доказательств по уголовным делам, ценностей и иного имущества органами предварительного следствия, дознания и судами" и Приказу N 29 от 7 июня 2006 года "Об утверждении временной инструкции о порядке учета, хранения и передачи вещественных доказательств, ценностей и иного имущества по уголовным делам в органах прокуратуры РФ".

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор <...> районного суда г. Иркутска от 22 октября 2010 года в отношении С. изменить:

в части решения вопроса о вещественных доказательствах в резолютивной части приговора отменить, с направлением на новое судебное рассмотрение в порядке ст. 399 УПК РФ, удовлетворив частично кассационную жалобу осужденного С.

В остальной части этот же приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного С. и потерпевшей А. без удовлетворения.

 

Председательствующий

Л.П.КИРЕЕВА

 

Судьи:

О.В.ЖДАНОВА

Н.А.ЦАРИЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь