Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 февраля 2011 г. N 22-595/11

 

Судья Боровков А.В. Дело N 1-8/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Нелюбова А.Г.,

судей Азовцевой О.А., Матвеевой Т.Ю.

при секретаре К.М.,

рассмотрела в судебном заседании от 15 февраля 2011 года кассационное представление государственного обвинителя Сиделевой Л.А., кассационную жалобу осужденного Я. на приговор Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 30 ноября 2010 года, которым

Я., <...>, ранее не судимый, осужденный:

- 26.04.2010 г. <...> судом Санкт-Петербурга по ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 4 УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа условно с испытательным сроком 3 года,

осужден:

- по ст. 330 ч. 1 УК РФ (по факту самоуправных действий по удержанию помещения <...> в период с 04.02.2006 г. по 15.05.2008 г.) к штрафу в размере 70000 рублей,

- по ст. 330 ч. 1 УК РФ (по факту самоуправных действий по удержанию помещения <...> в период с 04.02.2006 г. по 03.02.2009 г.) к обязательным работам на срок 200 часов.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде обязательных работ на срок 200 часов со штрафом в размере 70000 рублей.

На основании ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ, ст. 302 ч. 8 УПК РФ Я. освобожден от наказания в виде штрафа в размере 70000 рублей за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Приговор <...> суда Санкт-Петербурга от 26.04.2010 г. в отношении Я. постановлено исполнять самостоятельно.

По ст. ст. 165 ч. 3 п. "б", 165 ч. 3 п. "б", 167 ч. 1 УК РФ Я. оправдан за отсутствием в деянии состава преступления;

Л., <...>, ранее не судимая, оправдана:

- по ст. ст. 35 ч. 2, 330 ч. 1, 35 ч. 2, 330 ч. 1 УК РФ за непричастностью к совершению преступлений,

- по ст. ст. 165 ч. 3 п. "б", 165 ч. 3 п. "б" УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.

Заслушав доклад судьи Нелюбова А.Г., объяснения осужденного Я., адвоката Елисеевой А.В., в его защиту, оправданной Л., мнение прокуроров Сиделевой Л.А., Елкова Г.П., полагавших необходимым приговор суда отменить по доводам кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационном представлении государственный обвинитель Сиделева Л.А. просит приговор суда отменить в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела и неправильным применением уголовного закона.

В обоснование представления государственный обвинитель указывает, что суд пришел к необоснованному выводу о том, что в ходе судебного разбирательства не нашел своего подтверждения факт вступления Л. в сговор с Я. на совершение самоуправных действий, а факты исполнения Л. обязанностей генерального директора ООО "П." не свидетельствуют о ее полной осведомленности о деятельности предприятия, поскольку из показаний Л. следует, что ей было известно о спорах и тяжбах КУГИ с обществом, она присутствовала при разговоре Я. с сотрудниками КУГИ о расторжении договоров аренды, подписывала уведомления о необходимости освободить арендуемые помещения, по указанию Я. подписывала различного рода документы, присутствовала при разговоре Т., Г. и Б.А. при их разговоре с Я. о необходимости сдачи помещения представителям собственника, с ней велись переговоры об аренде спорных помещений, перечислении денежных средств по договору.

Также государственный обвинитель полагает, что выводы суда об отсутствии причинно-следственной связи с действиями лица, выражающими злоупотребление доверием собственника при оправдании Я. и Л. по п. "б" ч. 3 ст. 165 УК РФ не соответствуют материалам дела.

Кроме того, автор представления указывает, что суд незаконно назначил Я. наказание по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ, поскольку он подлежал освобождению от наказания в виде штрафа в размере 70000 рублей.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Я. просит приговор суда в части его осуждения по ст. ст. 165 ч. 3 п. "б", 165 ч. 3 п. "б" УК РФ отменить и уголовное дело в данной части прекратить в связи с его невиновностью в совершении данных преступлений.

В обоснование жалобы осужденный указывает, что отношения между КУГИ Санкт-Петербурга и ООО "П." по настоящее время носят гражданско-правовой характер, арбитражные иски не рассмотрены, что подтверждается прилагаемыми ответами КУГИ, МВК и прокуратуры.

Судом не учтено, что удержание арендуемых помещений невозможно в принципе, и если бы КУГИ желал возврата помещений, то это не составило бы труда, однако данный орган ни разу не выходил на объекты, не назначал время встречи для передачи помещений и приема их по акту приема-передачи.

Суд необоснованно установил приговором, что Л. получила на руки уведомления КУГИ N <...> и N <...>.

Осужденный полагает, что данное уголовное дело сфальсифицировано по причине того, что дети коррумпированных чиновников были заинтересованы в получении коммерчески привлекательных объектов недвижимости.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного Я. в совершенных им преступлениях, а также выводы суда о необходимости оправдания Я. и Л. по основаниям, указанным в приговоре, основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Суд обоснованно сослался, как на доказательства по делу, на показания представителя потерпевшей К., свидетелей Т., Б.А., Г., К.А., С.В., С.Е., С., П., Р., Х., А., Н., Б., Д., Б.К., а также на другие материалы дела, которые были исследованы в судебном заседании.

Собранные по делу доказательства позволили суду сделать правильный вывод о виновности Я. в совершении двух преступлений, предусмотренных ст. 330 ч. 1 УК РФ и правильно квалифицировать его преступные действия.

На основании исследованных судом доказательств суд пришел и к правильному выводу о необходимости оправдания Я. по ст. ст. 165 ч. 3 п. "б", 165 ч. 3 п. "б" УК РФ и Л. - по ст. ст. 35 ч. 2, 330 ч. 1, 35 ч. 2, 330 ч. 1, 165 ч. 3 п. "б", 165 ч. 3 п. "б" УК РФ.

Доводы кассационной жалобы осужденного о его невиновности в совершении преступлений, за которые был осужден, и доводы кассационного представления о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, являются необоснованными, поскольку опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Так суд обоснованно положил в основу приговора показания:

- представителя потерпевшего К. о размере причиненного КУГИ ущерба, причиненного Я., о периодах незаконного удержания им помещений;

- свидетелей - сотрудников КУГИ Т., Б.А., Г., К.А. об обстоятельствах заключения и пролонгации договоров аренды между КУГИ и ТКФ "П." в отношении помещений, расположенных на <...> - <...>, о расторжении договоров аренды и о вручении соответствующих уведомлений руководителю компании в присутствии Я., об удержании спорных помещений Я., об обстоятельствах незаконной сдачи этих помещений в субаренду и о причиненном КУГИ ущербе, о ведении судебных споров с арендатором и об участии в этом Я.;

- свидетелей С.В., С.Е. об обстоятельствах субаренды ООО "В." помещения на <...> в <...> ТКФ "П.", о взаимоотношениях данных организаций, о подписании С.В. соответствующих документов, о появлении организации "С.", которой помещение было передано в субаренду;

- свидетеля С. об обстоятельствах заключения и исполнения договора субаренды помещения на <...> между ООО "К." и ТКФ "П.", а также об использовании ООО "К." данного помещения;

- свидетеля П. о сотрудничестве ООО "В." с Л. и Я. по поводу сдачи ООО "В." в субаренду помещения по <...>., о заключении соответствующих договоров, перечислении ТКФ "П." денежных средств, о расторжении договора субаренды и заключении договора между ТКФ "П." и компанией "С-т";

- свидетеля Р. об обстоятельствах аренды фирмой "С." у компании Я. "П." помещения в <...>, о перечислении и передаче денежных средств по арендной плате, о передаче впоследствии данного помещения собственнику, т.е. КУГИ, из которых следует, что по договору субаренды директором Я. не являлся и договор был подписан со стороны его компании "П." не им самим, но все вопросы по аренде решались с ним;

- свидетеля Х. о том, что он являлся номинальным директором ТКФ "П.", фактически там не работал. Всей финансовой и хозяйственной деятельностью предприятия занимался Я., у которого находилась печать предприятия. Иногда Я. приносил ему на подпись какие-либо документы и он их подписывал. О спорах между КУГИ и Я. по поводу помещений на <...> ему известно со слов последнего. После окончания срока аренды в 2002 г. Я. продолжал и продолжает занимать помещения и получать арендную плату от субарендаторов. Одно из помещений он сдавал в субаренду компании "В.", а в другом было кафе "С-а". В 2008 г. по инициативе Я. между ним и Я. с целью неуплаты арендной платы был составлен фиктивный договор займа, который был датирован 30.05.2005 г. Из договора следовало, что Я., как физическое лицо, предоставил ему, как директору ТКФ "П.", деньги на ремонт арендуемого помещения. Со слов Я. ему известно, что однажды последний умышленно сделал большую переплату арендной платы, а потом взыскал эти деньги с КУГИ через суд. Сделанная им переплата имела целью воспрепятствовать выселению и продолжить судебные тяжбы из-за помещений. Я. намеренно затягивал время, продолжая арендовать помещения и сам говорил ему об этом;

- свидетеля А. об обстоятельствах заключения между его предприятием ООО "К." и ТКФ "П." договора субаренды помещения в <...>, о производстве ремонта в данном помещении, порядке взаиморасчетов, об аренде помещения в <...>, о конфликтах Я. с КУГИ по поводу помещений;

- свидетелей - сотрудников милиции Н., Б., Д., Б.К. об обстоятельствах конфликта между сотрудниками КУГИ Адмиралтейского района и Я. в мае 2008 г.

Суд правомерно признал достоверными показания представителя потерпевшего и указанных свидетелей обвинения, поскольку они согласуются друг с другом и подтверждены другими доказательствами по делу.

При этом суд обоснованно сослался в приговоре на:

- заявления начальника УНИ Адмиралтейского района Санкт-Петербурга КУГИ Санкт-Петербурга о возбуждении уголовного дела в отношении руководства ООО "ТКФ "П.";

- рапорт об обнаружении признаков преступления в действиях руководителей ООО "ТКФ "П.";

- протоколы обыска по месту жительства Я. от 30.05.2008 г. и осмотра изъятых при обыске документов;

- документы, изъятые в ходе выемки в ООО "В.", протоколы их выемки и осмотра;

- протоколы выемки и осмотра копий арендных дел в УНИ Адмиралтейского района КУГИ СПб;

- протоколы выемки и осмотра регистрационного и учетного дела ООО "ТКФ "П." в МИ ФНС N 15;

- протокол выемки документов по банковскому счету Я. в Московском отделении N 1877 Северо-Западного Банка Сбербанка РФ от 23.10.2008 г. и протокол их осмотра;

- протокол выемки у Я. оригиналов и копий документов, касающихся взаимоотношений КУГИ с ООО "ТКФ "П." по поводу сдачи помещений в <...> в <...> в Санкт-Петербурге в аренду;

- заключения почерковедческих экспертиз по поводу выполнения рукописных текстов и подписей на документах самой Л.;

- заключение эксперта о размере арендной платы, которую КУГИ мог бы получить в случае сдачи помещений иному пользователю;

- приказ ООО "ТКФ "П." от 29.05.2007 г., подтверждающий нахождение в должности генерального директора указанной организации Я.;

- дополнительное соглашение к договору от 01.08.2005 г. аренды помещения в <...>;

- договор субаренды от 24.04.2007 г. помещения <...> в Санкт-Петербурге с приложениями;

- выписку по счету ООО "К.В.", подтверждающую поступление на счет организации денежных средств от ООО "В." в качестве оплаты по договору субаренды помещения;

- выписку по счету Я., подтверждающую факты осуществления переводов денежных средств от субарендатора ООО "В." в счет договоров субаренды помещения в <...> на личный счет Я.;

- платежные поручения, подтверждающие указанные переводы денежных средств;

- выписки по счетам ООО "К." и ООО "В." о поступлении и переводах денежных средств;

- постановления и решения арбитражных судов по поводу спорных помещений;

- выписки из ЕГРЮЛ, согласно которым учредителем ООО "К.В.", ООО "П." ИНН 7805363666, ООО "П." ИНН 7807051790, ООО "П." ИНН 7826021462, является Я. а генеральным директором ООО "П." ИНН 7826021462 - Л.;

- письма юридического комитета Администрации Губернатора Санкт-Петербурга Правительства Санкт-Петербурга и письма КУГИ;

- протоколы заседания комиссии по распоряжению объектами недвижимости Адмиралтейского района Санкт-Петербурга, о передаче помещений в аренду ООО "ТКФ "П." и об отмене решений комиссии;

- письмо заместителя председателя КУГИ Я. N 13817-32 от 29.05.2008 г. в адрес учредителя ООО "ТКФ "П." Я. о прекращении договоров аренды;

- письма КУГИ в адрес учредителя ООО "ТКФ "П." Я. о распределении арендных платежей с разъяснением обязанности вернуть ранее арендованные помещения и оплатить их фактическое пользование;

- письмо генерального директора ООО "ТКФ "П." Я. от 07.08.2007 г. в адрес КУГИ о представлении различных документов в судебные заседания арбитражного суда по искам его предприятия к КУГИ;

- уведомление КУГИ N 7259 от 28.09.2005 г. в адрес ООО "ТКФ "П." об истечении договора аренды и об освобождении арендуемого помещения;

- акт КУГИ от 03.04.2007 г. об осмотре помещения <...>;

- протокол общего собрания участников ООО "ТКФ "П." от 15.11.2006 г., согласно которому на собрании решением единственного участника Я. с должности генерального директора общества снята Л., а на нее назначен Х.;

- письмо КУГИ N 5837 от 17.11.2006 г. генеральному директору ООО "ТКФ "П." Л. и учредителю Я. о нарушении со стороны ООО "ТКФ "П." порядка и сроков внесения арендной платы за помещения;

- письмо КУГИ N 3172 от 16.06.2006 г. генеральному директору ООО "ТКФ "П." Л. о расторжении договоров аренды от 1992 г. с 03.02.2006 г., о неоднократном требовании освободить помещения <...> и о решении комиссии N 07 от 27.04.05 г. об изменении арендной платы;

- письма КУГИ к генеральному директору ООО "ТКФ "П." Л. о направлении ответа на обращение, о расторжении договоров аренды и о неоднократном требовании освободить помещения;

- приказ N 63 от 07.02.2006 г. ООО "ТКФ "П." от лица учредителя Я. о назначении на должность генерального директора указанной организации Л. с 07.02.2006 г.;

- письма КУГИ к генеральному директору ООО "ТКФ "П." Л. о предоставлении ответов на обращения, о получении копий ответов представителем ООО "ТКФ "П.", о сверке расчетов, об обязании оплатить пени за просрочку перечисления арендной платы по договорам аренды, о возможности изменений условий договора аренды, в том числе, в части изменения арендной платы, на основе решений суда, об отмене решений комиссии о предоставлении помещений в аренду, о вручении уполномоченному лицу ООО "ТКФ "П." от КУГИ уведомлений об отказе от договоров аренды от 1992 г. в связи с истечением сроков действия договоров аренды, неоднократными нарушениями со стороны ООО "ТКФ "П." условий договоров аренды, о недопустимости незаконной сдачи в субаренду занимаемых помещений, об установлении факта использования помещения <...> под зал игровых автоматов субарендатором ООО "В.", о необходимости прекратить использование помещения под зал игровых автоматов;

- письмо УНИ N 8626 от 16.11.05 г. в КУГИ о вручении уполномоченному лицу ООО "ТКФ "П." от КУГИ уведомлений об отказе от договоров аренды от 1992 г. в связи с истечением сроков действия договоров с требованием освободить арендуемые помещения;

- письмо КУГИ N 7151 от 16.09.2005 г. генеральному директору ООО "ТКФ "П." Я. о решении комиссии от 07.09.2005 г. об отмене решения комиссии о предоставлении помещений в аренду в связи с неподписанием новых договоров;

- решение КУГИ N 16 от 07.09.2005 г. об отмене решения комиссии от 27.04.2005 г. о предоставлении в аренду ООО "ТКФ "П." помещения <...>., как нереализованного;

- письмо КУГИ N 1374 от 22.03.2005 г. в ООО "ТКФ "П." Я. о наличии задолженности по внесению арендных платежей и о невозможности решения вопроса о сдаче помещения в субаренду;

- договор аренды от 01.11.1992 г. помещения <...> в Санкт-Петербурге, заключенный между КУГИ и ТОО "ТКФ "П.";

- свидетельство о государственной регистрации и постановке на налоговый учет ООО "ТКФ "П.";

- письма КУГИ учредителю ООО "ТКФ "П." Я. о причинах признания указанной организации недобросовестным арендатором, о наличии задолженностей и просрочек платежей, о прекращении договоров аренды, о возврате помещений;

- акт КУГИ об осмотре помещений;

- уведомление от 28.09.2005 г. КУГИ в адрес ООО "ТКФ "П." об отказе от договора аренды и об освобождении помещения <...>;

- решение КУГИ N 16 от 07.09.2005 г. об отмене решения комиссии 27.04.2005 г. (протокол N 07) "Об использовании помещения по адресу: <...>";

- справку-заключение КУГИ от 22.08.2005 г. по объекту <...>;

- расписку от 21.07.2005 г. от имени учредителя ООО "ТКФ "П." Я. о получении проектов договоров аренды, актов приема-передачи, соглашений о расторжении прежних договоров аренды и актов приема-передачи для изучения;

- приказ N 57 от 14.03.2005 г. ООО "ТКФ "П." от лица учредителя Я. о назначении на должность генерального директора указанной организации Я. с 14.03.2005 г.;

- претензию КУГИ от 25.05.2004 г. в адрес ООО "ТКФ "П." "О взыскании задолженности по арендной плате, расторжении договора и выселении";

- договор аренды от 01.11.1992 г. помещения в <...>, заключенный между КУГИ и ТОО "ТКФ "П.";

- акт передачи помещения от 01.11.1992 г. ТОО "ТКФ "П.";

- документы, изъятые в ходе обыска по месту жительства Я., изъятые в налоговой инспекции;

- документы, представленные Я.: приказ N 07 от 10.04.2005 г. о назначении генеральным директором ООО "ТКФ "П." ИНН 7826021462" Х., подписанный от лица учредителя Я.; справки КУГИ; переписка с КУГИ по вопросам аренды помещений в том числе по вопросу об освобождении арендуемых помещений в связи с прекращением договоров аренды; протоколы заседаний арбитражного суда с участием Я. в качестве директора ООО "ТКФ "П."; решения арбитражного суда об отказе ООО "ТКФ "П." в иске к КУГИ об обязании ответчика заключить (перезаключить) договор аренды помещения в <...>; исковое заявление КУГИ о выселении ООО "В."; претензия КУГИ N 19-8937п от 02.12.05 г. в адрес ООО "ТКФ "П." о необходимости погашения задолженности по арендной плате, расторжении договора аренды N 11-А-00737 в порядке ст. 452 ГК РФ и освобождении помещения.

Указанные доказательства получили в приговоре суда надлежащую оценку, в соответствии с которой суд обоснованно признал их допустимыми, достоверными, а в своей совокупности - достаточными для установления виновности Я. в совершении преступлений, за которые он осужден.

При оценке представленных доказательств судом дана оценка и доводам Я., приведенным им в оспаривание своей вины по предъявленному обвинению, в том числе, и доводы о незаконности действий сотрудников КУГИ по расторжению договоров аренды с его предприятием - ООО "ТКФ "П.".

Исходя из положений ст. 252 УПК РФ, а также положений ст. 610 ч. 2 ГК РФ и установленных судом обстоятельств дела, суд правомерно отверг указанные доводы Я., указав в приговоре, что незаконность действий осужденного по невозврату арендованного имущества, подпадающих под признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, согласно предъявленному ему обвинению, состоит в нарушении им положений ст. 622 ГК РФ, обязывающей арендатора вернуть арендодателю арендованное имущество.

По аналогичным основаниям суд отверг и доводы Я., касающиеся действий сотрудников милиции по обеспечению общественного порядка 15.05.2008 г. в момент приема-передачи помещения по <...> от предприятия Я. КУГИ.

Дана судом оценка и доводам осужденного в его неоднократных ходатайствах о прекращении уголовного дела в связи с тем, что его отношения с КУГИ носят гражданско-правовой характер.

Суд правомерно посчитал эти доводы Я. обоснованными лишь в той части, в какой эти отношения касаются его споров с КУГИ по вопросам исполнения сторонами обязанностей по договорам аренды, к которым и относятся доводы Я. о необоснованности действий КУГИ по расторжению договоров аренды, правильно указав, что отношения между КУГИ и Я., связанные с удержанием последним арендуемых помещений после отказа КУГИ от договоров аренды и с оспариванием КУГИ этих действий Я., носят уголовно-правовой характер, поскольку эти действия подпадают под признаки преступления, предусмотренного ст. 330 УК РФ.

При этом суд обоснованно исходил и из того обстоятельства, что осужденный не отрицал в суде сам факт удержания каждого из арендуемых помещений в своем владении в инкриминируемый период времени, факт оспаривания его действий со стороны КУГИ, и показал в судебном заседании, что не освобождал помещения, поскольку КУГИ должен был ему около 500 тысяч рублей, что ему приходили письма из КУГИ с требованием освободить помещения, но делать это он не собирался, так как письма имели, по его мнению, рекомендательный характер.

С учетом изложенного доводы кассационной жалобы Я. о гражданско-правовом характере отношений между КУГИ Санкт-Петербурга и ООО "ТКФ "П." судебная коллегия считает неубедительными. При этом ссылка осужденного на прилагаемые ответы КУГИ, МВК и прокуратуры не опровергает изложенных в приговоре суда выводов, основанных на совокупности исследованных по делу доказательств.

Доводы осужденного о том, что он не получал от КУГИ официальных уведомлений об освобождении помещений, суд обоснованно расценил критически с учетом показаний свидетелей Т., Г., Б.А., подсудимой Л., имеющихся в материалах дела уведомлений и заключений эксперта, установивших принадлежность Л. почерка на указанных уведомлениях в тексте об их получении.

Оценивая показания свидетелей защиты О. и Ж., суд пришел к обоснованному выводу о том, что показания указанных лиц не опровергают предъявленное Я. обвинение в совершении им самоуправных действий в отношении помещений, арендуемых у КУГИ. С учетом сущности данных этими свидетелями показаний суд обоснованно указал и на то, что они подтверждают факт наличия арендных отношений между предприятием Я. и КУГИ и факт оспаривания КУГИ действий последнего по пользованию арендуемыми им помещениями.

С учетом исследованной совокупности доказательств, суд пришел к правомерному выводу о том, что факт удержания Я. арендуемых помещений, использования их в своих целях и невозвращения их КУГИ подтвержден, как показаниями самого Я. и Л., так и показаниями допрошенных по делу свидетелей, представленными суду документами, в том числе, документами о заключении ООО "ТКФ "П." договоров субаренды арендуемых предприятием помещений с другими организациями в период, когда Я. обязан был освободить арендуемые помещения и передать их КУГИ.

При указанных обстоятельствах доводы кассационной жалобы осужденного о невозможности удержания им арендуемых помещений, судебная коллегия считает необоснованными.

Таким образом, с учетом представленной по делу совокупности доказательств, в том числе, доказательств, подтверждающих причинение Санкт-Петербургу в лице КУГИ, действиями Я. установленного судом ущерба, суд правильно квалифицировал действия осужденного по ст. 330 ч. 1 УК РФ по каждому установленному судом факту.

С учетом изложенного доводы кассационной жалобы Я. о фальсификации данного уголовного дела судебная коллегия считает несостоятельными.

Органами предварительного следствия Я. и Л. обвинялись в совершении двух преступлений, предусмотренных ст. 165 ч. 3 п. "б" УК РФ, а именно в том, что они, действуя группой лиц по предварительному сговору, путем злоупотребления доверием причинили особо крупный имущественный ущерб Санкт-Петербургу в лице КУГИ, при отсутствии признаков хищения.

Согласно предъявленному обвинению Я. - единственный участник и владелец ООО "ТКФ "П." и генеральный директор предприятия Л., несмотря на то, что им было известно о том, что договор аренды между предприятием и КУГИ об аренде помещения <...> и помещения <...> в Санкт-Петербурге расторгнут, вступив в преступный сговор, продолжали незаконно удерживать арендуемые помещения в своем владении и, выдавая себя за добросовестного арендатора, злоупотребив доверием арендодателя (КУГИ), в период, соответственно по каждому из помещений, с 04.02.2006 г. по 15.05.2008 г. и с 04.02.2006 г. по 03.02.2009 г. незаконно, т.е. без согласия КУГИ, не имея на то полномочий, сдавали арендуемые помещения в субаренду иным лицам, получая при этом арендную плату от субарендаторов, которую обращали в свою собственность и, не перечисляя в то же время свою арендную плату в КУГИ. Указанными преступными действиями Я. и Л. причинили Санкт-Петербургу в лице КУГИ особо крупный имущественный ущерб в виде не перечисленных ООО "ТКФ "П." на счет КУГИ арендных платежей по помещению <...> на сумму 2 642905 рублей 51 копейка, а по помещению <...> на сумму 2049761 рубль 88 копеек.

В совершении данных преступлений Я. и Л. оправданы за отсутствием в деянии состава преступления.

Оправдывая Я. и Л. по данному обвинению, суд правильно исходил из положений ст. 165 УК РФ, согласно которым причинение имущественного ущерба в виде упущенной выгоды, при отсутствии признаков хищения, должно состоять в причинно-следственной связи с действиями лица, выражающими злоупотребление доверием собственника имущества.

При этом суд обоснованно указал в приговоре, что из предъявленного Я. и Л. обвинения следует, что действиями, выражающими злоупотребление доверием собственника имущества - Санкт-Петербурга в лице КУГИ, явились их совместные незаконные действия по сдаче этих помещений в субаренду другим лицам без согласия КУГИ в период незаконного удержания помещений в своем владении, а причиненным, в результате этих действий, особо крупным имущественным ущербом является арендная плата, не уплаченная предприятием Я. в указанный период в КУГИ.

Также на основании представленных по делу доказательств, обоснованно признанных судом допустимыми и достоверными, суд правомерно посчитал установленным, что предприятие Я. - ООО "ТКФ "П.", где в определенный период обязанности генерального директора исполняла Л., на основании договоров аренды арендовало спорные помещения у КУГИ с 1992 г. и в соответствии с условиями договоров уплачивало КУГИ арендную плату. При этом арендатор в соответствии с условиями договора аренды и действующими на тот момент нормативными документами Санкт-Петербурга не имел права сдавать арендуемые помещения в субаренду без согласия КУГИ.

Однако, с учетом показаний свидетелей - сотрудников КУГИ К.А., Т., представителя потерпевшего К., о том, что в 2001 г. коэффициент социальной значимости (льгота) был отменен и поэтому размер арендной платы Я. был одинаков, как в период наличия с его предприятием договорных отношений, так и в период сдачи им помещений в субаренду и этот размер не зависел от факта субаренды, суд пришел к обоснованному выводу о том, что обязанность Я., уплачивать арендную плату по заключенным с КУГИ договорам аренды и ее размер в инкриминируемый период времени не зависели от факта сдачи им помещений в субаренду другим лицам, поскольку в этот период в расчетах с ООО "ТКФ "П." по арендной плате не применялся коэффициент социальной значимости, которым пользовалось предприятие Я. до 2001 г.

В подтверждение данного вывода суд обоснованно сослался также на положения Закона Санкт-Петербурга от 28.11.2001 г. N 782-104 "О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга "О порядке определения арендной платы за нежилые помещения, арендодателем которых является Санкт-Петербург", на показания самого Я.

С учетом изложенного суд пришел к правомерному выводу о том, что неуплата Я. и Л. в КУГИ арендной платы, причитающейся с ООО "ТКФ "П." по заключенным между предприятием и КУГИ договорам аренды, в результате которой, по версии обвинения, КУГИ был причинен особо крупный имущественный ущерб в форме упущенной выгоды, не была обусловлена действиями обвиняемых по сдаче арендуемых у КУГИ помещений в субаренду без согласия собственника, в связи с чем общественно опасные последствия, наступление которых вменялось Я. и Л. органами следствия, не состоят с действиями последних в причинной связи.

В обоснование изложенных в приговоре выводов суд обоснованно сослался и на показания представителя потерпевшего К. о том, что КУГИ, сделав расчет сумм арендных платежей, не уплаченных предприятием Я. в инкриминируемый ему по ст. 165 УК РФ период, не представлял эти суммы следствию, как упущенную выгоду в связи со сдачей помещений в субаренду.

С учетом этих показаний, а также с учетом того, что инкриминированные Я. и Л. суммы ущерба не были подтверждены проведенной по делу судебной бухгалтерской экспертизой, суд обоснованно указал в приговоре о том, что по делу не установлен факт причинения Санкт-Петербургу в лице КУГИ какого-либо ущерба в результате передачи Я. и Л. арендуемых помещений в субаренду.

При таких обстоятельствах доводы кассационного представления о несоответствии выводов суда об отсутствии указанной выше причинно-следственной связи материалам дела, судебная коллегия считает неубедительными, а вывод суда об отсутствии в указанных действиях Я. и Л. состава преступления, предусмотренного ст. 165 ч. 3 п. "б" УК РФ, - правильным.

Органами предварительного следствия Л. обвинялась также в совершении двух преступлений, предусмотренных ст. ст. 35 ч. 2, 330 ч. 1 УК РФ, т.е. в совершении самоуправства - самовольного, вопреки установленному законом и иным нормативным правовым актом порядку, совершения каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией, если такими действиями причинен существенный вред, совершенного группой лиц по предварительному сговору.

Согласно данному обвинению Л., являясь генеральным директором ООО "ТКФ "П.", вступила в преступный сговор с единственным участником и владельцем указанного предприятия Я. на совершение самоуправных действий по неосвобождению помещений 2Н и 1Н, арендуемых предприятием у КУГИ Санкт-Петербурга, расположенных соответственно в доме <...> и в доме <...> в Санкт-Петербурге. При этом, зная, что договоры аренды, заключенные ранее между КУГИ и ООО "ТКФ "П.", расторгнуты и КУГИ направил предприятию уведомление об этом и просил освободить помещения, Л. совместно с Я. отказались освободить помещения и, несмотря на то, что правомерность их действий оспаривалась КУГИ, продолжали самовольно удерживать помещения в своем владении и распоряжении, пользоваться помещениями и с целью извлечения прибыли сдали их в субаренду третьим лицам. Таким образом, незаконно удерживая арендуемые помещения, Л. совместно с Я. причинила существенный вред собственнику помещений - Санкт-Петербургу в лице КУГИ в форме упущенной выгоды при условии передачи помещения в аренду другому пользователю в сумме 3 847 737 рублей 02 копеек по помещению на <...> в сумме 3145672 рублей 12 копеек по помещению на <...>.

По данному обвинению Л. оправдана за непричастностью к совершению преступлений.

На основании представленных стороной обвинения и исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств суд пришел к обоснованному выводу о том, что ни одно из них не подтверждает в достаточной мере предъявленное Л. в данной части обвинение.

Так судом были исследованы показания свидетелей К.А., Т., Б.А., Г., П., С.В., С.Е., Р., Н., Б., Х., заключения экспертов, установивших принадлежность подписей Л. на отдельных документах, относящихся к деятельности ООО "ТКФ "П.", сами документы, свидетельствующие об отношениях ООО "ТКФ "П." с КУГИ в связи с арендой помещений, в том числе о передаче этих помещений в субаренду, платежные документы, письма, запросы, уведомления, связанные с отношениями предприятия и КУГИ по вопросам аренды, решения арбитражных судов по спорам между КУГИ и предприятием по поводу аренды помещений и арендной платы, протоколы изъятия и осмотров документов.

При этом судом учтено, что Л. в период с 2003 г. по 2005 г. постоянно, а позднее в отдельные периоды, исполняла обязанности генерального директора ООО "ТКФ "П.". Также судом, вопреки доводам кассационной жалобы Я., было обоснованно установлено, что совместно с Я. 03.11.2005 г. Л. получила уведомления от КУГИ о расторжении договоров аренды помещений <...>, а исполняя обязанности директора ООО "ТКФ "П.", Л. от лица предприятия подписывала различные письма и обращения в КУГИ и в другие организации, в том числе к субарендаторам по вопросам аренды помещений, по вопросам заключения новых договоров аренды, арендной платы, судебных споров и по другим вопросам.

Указанным доказательствам судом дана надлежащая оценка.

При этом выводы суда о том, что показаниями допрошенных свидетелей и иными материалами дела достоверно не подтверждается факт вступления Л. в сговор с Я. на совершение указанных в обвинении самоуправных действий основаны на представленной совокупности доказательств по делу.

Так, в обоснование этого вывода суд правомерно сослался в приговоре на:

- показания свидетеля Т. о том, что руководители ООО "ТКФ "П." менялись неоднократно. Я., хотя и указывал в переписке себя учредителем предприятия, но в действительности контролировал все вопросы, постоянно участвовал в переговорах. Без него каких-либо руководителей предприятия она не видела и с ними не общалась. Уведомления о расторжении договоров аренды были вручены Л. в присутствии Я.;

- показания свидетеля Б.А. о том, что Я. принимал участие в заседании комиссии КУГИ по решению вопроса аренды. Уведомления были вручены Л. после того, как Я., который не хотел их получать, сказал ей взять уведомления и расписаться в их получении;

- аналогичные показания свидетеля Г. и самой Л. о том, что она получила уведомления лишь потому, что сделать это ей дал указание Я.;

- показания свидетеля Р. о том, что несмотря на подписание договора субаренды помещения его предприятием "С" со стороны "П." не Я., все вопросы по аренде решались только с ним, с Л. он знаком не был и о ней ему ничего не известно;

- показания свидетеля Х., из которых следует, что Л. выполняла лишь формальные функции, будучи генеральным директором ООО "ТКФ "П.", а всей финансовой и хозяйственной деятельностью занимался Я., который периодически менял директоров, но печать предприятия находилась у него. Л. выполняла отдельные просьбы Я., поскольку являлась гражданской женой последнего;

- показания свидетеля А. о том, что он знал Л., как супругу Я., но как руководителя "П." ему ее не представляли;

- показания свидетеля Ж., допрошенного по ходатайству Я., из которых следует, что при возникновении у него организационных вопросов он всегда обращался к Я. или к Х. Л. этими вопросами не занималась. По финансовым вопросам и по другим вопросам деятельности "П." он обращался к Я., к Л. он не обращался. Последний руководил работой "П.", решал организационные вопросы и принимал его на работу.

С учетом показаний допрошенных по делу лиц суд пришел к обоснованному выводу о том, что не только сотрудники КУГИ, но и лица, имевшие непосредственное отношение к деятельности предприятия, субарендаторы, либо близко знавшие, как Я., так и Л., показали в суде, что не последняя, а именно Я. был действительным руководителем своего предприятия и именно он решал все вопросы, связанные с его деятельностью, а Л. лишь выполняла его указания и фактически самостоятельно не могла не только принимать решения, связанные с вопросами деятельности предприятия, но даже не могла самостоятельно получить уведомления КУГИ, сделав это лишь после получения указания Я.

Таким образом, анализируя представленные доказательства, суд правомерно указал в приговоре на доказанность лишь фактов формального руководства предприятием Л., а также фактов реального непосредственного руководства предприятием ООО "ТКФ "П." Я., притом, что факт участия Л. в сговоре с Я. на совершение самоуправных действий по незаконному удержанию арендуемых у КУГИ помещений представленными доказательствами подтвержден не был.

При этом судом дана надлежащая оценка и установленным в ходе судебного разбирательства фактам исполнения Л. обязанностей генерального директора ООО "ТКФ "П.", согласно которой суд обоснованно указал, что эти факты не свидетельствуют о ее полной осведомленности о деятельности предприятия и о ее руководящей роли в организации этой деятельности наряду с Я., а также о наличии у Л. и Я. обоюдного, совместного желания и договоренности на совершение самоуправных действий в отношении КУГИ.

Кроме того, суд правомерно сослался в приговоре на отсутствие доказательства о наличии у Л. и Я. одинаковой реальной возможности решать какие-либо вопросы, связанные с какой-либо деятельностью предприятия вообще, в том числе, вопросы аренды и субаренды помещений, вопросы их освобождения или удержания, что объективно необходимо для участия в сговоре на совершение тех или иных действий, связанных с деятельностью предприятия.

Также суд правильно указал и на то обстоятельство, что установленные в суде факты формального исполнения Л. функций генерального директора, с учетом представленных обвинением доказательств не свидетельствуют о наличии у нее умысла на незаконное удержание арендуемых помещений по предварительному сговору с Я., являющегося необходимым признаком состава инкриминируемого Л. преступления.

Обоснованно суд сделал вывод и о том, что представленными стороной обвинения доказательствами не были опровергнуты доводы Л., приведенные ею в оспаривание своей вины, о формальном характере нахождения ее в должности генерального директора, обусловленном личными близкими отношениями с Я. и о том, что всей деятельностью предприятия руководил последний, а она лишь выполняла его указания, не вступала с ним в преступный сговор и не понимала сути взаимоотношений Я. и КУГИ.

При этом суд обоснованно указал и на то, что данные доводы, наряду с показаниями свидетелей, были подтверждены в суде и Я.

Дана судом надлежащая оценка и факту получения Л., а не самим Я. уведомлений КУГИ о расторжении договоров аренды и необходимости освобождения арендуемых помещений, в соответствии с которой суд правильно указал, что данный факт сам по себе не может свидетельствовать о наличии у Л. умысла на дальнейшее совершение самоуправных действий и о преступном сговоре с Я., притом, что получение Л. указанных уведомлений в присутствии Я. и лишь после его указания сделать это, подтверждает ее показания о характере и мотивах совершения ею указанных действий.

Также судом дана надлежащая оценка показаниям свидетеля П. о том, что технические моменты исполнения договора субаренды помещения ООО "В." у компании Я. он обсуждал с Л., по просьбам которой деньги за аренду, иногда перечислялись в КУГИ и которой был передан договор субаренды, иным подписанным Л. и представленным обвинением в качестве доказательств документам, в том числе, касающимся вопросов спорных взаимоотношений между предприятием Я. и КУГИ.

Согласно данной оценке суд обоснованно указал, что эти доказательства достоверно не свидетельствуют о наличии между Я. и Л. сговора на совершение самоуправства, а также о наличии у Л. соответствующего преступного умысла.

Таким образом, на основании представленной совокупности доказательств суд пришел к правомерному выводу о том, что по делу достоверно установлено, что Я., как единственный собственник предприятия, являлся непосредственным единственным руководителем ООО "ТКФ "П.", который действительно был вправе решать и фактически решал все вопросы, касающиеся деятельности предприятия, в том числе вопросы взаимоотношений с КУГИ по поводу аренды помещений, мог принимать решения касающиеся характера деятельности предприятия и определять линию поведения сотрудников по тому или иному вопросу, в том числе, в связи со спорами с КУГИ.

При этом в подтверждение данного вывода суд в приговоре обоснованно сослался и на признание данного факта самим Я., на показания допрошенных свидетелей, на показания Л. о взаимоотношениях с Я. и о совершении ею ряда действий, в том числе, после возбуждения уголовного дела, по указанию Я., а также на сущность ее позиции относительно предъявленного обвинения и действий КУГИ, высказанной в суде.

С учетом изложенного суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии по делу достоверных доказательств наличия у Л. сговора с Я. на совершение самоуправства и о непричастности последней к совершению инкриминированных ей двух преступлений, предусмотренных ст. ст. 35 ч. 2, 330 ч. 1 УК РФ, в связи с чем доводы кассационного представления о необоснованности выводов суда в данной части судебная коллегия считает неубедительными.

На основании принятого решения об оправдании Л. и недоказанности совершения Я. преступлений по предварительному сговору с Л., суд правильно исключил из обвинения, предъявленного Я., совершение указанных выше преступлений группой лиц по предварительному сговору, т.е. квалифицирующий признак, предусмотренный ч. 2 ст. 35 УК РФ.

Решение суда об оправдании Я. по ст. 167 ч. 1 УК РФ основано на представленных суду доказательствах и их всесторонней оценке, в соответствии с которой суд пришел к правильному выводу об отсутствии в деянии осужденного состава указанного преступления.

Доводов о необходимости отмены приговора в части оправдания Я. по ст. 167 ч. 1 УК РФ в кассационном представлении не приведено.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, при рассмотрении дела судом не допущено.

Наказание осужденному Я. по каждому преступлению, предусмотренному ст. 330 ч. 1 УК РФ, назначено в соответствии с требованиями закона и является справедливым.

С учетом истечения срока давности привлечения к уголовной ответственности суд правильно освободил Я. от наказания в виде штрафа в размере 70000 рублей, назначенного по ст. 330 ч. 1 УК РФ (по факту самоуправных действий по удержанию помещения <...> в период с 04.02.2006 г. по 15.05.2008 г.).

При таком положении судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора суда по доводам кассационной жалобы Я.

Вместе с тем, с учетом освобождения Я. от указанного наказания в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, суд ошибочно назначил осужденному окончательное наказание по совокупности преступлений на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, в связи с чем приговор суда подлежит соответствующему изменению в связи с неправильным применением уголовного закона, а кассационное представление - частичному удовлетворению.

Кроме того, поскольку в настоящее время, до вступления приговора в законную силу истек установленный п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ срок давности уголовного преследования осужденного по всем преступлениям, за которые он осужден, Я. на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ подлежит освобождению и от наказания, назначенного по ст. 330 ч. 1 УК РФ (по факту самоуправных действий по удержанию помещения <...> в период с 04.02.2006 г. по 03.02.2009 г.), а приговор суда - соответствующему изменению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 30 ноября 2010 года в отношении Я. изменить:

- исключить из резолютивной части приговора указание на назначение Я. наказания по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 2 УК РФ;

- на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ освободить Я. от наказания, назначенного по ст. 330 ч. 1 УК РФ (по факту самоуправных действий по удержанию помещения <...> в период с 04.02.2006 г. по 03.02.2009 г.), в виде обязательных работ на срок 200 часов, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В остальной части приговор в отношении Я. и Л. оставить без изменения, кассационное представление удовлетворить частично, кассационную жалобу осужденного Я. - оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь