Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 февраля 2011 г. по делу N 1-110/2010

 

Судья: Федорова Е.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего Орловой Р.Е.

судей Дебатур Т.Е. и Проценко Г.Н.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании 15 февраля 2011 года кассационные жалобы и дополнения к ним М., адвоката Корниловой Е.Ю. в его защиту, С. на приговор Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 13 июля 2010 года в отношении -

С. <...>,

ранее судимого:

17.04.2002 г. <...> по п. п. "а, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ в редакции 1997 г., ч. 3 ст. 158 УК РФ в редакции ФЗ РФ от 31.10.2002 г. к 5 годам 1 месяцу лишения свободы,

28.06.2005 г. <...> по ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 228 УК РФ к 1 году лишения свободы, с частичным присоединением на основании ст. 70 УК РФ не отбытой части наказания по приговору от 17.04.2002 г., назначением общего срока наказания в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы, освобожденного 27.12.2007 г. по отбытии наказания

осужденного:

по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ РФ N 162 от 08.12.2003 г.) - к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

М. <...>,

ранее судимого:

06.02.2004 г. <...> по ч. 3 ст. 30 ч. 3 ст. 158, ст. 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

11.05.2005 г. <...> по п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ к 5 годам лишения свободы, отменено условное осуждение по приговору от 06.02.2004 г. с присоединением на основании ст. 70 УК РФ неотбытой части наказания, с назначением общего срока наказания в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы, освободился условно-досрочно 07.08.2008 г., неотбытый срок 1 год 8 месяцев 3 дня,

осужден:

21.12.2009 г. <...> по ч. 3 ст. 30 ч. 1 ст. 228-1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отменой на основании ч. 7 ст. 79 УК РФ условно-досрочного освобождения от наказания по приговору от 11.05.2005 г., с назначением общего срока наказания в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы.

По данному приговору по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ (в редакции ФЗ РФ N 162 от 08.12.2003 г.) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору <...> от 21.12.2009 г., окончательно к отбытию назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Дебатур Т.Е., выступление осужденного М., адвоката Корниловой Е.Ю. в его защиту, осужденного С., адвоката Костылевой Г.А. в его защиту, поддержавших доводы жалоб и дополнений к ним, мнение потерпевшего П. 1 согласившегося с выводами суда и просившего приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения, мнение прокурора Сапруновой Ю.Ю., возражавшей в удовлетворении кассационных жалоб и дополнений к ним, просившей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный М. и адвокат Корнилова Е.Ю., действующая в его защиту, просят об отмене обжалуемого приговора ввиду его незаконности, необоснованности и несправедливости, прекращении уголовного преследования ввиду недоказанности причастности к преступлению.

В обоснование доводов указывается на многочисленные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные как при производстве предварительного расследования, так и в ходе судебного разбирательства, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, установленным фактическим обстоятельствам по делу, соответственно назначение несправедливого наказания, поскольку не доказана вина в преступлении.

Конкретизируя доводы жалоб, защитник и осужденный ссылаются на необъективность проведенного расследования, нарушение как в ходе предварительного расследования, так и в ходе судебного разбирательства процессуальных и конституционных прав М.

Оспаривая выводы суда о доказанности вины, защитник и осужденный М. полагают, что в основу обвинительного приговора положены недопустимые доказательства, полученные с нарушением норм уголовно-процессуального закона, в том числе, протокол осмотра места происшествия, протоколы осмотра вещественных доказательств, вещественные доказательства, приобщенные к делу, незаконно возвращенные потерпевшему, а также вещественное доказательство - отвертка, обнаруженная и изъятая 25.12.2009 г., а приобщенная к делу - 12.02.2010 г., при этом указанная отвертка не была предъявлена для опознания.

Участие в процессуальных действиях в качестве понятых свидетелей С.1 и С.2 вызывает сомнение. Их показания в судебном заседании противоречивы и непоследовательны об обстоятельствах, которые они описывают.

Судом положены в основу приговора показания свидетеля - сотрудника милиции С.3 об обстоятельствах, очевидцем и участником которых он был, однако, имеющиеся противоречия между показаниями на следствии и в судебном заседании не были устранены.

Судом оставлено без внимания и оценки то обстоятельство, что протокол допроса свидетеля С.3 на л.д. N в томе N подписан одним лицом, нет подписи следователя, а потому этот протокол допроса не может быть признан допустимым доказательством.

Показания указанного свидетеля в судебном заседании не соответствуют его показаниям, приведенным в приговоре, где последний указывает на то, что М. при задержании признавался, что совершил кражу с С., договорившись заранее.

По мнению осужденного суд необоснованно сослался в приговоре на показания свидетеля С.5, как данные в судебном заседании, поскольку они неверно отражены в протоколе и не соответствуют действительности, на что были принесены замечания.

Судом в приговоре дана неверная оценка показаниям в судебном заседании свидетеля С.4 и другого подсудимого С., как недостоверным и опровергающимся другими доказательствами по делу. Суд без достаточных оснований признал их показания, данные на следствии, как достоверные, несмотря на то, что они мотивировали, чем вызваны изменения. Допросы в ходе следствия проведены в ночное время, что также недопустимо, противоречит требованиям УПК РФ. Кроме того, ссылаясь на показания С., данные в ходе предварительного следствия, суд оставил без внимания и оценки его показания в качестве обвиняемого, где С. заявил об оговоре его, М., объяснив причины.

Противоречия между показаниями, данными потерпевшим П.2 в ходе расследования и его же показаниями в судебном заседании о том, что какая-то женщина видела двух мужчин, совершавших кражу, судом не устранены и не получили оценки в приговоре.

Как указывает в жалобе осужденный М., в ходе предварительного следствия не было добыто доказательств его вины в краже сигарет, совершенной по предварительному сговору с С. В ходе судебного разбирательства его вина также не нашла подтверждения. Выводы суда по существу основаны на недостоверных показаниях свидетелей, недопустимых иных доказательствах, имеющиеся сомнения судом не устранены и истолкованы не в его пользу, что противоречит Конституции РФ и УПК РФ.

Достаточно подробно анализируя ход судебного разбирательства, осужденный указывает, что судом было необоснованно отказано в удовлетворении заявленных им ходатайств, в том числе о вызове свидетелей.

Далее М. ссылается на нарушение его процессуальных прав в ходе судебного разбирательства, в том числе права на защиту, выразившееся в отказе в удовлетворении ходатайства о предоставлении времени для подготовки к судебным прениям и во встрече с адвокатом наедине для подготовки и согласования позиции по защите. Судом без должного внимания и оценки оставлен вопрос о его, М., состоянии здоровья, которое ухудшается, что подтверждено медицинскими документами.

Полагает, что судом были нарушены его права путем отказа в принятии замечаний на протокол судебного заседания, непредоставлении в полном объеме второго тома уголовного дела для ознакомления с целью написания дополнений к кассационной жалобе. По мнению осужденного судом была допущена необъективность в рассмотрении дела, предвзятость по отношению к излагаемой ими позиции по делу, в том числе и в оценке доказательств.

Второй том был им получен в не подшитом виде, не удостоверен печатью суда. Как указывается в многочисленных дополнениях к жалобе, он был ущемлен в реализации своего права на защиту и тем, что адвокат Корнилова не осуществляла защиту надлежащим образом, не оказывала ему юридическую помощь в написании кассационной жалобы, выработке позиции по защите при рассмотрении жалобы в кассационном порядке.

Судом без законных оснований были возвращены дополнительные кассационные жалобы, при этом указано, что они поданы по истечении установленного срока.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный С. просит об отмене приговора, как незаконного, необоснованного и несправедливого.

По мнению осужденного органами следствия не представлены доказательства его вины в совершении преступления по предварительному сговору с осужденным М.

Судом положены в основу обвинительного приговора противоречивые, недостоверные показания свидетелей С.2 и С.1, участвовавших в качестве понятых при осмотре места происшествия, протокол осмотра места происшествия, который является недопустимым доказательством в связи с тем, что понятые отсутствовали, показания свидетеля С.5, которая показала в суде о том, что протокол допроса подписала, не читая, при этом, допрошена не была, показания потерпевшего П.1 в судебном заседании о том, что некая женщина видела, как двое мужчин совершали кражу, поскольку в ходе следствия об этом свидетеле потерпевший не заявлял, недостоверные показания свидетеля С.3, никакими доказательствами не подтвержденные.

Суд не дал надлежащей оценки показаниям свидетеля С.4 о том, что показания в ходе предварительного следствия дал под психологическим давлением со стороны сотрудников милиции, угрожавших привлечением его в качестве соучастника преступления. При таких обстоятельствах неверен вывод суда о наличии достаточной совокупности доказательств его и М. вины в совершении преступления по предварительному сговору группой лиц. Судом необоснованно отвергнуты его и М. показания, данные в суде, необоснованно положены в основу приговора данные им, С., показания в ходе предварительного следствия. Выводы суда о добросовестном заблуждении свидетелей С.2, С.1 не основаны на материалах дела.

По мнению осужденного С. суд нарушил требования уголовно-процессуального закона, а именно п. 3 ст. 15 УПК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы адвоката Корниловой Е.Ю., осужденных С., М. государственный обвинитель Каминская К.Л., считая приговор суда законным, обоснованным, мотивированным и справедливым, а доводы жалоб неубедительными, просит оставить его без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, оценив доводы кассационных жалоб и дополнений к ним, выслушав участников процесса, не находит достаточных оснований к отмене либо изменению обжалуемого приговора.

Вывод суда о виновности осужденных в совершении преступления при обстоятельствах, правильно установленных судом, основан на доказательствах, полно и всесторонне исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Вина обоих осужденных установлена приговором суда в краже, то есть тайном хищении по предварительному сговору группой лиц не позднее N часов N минут <...> имущества ООО "М.", а именно табачной продукции на сумму <...> рублей из автомашины под управлением водителя П.2

Осужденный С., не оспаривая выводы суда о доказанности вины в краже указанного имущества на указанную сумму, вместе с тем не признает совершение преступления по предварительному сговору в группе лиц с М.

Осужденный М. виновным себя не признавал в ходе расследования, так и в ходе судебного разбирательства.

Однако судебная коллегия считает, вопреки доводам жалоб, суд первой инстанции обоснованно признал совокупность представленных и исследованных в судебном заседании доказательств в подтверждение вины обоих осужденных в хищении имущества достаточной, а каждое из доказательств достоверным и допустимым.

Приговор суда отвечает требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

С учетом анализа представленных на рассмотрение кассационных жалоб и многочисленных к ним дополнений судебная коллегия приходит к выводу о том, что по существу доводы осужденных и защитника сводятся к переоценке положенных в основу обвинительного приговора доказательств, что противоречит положениям, закрепленным в ч. 1 ст. 17 УПК РФ.

Версия осужденных о непричастности к указанному преступлению М., как в ходе предварительного, так и судебного следствия, была тщательно проверена и обоснованно отвергнута, как несостоятельная.

Суд обоснованно положил в основу обвинения совокупность доказательств, в том числе:

- показания потерпевшего П.2 о том, что он на автомашине перевозил табачную продукцию, припарковав автомобиль ушел в магазин, услышав звуки сработавшей сигнализации, вышел и обнаружил приоткрытой дверцу автомашины, навесной замок отсутствовал, из кузова пропали две коробки с сигаретами, со слов пожилой женщины узнал, что та видела двух мужчин с коробками;

- показания свидетеля С.3 об обстоятельствах задержания М. и С. у <адрес> <адрес> в автомашине, за рулем которой был М., при этом в автомашине были обнаружены две коробки с сигаретами, М. изначально пояснял, что сигареты принадлежат ему, затем сознался в краже сигарет с С.;

- показания свидетеля С.5 о том, что ей звонил неизвестный и предлагал приобрести табачную продукцию, со слов продавца ларя узнала, что подходили двое мужчин и спрашивали ее, С.5, сказав, что договорились о продаже сигарет, тут же их задержали сотрудники милиции;

- показания свидетеля С.7 о том, что на основании выданной ею доверенности автомобилем пользовался и управлял М.;

- показания свидетелей С.2 и С.1 об участии каждого в качестве понятого при осмотре двух автомашин, а именно той, из которой было совершено хищение сигарет, и той, в которой было обнаружено похищенное имущество;

- совокупность иных доказательств, в том числе, протокол осмотра места происшествия, из которого усматривается, что на автомашине под управлением водителя П.1 отсутствует навесной замок кузова, в багажнике автомашины <...> обнаружены две коробки с сигаретами, доверенность на имя М., протокол осмотра предметов - сигарет, автомобиля <...>, постановление о приобщении указанных предметов вещественными доказательствами.

Оспариваемые осужденными и защитником показания потерпевшего и всех вышеуказанных свидетелей судом тщательно проверены и проанализированы в приговоре. Суд обоснованно не усмотрел каких-либо существенных противоречий в их показаниях, обоснованно признав показания как доказательства, достоверными.

Довод о недопустимости показаний свидетеля С.3 в ходе предварительного следствия несостоятелен ввиду того, что показания, данные им в ходе предварительного следствия, как доказательство вины, судом не приводятся и не оцениваются. При этом, несмотря на вышеизложенное, протокол допроса названного свидетеля от <...>, который был оглашен в судебном заседании, не содержит нарушений, влекущих его признание недопустимым доказательством.

Отсутствие подписи следователя в постановлении о признании потерпевшим П.2 от <...> на л.д. N в томе N как считает судебная коллегия, не привело к нарушению прав потерпевшего. Постановлением следователя П.2 был таковым признан, что отражено на л.д. N в томе N при этом нарушений не было допущено, впоследствии в ходе допроса П.2 в качестве потерпевшего, ему были в полном объеме разъяснены права, предусмотренные ст. 42 УПК РФ. Иных нарушений не было допущено. Сомнения, возникшие у осужденных в достоверности подписей следователя в протоколах допросов, объективно никакими доказательствами не подтверждены.

Осужденные ставят под сомнение допустимость такого доказательства, как обнаруженная и изъятая <...> из автомашины <...> отвертка, признанная вещественным доказательством, однако, суд не ссылается на указанное доказательство вины осужденных. Как следует из протоколов допросов обоих осужденных, сам факт использования отвертки осужденным С. не оспаривался. Именно М., что и он не отрицает, передал отвертку С., не зная, для какой цели она тому нужна, взяв ее из своей автомашины, впоследствии С. использовал отвертку в качестве предмета, с помощью которого был снят навесной замок с дверцы кузова автомашины потерпевшего.

Оба осужденных не оспаривают факт их задержания сотрудниками милиции, осмотр и обнаружение в автомашине, которой управлял осужденный М., двух коробок с сигаретами, состоявшиеся телефонные звонки по поводу реализации сигарет, в том числе и со стороны осужденного М.

Протокол осмотра места происшествия, оспариваемый осужденными, по их мнению, является недопустимым доказательством в силу того, что не участвовали понятые, либо один из них, при этом, они не присутствовали постоянно.

Эти обстоятельства были предметом тщательной судебной проверки, в связи с чем были допрошены оба понятых в качестве свидетелей, а именно С.1 и С.2. Их показаниям судом дана надлежащая оценка и оснований сомневаться в выводах суда судебная коллегия не усматривает. С учетом показаний данных свидетелями, суд первой инстанции обоснованно не усмотрел оснований для признания протокола осмотра места происшествия недопустимым доказательством. Протокол осмотра места происшествия от <...> не содержит чьих-либо замечаний, подписан всеми участниками и не оспаривается по существу указанными свидетелями в судебном заседании.

Судебная коллегия не находит достаточных оснований сомневаться в правильности выводов суда, оценившего показания свидетелей, потерпевшего, как достоверные.

Доводы осужденных о первоначальном доставлении после задержания в N отдел милиции <...>, не являются обстоятельствами, которые бы повлияли на выводы суда о доказанности вины обоих осужденных в совершении преступления по предварительному сговору группой лиц. При этом указанные осужденными обстоятельства не подтверждаются объективно.

Признавая доказанным совершение преступления по предварительному сговору группой лиц, суд исходил также из показаний осужденного С. и свидетеля С.4, данных обоими в ходе предварительного следствия.

Их достоверность сомнений у суда не вызвала, поскольку они не противоречат друг другу и другим доказательствам по делу, приведенным выше, о чем суд указал в приговоре. Нарушений уголовно-процессуального закона в ходе допросов названных лиц допущено не было.

Именно из показаний осужденного С., допрошенного в присутствии адвоката, усматривается, что кражу сигарет совершили совместно с М., при этом С. детально и подробно описывает обстоятельства, при которых они на <адрес> заметили автомашину, из которой выгружали сигареты, стали наблюдать за ней, после чего воспользовались отсутствием водителя, С. переданной ему М. отверткой вскрыл замок, после чего совершили кражу двух коробок сигарет, перенеся в автомашину М. По существу показания С. соответствуют показаниям свидетеля С.4 об обстоятельствах, при которых была совершена кража. Доводы об оказанном давлении со стороны сотрудников милиции не подтверждены объективно.

Суд первой инстанции дал надлежащую оценку показаниям указанных лиц, в том числе и данным ими в ходе судебного следствия, с которой судебная коллегия согласна.

При таких обстоятельствах доводы осужденного о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, являются несостоятельными.

Юридическая оценка содеянного по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ является законной и обоснованной.

Проверив доводы осужденных о нарушении принципа состязательности сторон, о необоснованных отказах в удовлетворении заявленных ходатайств, судебная коллегия находит их неубедительными, поскольку все заявленные ходатайства судом были рассмотрены, учтены доводы сторон, приняты законные, обоснованные и мотивированные решения.

Доводы осужденного о нарушении его права на защиту в ходе судебного разбирательства судебная коллегия также находит несостоятельными. Как видно из материалов уголовного дела, из протоколов судебного заседания осужденный не был лишен права на общение с адвокатом для подготовки к прениям сторон, впоследствии в письменном виде его речь в свою защиту была приобщена к материалам дела.

Принесенные многочисленные замечания на протокол судебного заседания по настоящему уголовному делу судом были рассмотрены в соответствии с требованиями закона, принятые решения по итогам их рассмотрения судом мотивированы, о принятых решениях уведомлены осужденные, о чем свидетельствуют имеющиеся в материалах уголовного дела - томе N, томе N расписки.

Из представленных материалов уголовного дела следует, что осужденному М. судом были направлены материалы уголовного дела для ознакомления по окончании судебного разбирательства и постановления приговора, вручены копии протоколов судебного заседания, а также многочисленные копии документов, о предоставлении которых ходатайствовал осужденный в ходе судебного разбирательства. Из имеющихся расписок осужденного усматривается, что материалы второго тома фактически вручены в полном объеме.

Отказ во вручении копий им же написанных дополнений к кассационной жалобе, как считает судебная коллегия, не нарушает его права на защиту при подготовке к написанию новых дополнений к его же кассационной жалобе.

Из представленных материалов уголовного дела усматривается, что нарушений права на защиту путем неоказания надлежащей юридической помощи адвокатом Корниловой при написании дополнений к кассационной жалобе и выработке линии защиты не усматривается. Права осужденного были соблюдены, защитником была оказана надлежащая помощь и претензий в адрес адвоката Корниловой осужденный в заседании судебной коллегии не высказывал.

Многочисленные дополнения к кассационной жалобе, на незаконный возврат которых ссылается осужденный М., представлены судебной коллегии в полном объеме в подлинниках и копиях, а потому изложенные в них доводы подлежат оценке в совокупности с доводами кассационной жалобы осужденного М.

Ранее судебной коллегией принято решение об участии осужденного М. в заседании судебной коллегии путем видео-конференц-связи с учетом оценки доводов в обоснование заявленного осужденным ходатайства.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение обжалуемого приговора, не допущено.

Как следует из описательно-мотивировочной части приговора судом учтены как степень общественной опасности содеянного, так и данные о личности каждого из осужденных, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, обстоятельства, влияющие на степень ответственности каждого, наличие судимостей.

Назначенное наказание не является чрезмерно суровым, приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Оснований для изменения либо отмены приговора по доводам, изложенным осужденными М. и С., адвокатом Корниловой Е.Ю. в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от 13 июля 2010 года в отношении С., М. оставить без изменения.

Кассационные жалобы осужденных С., М., адвоката Корниловой Е.Ю. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь