Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 февраля 2011 г. по делу N 33-1248/2011

 

Судья: Сафин В.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе

председательствующего судьи: Пряничниковой Е.В.,

судей: Нижегородцевой И.Л., Таниной Н.А.,

при секретаре судебного заседания: Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу Таниной Н.А.

дело по кассационной жалобе Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации по Бутурлинскому району Нижегородской области

на решение Бутурлинского районного суда Нижегородской области от 02 сентября 2010 года

по гражданскому делу по иску Н. к Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Бутурлинскому району Нижегородской области о признании права на досрочное назначение пенсии и включение в стаж периодов работы,

 

установила:

 

Н. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Бутурлинскому району Нижегородской области о признании решения ответчика N *** от 08 октября 2010 года незаконным, признании наименования отделения "Палата интенсивной терапии" тождественным наименованию "Палата реанимации и интенсивной терапии", включении в специальный стаж, дающий право на досрочную трудовую пенсию по старости в льготном исчислении как 1 год за один 1 год шесть месяцев периоды работы палатной медицинской сестры палаты интенсивной терапии Бутурлинской ЦРБ с 10 апреля 1991 года по 02 октября 1991 года, с 27 октября 1991 года по 14 марта 1993 года, с 17 марта 1993 года по 23 июля 1994 года, с 18 мая 1997 года по 31 мая 1998 года, с 04 июля 1998 года по 27 сентября 1998 года, включении в стаж период нахождения на курсах повышение квалификации с 01 июня 1998 года по 03 июля 1998 года, применив льготный коэффициент как один год за 1 год три месяца, с 05 февраля 2001 года по 12 апреля 2001 года, с 26 мая 2003 года по 27 июня 2003 года, с 28 апреля 2008 года по 30 мая 2008 года в календарном порядке, включении в специальный стаж периодов нахождения в отпуске по беременности и родам с 24 июля 1994 года по 11 декабря 1994 года с коэффициентом 1 год за 1 год 6 месяцев, с 26 июля 1987 года по 27 октября 1987 года с коэффициентом 1 год за 1 год 3 месяца, включении периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком до полутора лет с 28 октября 1987 года по 02 марта 1989 года в льготном исчислении 1 года за 1 год 3 месяца, понуждении назначить пенсию по старости с момента обращения за назначением пенсии.

Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Бутурлинскому району Нижегородской области в лице действующего на основании доверенности представителя ответчика Щ. иск не признала.

Представитель третьего лица - Бутурлинской ЦРБ К., действующая по доверенности, поддержала исковые требования.

Решением Бутурлинского районного суда Нижегородской области от 02 сентября 2010 года исковые требования Н. удовлетворены частично. Решение Государственного учреждения - Управления Пенсионного фонда Российской Федерации по Бутурлинскому району Нижегородской области N *** от 08 октября 2010 года признано незаконным. Признано тождественным наименование "Палата интенсивной терапии" и "Палата реанимации и интенсивной терапии". Суд обязал Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Бутурлинскому району Нижегородской области включить Н. периоды работы в должности палатной медсестры Бутурлинской ЦРБ в палате интенсивной терапии с 10 апреля 1991 года по 02 октября 1991 года; с 27 октября 1991 года по 14 марта 1993 года; с 17 марта 1993 года по 23 июля 1994 года; с 18 мая 1997 года по 31 мая 1998 года; с 04 июля 1998 года по 27 сентября 1998 года в специальный стаж с коэффициентом 1 год работы за 1 год 6 месяцев. Суд обязал Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Бутурлинскому району Нижегородской области включить в стаж Н. период нахождения на курсах повышение квалификации работы с 01 июня 1998 года по 03 июля 1998 года, с 05 февраля 2001 года по 12 апреля 2001 года, с 26 мая 2003 года по 27 июнь 2003 года, с 28 апреля 2008 года по 30 мая 2008 года в календарном порядке. Суд обязал Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Бутурлинскому району Нижегородской области включить Н. период нахождения в отпуске по беременности и родам с 26 июля 1987 года по 27 октября 1987 года в специальный стаж с коэффициентом 1 год работы за 1 год 3 месяца. Суд обязал Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Бутурлинскому району Нижегородской области включить Н. период нахождения в отпуске по беременности и родам с 24 июля 1994 года по 11 декабря 1994 года в специальный стаж с коэффициентом 1 год работы за 1 год 6 месяцев. Суд обязал Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Бутурлинскому району Нижегородской области включить Н. период нахождения в отпуске по уходу за ребенком до полутора лет с 28 октября 1987 года по 02 марта 1989 года в календарном порядке. Суд обязал Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Бутурлинскому району Нижегородской области назначить Н. пенсию по старости с момента возникновения права.

В кассационной жалобе ответчиком поставлен вопрос об отмене решения суда первой инстанции как незаконного и необоснованного, вынесенного с нарушением норм материального права. В обоснование доводов жалобы указано на неправомерное включение в специальный стаж истицы периодов работы с 1991 года по 1998 год в должности палатной медицинской сестры палаты интенсивной терапии Бутурлинской ЦРБ.

Законность решения суда первой инстанции проверена судебной коллегией по гражданским делам Нижегородского областного суда в порядке, установленном главой 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему выводу.

Статьей 7 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", вступившего в законную силу с 01 января 2002 года, предусмотрено, что право на трудовую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет.

В силу пп. 20 п. 1 ст. 27 (ранее - пп. 11 п. 1 ст. 28) указанного Закона трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Согласно п. 3 ст. 28 Закона списки соответствующих работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости согласно подпунктам 7 - 13 настоящей статьи, правила исчисления периодов работы утверждаются Правительством Российской Федерации.

Список работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых назначается досрочная трудовая пенсия по старости в соответствии со ст. 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержден Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781.

Из материалов гражданского дела усматривается, что оспариваемые Пенсионным фондом Российской Федерации периоды работы Н., относятся к периодам деятельности до 01 января 2002 года, то есть до установления нового правового регулирования назначения досрочных трудовых пенсий медицинским работникам.

Принимая во внимание правовую позицию, изложенную Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 29 января 2004 года N 2-П в отношении граждан, приобретших пенсионные права до введения нового правового регулирования, ранее приобретенные права на пенсию в соответствии с условиями и нормами законодательства Российской Федерации, действовавшего на момент приобретения права, сохраняются за указанной категорией лиц.

В указанный период действовало Постановление Совета Министров РСФСР от 06 сентября 1991 года N 464 "Об утверждении Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет", в соответствии с пунктом 2 которого врачам-хирургам всех наименований, среднему медицинскому персоналу отделений (палат) хирургического профиля стационаров, врачам-анестезиологам-реаниматорам, среднему медицинскому персоналу отделений (групп) анестезиологии-реанимации, отделений (палат) реанимации и интенсивной терапии, врачам-патологоанатомам и среднему медицинскому персоналу отделений общей, детской и инфекционной патологии республиканских, областных и городских патологоанатомических бюро, городских, районных, межрайонных и централизованных бюро патологоанатомических отделений, проводящим патологоанатомические вскрытия трупов, гистологические исследования трупного материала, органов и тканей, удаленных при операциях и биопсиях, обработку трупного, операционного и биопсийного материала, врачам - судебно-медицинским экспертам, среднему медицинскому персоналу районных, межрайонных и городских отделений бюро судебно-медицинской экспертизы, проводящим судебно-медицинское вскрытие, исследование трупов и трупного материала, обработку трупного материала - исчисление сроков выслуги производилось из расчета: один год работы в этих должностях и подразделениях за один год и шесть месяцев.

Из материалов гражданского дела усматривается, что Н. в период с 06 августа 1986 года по настоящее время работает в должности медицинской сестры хирургического отделения Бутурлинской ЦРБ, в том числе с 10 апреля 1991 года по 28 сентября 1998 года - в качестве медицинской сестры палаты интенсивной терапии, с 08 июля 2005 года переименованной в палату реанимации и интенсивной терапии.

На основе представленных сторонами доказательств (объяснений Н., копии трудовой книжки, должностной инструкции медицинской сестры палаты интенсивной терапии, должностной инструкции медицинской сестры палаты реанимации и интенсивной терапии, штатного расписания, справки Бутурлинской ЦРБ об образовании палаты интенсивной терапии, приказа Бутурлинской ЦРБ о переименовании палаты интенсивной терапии в палату реанимации и интенсивной терапии от 08 июля 2005 года N ***, справки главного врача Бутурлинской ЦРБ), оцененных по правилам ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судом первой инстанции было достоверно установлено, что трудовая функция и объем выполняемой работы истца при изменении наименования подразделения (палата интенсивной терапии на палату реанимации и интенсивной терапии), вопреки утверждениям заявителя кассационной жалобы, не изменялись, за весь спорной период трудовой деятельности истица фактически выполняла единый характер обязанностей.

На этом основании, суд первой инстанции, с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, содержащихся в п. 9 Постановления от 20 декабря 2005 года N 25 "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией права на трудовые пенсии", пришел к обоснованному выводу о соответствии наименований "палаты интенсивной терапии" хирургического отделения и "палаты реанимации и интенсивной терапии" хирургического отделения применительно к занимаемой Н. должности медицинской сестры, и наличии правовых оснований для включения периодов ее работы с 10 апреля 1991 года по 02 октября 1991 года; с 27 октября 1991 года по 14 марта 1993 года; с 17 марта 1993 года по 23 июля 1994 года; с 18 мая 1997 года по 31 мая 1998 года; с 04 июля 1998 года по 27 сентября 1998 года в специальный стаж с коэффициентом 1 год работы за 1 года 6 месяцев в соответствии с требованиями п. 2 Постановления Совета Министров РСФСР от 06 сентября 1991 года N 464 "Об утверждении Списка профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет".

Доводы, содержащиеся в кассационной жалобе о несогласии с позицией суда в указанной части не могут служить основанием к отмене или изменению принятого судебного акта, поскольку фактически воспроизводят доводы возражений, являвшиеся предметом судебного исследования и получившие в соответствии с требованиями ст. ст. 194, 196, 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации надлежащую правовую оценку в решении суда, с которыми судебная коллегия соглашается.

Не усматривает судебная коллегия нарушений и в выводах суда первой инстанции о включении в специальный стаж истицы периодов нахождения на курсах повышения квалификации с 01 июня 1998 года по 03 июля 1998 года, с 05 февраля 2001 года по 12 апреля 2001 года, с 26 мая 2003 года по 27 июня 2003 года, с 28 апреля 2008 года по 30 мая 2008 года в календарном порядке; периода нахождения в отпуске по беременности и родам с 26 июля 1987 года по 27 октября 1987 года с коэффициентом 1 год работы за 1 год 3 месяца; периода нахождения в отпуске по беременности и родам с 24 июля 1994 года по 11 декабря 1994 года с коэффициентом 1 год работы за 1 год 6 месяцев; периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком до полутора лет с 28 октября 1987 года по 02 марта 1989 года в календарном порядке.

В связи с наличием у Н. требуемого 25-летнего стажа, с учетом включенных периодов, правильным является и вывод суда о наличии правовых оснований для назначения ей досрочной трудовой пенсии по старости.

Между тем судом первой инстанции допущена ошибка в сроке назначения истице пенсии.

Согласно п. 1 ст. 19 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", трудовая пенсия назначается со дня обращения за назначением пенсии.

Как следует из материалов гражданского дела, Н. обратилась с таким заявлением 09 сентября 2010 года, поэтому она вправе рассчитывать на назначении досрочной трудовой пенсии по старости не с момента возникновения у нее права, как указал суд первой инстанции, а со дня обращения в орган Пенсионного фонда РФ, т.е. с 09 сентября 2010 года.

В связи с допущенным судом первой инстанции нарушением норм материального права, судебная коллегия находит возможным обжалуемое решение от 02 декабря 2010 года в указанной части изменить.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда

 

определила:

 

Решение Бутурлинского районного суда Нижегородской области от 02 декабря 2010 года в части назначения Н. досрочной пенсии по старости с момента возникновения права изменить, возложить на Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Бутурлинскому району Нижегородской области обязанность назначить Н. пенсию по старости с 09 сентября 2010 года.

В остальной части решение суда первой инстанции оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь