Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 февраля 2011 г. по делу N 33-1290/2011

 

Судья Есырева Е.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего судьи Железновой Н.Д., судей Гаврилова В.С. и Башаркиной Н.Н.,

при секретаре Б.Е., заслушала в открытом судебном заседании по докладу судьи Железновой Н.Д.

дело по кассационной жалобе Администрации г. Н. Новгорода, с участием прокурора Евтюшкина А.Ю., истицы Б.Т., ее представителя Г.И., представителя Администрации города - Н.

на решение Автозаводского районного суда г. Н. Новгорода от 29 ноября 2010 года

по делу по иску Б.Т., действующей за себя и в интересах несовершеннолетнего Б.Н., к Администрации города Нижнего Новгорода, Администрации Автозаводского района г. Нижнего Новгорода, о признании членами семьи нанимателя, признании права пользования жилым помещением, заключении договора социального найма;

по встречному иску Администрации г. Нижнего Новгорода к Б.Т., действующей за себя и несовершеннолетнего Б.Н., УФМС России по Нижегородской области о признании не приобретшими права пользования жилым помещением, выселении, снятии с регистрационного учета,

 

установила:

 

Б.Т., действующая в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего Б.Н., обратилась в суд с исковыми требованиями к Администрации города Нижнего Новгорода, Администрации Автозаводского района г. Нижнего Новгорода о признании их членами семьи нанимателя, признании права пользования жилым помещением, заключении договора социального найма.

В обоснование исковых требований истица сослалась на то, что нанимателем спорной квартиры, расположенной по адресу: г. Н. Новгород, ул., д. 29, кв. 129, являлась М.А.И., умершая 2008 года. Она, истица, вселилась в спорную квартиру в 1997 году как член семьи нанимателя, после регистрации брака с Б.А.В., который умер 2009 года.

В 2001 году у них родился сын Б.Н., который с согласия нанимателя М.А.И. был зарегистрирован в спорном жилом помещении. Впоследствии брак между ней и Б.А.В. был расторгнут и она сыном 19 декабря 2006 года была вынуждена выехать из спорного жилого помещения к матери, однако, в 2008 году она вернулась в спорное жилое помещение, поскольку они с бывшим мужем помирились. С указанного времени они вновь стали жить одной семьей, имея общий бюджет, ведя общее хозяйство, осуществляя сантехнический ремонт спорного жилого помещения, оплату коммунальных услуг и т.д.

В 2009 году она была поставлена на регистрационный учет в спорной квартире. Считает, что она законно вселена в спорное жилое помещение как член семьи умершего нанимателя, проживает в спорной квартире постоянно с момента бракосочетания с Б.А.В., зарегистрирована в ней, приобрела право пользования жилым помещением, поэтому с ней должен быть заключен договор социального найма.

Истица просила признать ее членом семьи нанимателя М.А.И., признать за ней право пользования жилым помещением, заключить с ней договор социального найма на квартиру N 129 дома N 29 по улице города Н. Новгорода.

В процессе рассмотрения дела истица изменила исковые требования и просила также признать сына Б.Н. членом семьи умершего нанимателя М.А.И. и Б.А.В., который являлся его отцом, а также признать за сыном Б.Н. право пользования жилым помещением по адресу: г. Н. Новгород, ул., 29-129, указывая на то, что сын жил и живет в спорной квартире, включен в лицевой счет.

Администрация г. Н. Новгорода обратилась в суд со встречным иском к Б.Т. о признании ее и несовершеннолетнего Б.Н. не приобретшими права пользования жилым помещением, выселении, снятии с регистрационного учета по спорному адресу.

В обоснование встречного иска представитель администрации г. Н. Новгорода сослался на то, что спорное жилое помещение является муниципальной собственностью, нанимателем которого являлась М.А.И., умершая 2008 года. Вместе с нанимателем спорного жилого помещения в лицевой счет был включен ее внук Б.А.В., умерший 2009 года. Б.Т. состояла в зарегистрированном браке с Б.А.В. и от брака имеется сын Б.Н., который с момента рождения был зарегистрирован в спорном жилом помещении. Брак между Б.А.В. и Б.Т. был прекращен в 2006 году. После расторжения брака Б.Т. выехала вместе с сыном из спорного жилого помещения к своей матери. Б.Т. никогда не являлась членом семьи нанимателя спорного жилого помещения. Кроме того, отсутствует обращение нанимателя к собственнику жилого помещения о разрешении на вселение Б.Т. в квартиру, повторное вселение Б.Т. и ее сына в спорную квартиру произошло после смерти нанимателя спорного жилого помещения и бывшего супруга.

Представитель администрации г. Н. Новгорода просил признать Б.Т. и ее сына Б.Н. не приобретшими права пользования жилым помещением по адресу: г. Н. Новгород, ул., 29-129, выселить Б.Т. и ее сына Б.Н. из квартиры и снять их с регистрационного учета.

Решением Автозаводского районного суда г. Н. Новгорода от 29 ноября 2010 года исковые требования Б.Т. удовлетворены частично.

Б.Т. и Б.Н. были признаны членами семьи нанимателя М.А.И. и Б.А.В. с правом пользования жилым помещением квартиры N 129 дома N 29 по улице города Нижнего Новгорода.

Администрация Автозаводского района г. Нижнего Новгорода обязана заключить с Б.Т. договор социального найма на жилое помещение квартиры N 129 дома N 29 по улице города Нижнего Новгорода. В остальной части иска отказано.

В удовлетворении встречного иска администрации г. Н. Новгорода отказано.

В кассационной жалобе представитель администрации г. Н. Новгорода просит отменить решение суда как незаконное, указывая на то, что Б.Т. и Б.Н. членами семьи нанимателя спорного жилого помещения никогда не являлись.

По делу было принесено кассационное представление прокурором Автозаводского района г. Н. Новгорода, однако, перед рассмотрением дела в кассационной инстанции представление было отозвано.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснение лиц, участвующих в деле, заключение прокурора, полагавшего решение суда оставить без изменения, судебная коллегия не нашла оснований к отмене решения, поскольку оно вынесено в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

В соответствии с. ч. 1 ст. 40 Конституции РФ каждый имеет право на жилище, никто не может быть произвольно лишен жилища. Аналогичное положение установлено в ч. 4 ст. 3 ЖК РФ: никто не может быть выселен из жилища или ограничен в праве пользования жилищем, в том числе в праве получения коммунальных услуг, иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены Жилищным кодексом, другими Федеральными законами.

Согласно ст. 53 ЖК РСФСР, действовавшего на момент вселения истицы в спорную квартиру, члены семьи нанимателя, проживающие совместно с ним, пользуются наравне с нанимателем всеми правами и несут все обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения. Совершеннолетние члены семьи несут солидарную с нанимателем имущественную ответственность по обязательствам, вытекающим из указанного договора.

К членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство.

Если граждане, указанные в части второй настоящей статьи, перестали быть членами семьи нанимателя, но продолжают проживать в занимаемом жилом помещении, они имеют такие же права и обязанности, как наниматель и члены его семьи.

Статья 54 ЖК РСФСР предусматривала, что наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи.

Из дела видно, что нанимателем спорного жилого помещения, расположенного по адресу: г. Н. Новгород, ул., д. 29, кв. 129 являлась М.А.И., умершая 2008 года (л.д. 8).

Истица Б.Т. была вселена в спорное жилое помещение после регистрации брака в 1997 году с Б.А.В. (племянником М.А.И.) (л.д. 71). В 1997 году Б.А.В. был призван на службу в Вооруженные силы РФ, а Б.Т. продолжала проживать в спорном жилом помещении. В 2001 году у супругов Б.Т. и Б.А.В. родился сын Б.Н., который был зарегистрирован и проживал в спорном жилом помещении вместе с родителями (л.д. 47,48).

Решением мирового судьи судебного участка N 5 Автозаводского района г. Н. Новгорода 08 декабря 2006 года брак между Б.Т. и Б.А.В. был расторгнут (л.д. 42,70). После прекращения брака, а именно 19 декабря 2006 года истица с сыном выехала из спорного жилого помещения к своей матери.

2009 года Б.А.В. умер (л.д. 9). После смерти Б.А.В. истица была поставлена на регистрационный учет как законный представитель Б.Н. (л.д. 29,47,67). В настоящее время Б.Т. с сыном продолжает проживать в спорном жилом помещении, оплачивает коммунальные платежи, погасила имеющийся долг по квартире.

Суд первой инстанции, тщательно выяснив все, имеющие значение для дела обстоятельства, исследовав все, представленные сторонами доказательства, пришел к правильному выводу о том, что исковые требования Б.Т. подлежат частичному удовлетворению, а оснований для удовлетворения встречного иска не имеется.

При этом суд учел положения как ранее действовавшего Жилищного Кодекса РСФСР, так и ныне действующего Жилищного кодекса РФ, а также то, что факт вселения и проживания истицы в спорном жилом помещении вместе с сыном в качестве членов семьи нанимателя нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

Суд учел и дал надлежащую оценку показаниям свидетеля Г.С., из которых видно, что Б.Т. является ее соседкой по лестничной площадке, проживает в спорной квартире с 1997 года. После рождения ребенка временно в квартире не жила. В настоящее время проживает в квартире постоянно. На момент смерти Б.А.В. она также проживала в квартире. Аналогичные показания дали свидетели И.А.И., Т.С.Г., которые подтвердили, что Б.Т. вела с нанимателем спорного жилого помещения М.А.И. общее хозяйство, совместно приобретали вещи, продукты питания на общие денежные средства, а также то, что истица являлась членом семьи и бывшего супруга, с которым также проживала одной семьей.

Доказательств, опровергающих указанные обстоятельства, в материалах дела не имеется.

Разрешая спор в части признания права пользования спорной квартирой в отношении несовершеннолетнего Б.Н., суд первой инстанции сделал правильный вывод о сохранении за Б.Н. права пользования спорной квартирой.

Как уже ранее отмечалось, Б.Н. 14 июля 2001 года рождения, был зарегистрирован 16 августа 2001 года в спорном жилом помещении, нанимателем которого являлась М.А.И., (л.д. 98). Отец ребенка Б.А.В. являлся членом семьи нанимателя М.А.И.

При жизни Б.А.В., он и его супруга Б.Т. - истица по делу, определили местом проживания несовершеннолетнего сына спорную квартиру.

Мать ребенка Б.Т. не возражала против регистрации ребенка на указанной жилой площади.

Изложенное свидетельствует о том, что родители Б.Н. определили место его проживания на жилой площади отца.

Учел суд и тот факт, что несовершеннолетний Б.Н. посещал МДОУ N 95 по месту жительства по адресу: ул., 29-129 (л.д. 141), а также то, что Б.Н. с рождения наблюдался у педиатра как по адресу: ул., 29-129, так и по адресу:, 22-6 (л.д. 81), что подтверждается медицинской картой, которая обозревалась в суде.

Судебная коллегия считает, что непроживание несовершеннолетнего Б.Н. в указанном жилом помещении, само по себе не может являться основанием для удовлетворения иска администрации, поскольку непроживание несовершеннолетнего в спорном жилом помещении связано с его возрастом, в силу которого Б.Н. не мог самостоятельно реализовать свое право пользования квартирой. Вопрос о снятии с регистрационного учета несовершеннолетнего Б.Н. при жизни нанимателя не ставился, как не ставился вопрос о признании его прекратившим право пользования квартирой.

Согласно части 2 статьи 38 Конституции Российской Федерации забота о детях, их воспитание является не только правом, но и обязанностью родителей. Каждый имеет право на жилище, которого не может быть лишен произвольно (часть 1 статьи 40 Конституции Российской Федерации).

В силу статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

На вселение к родителям их несовершеннолетних детей не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и согласие наймодателя (часть 1 статьи 70 Жилищного кодекса Российской Федерации; аналогичная правовая норма содержалась в статье 54 Жилищного кодекса РСФСР).

В соответствии с пунктом 2 статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов.

Из указанных правовых норм следует, что несовершеннолетние дети приобретают право на ту жилую площадь, которая определяется им в качестве места жительства соглашением родителей. Такое соглашение выступает предпосылкой вселения ребенка в конкретное жилое помещение. При этом закон не устанавливает какого-либо срока, по истечении которого то или иное лицо может быть признано вселенным.

В силу ст. 71 ЖК РФ временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменения их прав и обязанностей по договору социального найма.

Таким образом, проживание ребенка и его родителей в другом жилом помещении не может служить основанием для признания его не приобретшим или утратившим право пользования жилым помещением, в котором имеет (имел) право на жилую площадь один из его родителей. При этом следует отметить, что фактического вселения ребенка на спорную жилую площадь в данном случае не требуется.

Принимая во внимание изложенное, суд обоснованно обязал Администрацию Автозаводского района г. Н. Новгорода заключить с Б.Т. договор социального найма на спорную квартиру, поскольку в соответствии с Постановлением администрации г. Н. Новгорода от 28.03.2006 г. N 798 "Об определении порядка реализации полномочий собственника муниципального жилищного фонда структурными подразделениями Администрации г. Н. Новгорода" администрациям районов г. Н. Новгорода поручено заключать договоры найма и социального найма с нанимателями жилых помещений муниципального жилищного фонда.

По вышеизложенным мотивам не могут быть приняты во внимание доводы кассационной жалобы о том, что Б.Т. и Б.Н. членами семьи нанимателя спорного жилого помещения никогда не являлись, тем более, что они не нашли своего подтверждения и опровергаются доказательствами, представленными истицей.

Не может служить основанием к отмене решения довод кассационной жалобы и о том, что суд не обязал ответчика включить в договор социального найма сына истицы - Б.Н., поскольку наймодатель не лишен возможности при заключении с истицей договора социального найма включить ребенка в договор как лицо, имеющее право пользования спорным жилым помещением.

Учитывая изложенное, оснований к отмене законного и обоснованного решения суда не имеется.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Автозаводского районного суда г. Н. Новгорода от 29 ноября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь