Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 февраля 2011 г. по делу N 33-1306/11

 

Судья Рахманкина Е.П.

 

15 февраля 2011 года Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе председательствующего Погорелко О.В., судей Пятовой Н.Л. и Крашенинниковой М.В.

при секретаре Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу Погорелко О.В.

с участием Д., представителя ГУВД по Нижегородской области Б.В.Д.

дело по кассационной жалобе Д. и кассационному представлению прокурора Нижегородского района г. Нижнего Новгорода

на решение Нижегородского районного суда г. Н.Новгорода от 17 августа 2010 года

по иску Д. к ГУВД по Нижегородской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании денежных сумм, индексации, компенсации морального вреда,

 

установила:

 

Д. обратилась в суд с иском к ГУВД по Нижегородской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, взыскании денежных сумм, индексации, компенсации морального вреда.

В обоснование своих требований указала, что в период с 01.11.1994 года по 25.05.2010 года проходила службу в органах внутренних дел. Приказом N <...> от 24.05.2010 года была уволена с занимаемой должности по п. "з" ч. 7 ст. 19 ФЗ "О милиции" (по ограниченному состоянию здоровья). Истец свое увольнение считает незаконным, поскольку не была ознакомлена с представлением на увольнение, при увольнении ей не были предложены другие вакантные должности, на которых она бы могла исполнять свои трудовые обязанности, с учетом ее состояния здоровья. Кроме того, истец считает, что при переводе ее на должность старшего следователя специализированного следственного отдела по дорожно-транспортным преступлениям при ГСУ при ГУВД с 01.11.2007 года, ей был незаконно уменьшен оклад, в связи с чем, просила суд взыскать с ответчика разницу в окладах за период с 01.11.2007 года по день увольнения. При увольнении ей была выплачена премия за 2 квартал 2010 года пропорционально отработанному времени, а премия за 1 квартал была выплачена в размере 10%. Данные действия ответчика истце считает незаконными, поскольку к дисциплинарной ответственности она не привлекалась, каких либо оснований для уменьшения размера премии не имелось. Также при увольнении ответчиком ей не была выплачена компенсация за неиспользованный летний детский отдых на двоих несовершеннолетних детей за 2010 год. В связи с чем, истец просила суд: восстановить ее на работе, признать незаконным приказ об увольнении, восстановить максимальный оклад по должности и взыскать разницу между окладами за период с 01.11.2007 года по день вынесения решения суда в размере 126546 руб. 36 коп., проценты за задержку выплаты денежных сумм 883,41 руб., индексацию задержанных денежных сумм - 8641,93 руб., недополученную премию за 1 и 2 квартал 2010 года, компенсацию за летний детский отдых, компенсацию морального вреда в размере 100000 руб.

В судебном заседании истец исковые требования поддержала.

Представитель ответчика по доверенности - Б.В.Д. в судебном заседании исковые требования истца не признала.

Прокурор полагал иск не подлежащим удовлетворению.

Решением Нижегородского районного суда г. Нижнего Новгорода от 17 августа 2010 года в удовлетворении иска Д. отказано в полном объеме.

В кассационной жалобе Д. поставлен вопрос об отмене судебного решения как незаконного и необоснованного ввиду несоответствия выводов суда обстоятельствам дела, неправильного применения норм материального права.

В кассационном представлении прокурора Нижегородского района г. Нижнего Новгорода поставлен вопрос об изменении решения суда, а именно об исключении из мотивировочной части решения указания на положения ст. 237 Трудового кодекса РФ.

Согласно ст. 347 Гражданского процессуального кодекса РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, представлении и возражениях относительной кассационной жалобы, представления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда приходит к следующим выводам.

В силу ст. 195 Гражданского процессуального кодекса РФ, решение суда должно быть законным и обоснованным, т.е. должно быть принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, когда факты, имеющие для дела значение, подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об относимости и допустимости.

Разрешая заявленные Д. требования о проверке законности действий работодателя по установлению ей с 01.11.2007 года должностного оклада в размере 2391 рублей, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований в указанной части.

Суд пришел к правильному выводу о том, что приказ ГУВД по Нижегородской области N <...> от 01.11.2007 года, которым истец была назначена на должность старшего следователя специализированного следственного отдела по дорожно-транспортным преступлениям при ГСУ при ГУВД с 01.11.2007 года с окладом 2391 руб., с сохранением ранее установленной ежемесячной надбавки за службу в органах предварительного следствия в размере 35%, надбавки за сложность, напряженность и специальный режим службы в размере 120%, и освобождена от ранее занимаемой должности (л.д. 43), соответствует требованиям закона. При этом суд правильно указал, что истец не была перемещена на нижестоящую должность, как указывала Д. при рассмотрении дела, а была назначена на ту же должность во вновь созданном отделе. При этом истица к моменту назначения не имела необходимую выслугу, в связи с чем, сохранение ей прежнего размера должностного оклада нормами действующего законодательства не предусмотрено.

Согласно п. 23 Положения о денежном довольствии сотрудников органов внутренних дел (утв. приказом МВД РФ от 30.09.1999 N 750) в случаях перемещения на нижестоящую должность по сокращению штатов или по состоянию здоровья с уменьшением размера должностного оклада сотрудникам органов внутренних дел, имеющим выслугу 15 и более лет (в календарном исчислении), сохраняется размер должностного оклада по последнему месту службы. Сохраненный оклад выплачивается впредь до приобретения сотрудником права на получение по новому месту службы более высокого должностного оклада.

Поскольку на момент перемещения Д. занимала такую же должность старшего следователя, 30.10.2007 года она обратилась к ответчику с рапортом об освобождении ее от ранее занимаемой должности, и назначении на должность старшего следователя специализированного следственного отдела по расследованию дорожно-транспортных преступлений ГСУ при ГУВД по Нижегородской области (л.д. 42), т.е. дала свое согласие на производимое перемещение у данного работодателя, в том числе, и на условиях оплаты труда по новой должности.

При этом судом не установлено нарушений трудовых прав Д. со стороны работодателя при перемещении ее на новую должность, поскольку перевод осуществлялся по добровольному заявлению истицы, таким образом она без какого-либо понуждения распорядилась принадлежащим ей правом, установленным ст. 37 Конституции РФ.

Более того, из представления к увольнению Д. усматривается, что на 01.11.2007 года истец не имела необходимых 15 лет выслуги и не подпадала под действие п. 23 Положения о денежном довольствии сотрудников органов внутренних дел.

Является несостоятельным довод кассационной жалобы о том, что по условиям действующего трудового законодательства за истицей должен быть сохранен прежний должностной оклад.

В силу ст. 72.1 Трудового кодекса РФ, перевод работника предполагает изменение условий трудового договора, в том числе трудовой функции работника и (или) структурного подразделения и, как следствие, соответствующее изменение оплаты труда.

Истица, обращаясь с заявлением о перемещении на новую должность, добровольно выразила свою волю и на изменение условий своего труда.

Ссылка заявителя на положения частей 2, 3, 4 ст. 72.2 ТК РФ в данном случае не состоятельна, поскольку указанные положения регулируют отношения по временному переводу работника на срок до одного месяца на другую работу без его согласия, чего в данном случае не усматривается. При таких обстоятельствах решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Д. о восстановлении максимального оклада по должности и взыскании разницы между окладами за период с 01.11.2007 года по день вынесения решения суда, процентов за задержку выплаты указанных денежных сумм и их индексации является законным и обоснованным и судом не допущено нарушений или неправильного применения норм процессуального права, влекущих отмену решения.

Вместе с тем судебная коллегия считает, что решение суда об отказе в удовлетворении иска Д. о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, основано на неправильном толковании и применении норм материального права, регулирующего правоотношения сторон.

По смыслу ст. 11 Трудового кодекса РФ, ст.ст. 1, 4 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции", порядок прохождения службы в органах внутренних дел, в том числе увольнение, регулируются Законом РФ "О милиции", Положением о службе в органах внутренних дел (утв. Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 года N 4202-1), а в части, не урегулированными специальными законами и другими нормативными актами, Трудовым кодексом РФ.

Статья 19 Закона РФ "О милиции" в качестве самостоятельных оснований для увольнения предусматривает, в том числе, увольнение по собственному желанию (п. "а" ч. 7), по достижении предельного возраста, установленного Положением о службе в органах внутренних дел (п. "б" ч. 7); по ограниченному состоянию здоровья - на основании заключения военно-врачебной комиссии об ограниченной годности к службе и о невозможности по состоянию здоровья исполнять служебные обязанности в соответствии с занимаемой должностью при отсутствии возможности перемещения по службе (п. "з" ч. 7).

При этом ни Законом РФ "О милиции", ни Положением о службе в органах внутренних дел не предусмотрено, что увольнение по п. "з" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" при обращении сотрудника с соответствующим рапортом освобождает работодателя от обязанности по соблюдению процедуры увольнения, предусмотренной указанным пунктом ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции". Также в силу указанных положений увольнение по п. "з" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции", даже при наличии заявления работника, нельзя расценивать как увольнение по собственному желанию или по достижении предельного возраста, установленного Положением о службе в органах внутренних дел.

Данные основания являются самостоятельными и предполагают различные как процедуры увольнения, так и гарантии увольняемым работникам.

Следовательно, в случае выбора работодателем в качестве основания для увольнения п. "з" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции", законодатель в данном случае не освобождает его от обязанности по соблюдению процедуры увольнения, предусмотренной ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел, а именно, обязательного использования возможности перемещения по службе работника, подлежащего увольнению по данному основанию, на должность, в соответствии с которой он может исполнять служебные обязанности с учетом состояния здоровья.

Из материалов дела усматривается, что при увольнении истицы по п. "з" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" ей не были предложены имеющиеся у работодателя вакантные должности, которые она могла бы занимать в силу имеющихся у нее заболеваний, что является нарушением процедуры увольнения по предусмотренному основанию и влечет за собой признание самого увольнения незаконным.

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в п. 60 Постановления от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", работник, уволенный без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, подлежит восстановлению на прежней работе.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает иск в указанной части подлежащим удовлетворению, а Д. восстановлению в должности старшего следователя специализированного следственного отдела по расследованию ДТП при ГСУ при ГУВД по Нижегородской области с 25 мая 2010 года.

Поскольку все обстоятельства, имеющие значение для дела установлены и установление новых не требуется, судебная коллегия находит возможным решение суда в части отказа истице в иске о признании незаконным приказа от 24 мая 2010 года N <...> об увольнении Д. по п. "з" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции" и восстановлении ее в должности старшего следователя специализированного следственного отдела по расследованию ДТП при ГСУ при ГУВД по Нижегородской области с 25 мая 2010 года - отменить и не передавая дело на новое рассмотрение в указанной части вынести новое решение об удовлетворении данных исковых требований.

Соответственно подлежит отмене и решение суда в части отказа истице в иске о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсаций морального вреда.

Однако поскольку обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения указанных исковых требований судом не были установлены и их установление в суде кассационной инстанции не представляется возможным, судебная коллегия считает необходимым отменить решение суда и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в связи с допущенным судом нарушением норм процессуального права.

Проверяя обоснованность выводов суда в части требований истца о взыскании с ответчиков недополученной премии за 1 и 2 кварталы 2010 года, судебная коллегия исходит из следующего.

Положение о денежном довольствии сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации (утв. приказом МВД РФ от 14.12.2009 N 960) устанавливает следующий порядок выплаты квартальных премий (премий за образцовое исполнение служебных обязанностей).

Премия за образцовое исполнение служебных обязанностей выплачивается ежеквартально из расчета 1/4 годового размера в последнем месяце квартала, а за четвертый квартал - в течение этого квартала, из размеров окладов, установленных на 1 число месяца, в котором производится выплата (п. 34).

Руководитель подразделения имеет право снижать размер квартальной премии, определенный пунктом 34 настоящего Положения, лишать сотрудников квартальной премии за упущения по службе и нарушения служебной дисциплины (п. 35).

Сотрудникам, исполнявшим служебные обязанности неполный календарный квартал, квартальная премия исчисляется пропорционально времени исполнения служебных обязанностей в этом квартале (п. 36).

При исчислении времени исполнения служебных обязанностей для выплаты квартальной премии учитываются в том числе периоды нахождения сотрудников в служебных командировках, в распоряжении органа внутренних дел, на излечении, на обучении, в отпусках (кроме отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 3 лет), ухода за больным ребенком (п. 37).

Размер квартальной премии за каждый календарный день исполнения служебных обязанностей исчисляется делением полной суммы квартальной премии, определенной в соответствии с пунктом 34 настоящего Положения, на количество календарных дней в этом квартале (п. 38).

Согласно п. 40 Положения, решение руководителя подразделения о выплате квартальной премии, о лишении или уменьшении ее размера сотрудникам оформляется приказом с указанием конкретных причин снижения или лишения премии.

Отказывая в удовлетворении иска Д. о взыскании недополученной премии за 1 квартал 2010 года, суд исходил из того, что истцом не оспорен приказ работодателя об уменьшении размера квартальной премии.

Между тем, согласно п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 N 23 "О судебном решении", заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с частью 2 статьи 56 ГПК РФ.

Поскольку обязанностью суда первой инстанции является установление обстоятельств, имеющих значение для дела, для проверки обоснованности заявленных Д. требований относительно выплаты ей квартальной премии за первый квартал 2010 года, суду следовало вынести на обсуждение сторон вопрос о законности решения руководителя подразделения о выплате квартальной премии, на основании которого произведена оспариваемая выплата истцу.

Судом установлено и не оспаривается в кассационной жалобе, что поскольку истцом 2 квартал был отработан не полностью, истец была уволена с занимаемой должности 24.05.2010 года, премия за 2 квартал 2010 года истцу была выплачена пропорционально отработанному времени, в связи с чем, оснований для выплаты премии за 2 квартал 2010 года в полном объеме не имеется.

Вместе с тем, учитывая, что увольнение истицы было произведено с нарушением установленной процедуры и является незаконным, вывод суда о законности выплаты премии за второй квартал 2010 года в меньшем размере является преждевременным.

Таким образом, решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований истца о взыскании с ответчика недополученной премии за 1 и 2 кварталы 2010 года, постановлено без установления обстоятельств, имеющих значение для дела, в связи с чем, не может быть признано законным и обоснованным.

Судебная коллегия не имеет возможности исправить ошибку суда в указанной части и вынести новое решение по делу в связи с тем, что судом допущено процессуальное нарушение требований закона.

Истицей были заявлены также требования о взыскании с ответчика денежной компенсации за оздоровительный отдых детей в 2010 году.

Суд первой инстанции отказал истице в удовлетворении исковых требований в указанной части.

Истица в своей кассационной жалобе указала на незаконность решения суда в указанной части.

Вместе с тем, в суде кассационной инстанции истица пояснила, что ответчик добровольно после вынесения судом решения, выплатил ей денежную компенсацию на оздоровительный отдых детей в 2010 г. в сумме 17400 руб., что подтверждается пояснениями представителя ответчика в суде кассационной инстанции и расчетно-платежной ведомостью N <...> за декабрь 2010 г., принятой судом в качестве нового доказательства по делу.

Поскольку на момент рассмотрения дела в суде кассационной инстанции спора между сторонами относительно выплаты денежной компенсации на оздоровительный отдых детей в 2010 г. - не было, истица в судебном заседании подала письменное заявление об отказе от иска в указанной части и прекращении соответственно в указанной части производства по делу.

В судебном заседании судом кассационной инстанции истице были разъяснены последствия отказа от иска, предусмотренные ст. 221 ГПК РФ, с которыми истица ознакомлена и эти последствия ей понятны, что указано ей в ее заявлении об отказе от части иска.

Поскольку отказ от указанной части иска не противоречит закону и не нарушает права и законные интересы других лиц, судебная коллегия принимает отказ от иска.

Соответственно, решение суда в части отказа Д. в удовлетворении исковых требований о взыскании денежной компенсации на оздоровительный отдых детей в 2010 г. подлежит отмене и производство по делу в указанной части, в соответствии со ст. 220 ГПК РФ, прекращению.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Нижегородского районного суда г. Н.Новгорода от 17 августа 2010 года в части отказа в удовлетворении исковых требований Д. о восстановлении максимального оклада по должности и взыскании разницы между окладами за период с 01.11.2007 года по день вынесения решения суда, процентов за задержку выплаты указанных денежных сумм и их индексации оставить без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

В части исковых требований Д. о восстановлении на работе и отмене приказа об увольнении - отменить и не передавая дело на новое рассмотрение вынести новое решение об удовлетворении исковых требований в указанной части.

Признать незаконным приказ от 24 мая 2010 года N <...> об увольнении Д. по п. "з" ч. 7 ст. 19 Закона РФ "О милиции".

Восстановить Д. в должности старшего следователя специализированного следственного отдела по расследованию ДТП при ГСУ при ГУВД по Нижегородской области с 25 мая 2010 года.

Принять отказ Д. от иска в части исковых требований о взыскании денежной компенсации на оздоровительный отдых детей в 2010 г., отменить решение суда в части отказа Д. в удовлетворении этих исковых требований и производство по делу в указанной части иска прекратить.

В части отказа Д. в иске о взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, взыскании недополученной премии за 1 и 2 кварталы 2010 года, решение суда отменить и в данной части направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в том же составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь