Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НИЖЕГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 февраля 2011 г. по делу N 33-1415

 

Судья - Кузьмичев В.А.

 

15 февраля 2011 года судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда в составе:

председательствующего судьи: Серова В.А.,

судей: Крайнева Н.А., Кондаковой Т.А.,

при секретаре: С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи областного суда Крайневой Н.А.

дело по кассационной жалобе П.Н.Г.

на решение Богородского городского суда города Нижнего Новгорода от 18 ноября 2010 года по делу по иску

Г.В.М. и М.М.В. к П.Н.Г., Б.К.М. и администрации Хвощевского сельского совета Богородского района Нижегородской области о признании частично недействительными распоряжения о предоставлении земельного участка, договора купли-продажи и договора дарения, регистрационных записей, и признании права долевой собственности на жилой дом и земельный участок,

 

установила:

 

Г.В.М. и М.М.В. обратились в суд с иском к П.Н.Г., Б.К.М. и Хвощевской сельской администрации Богородского района Нижегородской области, в котором, с учетом измененных исковых требований (л.д. 137) просили признать частично недействительным договор дарения, признать недействительным договор купли-продажи, признать за ними право собственности по 1/4 доле в праве долевой собственности на жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: <...>, признать частично недействительным распоряжение Хвощевской сельской администрации о предоставлении П.Н.Г. земельного участка и регистрационной записи о праве собственности последней на земельный участок.

Свои требования истцы мотивировали тем, что 19.11.1956 г. умер Г.Ф.Г., в собственности которого находился жилой дом, находящийся по указанному адресу. Г.Ф.Г. было составлено завещание, согласно которому жилой дом он завещал в равных долях его детям: Г.В.Ф. и Г.З.Ф. Своих наследственных прав они не оформили, но фактически приняли наследство, так как проживали в доме, осуществляли за ним уход.

03.02.1977 г. умер Г.В.Ф., наследниками к имуществу которого являются они (истцы). Ими получены свидетельства о праве на наследство по закону каждой на 1/4 долю жилого дома. При сборе документов для регистрации права собственности на жилой дом в Хвощевской сельской администрации выяснилось, что собственником 1/2 доли жилого дома является П.Н.Г., приобретшая долю жилого дома у Б.К.М. по договору купли-продажи. В договоре купли-продажи указано, что доля жилого дома принадлежит Б.К.М. на основании договора дарения от 01.06.1988 г. Считают, что земельный участок и жилой дом незаконно перешли в собственность Б.К.М., а затем П.Н.Г. Хвощевская сельская администрация не проверила наличие права собственности у дарителей на 1/2 долю дома и оформила незаконную сделку. Дарители Г.И.Ф. и К.А.Ф. по доверенностям то 22.01 и 13.02.1988 г. Передали своему представителю М.С.М. право подарить только принадлежащие им доли жилого дома. Согласно свидетельству о праве на наследство по закону от 21.10.1981 г. В права наследства после смерти Г.З.Ф. вступили 3 человека - брат Г.А.Ф. и сестры К.А.Ф. и Г.И.Ф., следовательно подарить сестры могли лишь 2/6 доли дома. Кроме этого, полагают, что при выделении сельской администрацией земельного участка в собственность только П.Н.Г. нарушены их права на приобретение земельного участка под жилым домом, сособственниками которого они являются, в связи с чем распоряжение Хвощевской сельской администрации о предоставлении ответчице в собственность земельного участка должно быть признано частично недействительным.

Решением Богородского городского суда от 18 ноября 2010 признаны недействительными распоряжение Хвощевской сельской администрации о 10.10.1992 г. N 25 в части предоставления П.Н.Г. 1/2 доли в праве собственности на земельный участок по адресу: <...> и запись Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности П.Н.Г. на земельный участок.

За Г.В.М. и М.М.В. признано право долевой собственности, по 1/4 долей за каждой, на земельный участок площадью 1198 кв. м, расположенный по адресу: <...>.

В остальной части иска Г.В.М. и М.М.В. отказано.

В кассационной жалобе П.Н.Г. просит отменить решение суда как незаконное и не обоснованное. Кассатор полагает, что истцы пропустили трехлетний срок исковой давности обращения с иском. Суд первой инстанции, оценивая доказательства, пришел к ошибочному выводу о том, что о нарушении своего права М.М.В. стало известно лишь в октябре 2009 года. При этом, по мнению П.Н.Г. суд не принял во внимание ее доводы о том, что М.М.В. обратилась к ответчице в 2006 году по вопросу покупки принадлежащей ей 1/2 доли жилого дома <...> и земельного участка расположенного под ним. П.Н.Г. оформила на имя истицы доверенность, в силу которой доверила ей оформить землеустроительное дело и зарегистрировать право собственности на дом и земельный участок для чего уполномочила ее быть представителем во всех учреждениях и организациях по данному вопросу. Таким образом, ответчица полагает, что истица обратилась в суд с пропуском срока исковой давности установленного в три года.

Г.В.М. в суд первой инстанции не явилась, письменно просила о рассмотрении дела в ее отсутствие (л.д. 130).

М.М.В. требования поддержала в полном объеме и просила об их удовлетворении. Пояснила, что ей стало известно об оформлении П.Н.Г. земельного участка из Богородской газеты только в 2009 г. Поэтому считает, что срок исковой давности ее требований не истек.

Б.К.М. в суд первой инстанции не явилась, направила заявление о рассмотрении дела в ее отсутствие (л.д. 35).

Представитель администрации Хвощевского сельсовета Богородского района в заявлении просил рассмотреть дело в отсутствие представителя, с иском не согласен (л.д. 60).

П.Н.Г. в суде первой инстанции иск не признала, заявила о применении срока исковой давности.

В силу ч. 1 ст. 347 ГПК РФ, суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов изложенных в кассационной жалобе.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не нашла оснований к отмене решения, поскольку оно вынесено в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

В соответствии с п. 4 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" граждане Российской Федерации, имеющие в фактическом пользовании земельные участки с расположенными на них жилыми домами, приобретенные ими в результате сделок, которые были совершены до вступления в силу Закона СССР от 6 марта 1990 г. N 1305-1 "О собственности в СССР", но которые не были надлежаще оформлены и зарегистрированы, имеют право бесплатно приобрести право собственности на указанные земельные участки в соответствии с правилами, установленными статьей 36 Земельного кодекса Российской Федерации.

Согласно ст. 37 Земельного кодекса РСФСР, при переходе права собственности на строение, сооружение или при передаче их другим предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам вместе с этими объектами переходит и право пожизненного наследуемого владения или право пользования земельными участками.

Судом установлено, что Г.В.М. и М.М.В. являются наследниками к имуществу Г.В.Ф., умершего 03.02.1977 г., и на основании свидетельства о праве на наследство по закону, выданного нотариусом Богородского района К.О.М. 25.02.2010 г.р. N <...>, Г.В.М. (супруге умершего) и М.М.В. (дочери умершего) принадлежит по 1/4 доле в праве общей собственности на жилой дом общей площадью 32,5 кв. м, расположенный по адресу: <...> (л.д. 102).

Третьим участником долевой собственности на жилой дом с размером доли 1/2 является ответчик П.Н.Г., что подтверждается выпиской из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 07.07.2010 г. (л.д. 36). 1/2 доля жилого дома приобретена П.Н.Г. по договору купли-продажи, заключенному 01.06.1988 г. с Б.К.М. (л.д. 119). Согласно п. 2 договора доля жилого дома принадлежит продавцу на основании договора дарения от 01.06.1988 г., выданного исполкомом Хвощевского сельсовета. Из содержания договора дарения следует, что М.С.М., действуя по доверенности от собственников подарили Б.К.М. 1/2 долю дома. Судом также установлено, что жилой дом, находящийся в долевой собственности Г.В.М., М.М.В. и П.Н.Г., расположен на земельном участке площадью 1198 кв. м, право собственности на который зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на имя П.Н.Г., запись регистрации N <...> от 15.04.2010 г. Земельный участок предоставлен П.Н.Г. распоряжением Хвощевской сельской администрации Богородского района Нижегородской области N 25 от 10.10.1992 г. (л.д. 147).

Отказывая в удовлетворении требований истцов, суд обоснованно сослался в решении на то, что истцами суду не представлено доказательств подтверждающих недействительность договора купли-продажи доли жилого дома, заключенного между Б.К.М. и П.Н.Г., договора дарения доли жилого дома, а также наличия оснований возникновения права на долю жилого дома, принадлежащую П.Н.Г.

Суд первой инстанции, тщательно выяснив все, имеющие значение для дела обстоятельства, и, исследовав все представленные сторонами доказательства, проанализировав положения ст. 37 Земельного кодекса РСФСР, действовавшей на момент предоставления земельного участка П.Н.Г., п. 4 ст. 3 Федерального закона от 25.10.2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" пришел к правильному выводу о том, что имеются все основания для удовлетворения требований истиц о признании частично недействительными распоряжения Хвощевской сельской администрации о 10.10.1992 г. N 25 о предоставлении П.Н.Г. земельного участка по адресу: <...> и записи Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации на него права собственности.

При этом суд учел, что при принятии решения о предоставлении в собственность земельного участка, на котором расположен жилой дом, находящийся в долевой собственности, должны учитываться интересы всех сособственников жилого дома.

Свидетельство о праве на наследство по закону выдано на имя Г.В.М. и М.М.В. 25.02.2010 г., однако, независимо от данного обстоятельства жилой дом считается им принадлежащим на праве долевой собственности со дня открытия наследства, которым является день смерти наследодателя - Г.В.Ф., умершего 03.02.1977 г.

На момент предоставления спорного земельного участка, жилой дом находился в долевой собственности П.Н.Г., Г.В.М. и М.М.В., при этом были нарушены права последних, поскольку земельный участок был предоставлен в личную собственность П.Н.Г. С учетом принадлежащей П.Н.Г. 1/2 доли в праве собственности на жилой дом, она имела право на приобретение земельного участка в долевую собственность с размером доли, равной доле в праве долевой собственности на жилой дом.

При таких обстоятельствах, истцы наделены правом на приватизацию земельного участка, расположенного под домом, в связи с чем суд первой инстанции обоснованно признал за ними право собственности в размере 1/4 доли в праве собственности за каждой на спорный земельный участок, 1/2 доля в праве остается у П.Н.Г.

Основан на установленных по делу обстоятельствах и выводах суда об отсутствии оснований для применения к требованиям М.М.В. и Г.В.М. срока исковой давности, установленного в 3 года.

Действительно, как следует из материалов дела, между сторонами была договоренность о приобретении М.М.В. доли жилого дома, принадлежащей П.Н.Г., однако сделка окончательно не была завершена. П.Г.Г. выдала истице доверенность в силу которой уполномочила ее на оформление земельного участка в собственность или в аренду.

Давая оценку данному доказательству, суд правильно сослался на то, что доверенность сама по себе не свидетельствует о том, что М.М.В. еще в 2006 году была проинформирована о нахождении земельного участка в единоличной собственности П.Н.Г.

Как установлено судом, истица узнала об этом из объявления о согласовании границ спорного земельного участка в газете датированной 29.10.2009 года. Более того, как видно из дела, право собственности ответчицы на земельный участок было зарегистрировано лишь 15 апреля 2010 года (л.д. 144), о соответствующем свидетельстве истцам стало известно лишь в ходе рассмотрения дела в суде.

Принимая во внимание вышеизложенные мотивы, судебная коллегия не может принять во внимание ссылку кассатора на то, что судом был сделан ошибочный вывод о том, что истцами не пропущен срок исковой давности. Доводы ответчицы не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

При таких обстоятельствах, у судебной коллегии отсутствуют основания для отмены решения. Нормы материального права при рассмотрении дела судом применены правильно, существенных нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия -

 

определила:

 

Решение Богородского городского суда города Нижнего Новгорода от 18 ноября 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу П.Н.Г. без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь