Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 15 февраля 2011 г. по делу N 33-3189

 

Судья Юдина О.Н.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда

в составе председательствующего Ракуновой Л.И.,

судей Красновой Н.В., Мертехине М.В.,

при секретаре Г.Н.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 15 февраля 2011 г. кассационную жалобу ГУ - УПФ РФ N 35 на решение Каширского городского суда Московской области от 14 декабря 2010 г. по гражданскому делу по иску Г.Ю. к ГУ - УПФ РФ N 35 по г. Москве и Московской области о признании права на назначение досрочной трудовой пенсии по старости.

Заслушав доклад судьи Красновой Н.В.,

объяснения представителя Г.Ю. по доверенности К., представителя ГУ - УПФ РФ N 35 по г. Москве и Московской области по доверенности Л.Н., судебная коллегия

 

установила:

 

Г.Ю. обратилась в суд с иском к ГУ - УПФ РФ N 35 по г. Москве и Московской области и просила признать за ней право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости. В обоснование иска она ссылалась на то, что она более 30 лет осуществляла деятельность по охране здоровья населения, однако на ее заявление о назначении пенсии от 04.03.2008 г. ответчик 21.05.2008 г. ответил отказом по причине отсутствия требуемого стажа. Она не согласна с этим, поскольку считает, что период ее работы с 03.08.1987 г. по 04.03.2008 г. подлежал зачету в специальный стаж в льготном исчислении как 1 год работы за 1 год 6 месяцев стажа.

В судебное заседание истица не явилась, о слушании дела извещалась надлежащим образом, а ее представитель по доверенности исковые требования поддержал в полном объеме.

Представитель ответчика в судебном заседании иск не признал, пояснив, что ответчик учел в специальный стаж работы истицы, в том числе, и весь спорный период, но в календарном исчислении. Оснований для льготного исчисления не имеется, поскольку актом проверки установлено, что истица не работала в тех должностях, которые дают право на льготное исчисление, а указание в справке о том, что она фактически работала операционной медсестрой - не соответствует ни ее записям в трудовой книжке, ни всем представленным доказательствам.

Решением суда исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Не согласившись с постановленным решением, ответчик обжалует его в кассационном порядке, в своей жалобе просит решение отменить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит обжалуемое решение незаконным и подлежащим отмене. Основания для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке предусмотрены статьей 362 ГПК РФ.

Из материалов дела усматривается, что Г.Ю. 04.03.2008 г. обратилась к ответчику с заявлением о назначении ей досрочной трудовой пенсии по старости. Решением комиссии по рассмотрению вопросов реализации пенсионных прав граждан N 17 от 21.05.2008 г. ей отказано в назначении пенсии из-за отсутствия необходимого стажа 30 лет, и сделан вывод о том, что у нее имеется только 20 лет 07 месяцев 03 дня медицинского специального стажа, поскольку время работы с 03.08.1987 г. по 04.03.2008 г. засчитано в календарном исчислении, когда истица работала:

медсестрой травматологического отделения Ступинской ЦРБ с 03.08.1987 г. по 31.12.1990 г. (05 лет 01 месяц 12 дней),

медсестрой травматологического отделения Ступинского ТМО с 01.01.1991 г. по 09.01.1993 г. (03 года 13 дней),

старшей медсестрой травматологического отделения взрослой поликлиники Ступинского ТМО с 10.01.1993 г. по 23.05.2000 г. (11 лет 19 дней),

старшей медсестрой травматологического отделения Ступинской ЦГБ с 24.05.2000 г. по 28.05.2003 г. (04 года 06 месяцев 06 дней),

старшей медсестрой травматологического отделения Ступинской ЦГКБ с 29.05.2003 г. по 30.09.2005 г. (03 года 06 месяцев 01 день),

медсестрой перевязочной травматологического отделения Ступинской ЦГКБ с 01.10.2005 г. по 31.10.2006 г. (01 год 07 месяцев 15 дней) и с 01.11.2006 г. по 04.03.2008 г. (02 года 06 дней).

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что счел установленным факт работы истицы до 01.11.1999 г. в должности среднего медицинского персонала в травматологическом отделении хирургического профиля стационара, а после указанной даты она работала в медицинском учреждении - в стационаре хирургического профиля и фактически выполняла обязанности в должностях, дающих право на льготное исчисление трудового стажа.

Из представленных по делу доказательств судом сделан вывод о том, что истица фактически весь спорный период трудилась в одном и том же медицинском учреждении, которое изменяло свое наименование и организационно-правовую форму, а характер трудовой деятельности истицы соответствует профессии операционной медицинской сестры, что влечет льготное исчисление стажа.

Судебная коллегия не соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку обстоятельства, которые суд счел установленными, не доказаны, а выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела.

В соответствии с подпунктом 20 п. 1 ст. 27 Федерального закона от 17.12.2001 г. "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" N 173-ФЗ трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Пунктом 2 указанной статьи предусмотрено, что Списки соответствующих работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых назначается трудовая пенсия по старости в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи, правила исчисления периодов работы (деятельности) и назначения указанной пенсии при необходимости утверждаются Правительством Российской Федерации.

В силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 29.01.2004 г. N 2-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 30 Федерального Закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" при исчислении продолжительности страхового стажа и (или) стажа на соответствующих видах работ до вступления в силу новых правовых актов могут применяться нормативные правовые акты, в соответствии с которыми исчислялись общий трудовой стаж и специальный трудовой стаж, дававший право на пенсию по старости в связи с особыми условиями труда или пенсию за выслугу лет.

Постановлением Правительства РФ от 22.09.1999 г. N 1066 установлено, что в выслугу, дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения, засчитываются периоды работы до 01.11.1999 г. в соответствии со Списком, утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР от 06.09.1991 г. N 464.

Таким образом, работа истицы, осуществляемая до 01.11.1999 г., подлежала зачету в стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости, в порядке, предусмотренном Списком профессий и должностей работников здравоохранения и санитарно-эпидемиологических учреждений, лечебная и иная работа которых по охране здоровья населения дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР от 06.09.1991 г. N 464, предусматривавшим, что в специальный стаж подлежит включению работа врачей и среднего медицинского персонала независимо от наименования должности лечебно-профилактических и санитарно-эпидемиологических учреждений всех форм собственности, при этом пункт 2 Постановления предусматривал, что льготное исчисление стажа работы как 1 год работы за 1 год и 6 месяцев засчитывается среднему медицинскому персоналу отделений (палат) хирургического профиля стационаров.

После 01.11.1999 г. законодатель также предусмотрел возможность льготного исчисления стажа медицинских работников, указав вначале в Перечне, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 22.09.1999 г. N 1066, а затем в Перечне, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 г. N 781, наименование структурных подразделений и должностей, работа в которых в течение года засчитывается в стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, как год и шесть месяцев.

В этих Перечнях среди отделений хирургического профиля стационаров указаны травматологическое и травматолого-ортопедическое отделение, а в числе должностей указаны операционные медицинские сестры, включая старших, и медицинские сестры перевязочных. Другими словами, законодатель, учитывая изменяющуюся специфику характера и условий труда в период после 01.11.1999 г. по сравнению с периодом ранее указанной даты значительно ограничил круг должностей, работа в которых дает право на льготное исчисление стажа.

Вместе с тем, в силу п. 4 Правил исчисления периодов работы, дающих право на досрочное назначение пенсии по старости в соответствии со ст. ст. 27, 28 Закона "О трудовых пенсиях в РФ", утвержденных Постановлением Правительства РФ от 11.07.2002 г. N 516, в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня, если иное не предусмотрено Правилами или иными нормативно-правовыми актами, при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд РФ.

Таким образом, действующее законодательство предусматривает возможность льготного исчисления (год работы за год и шесть месяцев стажа) периодов работы в медицинских учреждениях, применительно к рассматриваемому спору, при наличии одновременно нескольких условий: работа должна протекать в подразделениях, указанных в перечне, на соответствующих должностях, указанных в нем же, и работа по занимаемой должности должна выполняться постоянно в течение полного рабочего дня. Именно совокупность этих условий, по мнению законодателя, свидетельствует о таком характере работы, специфике выполнения функциональных обязанностей в соответствии с указанными в перечне должностями, которые существенно отличаются по уровню сложности и напряженности с выполнением должностных обязанностей другими работниками среднего медицинского персонала.

В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 24.01.2008 г. N 40-О-О определение, какого рода профессиональная деятельность сопряжена с повышенными психофизиологическими нагрузками связано с установлением объективных критериев оценки условий и характера труда в той или иной должности, зависит от вида и профиля деятельности соответствующего учреждения и относится к компетенции Правительства Российской Федерации, утверждающего и корректирующего исходя из этих критериев списки работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости, что исключает возможность их произвольного истолкования.

С учетом всего изложенного суду первой инстанции надлежало установить в качестве обстоятельства, имеющего значение для данного спора, факт работы истицы в течение полного рабочего дня в период 1999 г. в отделениях (палатах) хирургического профиля стационаров, а в период после 01.11.1999 г. - факт ее работы в стационаре травматологического или травматолого-ортопедического отделений в должностях операционной (в том числе и старшей операционной медицинской сестры) либо медицинской сестры перевязочных.

Все собранные по делу доказательства не подтверждают указанные обстоятельства исходя из следующего.

Так, судом первой инстанции был сделан вывод о том, что характер трудовой деятельности истицы на протяжении всего спорного периода работы соответствовал работе операционной медсестры. Однако собранные по делу доказательства не подтверждают это обстоятельство. Во-первых, истица никогда не работала операционной медицинской сестрой и не принималась на такую должность, что бесспорно подтверждается записями в трудовой книжке, актом документальной проверки от 28.04.2008 г., тарификационными списками, Справками работодателя, копиями приказов и т.п.

Во-вторых, ни в одном из периодов работы истицы в Ступинской больнице ни травматологическое, ни травматолого-ортопедическое отделения вообще не имели в штате ни одной должности операционной медицинской сестры. В связи с чем суд первой инстанции не вправе был устанавливать тождество между совершенно различными по своим функциональным обязанностям профессиями (старшая медсестра взрослой поликлиники, медсестра травмпункта, медсестра перевязочной и операционная медицинская сестра). Более того, после введения в действие Федерального Закона от 17.12.2001 г. N 173-ФЗ принят ряд Постановлений Минтруда РФ и издано несколько Приказов Минздравсоцразвития РФ по вопросам установления тождества учреждений и должностей. Но ни в одном из ведомственных нормативных актов не устанавливалось тождество между операционными медицинскими сестрами и другими медсестрами (палатными, старшими, перевязочными и т.д.).

Кроме того, судом в принципе неверно истолкованы наименования должностей, работа в которых дает право на льготное исчисление стажа. Так, по утверждению суда, работа в должности старшей медицинской сестры травматологического отделения дает такое право. Однако как Перечне, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 22.09.1999 г. N 1066, так и в Перечне, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 29.10.2002 г. N 781, наименование должностей (с учетом правил стилистического толкования нормативных актов) указано таким образом, что работа в должности старшей медицинской сестры засчитывается в льготном исчислении исключительно лишь в том случае, если это операционная старшая медицинская сестра. Но в такой должности истица никогда не работала, и такой должности никогда не было в штатном расписании травматологического отделения.

Не было у суда первой инстанции законных оснований утверждать, что была ошибочно сделана запись о работе истицы в период с 10.01.1993 г. по 01.10.2005 г. старшей медсестрой травматолого-ортопедического отделения взрослой поликлиники, тогда как фактически весь этот период она работала старшей медсестрой стационара. Этот вывод также противоречит собранным по делу доказательствам.

О том, что истица в указанный период работала старшей медсестрой травматологического отделения взрослой поликлиники, она сама указывала в исковом заявлении (л.д. 6), также имеется запись в ее трудовой книжке (л.д. 12), которая является единственным документом, подтверждающим трудовой стаж работника. Об этом указано в справках работодателя (л.д. 14, 207), а также указано в Акте документальной проверки от 28.04.2008 г., составленном ответчиком (л.д. 16 - 18), который подписан, в том числе, и представителями районной больницы. Кроме того, в материалах дела имеется копия приказа N 2-к от 06.01.1993 г. (л.д. 178 - 179), из которого следует, что истица была назначена с 10.01.1993 г. именно старшей медсестрой травматолого-ортопедического отделения взрослой поликлиники, и такие же сведения содержатся в личной карточке истицы (л.д. 209). Эти доказательства не были никем оспорены и опровергнуты, им не дана была правовая оценка в решении суда, тогда как большая часть имеющихся в деле доказательств являются заверенными копиями первичных документов, изданных задолго до возникновения настоящего спора, в связи с чем нет оснований сомневаться в их достоверности.

В то же время суд в своем решении сослался на доказательства, указав листы дела, которые не подтверждают сделанный судом вывод. Так, на листах дела 77 - 78 имеется должностная инструкция перевязочной медицинской сестры травматологического отделения, утвержденная главным врачом СЦРКБ, которая не относится к периоду работы истицы в травмпункте поликлиники (1993 - 2005 г.г.), поскольку наименование "Ступинская центральная районная клиническая больница" (СЦРКБ) появилось лишь после 30.10.2006 г. (т. 2 л.д. 37).

На листах дела 175 - 176 имеется протокол судебного заседания с показаниями свидетелей. Суд первой инстанции не давал никакой оценки этим доказательствам, но следует отметить, что, во-первых, суд, постановивший решение по делу, данных свидетелей не допрашивал; во-вторых, в силу ст. 13 названного выше Федерального закона "О трудовых пенсиях в РФ" (в редакции после 01.01.2010 г.) характер работы показаниями свидетелей не подтверждается.

На листах дела 182 - 187 имеются тарификационные списки, из которых бесспорно следует, что, указывая травматологическое отделение, в котором работала истица, работодатель, вместе с тем конкретизировал место ее работы и указывал, что она работала именно в травмпункте, а не в стационаре больницы, что с очевидностью опровергает сделанный судом вывод и ссылку на эти доказательства.

Напротив, суду надлежало критически отнестись к тому обстоятельству, что уже в процессе судебного разбирательства (а иск предъявлен 03.03.2009 г.) работодатель истицы без достаточных на то оснований, в противоречие с ранее представленными им же и неоспоренными доказательствами, стал указывать в своих справках вначале от 09.09.2009 г. (т. 1 л.д. 161), что рабочее место истицы весь спорный период (с 1987 г.) - стационар больницы (травмпункт), а позже в справке от 01.10.2009 г. (т. 1 л.д. 207) - "стационар больницы". Такие изменения противоречат первичным документам работодателя, его же справке на л.д. 14, которая была положена в основу Акта документальной проверки Пенсионного фонда от 28.04.2008 г., подписанного, в том числе, и представителями больницы.

Такая позиция работодателя противоречит, в том числе, и представленной в материалы дела копии Устава лечебного учреждения (т. 2 л.д. 39 - 48), из которой видно, что одним из структурных подразделений больницы является поликлиника для взрослых, которая, безусловно, не является стационаром, поскольку больница на 655 коек является другим самостоятельным структурным подразделением той же больницы. Эти обстоятельства также были установлены и в ходе документальной проверки, проводимой работником Пенсионного фонда вместе с представителями больницы, подписавшими этот акт (л.д. 16 - 18).

Не вправе был работодатель указывать в последующих своих справках о том, что истица работает операционной медсестрой, поскольку ни одной должности операционной сестры, как уже отмечено выше, не имеется и никогда не было в штате травматологического отделения.

По этим же основаниям нельзя согласиться с выводом суда и в той части, что доказательства, перечисленные выше, также подтверждают факт работы истицы в период с 10.01.1993 г. до 01.10.2005 г. операционной медсестрой при проведении операций.

К материалам дела приобщены в качестве письменных доказательств три журнала учета, так называемых, мелких операций за период с 11.09.1997 г. по 09.04.2009 г., которые также, по мнению суда, доказывают факт работы истицы операционной медицинской сестрой. Однако ни ранее действовавшее, ни действующее в настоящее время пенсионное законодательство не содержит понятия "мелкие операции" и не предусматривает возможность приравнять эпизодическое участие отдельных медицинских работников в пределах их должностных инструкций в мелких операциях к полноценной работе операционной медицинской сестры с последующим льготным исчислением трудового стажа. Тем более, что с учетом приведенного выше Постановления Правительства РФ от 11.07.2002 г. N 516 такая работа должна занимать все рабочее время, либо не менее 80%.

В то же время из представленных журналов усматривается, что фамилия истицы впервые указана в отдельные дни 1999 г. (13.06.1999 г., 10.07.1999 г.) и затем периодически в последующие годы.

Тем не менее, даже представленные журналы с очевидностью подтверждают лишь то обстоятельство, что истица не работала в стационаре больницы, а местом ее работы был травмпункт, хотя и относящийся к травматологическому отделению.

Таким образом, следует считать установленным, что до 01.11.1999 г. и затем до 01.10.2005 г. истица работала медицинской сестрой и старшей медицинской сестрой травматологического отделения, в том числе и взрослой поликлиники, но в то же время она не работала в стационарном отделении больницы, а только работа в стационарах предоставляет право на льготное исчисление стажа.

Предъявляя иск в суд в марте 2009 г., истица сама указывала, что в период с 01.10.2005 г. по 04.03.2008 г. она работала медицинской сестрой перевязочной травматологического отделения, полагая, что такая работа также предоставляет ей право на льготное исчисление трудового стажа. При этом свое рабочее место она никак не конкретизировала. Такое же наименование ее должности, но с дополнением "при стационаре" было указано и в первичной справке работодателя (л.д. 14).

Однако представленные по делу доказательства свидетельствуют о том, что и в период после 01.10.2005 г. истица продолжала работать на том же рабочем месте - в травмпункте.

Из копии трудовой книжки истицы усматривается (л.д. 36), что 01.10.2005 г. истица была переведена на должность медсестры перевязочной травматологического отделения (при стационаре). При этом сделана ссылка на приказ N 335-к от 07.10.2005 г. Вместе с тем данная запись бесспорно внесена в трудовую книжку значительно позже изданного в 2005 г. приказа, что противоречит Правилам ведения и хранения трудовых книжек, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 г. N 225, в которых в п. 10 предписано, что все записи о выполняемой работе, переводе на другую постоянную работу, квалификации, увольнении, произведенном работодателе, вносятся в трудовую книжку на основании соответствующего приказа работодателя не позднее недельного срока и должны точно соответствовать тексту приказа.

Так, в материалах дела имеется заверенная работодателем копия первичного приказа N 335-к от 07.10.2005 г., в соответствии с которым истица с должности старшей медсестры травмпункта была переведена на должность медсестры травмпункта с 01.10.2005 г. Такой записи на основании этого приказа нет в трудовой книжке истицы, а имеется другая запись, которая могла появиться лишь в 2009 г., после того как работодателем был издан приказ N 241 от 08.04.2009 г. о внесении изменения в приказ N 335-к от 07.10.2005 г., по которому истицу следует считать медсестрой перевязочной травматологического отделения (при стационаре).

Надлежащей оценки данным обстоятельствам суд первой инстанции не дал и, по существу, подменил понятия, касающиеся фактического места работы истицы, поскольку в своем решении суд неоднократно указывал, что истица работает в травматологическом отделении стационара, а не при стационаре, что в данном конкретном случае имеет существенное значение.

Действительно, в соответствии со штатными расписаниями, представленными в материалы дела (л.д. 23 - 33), следует, что среди подразделений больницы выделяется вначале "травматологический пункт", а затем "травматологическое отделение (при стационаре)". Однако суд первой инстанции не учел, что представленные штатные расписания по существу отражают далеко не полную структуру всей районной больницы, т.е. являются лишь выдержкой из штатного расписания. Это подтверждается, как уже была сделана ссылка выше, копией Устава больницы (л.д. 40) и Актом документальной проверки от 28.04.2008 г. (л.д. 45), в котором указано, что в штатном расписании медицинского персонала Ступинской больницы помимо травматологического отделения (при стационаре) имеется "Травматолого-ортопедическое отделение стационара). При этом в ходе документальной проверки были изучены все штатные расписания больницы за период с 1987 г. по 2008 г. (л.д. 43). Не доверять сведениям, изложенным в Акте, нет оснований, тем более, что Акт подписан представителями больницы.

Приобщенные к делу журналы мелких операций также свидетельствуют с достоверностью о том, что в должности медицинской сестры перевязочной и после 01.10.2005 г. истица продолжала работать не в стационаре больницы, а в травмпункте.

Таким образом, и после 01.10.2005 г. истица, будучи переведенной на должность медицинской сестры перевязочной, фактически продолжала работать на том же рабочем месте - в травмпункте, который в документах больницы в отдельные периоды имел разные наименования - травматологическое отделение (при стационаре), травматологическое отделение взрослой поликлиники, травматолого-ортопедическое (пункт), травматологический пункт (при стационаре).

Все представленные по делу доказательства в их совокупности с очевидностью свидетельствуют о том, что истица никогда не работала в стационарном отделении районной больницы, а, следовательно, не имеет права на льготное исчисление стажа как 1 год работы за 1 год и 6 месяцев и, соответственно, на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Судебная коллегия также считает необходимым отметить следующее.

При рассмотрении дела судом первой инстанции была назначена судебная экспертиза условий труда, которую поручено было провести Комитету по труду и занятости населения Московской области. Выводы данной экспертизы также были положены в основу судебного решения об удовлетворении иска.

В соответствии со ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 настоящего Кодекса.

Суду первой инстанции надлежало дать правовую оценку экспертному заключению в совокупности с другими собранными по делу доказательствами.

Во-первых, суд не установил и не проверил полномочия, квалификацию, образование и стаж экспертной работы ведущего специалиста Л.А., подписавшего экспертное заключение. Данных об этом ни в самом заключении, ни в письме председателя Комитета (л.д. 52) не имеется.

Во-вторых, нельзя согласиться с правильностью и обоснованностью поставленных судом вопросов. Так, суд просил установить, выполняла ли истица работу операционной медсестры в течение полного рабочего дня. Однако факт работы истицы операционной медицинской сестрой не являлся предметом заявленного спора. Она в такой должности не работала, и такая должность вообще отсутствовала в штатном расписании травматологического отделения.

В-третьих, некорректно в рамках рассматриваемого спора поставлен судом первый вопрос об установлении рабочего места истицы, а именно: работала ли она с 1987 г. по 2008 г. в травматологическом отделении (стационар) или взрослой поликлиники, поскольку уже имеющиеся на тот момент все представленные в дело доказательства свидетельствовали о том, что истица всегда работала в травматологическом отделении, в том числе и тогда, когда ее должность значилась при взрослой поликлинике. Напротив, обстоятельством, имеющим значение для дела, являлось установление факта работы истицы исключительно в условиях стационара, либо в иных подразделениях больницы.

В-четвертых, в третьем вопросе суд спрашивал у экспертов, о соответствии условий труда истицы Спискам работ и должностей, дающих право на льготное исчисление пенсии. Однако, отвечая на указанный вопрос, эксперт сделал вывод не о соответствии фактических условий труда, а изложил правовой вывод о том, что истице можно засчитать в льготном исчислении весь спорный период ее работы в Ступинской больнице. Такой вывод вправе сделать только суд на основании всех представленных доказательств с учетом действующих материальных норм.

Кроме того, вывод эксперта в той части, что истица фактически работала в травматолого-ортопедическом отделении стационара противоречит другим собранным по делу доказательствам, оценка которым дана выше в настоящее определении, и не соответствует исследовательской части экспертного заключения. Как указал ведущий специалист Л.А., проводивший экспертизу, при посещении больницы он установил, что травматолого-ортопедическое отделение стационара расположено на третьем этаже больницы. На первом этаже этого же корпуса имеются специально оборудованные помещения, в котором располагалось подразделение, называемое в разные годы по-разному: травматологическое отделение (при стационаре), травматологическое отделение взрослой поликлиники, травматолого-ортопедическое (пункт), травматологический пункт (при стационаре).

Именно указанное обстоятельство, описанное экспертом в исследовательской части заключения, подтверждает вывод, к которому пришла судебная коллегия в настоящем определении на основании оценки всех имеющихся в деле доказательств - истица Г.Ю. никогда не работала в отделении стационара, ее рабочим местом всегда был травмпункт, который, хотя и относится к травматологическому отделению, но не является травматолого-ортопедическим отделением стационара.

И, наконец, суд не мог принимать в качестве доказательства выводы эксперта еще и по тому основанию, что для правильного заключения эксперту было недостаточно имеющихся сведений, в связи с чем он предложил суду истребовать у администрации больницы недостающие сведения. Представленное больницей письмо от 03.09.2010 г. не ответило на все вопросы, которые интересовали эксперта (л.д. 58). Следовательно, сам эксперт Л.А. признает, что выводы, сделанные им, не основаны на достаточно необходимых и всесторонне исследованных обстоятельствах.

С учетом всего изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что для удовлетворения иска у суда первой инстанции не было достаточных относимых и допустимых доказательств, подтверждающих факт работы истицы в течение всего спорного периода в отделении хирургического профиля стационара, а лишь работа в таком учреждении дает право на льготное исчисление стажа. В связи с этим постановленное решение подлежит отмене. Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены полностью, судебная коллегия, отменяя решение суда, считает возможным разрешить спор по существу и постановить по делу новое решение, которым истице в удовлетворении иска отказать, так как на дату обращения в пенсионный орган ее специальный стаж составил 20 лет 07 месяцев 03 дня, что не дает ей права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Руководствуясь ст. ст. 199, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Каширского городского суда Московской области от 14 декабря 2010 г. отменить, постановить по делу новое решение, которым Г.Ю. в удовлетворении иска к ГУ - УПФ РФ N 35 по г. Москве и Московской области о признании права на назначение досрочной трудовой пенсии по старости отказать.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь