Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2011 г. по делу N 22-1033

 

Судья Поспелова Е.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

Председательствующего Маркова С.М.

Судей Шараповой Н.В., Пронякина Д.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы адвокатов Голоднюка А.В., Артюховой О.Г. и Мусатова С.А., осужденных Х.Э., Х.К., К.М., Г.Н. и Е. на приговор Измайловского районного суда города Москвы от 02 ноября 2010 года, которым

Г.Н., ранее не судимый, -

осужден по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Х.К., ранее не судимый, -

осужден по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Х.Э., ранее не судимый, -

осужден по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

К.М., ранее не судимый, -

осужден по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбытия наказания К.М., Г.Н., Х.К. и Х.Э. исчислен с 26 сентября 2009 года.

Е., ранее не судимый, -

осужден по ч. 1 ст. 285 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Е. признан невиновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 30 ч. 3, 291 ч. 2 УК РФ в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Срок отбытия наказания Е. исчислен с 28 сентября 2009 года.

В приговоре также разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Шараповой Н.В., объяснения осужденных Х.Э., К.М. и Е., адвокатов Голоднюка А.В., Верещагиной Е.М., Мусатова С.А., Гущина В.А., Артюховой О.Е. и Сорокина В.В., по доводам кассационных жалоб, прокурора Алтуховой М.Е., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Е. признан виновным в злоупотреблении должностными полномочиями, то есть в использовании должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, из корыстной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства.

Г.Н., Г., Х.Э., К.М., Х.К. признаны виновными в совершении покушения на кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере.

Преступления осужденными совершены в городе Москве при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В кассационной жалобе осужденный Х.Э. просит приговор суда изменить, снизив назначенное ему наказание, применив ст. 73 УК РФ, поскольку суд не учел, наличие у него на иждивении троих малолетних детей и больной матери; кроме того, доказательств, подтверждающих его участие в совершении кражи, органами предварительного следствия не представлено, все выводы суда о его виновности основываются лишь на показаниях в ходе предварительного следствия осужденного Х.К., при этом суд не принял во внимание, что Х.К. отказался от них в ходе судебного разбирательства.

В кассационной жалобе осужденный Х.К., не оспаривая выводов суда о его виновности, указывает, что вину признал и раскаялся в содеянном, в связи с чем просит приговор суда изменить и снизить назначенное ему наказание.

В кассационной жалобе осужденный Г.Н., не оспаривая выводов суда о его виновности, просит учесть в качестве смягчающих обстоятельств наличие у него заболевания - туберкулеза, смерть его сына, применить к нему положения ст.ст. 64, 73 УК РФ и снизить назначенное ему наказание.

В кассационных жалобах адвокат Голоднюк, в защиту осужденного Х.К., считает приговор незаконным и необоснованным, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, и не подтверждаются исследованными в суде доказательствами. Версия Х.К. о его непричастности в совершении кражи проверялась и осталась не опровергнутой. Кроме того, полагает, что Х.К. назначено чрезмерно суровое наказание. Просит переквалифицировать действия Х.К. с ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ на ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 158 УК РФ и снизить назначенное ему наказание.

Осужденный К.М. в своих кассационных жалобах, не оспаривая выводы суда о его виновности, считает назначенное ему наказание чрезмерно суровым. Просит учесть в качестве смягчающих наказание обстоятельств, что он является инвалидом 2-й группы, страдает гипертонией и варикозным расширением вен, что подтверждается материалами уголовного дела. Ранее к уголовной ответственности не привлекался, имеет троих детей и положительно характеризуется по месту жительства. Просит, с учетом перечисленных обстоятельств, приговор изменить и снизить назначенное ему наказание.

В кассационной жалобе осужденный Е. считает приговор суда незаконным и необоснованным, поскольку выводы суда о его виновности не соответствуют фактическим обстоятельства уголовного дела, суд не учел, что в его должностные обязанности входила только физическая охрана сотрудников таможни. Указывает, что в СОБР Федеральной таможенной службы России поступила заявка на обеспечение физической защиты сотрудников таможенных органов, после чего был составлен план-задание, согласно которому наряд из шести человек был отправлен на объект. Как следует из материалов уголовного дела, никто из начальников ему задачу по охране товаров и вещественных доказательств не ставил. Кроме того, охрана вещественных доказательств является специальным мероприятием, производимым при транспортировке, выполнение которого производится в строго установленном порядке, чего в данном случае не происходило, а факт вынесения постановления о приобщении товаров в качестве вещественных доказательств не является основанием для обеспечения сотрудниками СОБРа сохранности товаров, так как территория, на которой он находился, не была объявлена зоной таможенного контроля, то нельзя говорить о проведении специальных мероприятий. Делая выводы о его виновности, суд сослался только на показания Х.К., которые он давал в ходе предварительного следствия, при этом суд не учел, что Х.К. отказался в судебном заседании от данных им показаний. Суд не учел, что денег он от Г. не получал и знаком с ним не был, никакого отношения к товарам не имел. Судом не дана оценку тому обстоятельству, что в период предварительного следствия сотрудниками правоохранительных органов оказывалось давление на подсудимых, а его невиновность подтверждается показаниями сотрудников СОБР Федеральной таможенной службы России в соответствии с которыми, поручения на охрану вещественных доказательств не поступало. Просит приговор в отношении него отменить, уголовное дело прекратить.

В кассационной жалобе адвокаты Артюхова и Мусатов, в защиту осужденного Е., считают приговор незаконным и необоснованным, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Полагают, что судом не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, при этом указывают, что доказательств того, что в должностные обязанности Е. входила охрана товаров, признанных вещественными доказательствами, по которым проводились таможенные ревизии, и данные, что товары находились под охраной сотрудников таможни, не приведены. В судебном заседании не были исследованы и не получили оценку в приговоре Типовое положение о СОБРе Регионального таможенного управления Федеральной таможенной службы России, Наставления по служебному применению СОБРа, на основании которых действовал Е. и которые определяют круг его полномочий. Судом не учтено, что в СОБР поступила заявка Федеральной таможенной службы России, по результатам рассмотрения которой был принят приказ о назначении наряда в соответствии с планом-задачей, планом расставления сотрудников, однако согласно справки о проведении специальной операции - обеспечения физической защиты сотрудников таможенных органов, графика несения службы, не следует, что перед Е. была поставлена задача по охране товаров, признанных вещественными доказательствами по уголовному делу. Кроме того, выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании и приведенными в приговоре. Постановление о признании и приобщении вещественных доказательств не является основанием для выполнения специальной операции - охраны вещественных доказательств, также в нем нет ссылок на участие сотрудников СОБРа Федеральной таможенной службы России. На поручение заместителя Председателя СК при прокуратуре РФ был дан ответ Федеральной таможенной службы России, в соответствии с которым оснований для принятия дополнительных мер таможенного контроля не имеется. На поручение первого заместителя Генерального прокурора РФ Председателя СК РФ при прокуратуре РФ дан ответ, согласно которому товар в Федеральную таможенную службу России на ответственное хранение не передавался, а поручения СК о пересчете товара не определяет Федеральной таможенной службой России как лицо, обладающее полномочиями распоряжаться указанным товаром. Ответ из Регионального таможенного управления организацией силового обеспечения подтверждает, что полномочия Федеральной таможенной службы России ограничены определенным периодом и строго предусмотренными действиями - проведением таможенной ревизии и обеспечением физической безопасности сотрудниками СОБРа сотрудников Федеральной таможенной службы России. Сообщения следователей Главного следственного управления даны только на основании уголовного дела, возбужденного по результатам проведенной таможенной ревизии и никакой доказательственной силы по данному делу не имеют. Суд не учел, что место, где находился товар, зоной таможенного контроля объявлено не было, обязанности по охране груза у сотрудников СОБРа не было. Кроме того, в обязанности Е. входило предотвращение преступлений только в области таможенного дела, а доказательств того, что он находился на территории "АСТ" в связи с расследованием таможенного дела не имеется. Ссылка суда в приговоре о том, что Е. были доставлены в ОВД задержанные им лица, незаконно проникшие на территорию "АСТ" не свидетельствует о его обязанности пресекать всех лиц, совершивших какое-либо преступление. Суд не принял во внимание, что отсутствуют доказательства, подтверждающие передачу Г. денежных средств Е.. Также в основу приговора положены косвенные доказательства - показания Х.К., данные им на предварительном следствии и от которых он отказался в суде. Ссылка суда, как на доказательство виновности Е., на детализацию телефонных переговоров несостоятельна, поскольку доказательств, что указанный номер принадлежит Е. не представлено, телефон Е. не осматривался и не изымался. В нарушение требований уголовно-процессуального законодательства суд не дал оценки доказательствам защиты, а также вышел пределы предъявленного Е. обвинения, указав конкретные пункты должностной инструкции, чем нарушил его право на защиту. Просят приговор отменить, производство по делу прекратить.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель считает приговор законным и обоснованным, выводы о виновности всех осужденных подтвержденными исследованными и получившими оценку в приговоре доказательствами. Просит приговор суда оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия не находит оснований для отмены либо изменения приговора.

Выводы суда о доказанности вины осужденных в инкриминируемых им преступлениях подтверждены доказательствами, проверенными в ходе судебного разбирательства и приведенными в приговоре: показаниями представителя потерпевшего Н., показаниями свидетелей Г., К., С., А., В., К., Л., Т., Ш., М., Ч., К., Ч., С., М., Н., оглашенными в порядке ст. 281 УПК РФ, показаниями свидетелей защиты П., К., Е. и Ф.; протоколом опознания Х.К. Е., как сотрудника СОБРа, с которым Г. договаривался о хищении охраняемого товара с охраняемого склада за денежное вознаграждение, а также другими приведенными в приговоре доказательствами, получившими оценку в приговоре.

Кроме того, виновность Е. подтверждается и показаниями Х.К. и К.М., данными ими в ходе предварительного следствия, о непосредственном участии и роли каждого из осужденных, в том числе и Е., о совершенных преступлениях.

Суд, в соответствии с требованиями закона, исследовал показания представителя потерпевшего, всех свидетелей, а также осужденных Г.Н., Г., Х.К., Х.Э., К.М. и Е., данные ими, как в ходе предварительного следствия, так и судебного заседания, и указал в приговоре мотивы, по которым принимает как достоверные одни показания, и отвергает другие. Оснований для оговора осужденных свидетелями судом установлено не было.

Показания осужденных Х.К. и К.М., данные ими в ходе предварительного следствия, о непосредственном участии и роли каждого в совершенных преступлениях, судом были тщательно проверены и обоснованно признаны достоверными.

Судебная коллегия такую оценку, данную судом показаниям осужденных К.М. и Х.К., находит правильной, поскольку эти показания последовательны, подробны, даны им в присутствии адвоката и подтверждаются другими доказательствами.

Каких-либо объективных данных, свидетельствующих о применении к осужденным, в том числе Х.К. и К.М., на предварительном следствии насилия или психологического давления со стороны сотрудников правоохранительных органов и следствия, в материалах дела не имеется.

Поэтому судебная коллегия не соглашается с доводами кассационных жалоб о том, что показания осужденных на предварительном следствии являются недопустимыми, и признает данные доводы несостоятельными.

Доводы кассационных жалоб о том, что Е. руководствовался при выполнении служебных обязанностей должностными инструкциями, в соответствии с которыми в данном случае ему была поручена только физическая охрана сотрудников Федеральной таможенной службы России, проводивших таможенную ревизию товаров на "...", судебная коллегия признает несостоятельными.

Как правильно было установлено судом первой инстанции, Е. должен был руководствоваться не только должностной инструкцией, но и Конституцией РФ, Федеральными законами и другими нормативными актами, в соответствии с которыми, как любой сотрудник правоохранительных органов, он должен был пресекать любые выявленные им нарушения и передавать нарушителя для разбирательства в ОВД, что было им сделано ранее. Кроме того, данный факт подтвердили и свидетели защиты - П. и К.

Ссылки защиты о том, что подразделения СОБР ФТС России не наделены полномочиями по сохранности товаров на внутреннем рынке и торговых местах, не противоречат установленным судом обстоятельствам, поскольку, данное утверждение не относится к тем товарам, которые признаны вещественными доказательствами и по которым проводились таможенные ревизии, и данные товары находились под охраной сотрудников таможни.

Доводы о том, что ответ на запрос суда старшего следователя по ОВД ГСУ СК при прокуратуре РФ, как и ответ старшего следователя ГСУ СК при прокуратуре РФ, не имеет доказательственной базы, судебная коллегия считает несостоятельным, поскольку в соответствии с указанным ответом, с момента начала проведения таможенной ревизии, сохранность товаров, в отношении которых она проводилась, осуществляли сотрудники СОБРа ФТС России.

Согласно исследованным доказательствам судом правильно установлено, что Е. был откомандирован на территорию "..." для прохождения службы в связи с возбужденным уголовным делом ГСУ СК при прокуратуре РФ по ч. 1 ст. 188 УК РФ и ему было поручено осуществлять контроль за товарами, признанными вещественными доказательствами, наряду с проведением специальных мероприятий по предотвращению посягательств на жизнь сотрудников ФТС России, что подтверждается поручением заместителя Председателя СК при прокуратуре РФ, ответом заместителя руководителя ФТС России, поручением первого заместителя Генерального прокурора РФ - Председателя СК при прокуратуре РФ, ответом РТУ ОСО ФТС России.

Виновность Е. подтверждается и протоколом осмотра детализаций телефонных соединений абонентских номеров обвиняемого Б., дело в отношении которого прекращено в связи со смертью, осужденных Х.К., Х.Э., Г. и Е., из которого следует, что Е. и Г. на протяжении с 12 сентября по 25 сентября 2009 года неоднократно созванивались, что также подтверждается первоначальными показаниями Х.К., в соответствии с которыми Г. в его присутствии разговаривал по телефону с Е. по вопросу беспрепятственного вывоза курток с рынка, которые признаны достоверными и признаны судом допустимыми доказательствами по делу, а доводы защиты в этой части судебная коллегия считает необоснованными.

Как следует из материалов уголовного дела и протоколов судебных заседаний Должностная инструкция старшего оперуполномоченного по особо важным делам специального отряда быстрого реагирования Регионального таможенного управления организации силового обеспечения Федеральной таможенной службы Российской Федерации была исследована судом, Е. по роду своей деятельности - оперуполномоченный по особо важным делам СОБРа, обязан знать данную инструкцию, в связи с чем доводы защиты о том, что Е. не имел возможности защищаться в нарушении им п. 25 и 28 указанной инструкции, и превышение судом своих полномочий в данном случае, судебная коллегия признает необоснованными.

Версия осужденного Х.Э. о его непричастности к совершению хищения товара со склада была предметом рассмотрения в суде первой инстанции, обосновано признана несостоятельной, выдвинутой с целью избежания уголовной ответственности за содеянное, поскольку на предварительном следствии он давал признательные показания относительно роли каждого из осужденных в совершенных преступлениях и обо всех обстоятельствах уголовного дела.

Суд обоснованно пришел к выводу, что Х.К., совместно с Х.Э., Г.Н., Г. и К.М., совершил покушение на хищение товара с охраняемого склада и квалифицировал его действия по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. "в" УК РФ, в связи с чем доводы жалобы адвоката о необходимости квалифицировать действия Х.К. по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 1 УК РФ, судебная коллегия признает не состоятельными.

Таким образом, фактические обстоятельства дела судом установлены правильно и основаны на совокупности доказательств, которые были получены в установленном законом порядке, признанны допустимыми, всесторонне, полно и объективно исследованы в судебном заседании и получили оценку суда в соответствии с требованиями закона, а действия осужденных Г.Н., Г., Х.К., Х.Э. и К.М. по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ, Е. по ч. 1 ст. 285 УК РФ квалифицированы судом правильно. Оснований для переквалификации их действий судебная коллегия не усматривает.

Наказание осужденным Г.Н., Г., Х.К., Х.Э., К.М. и Е. назначено в соответствии с требованиями закона с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений.

Судом учтены все смягчающие и отягчающие обстоятельства, в связи с чем наказание является справедливым и соразмерным совершенным преступлениям, и полностью отвечают требованиям ст. 60 УК РФ.

Оснований для применения к осужденным положений ст.ст. 64, 73 УК РФ, с учетом доводов, приведенных в кассационных жалобах, судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Измайловского районного суда города Москвы от 2 ноября 2010 года в отношении Г.Н., Х.К., Х.Э., К.М. и Е. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвокатов - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь