Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2011 г. по делу N 22-1662\2011

 

Судья: Дударь Н.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе

председательствующего Поляковой Л.Ф.,

судей Ефимовой Т.Л. и Пасюнина Ю.А.

при секретаре Ф.

рассмотрела в судебном заседании 16 февраля 2011 года материал по кассационной жалобе защитника подозреваемого Б.Н. - адвоката Гоголадзе С.Б. и дополнительной кассационной жалобе защитника-адвоката Масленниковой Л.Н. на постановление судьи Басманного районного суда г. Москвы от 21 января 2011 года, которым в отношении

Б.А., -- года рождения, уроженца --, зарегистрированного по адресу: --, фактически проживающего по адресу: --, несудимого, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ,

избрана мера пресечения в виде заключения под стражу на срок до 19 марта 2011 года.

Заслушав доклад судьи Ефимовой Т.Л., объяснения защитников-адвокатов Гоголадзе С.Б. и Масленниковой Л.Н. по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Демидова Д.Г., полагавшего постановление судьи оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

19 января 2011 года и.о. старшего следователя по особо важным делам при Председателе СК РФ Н.Д. в отношении Б.А., К. и С. и иных неустановленных лиц возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

В этот же день Б.А. задержан и допрошен в качестве подозреваемого.

В возбужденном перед судом 20 января 2011 года ходатайстве следователь Н.Д. с согласия и.о. руководителя ГСУ СК РФ М.С. поставил вопрос об избрании в отношении подозреваемого Б.А. меры пресечения в виде заключения под стражу.

При этом в постановлении о возбуждении ходатайства следователь Н.Д. изложил мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость, по его мнению, в заключении подозреваемого Б.А. под стражу и невозможно избрание в отношении него иной меры пресечения.

В частности, в постановлении о возбуждении ходатайства он указал, что по делу имеются основания полагать, что Б.А., находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться, в том числе и выехать за пределы РФ, скрыть или уничтожить следы преступления и доказательства, оказать давление на свидетеля Ч.А. и других свидетелей и участников уголовного судопроизводства или иным путем воспрепятствовать производству по делу, поскольку подозревается в совершении тяжкого преступления, в силу занимаемой должности осведомлен о формах и методах оперативно-розыскной деятельности и порядке проведения первичных следственных действий, обладает обширными связями, свидетель Ч.А. заявил о высказанных в его адрес Б.А. угрозах.

Судья согласилась с доводами следователя Н.Д. и избрала в отношении подозреваемого Б.А. меру пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе защитник-адвокат Гоголадзе С.Б. указывает, что постановление судьи является незаконным и необоснованным, поскольку вынесено вопреки разъяснениям, содержащимся в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста" от 29 октября 2009 года N 22, а именно без учета того, что причастность Б.А. к преступлению, в совершении которого он подозревается, представленными материалами, фактически, не подтверждена.

Следовательно, вывод судьи в постановлении, что выдвинутое против Б.А. подозрение в причастности к совершению преступления является обоснованным, основан лишь на предположениях.

При принятии решения по существу ходатайства следователя Н.Д. судья не учла и то, что в представленном следователем Н.Д. материале не имеется и достоверных сведений, подтверждающих, что подозреваемый Б.А., находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться, в том числе и выехать за пределы РФ, скрыть или уничтожить следы преступления и доказательства, оказать давление на свидетеля Ч.А. и других свидетелей и участников уголовного судопроизводства или иным путем воспрепятствовать производству по делу.

К тому же, свои выводы в этой части судья обосновала в постановлении не соответствующими действительности сведениями, что Б.А. якобы имеет недвижимость за границей и добытые преступным путем денежные средства.

Не основана на законе, по его мнению, и ссылка судьи в постановлении в подтверждение необходимости удовлетворения ходатайства следователя Н.Д. на то, что подозреваемый Б.А. является действующим сотрудником МВД России, осведомлен о формах и методах оперативно-розыскной работы, имеет значительный опыт оперативной работы, обширные связи в правоохранительных и контролирующих органах, органах государственной власти и в криминальных кругах, и обладает реальной возможностью обеспечить себе бесконтрольное перемещение по территории РФ и выезд за пределы РФ.

Кроме того, судья, сославшись в постановлении на данные о личности Б.А., в том числе на его возраст, семейное положение, род занятий, положительную характеристику с места работы, наличие государственных наград и состояние здоровья, фактически эти обстоятельства при принятии решения по существу ходатайства не учла.

Между тем, ряд имеющихся у подозреваемого Б.А. заболеваний, препятствует его содержанию под стражей.

Следовательно, считает он, судья избрала в отношении подозреваемого Б.А. меру пресечения в виде заключения под стражу необоснованно.

Просит постановление судьи отменить и избрать в отношении подозреваемого Б.А. меру пресечения в виде залога.

Защитник-адвокат Масленникова Л.Н. в дополнении к кассационной жалобе защитника-адвоката Гоголадзе С.Б. указывает, что Б.А. в силу занимаемого должностного положения Директора Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств-участников СНГ относится к категории лиц, осуществляющих межгосударственные функции.

Согласно же ч. 2 ст. 3 УПК РФ предусмотренные УПК РФ процессуальные действия в отношении лица, осуществляющего межгосударственные функции, производятся лишь с согласия международной организации, членом персонала которой оно является или являлось.

При этом информация о том, пользуется лицо указанным иммунитетом и каков объем этого иммунитета, предоставляется Министерством иностранных дел РФ.

Однако вопреки изложенному вопрос о том, пользуется ли Б.А. иммунитетом как член персонала международной организации, предметом исследования в судебном заседании не был.

Кроме того, считает, что на принятие судьей решения по существу ходатайства следователя Н.Д. повлияли средства массовой информации, которые сразу же после задержания Б.А. в качестве подозреваемого до широкого круга общественности довели сведения о том, что он, т.е. Б.А., в результате преступления, в совершении которого подозревается, незаконно обогатился.

Повлияли на принятие судьей решения по существу ходатайства следователя Н.Д. и сведения, предоставленные сотрудниками собственной безопасности ФСБ России.

Между тем, сведения, предоставленные сотрудниками собственной безопасности ФСБ России, в судебном заседании в установленном порядке проверены не были.

Следовательно, указанные сведения приняты судьей как доказательство в нарушение ст. 89 УПК РФ.

Необоснованно, по ее мнению, судья пришла и к выводу, что подозреваемый Б.А. может содержаться под стражей.

При этом сведения о состоянии здоровья подозреваемого Б.А., полученные в судебном заседании от врача-кардиолога Б.Р., судья в постановлении, фактически, исказила.

По изложенному, считает, что при принятии решения по существу ходатайства следователя Н.Д. судья нарушила требования ч. 2 ст. 3 УПК РФ, ст. ст. 17, 74, 75, 87, 88, 89, 108 УПК РФ.

Просит постановление судьи отменить.

Проверив представленный материал и обсудив доводы, приведенные в кассационных жалобах, судебная коллегия оснований для отмены постановления судьи не находит.

Так, из постановления видно, что судья свое решение об избрании в отношении подозреваемого Б.А. меры пресечения в виде заключения под стражу обосновала тем, что доводы следователя Н.Д., изложенные в ходатайстве, являются убедительными.

Указанные выводы судьи судебная коллегия находит обоснованными, поскольку характер, степень общественной опасности и обстоятельства преступления, в совершении которого Б.А. подозревается, и причастность Б.А. к его совершению из исследованных в судебном заседании доказательств подтверждаются.

Характер же, степень общественной опасности и обстоятельства преступления, в совершении которого Б.А. подозревается, и установленная в судебном заседании причастность Б.А. к его совершению в совокупности с имеющимися в материале данными, свидетельствующими о том, что он, т.е. Б.А., в силу занимаемой должности осведомлен о формах и методах оперативно-розыскной деятельности и порядке проведения первичных следственных действий, обладает обширными связями, свидетель Ч.А. заявил о высказанных в его адрес Б.А. угрозах, действительно, дают основание полагать, что, оставаясь на свободе, он, т.е. Б.А., может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться, в том числе и выехать за пределы РФ, скрыть или уничтожить следы преступления и доказательства, оказать давление на свидетеля Ч.А. и других свидетелей и участников уголовного судопроизводства или иным путем воспрепятствовать производству по делу.

Также судебная коллегия считает, что какие-либо требования закона при рассмотрении в судебном заседании ходатайства следователя Н.Д. судьей не нарушены.

Так, из материала видно, что при принятии решения по существу ходатайства следователя Н.Д. судья, помимо прочего, обсудила вопрос о законности и обоснованности задержания Б.А. в качестве подозреваемого.

При этом судья вполне обоснованно пришла к выводу, что задержан Б.А. в качестве подозреваемого при наличии для этого оснований, поскольку следователем данные, свидетельствующие о причастности Б.А. к преступлению, в совершении которого он подозревается, представлены.

К тому же, решение об избрании в отношении подозреваемого Б.А. меры пресечения в виде заключения под стражу принято судьей с учетом всех данных о его, т.е. подозреваемого Б.А., личности, в том числе и тех, на которые защитник-адвокат Гоголадзе С.Б. ссылается в своей кассационной жалобе.

При принятии решения об избрании в отношении подозреваемого Б.А. меры пресечения в виде заключения под стражу судья обсудила и вопрос о состоянии его здоровья и вполне обоснованно пришла к выводу, что данных о состоянии здоровья подозреваемого Б.А., которые были бы получены в установленном законом порядке и свидетельствовали бы о невозможности его содержания под стражей, не имеется.

При этом, принимая решение об обоснованности указанного вывода судьи, судебная коллегия исходит как из того, что в материале данных о состоянии здоровья подозреваемого Б.А., которые были бы получены в установленном законом порядке и свидетельствовали бы о невозможности его содержания под стражей, действительно, не имеется, так и из медицинской справки начальника медицинской части ФБУ СИЗО-2 ФСИН России Л., полученной судом кассационной инстанции при подготовке к судебному заседанию, из которой возможность содержания подозреваемого Б.А. под стражей не исключается.

При этом свои выводы по существу ходатайства следователя Н.Д. судья в постановлении мотивировала достаточно убедительно, в том числе с учетом тех данных, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании, и тех доводов, которые приведены в кассационных жалобах.

В частности, судья в постановлении дала оценку выдвинутому против Б.А. подозрению, основаниям и порядку его задержания, постановлению о возбуждении ходатайства об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу, признав выдвинутое против Б.А. подозрение обоснованным, а задержание Б.А. и постановление о возбуждении ходатайства об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу - не противоречащими закону.

Мотивированы судьей в постановлении и выводы судьи относительно невозможности применения к подозреваемому Б.А. иной меры пресечения, в том числе и залога, о чем ходатайствовали в судебном заседании подозреваемый Б.А. и его защитники-адвокаты Гоголадзе С.Б. и Морозов Л.И.

Оснований сомневаться в выводах судьи судебная коллегия не находит.

По изложенному, постановление судьи нельзя признать не отвечающим требованиям ст. ст. 97, 99, 100, 108 УПК РФ и нарушающим требования ч. 2 ст. 3 УПК РФ и ст. ст. 17, 74, 75, 87, 88, 89 УПК РФ, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах.

В том числе, постановление судьи нельзя признать не отвечающим и требованиям ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, поскольку преступление, подозрение в совершении которого выдвинуто против Б.А., совершено не в сфере предпринимательской деятельности.

В связи с этим, доводы защитника-адвоката Гоголадзе С.Б. в кассационной жалобе о об отсутствии в представленных судье материалах сведений, свидетельствующих о причастности подозреваемого Б.А. к преступлению, в совершении которого он подозревается, и о том, что Б.А., находясь на свободе, может продолжить заниматься преступной деятельностью, скрыться, в том числе и выехать за пределы РФ, скрыть или уничтожить следы преступления и доказательства, оказать давление на свидетеля Ч.А. и других свидетелей и участников уголовного судопроизводства или иным путем воспрепятствовать производству по делу, судебная коллегия находит неубедительными.

Также неубедительным является, по мнению судебной коллегии, и довод защитника-адвоката Гоголадзе С.Б., что ссылка судьи в постановлении в подтверждение необходимости удовлетворения ходатайства следователя Н.Д. на то, что подозреваемый Б.А. является действующим сотрудником МВД России, осведомлен о формах и методах оперативно-розыскной работы, имеет значительный опыт оперативной работы, обширные связи в правоохранительных и контролирующих органах, органах государственной власти и в криминальных кругах, и обладает реальной возможностью обеспечить себе бесконтрольное перемещение по территории РФ и выезд за пределы РФ, не основана на законе.

Принимая указанное решение, судебная коллегия исходит из того, что ссылку судьи в постановлении на указанные обстоятельства нельзя признать не основанной на законе, поскольку указанные обстоятельства в действительности имеются и характеризуют как личность Б.А., так и его возможности.

Необоснованным является и довод защитника-адвоката Масленниковой Л.Н., что Б.А. в силу занимаемого должностного положения Директора Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств - участников СНГ относится к категории лиц, осуществляющих межгосударственные функции, и потому обладает соответствующим процессуальным иммунитетом.

Принимая указанное решение, судебная коллегия исходит из того, что по закону действие ст. 3 УПК РФ распространяется лишь на лиц без гражданства и иностранных граждан, в том числе и на тех из них, которые являются или являлись членами персонала международной организации.

Б.А. же, хотя и является директором Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории государств-участников СНГ, имеет гражданство Российской Федерации и подозревается в совершении преступления на ее территории.

Кроме того, из письма первого заместителя Министра иностранных дел РФ Д. от 11 февраля 2011 года, направленного следователю Н.Д. и принятого судом кассационной инстанции по ходатайству прокурора Демидова Д.Г. для обозрения, следует, что Б.А. какими-либо привилегиями или иммунитетом не обладает, включая иммунитет от юрисдикции судебных или административных органов государства пребывания.

Необоснованным является и довод защитника-адвоката Масленниковой Л.Н., что на принятие судьей решения по существу ходатайства следователя Н.Д. повлияли средства массовой информации, поскольку из материала видно, что выводы судьи в постановлении основаны не на сведениях, полученных из средств массовой информации, а на данных, которые представлены следователем.

Неубедительными судебная коллегия находит и приведенные в кассационных жалобах доводы защитников-адвокатов Гоголадзе С.Б. и Масленниковой Л.Н. о необоснованном признании судьей доказательствами сведений, предоставленных сотрудниками собственной безопасности ФСБ России.

Так, из протокола судебного заседания видно, что предоставленные сотрудниками собственной безопасности ФСБ России сведения исследованы в судебном заседании в установленном законом порядке и что после исследования указанных сведений в судебном заседании подозреваемый Б.А. и его защитники какие-либо ходатайства об их проверке не заявили.

Из содержания же постановления судьи следует, что предоставленные сотрудниками собственной безопасности ФСБ России сведения приняты судьей во внимание не сами по себе, а в совокупности с данными, свидетельствующими как о характере, степени общественной опасности и фактических обстоятельствах преступления, в совершении которого Б.А. подозревается, так и об его личности.

По указанным выше основаниям, по мнению судебной коллегии, невозможно, согласиться и с утверждением защитников-адвокатов Гоголадзе С.Б. и Масленниковой Л.Н. в кассационных жалобах, что по состоянию здоровья подозреваемый Б.А. под стражей содержаться не может.

По изложенному, постановление судьи подлежит оставлению без изменения, а кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Постановление судьи Басманного районного суда г. Москвы от 21 января 2011 года об избрании в отношении подозреваемого Б.А. меры пресечения в виде заключения под стражу оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь