Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2011 г. по делу N 22-1841/2011

 

Судья Ложкомоев А.Ю.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

председательствующего Усова В.Г.,

судей Никишиной Н.В., Монекина Д.И.,

при секретаре Н.,

рассмотрела в судебном заседании от 16 февраля 2011 года кассационные жалобы осужденного М. и адвоката Рылатко Н.Н.

на приговор Останкинского районного суда г. Москвы от 27 декабря 2010 года, которым М., ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения М. изменена, он взят под стражу в зале суда.

Срок отбытия наказания ему постановлено исчислять с 27 декабря 2010 года.

В приговоре разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Никишиной Н.В., пояснения осужденного М. и адвоката Рылатко Н.Н., поддержавших доводы жалоб и просивших смягчить приговор суда, изменив наказание на условное, мнение прокурора Бобек М.А., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. признан виновным в покушении на мошенничество, то есть покушении на хищение чужого имущества путем обмана, совершенного группой лиц по предварительному сговору, с использованием служебного положения, в крупном размере.

Обстоятельства преступления подробно изложены в приговоре.

В судебном заседании подсудимый М. свою вину, согласно приговора, признал частично.

В кассационной жалобе осужденный М. выразил несогласие с приговором суда, указав, что в приговоре искажены его показания и позиция относительно признания им вины, а также показания потерпевшего и свидетеля П. Ссылаясь на полное признание вины, наличие постоянного места жительства, свое семейное положение и наличие малолетнего ребенка, осужденный просит заменить назначенное ему наказание на условное.

В кассационной жалобе адвокат Рылатко Н.Н. в защиту интересов осужденного указал, что считает приговор суда несправедливым вследствие назначения его подзащитному чрезмерно сурового наказания. По мнению защитника, судом не в полной мере учтены обстоятельства, указанные в ст. 60 УК РФ, отсутствие отягчающих обстоятельств, мнение потерпевшего, не настаивавшего на строгом наказании, а также личность М. и то, что свою вину он признал полностью. Просит приговор суда изменить, применив к М. ст. 73 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения, но считает приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вывод суда о виновности осужденного М. в совершении покушения на мошенничество, группой лиц по предварительному сговору, с использованием им своего служебного положения, в крупном размере, соответствует фактическим обстоятельствам, установленным судом первой инстанции, подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, приведенных в приговоре, и не оспаривается авторами кассационных жалоб.

Все доказательства были непосредственно исследованы в ходе судебного разбирательства и получили соответствующую оценку в приговоре. При этом суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований не доверять показаниям потерпевшего Р. и свидетелей. Данных об оговоре осужденного со стороны названных лиц судом не выявлено, как не установлена заинтересованность потерпевшего и свидетелей в исходе дела.

Сомнений в правдивости показаний потерпевшего и свидетелей обвинения у суда не возникло и они справедливо признаны судом достоверными. Данных об искажении показаний Р., П. и иных допрошенных в ходе судебного следствия лиц, касающихся последовательности передачи потерпевшим денежных средств, впоследствии изъятых у М., которые бы влияли на правильность вывода суда о виновности осужденного, судебной коллегией не установлено, а содержащиеся в кассационной жалобе М. доводы относительно указанных обстоятельств рассмотрены председательствующим по делу в качестве замечаний на протоколы судебных заседаний и отклонены.

Проанализировав обстоятельства деяния и совокупность всех собранных по делу доказательств, суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о совершении М. покушения на мошенничество, которое не было доведено до конца по независящим от него и его соучастника обстоятельствам.

Допустимость доказательств, полученных в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и положенных судом в основу своих выводов о виновности осужденного, у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Справедливо придя к выводу о доказанности вины М., суд дал верную юридическую оценку его действиям, квалифицировав их по ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ. Выводы суда о наличии в деянии осужденного квалифицирующих признаков совершения преступления группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, а также с использованием М. своего служебного положения мотивированы и соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона в ходе судебного разбирательства, которые влекут безусловную отмену приговора, по делу не установлено.

При назначении осужденному наказания суд в соответствии с требованиями уголовного закона справедливо учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, конкретные обстоятельства дела и данные о личности виновного. При этом, проанализировав указанные сведения в совокупности, суд пришел к выводу о невозможности исправления М. без изоляции от общества и назначил ему наказание в виде лишения свободы, что не вызывает сомнений у судебной коллегии.

Доводы стороны защиты, считающей назначенное М. наказание чрезмерно суровым, судебная коллегия находит несостоятельными, полагая, что суд первой инстанции назначил осужденному наказание с соблюдением принципов законности и справедливости, в соответствии с которыми мера наказания, применяемая к лицу, совершившему преступление, должна соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Каких-либо исключительных обстоятельств, позволявших применить положения ст. 64 УК РФ, по делу не выявлено.

Оснований для применения иной, более мягкой, чем лишение свободы, меры наказания, либо назначения условного наказания с применением ст. 73 УК РФ суд не усмотрел, как не усматривает таковых и судебная коллегия.

При этом, вопреки доводам осужденного и адвоката, все, характеризующие личность М. данные, включая его положительные характеристики и раскаяние в содеянном, судом были учтены, а наличие на иждивении осужденного малолетнего ребенка признано обстоятельством, смягчающим наказание.

При таких условиях оснований для изменения приговора и назначения осужденному наказания с применением ст. 73 УК РФ, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, судебная коллегия не находит, полагая, что определенный М. вид наказания в полном объеме согласуется с нормами уголовного закона и отвечает целям восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

Между тем, судебная коллегия не может согласиться с тем, что, мотивируя свои выводы о назначении М. наказания, в описательно-мотивировочной части приговора суд учел, что тот частично признал себя виновным. Более того, само указание суда о частичном признании вины при изложении позиции М. по поводу предъявленного ему обвинения противоречит фактическим обстоятельствам дела, на что справедливо обращено внимание авторами жалоб.

Как следует из протокола судебного заседания от 16.12.2010 г., после изложения обвинения государственным обвинителем на вопрос суда, понятно ли ему предъявленное обвинение, М. заявил, что вину признает полностью (т. 2 л.д. 193). Аналогичные утверждения подсудимого о признании своей вины и раскаянии в содеянном содержатся в других протоколах судебных заседаний (т. 2 л.д. 206 - 207, 209, 211).

Фактические обстоятельства совершенного деяния М. подтвердил в суде в полном объеме и не оспаривает выводов суда о виновности в кассационной жалобе.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает необходимым исключить слово "частично" из указаний суда о признании М. себя виновным, содержащихся в описательно-мотивировочной части приговора при изложении показаний подсудимого и при назначении ему наказания, как необоснованное и с учетом вносимых в приговор суда изменений снизить назначенное осужденному наказание за совершенное преступление, полагая, что это будет отвечать принципам справедливости и соразмерности.

В остальной части приговор суда является законным и обоснованным.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Останкинского районного суда г. Москвы от 27 декабря 2010 года в отношении М. изменить:

исключить из описательно-мотивировочной части приговора слово "частично" из указаний суда о признании М. себя виновным и снизить осужденному наказание по ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ до 2 (двух) лет 10 (десяти) месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В остальной части тот же приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката Рылатко Н.Н. оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь