Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2011 г. по делу N 22-1868

 

ф/с Хомякова Р.Н.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

Председательствующего Рыжовой А.В.

судей Панариной Е.В., Иванова С.А.

при секретаре Х.

рассмотрев в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Г., и его защитника-адвоката Прилепского В.И., кассационное представление заместителя прокурора Бабушкинской межрайонной прокуратуры ВАО г. Москвы Дементьева А.Н.

на приговор Бабушкинского районного суда г. Москвы от 02 ноября 2010 года, которым -

Г., ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 4 УК РФ к лишению свободы сроком на 6 лет без штрафа с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Срок наказания исчислен с 20 ноября 2009 года. Мера пресечения оставлена в виде содержания под стражей.

Ш., ранее не судимый,

осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 4 УК РФ к лишению свободы сроком на 5 лет без штрафа. На основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание определено считать условным, с испытательным сроком на 5 лет с возложением обязанностей не менять места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за исправлением осужденных, регулярно являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства в установленные инспекцией дни, не совершать административных правонарушений. Мера пресечения оставлена в виде подписки о невыезде до вступления приговора в законную силу.

Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Панариной Е.В., выслушав объяснения адвоката Прилепского В.И., осужденного Г., поддержавших жалобы с дополнениями и изложенные в них доводы, адвоката Насимова Г.А. и осужденного Ш., просивших приговор суда оставить без изменения, прокурора Гугавы Д.К., частично поддержавшей доводы кассационного представления, просившей приговор суда в отношении Ш. отменить за мягкостью назначенного ему наказания, судебная коллегия, -

 

установила:

 

По приговору суда Г. и Ш. признаны виновными в совершении покушения на мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере, а Г. в том числе, с использованием своего служебного положения.

Преступление совершено в г. Москве при изложенных в приговоре обстоятельствах в период с 7 ноября 2009 г. по 19 ноября 2009 года. Ш. виновным себя в судебном заседании не признал, Г. виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе с дополнениями адвокат Прилепский В.И., в защиту осужденного Г., выражает свое несогласие с приговором суда, полагает, что приговор является незаконным и необоснованным. Ссылается на то, что объективных доказательств вины Г. не имеется, приговор основан на предположениях, в основу приговора положены недостоверные показания потерпевшего О, заинтересованного в исходе дела, которые не нашли своего объективного подтверждения в части предъявления ему требований 35 000 долларов США за прекращение проверки, не подтверждаются расшифровками аудиозаписи, содержание аудиозаписи в приговоре искажено и интерпретировано с обвинительным уклоном. Доводы Г. о наличии у О. оснований для его оговора, что он встречался с О в целях его консультации, намереваясь за услуги получить 35 000 рублей, судом не проверены и оценка им не дана, в то время как они не опровергаются показаниями свидетелей- оперативных сотрудников, письменными доказательствами и косвенно подтверждаются показаниями свидетеля К., предъявленной суду фотографией. Размер ущерба на момент возникновения умысла на хищение, т.е. на период не позднее 7 ноября 2009 года не установлен, выводы суда о том, что подсудимые требовали 35 000 долларов США основаны только на показаниях потерпевшего, не принято во внимание, что на аудиозаписи потерпевший озвучивает сумму 1 миллион рублей, что не является особо крупным размером, осужденные завладели фактически 500 долларов США, а остальная сумма была муляжом денежных средств, в связи с чем они должны нести ответственность в пределах фактически похищенного, что не составляет с учетом имущественного положения потерпевшего, и значительного ущерба, в связи с чем действия Г. подлежат квалификации по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ. Считает, что наказание Г. назначено несправедливое вследствие его чрезмерной суровости. Судом не учтено, что Г. осужден за покушение на совершение экономического преступления, в органах МВД после случившегося не работает, не представляет общественной опасности, ранее не судим, а также не признаны в качестве смягчающих обстоятельств, что Г. награжден медалью за безупречное отношение к службе, имеет малолетнего ребенка и престарелую мать на иждивении. Не принято во внимание мнение потерпевшего, не настаивающего на строгом наказании, а также противоправность поведение потерпевшего. Полагает, что у суда имелись все основания для применения в отношении Г. ст. 73 УК РФ. Просит приговор суда отменить, уголовное дело в отношении Г. прекратить за отсутствием в деянии состава преступления.

В кассационной жалобе с дополнениями осужденный Г. просит приговор суда изменить, переквалифицировать его действия на ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ, смягчить назначенное ему наказание, применив ст. ст. 61, 64, 73 УК РФ. При этом приводит по существу те же доводы, которые содержатся в жалобе адвоката Прилепского В.И. Указывает также, что проверка финансово-хозяйственной деятельности ООО "М" не проводилась, в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие назначение и проведение такой проверки, у потерпевшего лишь истребовали документы, на что он ему и указывал, таким образом, он не сообщал потерпевшему заведомо ложные сведения и не вводил его в заблуждение, не злоупотреблял его доверием, его действия сводились лишь к консультации потерпевшего в области права, за что он и должен был получить вознаграждение, потерпевший его оговаривает в совершении преступления, его показания являются противоречивыми, недостоверными, опровергаются исследованными доказательствами и противоречат им, однако судом дана неверная оценка исследованным доказательствам, необоснованно отвергнуты показания его и Ш., искажено и не учтено содержание аудиозаписи разговоров. Размер ущерба определен судом на основании предположительных показаний потерпевшего, не установлено, что потерпевший или Ш. сообщали ему о том, что речь идет о 35 000 долларов США. Квалифицирующий признак совершение мошенничества группой лиц по предварительному сговору не доказан, согласованности и предварительной договоренности у него и Ш. не было, все встречи с потерпевшим происходили по просьбам и инициативе последнего, действия каждого из участников не установлены. Квалифицирующий признак совершение мошенничества с использованием своего служебного положения в приговоре не раскрыт и не конкретизирован, наличие данного признака в его действиях не подтверждается исследованными доказательствами. Ссылается на то, что с момента предоставления документов с результатами ОРД, которые были предоставлены после расшифровки аудиозаписи, до возбуждения уголовного дела, прошло столь незначительное время, что делает физически невозможным производство данных действий. Оценка всем доказательствам, показаниям потерпевшего, свидетелей З., С., А. по тому обстоятельству, где они находились в ночь с 19 на 20 ноября 2009 года оценка не дана, однако оно имеет значение для установления наличия подписей данных лиц в материалах ОРД и свидетельствует о том, что на момент возбуждения уголовного дела у органов предварительного следствия материалов ОРД не было. Указывает, что все обстоятельства дела судом не установлены и все доказательства в полной мере не исследованы, не проверены законность и обоснованность возбуждения уголовного дела. Приговор основан на недопустимых доказательствах, к которым относятся акты возврата технических средств, протокол осмотра места происшествия, письменные материалы полученные в результате ОРД, постановления о предоставлении результатов ОРД и их рассекречивании. Ходатайство стороны защиты о признании данных доказательств недопустимыми необоснованно отклонено судом. Считает, что в его действиях не содержится состава вмененного ему преступления, а приговор суда является незаконным, необоснованным и несправедливым, не соответствует положениям Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 года N 51.

В кассационном представлении заместитель прокурора Бабушкинской межрайонной прокуратуры ВАО г. Москвы Дементьев А.Н., не обжалуя обоснованность осуждения Г. и Ш., выражает свое несогласие с приговором суда в части назначения осужденным наказания, считая его чрезмерно мягким в отношении Ш. и несоразмерным в отношении Г., и по этому основанию просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение. При этом указывает, что суд при назначении наказания подсудимому Ш. оставил без должной оценки его роль и степень участия в совершении преступления, характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, отнесенного к категории тяжких, что он вину не признал, не раскаялся в содеянном, и назначил ему наказание в виде лишения свободы условно, при этом в отношении Г. не учел в качестве смягчающих обстоятельств, что он положительно характеризуется по месту службы, награжден медалью, имеет престарелую мать - ветерана труда, и назначил ему несоразмерное, без учета фактически равнозначного участия подсудимых в совершении преступления, наказание, значительно превышающее наказание, назначенное Ш.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина Ш. и Г. в совершении преступления, за которое они осуждены, материалами дела установлена и подтверждается приведенными в приговоре доказательствами, которым суд дал надлежащую оценку в их совокупности.

Их вина установлена совокупностью изложенных в приговоре доказательств:

- показаниями потерпевшего О о том, что Ш. и Г. убеждали его передать им 35 000 долларов США, за что Г. обещал помочь в решении вопроса о прекращении проверки проводимой УВД по СВАО г. Москвы в отношении ООО "М", генеральным директором которого он является, он обратился в УСБ ГУВД по г. Москве, в ходе оперативно-розыскного мероприятия при встрече с Ш. и Г. он передал данную сумму, состоящую в том числе из муляжа денежных средств; показаниями свидетелей Б., А., М., С., К., Г., Л. по обстоятельствам проведения оперативно-розыскного мероприятия по обращению О. о вымогательстве у него сотрудником ОНП УВД по СВАО г. Москвы Г. 35 000 долларов США за прекращение проверки финансово-хозяйственной деятельности ООО "М", прослушивания записей разговора О. с Ш. и Г. их задержания и изъятия из автомашины Ш. свертка с денежными средствами, переданными О; показаниями свидетелей С. и З. по обстоятельствам их участия в качестве представителей общественности при производстве оперативно-розыскных мероприятий; показаниями свидетелей З., Н. по обстоятельствам проведения проверки финансово-хозяйственной деятельности ООО "М" по поступившему в отношении генерального директора заявлению; письменными материалами, полученными при проведении оперативно-розыскного мероприятия, заявлением потерпевшего, расшифровкой аудио записей, протоколом осмотра автомашины принадлежащей Ш. и изъятия денежных средств в размере 500 долларов США и 30 муляжей денежных купюр достоинством 5 000 рублей каждая, выпиской из приказа о назначении Г. на должность заместителя начальника 2 ОРЧ при отделе по налоговым преступлениям УВД по СВАО г. Москвы, его должностной инструкцией, протоколами выемки, осмотра предметов и другими доказательствами, содержание которых приведено в приговоре.

Суд первой инстанции всесторонне, полно и объективно исследовал эти и другие доказательства, дал им надлежащую оценку в их совокупности, не согласиться с которой нет оснований.

Вопреки доводам жалоб, приговор постановлен не на предположениях, а на доказательствах, положенных судом в основу обвинительного приговора, достоверность и допустимость которых у кассационной инстанции сомнений не вызывает.

Версия осужденного Г. о непричастности его к совершению преступления, о том, что денежные средства у О. похищать не собирался, оказывал ему платную юридическую консультацию, за что намеревался получить 35 000 рублей, - тщательно проверялась судом, но не подтвердилась, поэтому обоснованно была отвергнута по мотивам, изложенным в приговоре.

Что касается доводов жалоб о том, что Г. необоснованно осужден за совершение покушения на мошенничество, что объективных доказательств его вины не имеется, а приговор основан на недостоверных, противоречивых показаниях потерпевшего О, оговорившего его в совершении преступления, а также недопустимых доказательствах, полученных с нарушением уголовно-процессуального закона, то их нельзя признать убедительными.

Показания потерпевшего О. о том, что Ш. и Г. предлагали ему передать им 35 000 долларов США, убеждая, что именно за эту сумму будет решен вопрос о прекращении проверки финансово-хозяйственной деятельности ООО "М" сотрудниками правоохранительных органов, - подтверждаются показаниями свидетелей Б., А., М., С., К., Г., Л., С., З., письменными материалами, полученными при проведении оперативно-розыскного мероприятия, расшифровкой аудиозаписи разговоров.

Доводы кассационных жалоб о противоречивости показаний потерпевшего О., а также его заинтересованности в исходе дела - неосновательны, поскольку показания потерпевшего согласуются с показаниями свидетелей и с другими приведенными в приговоре доказательствами. Каких-либо данных, которые бы свидетельствовали о заинтересованности потерпевшего в исходе дела, из материалов уголовного дела не усматривается.

Суд обоснованно мотивировал, почему он отверг показания осужденных, признав их несостоятельными, направленными на освобождение от ответственности за содеянное и принял за основу другие доказательства, собранные по делу и привел в приговоре убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными доводов осужденных.

Вопреки доводам жалоб об отсутствии в действиях Г. квалифицирующего признака "предварительный сговор группой лиц", судом приведены в приговоре убедительные основания в их опровержение.

При оценке согласованности действий Ш. и Г. при совершении покушения на хищение имущества потерпевшего О. путем обмана и злоупотребления доверием, суд исходил из того, что Г., получив от своего знакомого Ш. информацию о проводимой сотрудниками 3 ОРЧ при ОНП УВД по СВАО г. Москвы проверке в отношении ООО "М", принял решение об использовании данных обстоятельств для совершения мошеннических действий с использованием своего служебного положения в отношении генерального директора данного общества О. под обманным предлогом обеспечения прекращения проверки, вступив в преступный сговор с Ш., в ходе личных встреч и телефонных разговоров убеждали потерпевшего в том, что возможно прекращение проверки за денежное вознаграждение в размере 35 000 долларов США. С учетом изложенного, суд обоснованно пришел к выводу о том, что покушение на мошенничество совершено осужденными по предварительному сговору группой лиц и правильно указал о том, что о наличии предварительного сговора между Ш. и Г. на совершение мошенничества свидетельствуют их совместные и согласованные действия.

Судебная коллегия находит несостоятельными и доводы кассационных жалоб о несоответствии выводов суда о наличии в действиях осужденного Г.квалифицирующего признака совершение мошенничества в особо крупном размере фактическим обстоятельствам дела, в связи с тем, что осужденные завладели фактически 500 долларов США, а остальная сумма была муляжом денежных средств.

В соответствии с п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ особо крупным размером признается стоимость имущества превышающая один миллион рублей.

Судом установлено, что Ш. и Г. путем обмана и злоупотребления доверием пытались завладеть денежными средствами, принадлежащими потерпевшему О., в размере 35 000 долларов США, что составляет по курсу Центрального банка России 1005070,5 руб., однако свой преступный умысел не реализовали до конца по независящим от них обстоятельствам, поскольку были задержаны сотрудниками УСБ ГУВД по г. Москве после того как им были переданы 500 долларов США и муляж 30 денежных купюр достоинством по 5000 рублей каждая.

По смыслу уголовного закона, если ущерб в результате хищения путем обмана и злоупотребления доверием не наступил по обстоятельствам, не зависящим от виновного, содеянное может квалифицироваться как покушение на мошенничество в особо крупном размере при условии, что умысел виновного был направлен на хищение в особо крупном размере.

Определив, что умысел Г. был направлен на хищение денежных средств в размере превышающим 1 миллион рублей, суд обоснованно квалифицировал его действия как покушение на мошенничество в особо крупном размере.

При этом, вопреки доводам жалоб, суд правильно указал о том, что Г., являясь должностным лицом-заместителем начальника 2 ОРЧ при отделе по налоговым преступлениям УВД по СВАО г. Москвы, имея специальное звание капитана милиции, будучи обязанным осуществлять свою деятельность в строгом соответствии с Конституцией РФ, Законом РФ "О милиции", УК РФ, УПК РФ и иными законодательными и ведомственными актами, должностной инструкцией, получив от своего знакомого Ш. информацию о проводимой сотрудниками 3 ОРЧ при ОНП УВД по СВАО г. Москвы проверке в отношении ООО "М", принял решение об использовании своего служебного положения в отношении генерального директора данного общества О под обманным предлогом обеспечения прекращения проверки, не обладая при этом какими либо полномочиями по принятию решения по данному материалу проверки, по предварительному сговору группой лиц с Ш., склонил О. обманным путем, злоупотребляя его доверием, к передаче требуемой суммы.

Несостоятельны и выдвинутые в жалобе осужденного Г. доводы о том, что в основу приговора положены недопустимые доказательства - акт возврата технических средств, протокол осмотра места происшествия, письменные материалы полученные в результате ОРД, постановления о предоставлении результатов ОРД и их рассекречивании. Судебная коллегия соглашается с выводом суда, признавшим результаты оперативно-розыскной деятельности, допустимыми доказательствами, поскольку они получены в соответствии с ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", процессуальные документы составлены в установленном законом порядке, подписаны соответствующими должностными лицами и соответствующим же образом представлены следователю, постановление о проведении ОРМ утверждено уполномоченным должностным лицом. Также соглашается судебная коллегия и с выводом суда, признавшим протокол осмотра места происшествия, акт возврата технических средств -видеокамеры с микрофоном и радиопередатчиком, допустимыми доказательствами, поскольку требования норм уголовно-процессуального закона о правильном закреплении доказательств и оформления соответствующих процессуальных документов, выполнены, поводов к исключению данных доказательств, на основании которых в совокупности с другими материалами дела был постановлен судом приговор, не имеется.

Указание в жалобах о том, что суд неправильно оценил представленные ему доказательства, в том числе распечатки аудиозаписей, является необоснованным.

Оценка доказательств дана судом в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, в приговоре приведены доказательства, на которых основаны выводы суда и дан анализ доказательствам, рассмотренным в судебном заседании, указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие.

Данная судом оценка доказательств не противоречит материалам дела и оснований для признания ее неправильной не имеется.

Материалы дела, как в стадии следствия, так и в судебном заседании, исследованы с достаточной полнотой и в дополнительной проверке не нуждаются. Поэтому с доводами жалоб о предвзятости суда и обвинительном уклоне согласиться нельзя.

Доводы осужденного о нарушениях уголовно-процессуального закона, допущенного на досудебной стадии, процедуры возбуждения уголовного дела, в том числе, что постановление о возбуждении уголовного дела было вынесено до поступления материалов ОРД также являются неубедительными.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного Г., из материалов дела видно, что следственные действия проводились по возбужденному уголовному делу, постановление о возбуждении уголовного дела вынесено при наличии повода и оснований, предусмотренных ст. 140 УПК РФ, нарушений уголовно-процессуального закона при вынесении постановления о возбуждении уголовного дела органами предварительного следствия допущено не было. Так, согласно постановления о предоставлении материалов ОРД от 20 ноября 2009 года, были предоставлены материалы ОРД осуществленной в отношении Ш. и Г. 19 ноября 2009 года (т. 1 л.д. 26), в том числе, постановление о рассекречивании материалов ОРД (т. 1 л.д. 27), таким образом, 20 ноября 2009 года у следственных органов имелись достаточные основания для вынесения постановления о возбуждении уголовного дела.

Анализ данных, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о правильности установления судом фактических обстоятельств дела, вывода суда о доказанности вины осужденных Ш. и Г. и правовой оценке их действий по ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 4 УК РФ.

Не согласиться с выводами суда у судебной коллегии оснований не имеется.

Оснований для иной квалификации действий Г., для переквалификации его действий на ст. ст. 30 ч. 3, 159 ч. 3 УК РФ, прекращения в отношении него уголовного дела, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах, также не имеется.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании, как и принципов презумпции невиновности и состязательности сторон, влекущих изменение или отмену приговора, по делу не установлено, дело расследовано и рассмотрено полно, всесторонне и объективно. Судом рассмотрены все представленные сторонами доказательства и разрешены по существу все заявленные ходатайства.

Наказание осужденным Г. и Ш., вопреки доводам кассационного представления прокурора и кассационных жалоб, назначено в соответствии с законом.

При этом суд, в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, принял во внимание характер и степень общественной опасности совершенного ими преступления, конкретные обстоятельства дела, данные о личности подсудимых, смягчающие их наказание обстоятельства, в том числе и те, на которые ссылаются адвокат, осужденный Г. в своих жалобах и прокурор в кассационном представлении, о чем прямо указано в приговоре.

Учитывая, что Ш. ранее не судим, положительно характеризуется, страдает рядом хронических заболеваний, имеет на иждивении двух малолетних детей, занимается воспитанием малолетнего брата своей жены после смерти матери ребенка, суд обоснованно посчитал возможным применить в отношении Ш. ст. 73 УК РФ и назначил ему условное наказание.

Обстоятельства, на которые ссылается прокурор в представлении, о том, что осужденный Ш. не признал свою вину в совершенном преступлении и не раскаялся в содеянном, - не предусмотрены ст. ст. 60, 63 УК РФ и не могут учитываться при назначении наказания.

Назначенное Ш. и Г. наказание является соразмерным содеянному и оснований для отмены приговора за мягкостью назначенного Ш. наказания, как об этом ставится вопрос в кассационном представлении прокурора, для смягчения наказания Г., применения ст. ст. 64, 73 УК РФ, как просят адвокат и осужденный в своих жалобах, судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, судебная коллегия, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, -

 

определила:

 

Приговор Бабушкинского районного суда г. Москвы от 02 ноября 2010 года в отношении Ш. и Г. оставить без изменения.

Кассационные жалобы адвоката и осужденного, кассационное представление прокурора оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь