Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2011 г. по делу N 22-517/11

 

Судебная коллегия по уголовным делам Иркутского областного суда в составе:

Председательствующего судьи Коровкина Г.Ю.,

судей: Шандрук Н.Н., Сахаровой Е.И.

при секретаре К.,

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело с кассационной жалобой осужденной К.

на приговор <...> городского суда Иркутской области от 1 декабря 2010 года, которым:

К., <...> ранее судима:

1. 30 июля 2003 года. <...> городским судом Иркутской области по ч. 3 ст. 158, ст. 64 УК РФ к 1 году лишения свободы. Освобождена 26 мая 2004 года условно-досрочно на 2 месяца 4 дня;

2. 3 декабря 2004 года. <...> городским судом Иркутской области по ч. 1 ст. 228.1, ч. 1 ст. 234, ч. 3 ст. 69, ч. 7 ст. 79 УК РФ к приговору от 30 июля 2003 года, ст. 70 УК РФ к 5 годам 1 месяцу лишения свободы. Освобождена 13 декабря 2009 года условно-досрочно на 29 дней.

осуждена по ч. 1 ст. 162 УК РФ к 3 годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии общего режима.

Срок наказания исчислен с 1 декабря 2010 года. В срок отбытого наказания зачтено время содержания под стражей по настоящему делу с 1 марта 2010 года по 1 декабря 2010 года.

Заслушав доклад судьи Шандрук Н.Н., адвоката Герасимчик Е.С. поддержавшей доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Волчатовой Ю.А., об оставлении приговора без изменения, кассационной жалобы без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

Приговором суда К. признана виновной в совершении разбоя, то есть нападении в целях хищения чужого имущества, совершенного с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья.

Преступление совершено 28 февраля 2010 года в <...> Иркутской области, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденная К. выражает несогласие с приговором, считает, что ее действия были квалифицированы неверно. Доказательства, положенные в основу обвинения, были добыты с нарушением норм УПК РФ.

Утверждает, что сотовый телефон и деньги из квартиры потерпевшей В. не похищала, при этом ссылается на показания свидетеля Ж., которая приобретала сотовый телефон для потерпевшей, но не помнит его марку, поскольку это не первый сотовый телефон, который она для нее покупала. Считает, что потерпевшая сама могла потерять телефон. На кошельке не обнаружены ее отпечатки пальцев.

Обращает внимание, что потерпевшая в ходе следствия неоднократно меняла показания.

Не согласна с показаниями свидетеля Ж. в части указания о наличии повреждений на мочках ушей потерпевшей, ссылается на то, что согласно экспертизе, которая была проведена на следующий день, указано что мочки ушей потерпевшей не повреждены. Полагает, что экспертизой также не было установлено, что именно она выбила зуб потерпевшей.

Полагает, что показания свидетелей Е. и А. не могут быть взяты во внимание, поскольку они являются инвалидами, неграмотные (не умеют читать и писать).

Показания свидетеля Б. противоречат показаниям потерпевшей В. в части похищения у нее шали, которые не были устранены.

Полагает, что протокол опознания составлен с нарушением закона.

Судом не было учтено, что потерпевшая В. первая напала на нее, схватила за волосы.

Просит приговор изменить, ее действия переквалифицировать на п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ с отбыванием наказания в колонии-поселении.

В своих возражениях на кассационную жалобу осужденной К. государственный обвинитель Гулевский И.А. указывает, что доводы кассационной жалобы осужденной являются необоснованными и удовлетворению не подлежат.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Вина осужденной К. в совершении преступления при обстоятельствах, изложенных в приговоре, установлена судом в рамках состязательного процесса на основании доказательств, полученных в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, исследованных в судебном заседании и оцененных в соответствии со ст. 88 УПК РФ.

К. не отрицала, что действительно была в доме потерпевшей, которую избила из-за неприязни. После чего похитила серьги и продукты питания.

Вина осужденной в совершении разбойного нападения установлена показаниями потерпевшей В., из которых следует, что незнакомая женщина постучалась к ней в дом, предложила купить ей шаль. Она (В.) узнала свою украденную ранее шаль и впустила К. в дом. Последняя потребовала купить у нее шаль, она отказалась, поскольку шаль принадлежала ей, сказала, что будет звонить в милицию. К. ответила, что в милицию позвонит сама, взяла со стола телефон, но не стала звонить, положила его в карман. Затем открыла подполье, сказала, что посадит ее в подполье и заставит набирать ей картофель. Она испугалась, побежала в зал. К. догнала ее, уронила на пол, стала требовать деньги, бить руками и ногами по лицу, голове и телу, кричала, что убьет ее. После чего она (В.) выбежала на веранду, но К. догнала ее, волоком затащила в дом, продолжала требовать деньги, угрожала убить, схватила ее руками за шею, стала душить, сдавливала шею до потери сознания. Она защищалась, после чего К. стала бить ее руками по лицу, голове и телу, выбила зуб, сорвала руками с обоих ушей серьги, пыталась, но не смогла снять с пальца золотое кольцо. Она сумела вырваться и убежать на улицу. О случившемся сообщила соседям Е. и А. По возвращении в доме обнаружила, что пропали продукты питания, сотовый телефон, не было пакета с шалью.

Из показаний свидетеля А. следует, что ей о случившемся известно со слов потерпевшей В., которая пояснила, что на нее напала незнакомая женщина, которую она впустила домой, последняя избила и ограбила В., хотела скинуть ее в подполье, сорвала из ушей золотые серьги, забрала сотовый телефон, душила потерпевшую.

Аналогичные обстоятельства установлены из показаний свидетеля Е.

Показаниями свидетеля Д., оглашенных в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ установлено, что около 10 часов вечера 28 февраля 2010 года купила у незнакомой женщины золотые сережки в виде ромба за две трехлитровые бутылки пива, которые у нее были изъяты.

Из показаний свидетеля Ж. установлено, что на следующее утро после случившегося она видела В., у которой был выбит зуб, на лице имелись синяки и ссадины, на шеи синяки и царапины. В. пояснила, что на нее напала женщина, у которой был нож. Женщина хотела сбросить ее в подполье, угрожала убить, била ногами и руками, душила. Ей удалось убежать из дома. Из квартиры пропал сотовый телефон деньги, продукты питания.

Кроме того, вина осужденной К. подтверждается данными содержавшимися в протоколе осмотра места происшествия, выемки, карте вызова, протоколе опознания.

Характер и последствия применения физического насилия к потерпевшей в ходе разбойного нападения подтверждается актом судебно-медицинской экспертизы, из которого следует, что у потерпевшей имелись телесные повреждения в виде ушиба мягких тканей затылочной области слева волосистой части головы, кровоподтек правой носогубной складки, нижней губы слева, правой носогубной складки, подбородочной области справа, правой ягодицы, ссадины слизистой верхней губы справа, которые могли быть причинены кулаком, рукой, ногой в обуви человека, не причинившие вреда здоровью.

Суд обоснованно признал данные доказательства достоверными и допустимыми и положил их в основу обвинительного приговора, поскольку они вопреки доводам кассационных жалоб получены в точном соответствии с требованиями процессуального закона, согласуются между собой и другими, имеющимся по делу доказательствами, приведенными в приговоре.

Каких-либо данных об оговоре осужденной потерпевшей и свидетелями в материалах дела не имеется.

Доводы о необъективности показаний свидетелей Е. и А. не соответствует фактическим обстоятельствам, как следует из протокола судебного заседания, все свидетели были предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, судом выяснены взаимоотношения между обвиняемой и свидетелями. Данных о его заинтересованности, либо неприязненных отношений, которые могли бы повлиять на объективность изложенных сведений, судом первой инстанции не установлено. Не представлено таких данных и в судебную коллегию.

Ссылка жалобы о том, что вышеуказанные свидетели имеют инвалидность и неграмотные не влияет на достоверность их показаний, которые согласуются между собой не содержат противоречий и соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Указание в жалобе на то, что в судебно медицинской экспертизе отсутствуют ссылки на повреждения в области ушей потерпевшей и не установлен факт того, что зуб потерпевшей был выбит К., не свидетельствует о незаконности приговора в части выводов суда о совершении разбойного нападения с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, поскольку судом достоверно установлено применение именно такового насилия, наличие которого подтверждается показаниями потерпевшей, о том, что К. сорвала руками с обоих ушей серьги и выбила зуб, а также угрожала убийством, сдавливала шею руками до потери сознания; показаниями свидетелей А. и Е. другими исследованными в суде доказательствами.

Фактические обстоятельства уголовного дела установлены судом правильно, действия К. верно квалифицированы по ч. 2 ст. 162 УК РФ, доводы жалобы К. об иной юридической оценки ее действий необоснованны.

Уголовное дело рассмотрено полно, всесторонне и объективно, судом дана надлежащая оценка всем обстоятельствам дела.

Каких-либо противоречий в исследованных доказательствах, способных повлиять на выводы суда о виновности осужденных, в том числе в показаниях потерпевшей В. не установлено.

Ссылки жалобы К. на то, что потерпевшая В. первая напала на нее, схватила за волосы, о непричастности к хищению денег и сотового телефона были предметом проверки суда первой инстанции, доводы признаны несостоятельными, выводы суда мотивированны в приговоре с ними судебная коллегия не имеет оснований не согласиться.

Доводы жалобы, о том, что потерпевшая сама могла утерять телефон, судебная коллегия признает голословными. Факт наличия телефона у потерпевшей подтверждается показаниями свидетеля Ж., которая пояснила, что у потерпевшей был телефон, и она в день нападения звонила потерпевшей на ее телефон и общалась с ней.

Протокол предъявления лица для опознания (т. 1 л.д. 105 - 106) соответствует требованиям ст. 193 УПК РФ. Достоверность данного протокола удостоверена подписью осужденной и не оспаривалась в ходе судебного разбирательства. Ставить под сомнения законность данного процессуального документа у суда не имелось. Доводы жалобы о том, что в ходе опознания следователь указал потерпевшей на К., являются голословными.

Выводы суда относительно вида и размера наказания судом обоснованы и мотивированы.

Наказание назначено К. в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ.

При назначении наказания, суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности К., характеризующейся удовлетворительно по месту жительства и положительно администрацией исправительного учреждения по месту отбывания наказания, состояние здоровья, влияние назначенного наказания на исправление и на условия жизни ее семьи. В качестве смягчающих обстоятельств учтено: активное способствование розыску имущества, добытого в результате преступления, в качестве отягчающих обстоятельств суд признал - рецидив преступлений.

Судебная коллегия находит, что назначенное наказание соответствует тяжести совершенного преступления, является справедливым и соразмерным содеянному.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор городского суда Иркутской области от 1 декабря 2010 года в отношении К. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденной К. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи:

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь