Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2011 г. по делу N 22-540/2011

 

Судья Вожакова А.Ф.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Яркова В.М.,

судей Карпович Р.М. и Мелюхина А.В.,

при секретаре Т.,

рассмотрела в судебном заседании от 16 февраля 2011 года кассационную жалобу осужденного М.А. на приговор Сивинского районного суда Пермского края от 23 декабря 2010 года, которым

М.А., дата рождения, уроженец <...>, судимый:

01 октября 2002 года Верещагинским районным судом Пермской области по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам лишения свободы без штрафа;

16 января 2003 года Верещагинским районным судом Пермской области по п.п. "а, б" ч. 2 ст. 166, п. "в" ч. 4 ст. 158 УК РФ, с применением ст. 64, 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа;

27 февраля 2003 года Сивинским районным судом Пермской области по п.п. "а, б" ч. 2 ст. 166 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, в соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам 8 месяцам лишения свободы без конфискации имущества, освобожден по постановлению Пермского районного суда от 19.08.2004 года, условно-досрочно на 1 год 3 месяца 28 дней;

26 августа 2005 года Сивинским районным судом Пермской области по ч 1 ст. 158, п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, в силу ч. 2 ст. 69 УК РФ к 1 году лишения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы;

30 августа 2005 года Верещагинским районным судом Пермской области по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 166, п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ, в силу ч. 3 ст. 69 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам лишения свободы;

9 декабря 2005 года Юрьянским районным судом Кировской области по ч. 1 ст. 158, ч. 3 ст. 158 (три преступления), ч 1 ст. 166 (два преступления) УК РФ, с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы, в силу ч. 5 ст. 69 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы;

16 января 2006 года Орловским районным судом Кировской области по п. "в" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа, в силу ч. 5 ст. 69 УК РФ к 4 годам лишения свободы;

6 марта 2008 года Карагайским районным судом Пермского края по п. "а" ч. 2 ст. 166 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в силу ч. 5 ст. 69 УК РФ к 4 годам 4 месяцам лишения свободы. Освобожден 22 октября 2009 года по отбытии наказания,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 8 годам лишения свободы, без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания М.А. постановлено исчислять с 23 декабря 2010 года. Постановлено зачесть в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 25.10.2010 г. по 22.12.2010 г.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Постановлено взыскать с М.А. в пользу потерпевшего С1. в возмещение материального ущерба 11 099 рублей, в счет компенсации морального вреда 100 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Яркова В.М., объяснение осужденного М.А., выступление адвоката Васькиной Е.А., поддержавшей доводы кассационной жалобы осужденного, мнение прокурора Бусовой В.Н. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М.А. признан виновным в умышленном причинении С. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего. Преступление совершено около 5 часов утра 24 октября 2010 года в <...> Пермского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании М.А. вину в совершении преступления признал частично.

В кассационной жалобе М.А. просит приговор отменить, в связи с несоответствием выводов суда изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела и несправедливостью приговора. При этом указывает, что выводы суда о не причастности к совершению преступления свидетеля П., противоречат показаниям самого П. в судебном заседании, а также имеющейся в материалах уголовного дела его явке с повинной, где он пояснял, что наносил удары потерпевшему, показаниям свидетеля М. в судебном заседании о том, что непосредственно П. одел на голову потерпевшему кастрюлю и пинал его, а также свидетеля С2. о том, что П. угрожал потерпевшему, однако судом данные показания оставлены без внимания. Кроме того, по мнению осужденного, суд при назначении наказания, не принял во внимание наличие на его иждивении беременной жены и двух несовершеннолетних детей. Указывает, что им дана явка с повинной, он раскаялся, способствовал раскрытию преступления, характеризуется положительно, имеет психическое заболевание. Полагает, что с учетом данных обстоятельств, наличие на иждивении беременной жены и несовершеннолетних детей являлись исключительными обстоятельствами, и они давали основание для применения положений ч. 3 ст. 68 УК РФ и ст. 64 УК РФ.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель прокурор Сивинского района Гришин С.А. считает приговор суда законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, кассационную жалобу осужденного М.А. - без удовлетворения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений прокурора, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Фактические обстоятельства, установленные судом и указанные в приговоре, основаны на доказательствах, рассмотренных судом.

Суд полно и всесторонне исследовал представленные доказательства, дал им надлежащую правовую оценку, правильно усмотрев вину М.А. в умышленном причинении С. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего, квалифицировав его действия по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Версия М.А. о причастности свидетеля П. к преступлению, исследована судом и обоснованно отвергнута со ссылкой на имеющиеся доказательства его вины.

Так, сам осужденный М.А. в ходе предварительного расследования, в присутствии адвоката, подробно рассказал об обстоятельствах причинения им тяжкого вреда здоровью С., а именно что в ходе распития спиртного в доме М., совместно с П. и потерпевшим С., из-за возникшей между ним и потерпевшим ссоры он начал избивать последнего, ударил один раз ему кулаком в лицо, от чего С. упал на пол, он попытался сесть на него, но С. извернулся и схватил его за шею, отчего ему стало плохо дышать. Он увидел лежащую на полу кастрюлю, взял ее и ударил ей по голове С. один раз, от чего потерпевший прекратил сдавливать его шею. Затем он надел кастрюлю на голову потерпевшего и ударил рукой по кастрюле раз 5, затем ударил раз 10 кулаком по лицу и груди, встал и пнул 5 раз ногой по голове потерпевшего. После чего С. ушел домой, а они продолжили распивать спиртное. Через некоторое время они услышали стук в окно кухни, выбежав с П. на улицу, увидели бегущего по огороду в сторону своего дома С. Он рассердившись на С., догнал его и поставил ему подножку, отчего потерпевший упал на правый бок, он сел на него и ударил раза 3-4 кулаком по голове, затем встал и нанес лежащему на земле С. по голове и другим частям тела 10 ударов ногой.

Доводы М.А. о даче данных показаний в ходе предварительного следствия под психическим давлением со стороны следователя, были тщательно проверены судом и обосновано отвергнуты как несостоятельные.

Судом в приговоре приведен подробный анализ показаний М.А., данных в ходе предварительного расследования и в судебном заседании и приведены мотивы, по которым как одно из доказательств его причастности к совершению преступления приняты признательные показания осужденного М.А., которые он, после результатов проверки его версий о самооговоре, суду подтвердил и пояснил, что их следует использовать при рассмотрении уголовного дела.

Свидетель П. давший в судебном заседании аналогичные показания об обстоятельствах избиения потерпевшего М.А., пояснил, что он действительно нанес несколько ударов потерпевшему как на веранде дома, так и в огороде, но только по ногам и спине.

Суд обоснованно не усомнился в показаниях свидетеля П. об обстоятельствах совершенного преступления, проверив их с позиции достоверности и допустимости, поскольку они последовательны, соответствуют фактическим обстоятельствам, и подтверждаются совокупностью исследованных доказательств, в том числе протоколом явки с повинной М.А., протоколами проверок показаний на месте. Кроме того органы следствия проверяли причастность П. к совершению преступления и в связи с отсутствием в его действиях состава преступления вынесли постановление о прекращении в отношении него уголовного преследования. Новых данных о причастности П. к совершению преступления в судебном заседании не добыто.

Из показаний свидетеля М. данных им в ходе предварительного следствия и исследованных в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ, следует, что услышав шум со стороны улицы, он вышел на веранду, где увидел, что М.А. и П. бьют С., который лежал на полу и закрывался руками. П. при нем пнул С. по правому плечу и ноге, по голове С. он не пинал. М.А. одел на голову С. кастрюлю, и 2 раза локтем ударил по ней, пнул ногой раз 5 по животу и голове потерпевшего, и 6-7 раз ударил кулаком по его голове и туловищу.

Суд правильно критически оценил измененные в пользу осужденного показания свидетеля М., данные им в суде, и обоснованно признал достоверными его показания, данные им в ходе предварительного следствия, исходя из совокупности всех доказательств.

Показаниями свидетеля С2. - сестры потерпевшего, установлено, что ее брат совместно с М.А. и П. заходил к ней домой в 4 часа 30 минут 24 октября 2010 года, на его лице синяков не было, был слегка пьяным.

Из показаний потерпевшего С1. следует, что его сын С. пришел домой 24 октября 2010 года около 5 часов 30 минут, сказал что его побили М.А. и П., просил вызвать милицию. Но он вызывать милицию не стал, сказал сыну лечь спать. С. вышел на улицу покурить и больше домой не приходил. Утром около 8 часов 45 минут он увидел своего сына лежащим в огороде, затащил его домой, сын еще дышал, но ничего не говорил, на его лице были синяки, в начале 10 часа сын умер.

Согласно показаниям свидетеля М., ее муж М.А. ушел из дома 23 октября 2010 года около 20 часов вечера, вернулся только в 7 часов утра 24 октября 2010 года, позже с его слов ей стало известно, что он виноват в смерти С.

Согласно заключения судебно-медицинского эксперта, причиной смерти С. явилась закрытая черепно-мозговая травма в виде кровоизлияний под оболочки мозга, в мягкие ткани головы, в мягкие ткани лица, ссадин лица, кровоподтека левой ушной раковины, кровоизлияния слизистой губ, образовавшаяся от ударных воздействий твердых тупых предметов, возможно от ударов кулаками и обутыми ногами.

Локализация, механизм образования травмы явившейся причиной смерти потерпевшего соответствуют показаниям свидетелей и объяснениям М.А. об обстоятельствах применения им насилия к С.

Вина осужденного также установлена протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого обнаружен труп С. с признаками насильственной смерти; протоколами выемки и осмотра предметов, изъятых с места происшествия и другими доказательствами, приведенными в приговоре суда.

Все исследованные судом доказательства тщательно, всесторонне и полно исследованы судом и правильно оценены. Анализ данных доказательств позволил суду правильно установить фактические обстоятельства причинения телесных повреждений С. и признать М.А. виновным.

Вопреки доводам жалобы осужденного, судом были исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Оценка доказательств по делу произведена с соблюдением положений закона об относимости, допустимости и достоверности, а в совокупности - достаточности их для разрешения уголовного дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судебная коллегия не усматривает.

Наказание осужденному назначено судом справедливое, соразмерное содеянному им, в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ.

Судом надлежаще учтены все предусмотренные законом обстоятельства: характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, влияние назначенного наказания на его исправление, а также конкретные обстоятельства дела.

Кроме того, при назначении наказания суд учел смягчающие наказание осужденного обстоятельства, а именно: раскаяние в содеянном, явку с повинной, способствование раскрытию преступления.

Наличие указанных смягчающих наказание обстоятельств позволило суду назначить осужденному наказание в виде лишения свободы в размере, значительно меньшем максимального предела соответствующей санкции статьи уголовного закона, без назначения дополнительного наказания, и судебная коллегия не может признать его чрезмерно суровым, дающим основание для изменения приговора суда.

Кроме того, как видно из приговора, судом учтено отягчающее наказание обстоятельство, а именно то, что преступление М.А. совершил при наличии рецидива в его действиях, что позволило суду прийти к правильному выводу о невозможности назначения осужденному наказания, не связанного с лишением свободы.

Вывод о назначении М.А. реального наказания судом в приговоре мотивирован.

Оснований для применения в отношении М.А. положений ст. 64 УК РФ судом первой инстанции не установлено, как и оснований для применения правил ч. 3 ст. 68 УК РФ, что является правом, а не обязанностью суда. Не усматривает таковых и судебная коллегия.

Беременность жены М.А. и наличие у нее двух несовершеннолетних детей, на что ссылается осужденный, основаниями для смягчения назначенного ему приговором суда наказания признаны быть не могут.

В соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, суд вправе учесть не только перечисленные в части первой названной статьи, но и другие.

При этом, из содержания Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 2 от 11 января 2007 года "О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания", не перечисленные в ст. 61 УК РФ смягчающие наказание обстоятельства, признаются таковыми с учетом установленных в судебном заседании конкретных обстоятельств уголовного дела.

Как видно из материалов дела, жена М.А., согласно справки ультразвукового обследования от 3.12.2010 года имеет беременность более 9 недель. Однако указанный факт не находится в какой либо причинной связи с мотивами совершения осужденным преступления, поэтому обосновано не учтен судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

Данных о несовершеннолетних детях у М.А. в материалах дела не имеется. Наличие же у его жены двух несовершеннолетних детей, которые непродолжительное время проживали совместно с матерью и М.А., не может являться смягчающим наказание обстоятельством, предусмотренным п. "г" ст. 61 УК РФ.

Кроме того, из приговора усматривается, что условия жизни семьи осужденного, беременность жены и наличие на его содержании двух несовершеннолетних детей жены от прежнего брака были учтены судом при его вынесении. Требование об учет этих обстоятельств повторно противоречит требованиям уголовного закона.

С учетом изложенного оснований для изменения или отмены приговора по доводам жалобы осужденного не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

постановила:

 

Приговор Сивинского районного суда Пермского края от 23 декабря 2010 года в отношении М.А. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

 

Председательствующий

В.М.ЯРКОВ

 

Судьи

Р.М.КАРПОВИЧ

А.В.МЕЛЮХИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь