Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2011 г. по делу N 22-562/2011

 

Судья Полева М.Н.

Докладчик Ситникова Л.М.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда

в составе:

    Председательствующего: Алехиной Г.В.,

    Судей областного суда: Ситниковой Л.М., Левшаковой Т.Д.,

    При секретаре:         Л.

рассмотрела в судебном заседании "16" февраля 2011 года кассационную жалобу адвоката Парфиненко В.А. в защиту осужденного Г. на приговор Федерального суда общей юрисдикции Коченевского района Новосибирской области от 16 ноября 2010 года, которым

Г., родившийся <...>, гражданин РФ, со средним образованием, ранее не судимый,

осужден по ч. 1 ст. 111 УК РФ к наказанию в виде 3 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Приговором суда Г. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека.

Преступление Г. совершено в ночь на 09 мая 2010 года на территории Коченевского района Новосибирской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании осужденный Г. вину в совершении преступления не признал.

Заслушав доклад судьи Новосибирского областного суда Ситниковой Л.М., мнение адвоката Громыко В.А., поддержавшего доводы жалобы об изменении приговора, мнение прокурора Алемасовой И.Ю., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе адвокат Парфиненко В.А. в защиту осужденного Г. просит приговор суда изменить, переквалифицировать действия осужденного на ч. 1 ст. 114 УК РФ, назначив наказание с применением положений ст. 73 УК РФ.

По доводам жалобы адвоката судом нарушены нормы УПК РФ, нарушены права осужденного, принцип состязательности, в основу приговора положены недостоверные доказательства, суд принял сторону обвинения, дал одностороннюю оценку доказательствам.

Адвокат полагает, что вина осужденного не доказана, судом необоснованно отвергнуты показания осужденного, который вину не признал, пояснял, что нанес удар потерпевшему, поскольку испугался за свою жизнь, не мог объективно оценить степень опасности, субъективно почувствовал опасность, поскольку обстановка (ссора, скандал с потерпевшим) давала осужденному основания полагать, что совершается реальное посягательство на последнего.

Кроме того, в основу приговора положены показания потерпевшего в ходе предварительного и судебного следствия, которые противоречат друг другу, противоречивые показания свидетеля Н., противоречия в показаниях указанных лиц судом не устранены.

Адвокат просит учесть в качестве смягчающих наказание те обстоятельства, что на момент совершения преступления осужденный являлся не судимым, к административной ответственности не привлекался, по месту работы характеризовался положительно, отягчающие обстоятельства не установлены, потерпевший просил строго не наказывать осужденного.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката государственный обвинитель Желдак О.В. полагает приговор суда законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, а кассационную жалобу адвоката Парфиненко В.А. в защиту осужденного Г. - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда, подлежащим изменению, по следующим основаниям.

Виновность Г. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Доводы жалобы адвоката о том, что осужденный не имел умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшему, нанес удары ножом потерпевшему, так как опасался за свою жизнь и здоровье, действовал при превышении пределов необходимой обороны, опровергаются исследованными доказательствами.

Так, подсудимый Г. в ходе предварительного следствия, его показания исследовались в порядке ст. 276 УПК РФ, пояснял в присутствии защитника, что с потерпевшим А. у них произошла ссора, из-за того, что он пнул его щенка. А. вышел из вагончика и зашел с топором, который находился в опущенной руке, потерпевший ему не угрожал убийством. Когда А. подошел ближе к нему, топор у него находился в том же положении, он ударил потерпевшего ножом в область живота, когда А. упал, то ударил его еще раз, но куда именно не помнит.

Данные показания подсудимого судом обоснованно признаны достоверными, поскольку они последовательны, логичны, соответствуют показаниям Г. в ходе проверок показаний на месте, очной ставки с потерпевшим, при проведении следственного эксперимента, о том, что когда потерпевший А. вошел в вагончик с топором в опущенной руке и подошел к лавке, он нанес потерпевшему удар ножом в брюшную полость, топор выпал из руки, А. схватился за воротник его рубашки, в этот момент он ударил потерпевшего ножом в левую подлопаточную область, а также другим имеющимся в деле доказательствам и правомерно положены в основу обвинительного приговора.

Показаниям осужденного Г. в судебном заседании о том, что второй удар ножом нанес А. случайно, дана надлежащая правовая оценка, они обоснованно признаны недостоверными, выводы суда в этой части сомнений у судебной коллегии не вызывают.

Потерпевший А. в ходе предварительного следствия, его показания исследовались судом в порядке ст. 281 УПК РФ, пояснял, что зашел в вагончик с топором, который хотел положить под свою лавку, топор находился в опущенной вниз руке. Когда подошел к своей лавке, стоял спиной к Г., который, что-то ему сказал, он повернулся лицом к осужденному, и тот ударил его чем-то в брюшную полость, что было потом, не помнит. Такие же показания были даны потерпевшим и в ходе очной ставки с осужденным.

Судом также обоснованно данные показания потерпевшего признаны достоверными, поскольку они последовательны, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеют существенное значение для квалификации действий осужденного, согласуются с другими доказательствами по делу, в том числе и с показаниями осужденного в ходе предварительного следствия, и правомерно положены в основу обвинительного приговора.

Показаниям потерпевшего А., изменившего свои показания в судебном заседании, суд обоснованно дал надлежащую оценку, поскольку они противоречат собранным по делу доказательствам и установленным судом обстоятельствам. При этом суд выявил причины изменения показаний А. и в приговоре привел мотивы, почему показания потерпевшего на предварительном следствии признал правдивыми, а другие отверг.

Факт умышленного причинения Г. тяжкого вреда здоровью потерпевшему А., опасного для жизни подтверждается:

- показаниями свидетеля Н. в ходе предварительного следствия, его показания исследовались судом в порядке ст. 281 УПК РФ, о том, что со слов Г. ему известно, что они поругались с А. и он порезал его ножом;

- протоколом осмотра места происшествия, согласно которому осмотрен вагончик, где на столе обнаружен нож, который изъят, около печи в левом углу находился топор с деревянной ручкой;

- заключением экспертизы вещественных доказательств о том, что на марлевом тампоне с веществом, клинке ножа, изъятых с места происшествия, рубашке А. обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от А.;

- заключением экспертизы вещественных доказательств, согласно которому, на рубашке А. имеется два колото-резаных повреждений, образованных колюще-режущим предметом типа ножа, изъятого с места происшествия.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта, у А. имелись телесные повреждения: колото-резаное проникающее слепое торакоабдоминальное ранение с повреждением желудка, которое является опасным для жизни и расценивается как тяжкий вред здоровью; колото-резаное непроникающее слепое ранение грудной клетки слева в 11 межреберье в 2 см. кнаружи от лопаточной линии, которое повлекло за собой кратковременное расстройство здоровья продолжительностью не свыше 3-х недель и расценивается как легкий вред здоровью. Характер повреждений дает основание считать, что образовались они от двух травматических воздействий острого предмета, обладающего колюще-режущими свойствами, возможно 9 мая 2010 года.

Данные и приведенные в приговоре, экспертизы назначены и проведены в соответствии с требованиями закона и в соответствии с утвержденными в установленном порядке методиками. Эксперты были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ, они имеют специальные познания в области медицины, достаточный стаж по специальности.

Указанное заключение судебно-медицинской экспертизы о причинении А. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, также соответствует показаниям Г. на предварительном следствии о способе и механизме образования у потерпевшего телесных повреждений.

Заключения указанных и приведенных в приговоре экспертиз, правомерно признаны судом допустимыми доказательствами и обоснованно положены в основу обвинительного приговора.

Вопреки доводам жалобы адвоката, показаниям свидетеля Н. в судебном заседании дана надлежащая оценка, его показания противоречат фактическим обстоятельствам по делу, установленным судом и обоснованно отвергнуты.

Виновность Г. подтверждается и другими доказательствами, имеющимися в деле и приведенными в приговоре.

Совокупностью приведенных в приговоре и выше доказательств виновность Г. в совершении преступления, за которое он осужден установлена, а доводы кассационной жалобы адвоката о его невиновности, о том, что он боялся за свою жизнь, не мог объективно оценить степень опасности, так как ссора, с потерпевшим давала осужденному основания полагать, что совершается реальное посягательство, опровергнуты.

Суд первой инстанции правомерно установил, что в действиях Г. отсутствовали признаки необходимой обороны, либо превышения ее пределов, поскольку между потерпевшим и осужденным на почве возникших неприязненных отношений произошла обычная ссора, и последующие действия Г. - удары ножом потерпевшего носили умышленный характер, а не вызывались необходимостью, так как какое-либо насилие опасное для жизни и здоровья в отношении Г., потерпевший не применял, хотя он зашел в вагончик с топором, но держал его в опущенной руке и никаких угроз не высказывал, поэтому доводы кассационной жалобы адвоката в этой части являются несостоятельными.

Кроме того, судом было установлено и что не отрицали осужденный и потерпевший, А. каждый вечер заносил топор в вагончик, который оставлял либо под своей лавкой, либо возле двери, и поэтому суд пришел к правильному выводу о том, что появление А. с топором в вагончике и направление его к своей лавке не должно было быть неожиданным для Г.

Судом первой инстанции приведены мотивы, по которым он принял одни доказательства и отверг другие.

Суд учел все обстоятельства, в том числе показания потерпевшего, свидетеля Н., которые могли существенно повлиять на его выводы, в приговоре дал надлежащую правовую оценку имеющимся в деле доказательствам, правомерно признав их допустимыми и в совокупности достаточными для постановления обвинительного приговора в отношении Г. При этом суд, в соответствии с требованиями закона, каждое из доказательств оценил с точки зрения относимости и допустимости, признал их таковыми, поскольку собраны они с соблюдением требований ст. ст. 74, 86 УПК РФ.

При таких обстоятельствах, доводы жалобы адвоката о противоречиях в показаниях потерпевшего, свидетеля, ненадлежащей оценке их показаний, односторонней оценке доказательств, обоснованными признать нельзя.

Доводы жалобы адвоката о нарушении прав осужденного, о том, что суд принял сторону обвинения, судебная коллегия находит также необоснованными, поскольку все вопросы, указанные в ст. 299 УПК РФ при постановлении приговора разрешены, содержание описательно-мотивировочной части приговора соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Г. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, верно квалифицировал его действия и правильно осудил по ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Наказание Г. назначено судом в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 43, 60 УК РФ, соразмерно содеянному им, с учетом данных о личности, влияния назначенного наказания на его исправление и конкретных обстоятельств дела.

Наказание Г. назначено с учетом требований закона. Судом в достаточной степени учтены все обстоятельства, на которые ссылается в жалобе адвокат, а также отсутствие отягчающих обстоятельств. По своему виду и размеру назначенное Г. наказание не является несправедливым, вследствие чрезмерной суровости, вопреки доводам жалобы адвоката, поскольку оно назначено судом близко к минимальным пределам санкции ч. 1 ст. 111 УК РФ. Судебная коллегия не находит оснований для смягчения наказания или отмены приговора из-за несправедливости назначенного наказания, в том числе и по тем обстоятельствам, что суд не усмотрел в отношении Г. смягчающих обстоятельств, а также с применением ст. 73 УК РФ, как ставится об этом вопрос в жалобе адвоката Парфиненко В.А.

С учетом всех данных, суд пришел к правильному выводу о назначении Г. наказания в виде лишения свободы.

Оснований о переквалификации действий осужденного на ч. 1 ст. 114 УК РФ, о чем просит в жалобе адвокат, суд не усмотрел и судебная коллегия таковых не находит.

Дело, вопреки доводам жалобы, расследовано органами предварительного следствия и рассмотрено судом всесторонне, полно и объективно в соответствии со ст. 15 УПК РФ.

Вместе с тем, приговор суда в отношении Г. подлежит изменению.

В описательно-мотивировочной части приговора, судом при описании деяния указано, что Г. причинил потерпевшему А. колото-резаное проникающее слепое ранение грудной клетки слева, повлекшее легкий вред здоровью, однако из материалов дела, в частности из заключения судебно-медицинского эксперта, следует, что указанное колото-резаное ранение грудной клетки было не проникающим, поэтому приговор суда в этой части следует уточнить и считать, что потерпевшему А. осужденным Г. было причинено колото-резаное не проникающее слепое ранение грудной клетки слева.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора или внесение в него иных изменений, из материалов дела не усматривается.

По указанным причинам кассационная жалоба адвоката удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Федерального суда общей юрисдикции Коченевского района Новосибирской области от 16 ноября 2010 года в отношении Г. изменить, уточнить описательно-мотивировочную часть приговора.

Вместо указанной в описательно-мотивировочной части приговора рану груди как проникающей, считать данную рану непроникающей.

В остальной части этот же приговор суда в отношении Г. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Парфиненко В.А. в защиту осужденного Г. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь