Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2011 г. N 22-725/402

 

Судья Шарый М.Ю. Дело N 1-799/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего: Лебедевой О.В.

судей: Русских Т.К. и Дюпиной Т.В.

при секретаре К.О.

рассмотрела в судебном заседании 16 февраля 2011 года кассационные жалобы осужденной Ф. и адвоката Болисовой Т.Р. на приговор <...> суда Санкт-Петербурга от 25 октября 2010 года, которым

Ф., <...>, ранее не судимая,

осуждена по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы сроком на 1 год 6 месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Русских Т.К., выступления осужденной Ф., участвующей в судебном заседании путем видеоконференц-связи, адвоката Болисовой И.С., поддержавших доводы кассационных жалоб; выступление потерпевшей <ФИО4>, просившей оставить приговор суда без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, выступление прокурора Попкова Ю.Ю., просившего оставить кассационные жалобы осужденной без удовлетворения, приговор суда - без изменения; судебная коллегия

 

установила:

 

Приговором суда Ф. признана виновной в совершении 13 февраля 2010 г. в период с 19 час. до 22 час. в коридоре рядом с выходом из <...> в ходе конфликта, возникшего на почве личных неприязненных отношений, убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку, - <ФИО6>.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденная Ф. просит изменить приговор суда как излишне суровый, незаконный, необоснованный; переквалифицировать ее действия и назначить более мягкое наказание.

Указывает, что не доказаны умысел преступления, его цель и мотивы. Скандал, переросший в драку, возник внезапно. Она старалась выгнать <ФИО4>, оградить себя от его оскорблений, физической расправы, защищала себя от избиения потерпевшим; наличие у нее повреждений подтверждено заключением эксперта. Ранее между нею и <ФИО4> бывали скандалы на почве ревности, что подтвердили свидетели <ФИО12> и <ФИО9>. Она не могла оттолкнуть <ФИО4> в силу большой разницы в телосложении (рост потерпевшего 188 см, вес 124 кг, а ее рост 160 см, вес - 60 кг), но стремилась, чтобы он ушел. <ФИО4> уже уходил, был одет, вышел на лестничную клетку, но вернулся. Действия <ФИО4>, который бросал в нее стул, угрожали ее здоровью и, возможно, жизни.

Осужденная не согласна с выводами суда об отрицательной характеристике ее личности, основанными на противоречивых показаниях свидетелей. Просит учесть, что она вызвала Скорую помощь, оказывала первую помощь <ФИО4>, полагая, что у него случился сердечный приступ, т.к. не видела ранения и не почувствовала его нанесения. <ФИО4> также не почувствовал ранения, так как вышел на лестничную площадку, а потом стал пятиться назад.

Заключение эксперта-криминалиста не подтверждает тот факт, что ранение могло быть причинено умышленно. В судебном заседании эксперт на ее вопрос ответил, что ранение могло быть получено как при движении тела в сторону ножа (самонатыкании) так и при непосредственном ударе. Возможность самонатыкания <ФИО4> на нож подтверждается результатами следственного эксперимента, в ходе которого статист при небольшом движении корпуса вперед касается ножа грудью.

В ходе предварительного расследования она не отрицала, что ранение произошло от ножа, находящегося в ее руке, однако удара она не наносила. По совету адвоката заявила о непризнании вины, хотя была намерена признать вину частично.

Судом не приняты во внимание положения ст. 61 ч. 1 п.п. "ж, з, и, к" УК РФ.

Адвокат Болисова И.С. в кассационной жалобе просит смягчить Ф. наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении. Считает приговор излишне суровым, незаконным и необоснованным.

Указывает, что Ф. нанесла один удар ножом потерпевшему <ФИО6>, в результате чего он скончался. Данный факт не оспаривается в кассационной жалобе. Однако при квалификации действий Ф. не были учтены следующие обстоятельства: Ф. неоднократно в период сожительства с потерпевшим подвергалась избиению с его стороны на бытовой почве; 13.02.2010 г. потерпевший нанес Ф. ряд ударов в область лица и тела, чем спровоцировал скандал; телесные повреждения зафиксированы в тот же день. Действия Ф. были вызваны противоправными и аморальными действиями потерпевшего. Не приняты во внимание антропометрические данные потерпевшего и подсудимой, вследствие чего возможности сопротивляться у Ф. были крайне ограничены.

Судом не было учтено, что подсудимая сама вызвала скорую помощь и милицию и пыталась не допустить смерть потерпевшего, что говорит об отсутствии у нее умысла на причинение смерти потерпевшему. Считает, что действия подсудимой возможно квалифицировать по ст. 108 УК РФ как убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

Не признавая свою вину, подсудимая находилась в подавленном состоянии, неверно истолковала позицию защиты.

По мнению адвоката, судом не были оценены все смягчающие наказание обстоятельства, предусмотренные ст. 61 ч. 1 п. "ж", "з", "и", "к" УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденной Ф. в совершении убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку - <ФИО6>, при обстоятельствах, установленных судом, судебная коллегия находит правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах: показаниях потерпевшей <ФИО4>, свидетелей <ФИО8>, <ФИО11>, <ФИО12>, <ФИО9>, эксперта К.А.

Свидетель <ФИО8> в судебном заседании показал, что <ФИО4> периодически жил у Ф., помогал ей материально, приносил продукты. Ф. не работала, злоупотребляла спиртными напитками, имела привычку крутить в руках нож. 11.02.10 г. он, <ФИО8>, отобрал у Ф. нож, сделав ей замечание.

Свидетель <ФИО11>, проживавший в одной квартире с Ф., в судебном заседании показал, что Ф. употребляла спиртные напитки, водила к себе компании мужчин, <ФИО4> ее содержал, ревновал к приходившим мужчинам. 13.02.10 г. он ушел на работу утром, вернувшись домой, обнаружил в квартире сотрудников милиции и труп <ФИО4>, лежащий в коридоре около входной двери.

Свидетель <ФИО12> в судебном заседании подтвердила, что Ф. злоупотребляла спиртными напитками, приводила к себе компании; ее часто навещал <ФИО4>, приносил продукты; они вместе выпивали, ссорились, но синяков на теле Ф. она не видела.

Свидетель <ФИО9> в судебном заседании также показал, что Ф. выпивала, водила к себе компании лиц, употребляющих спиртные напитки, оставляла их ночевать; Ф. навещал <ФИО4>, они вместе выпивали, иногда ссорились; синяков у Ф. она никогда не видела; 13.02.2010 г. слышала шум в квартире N <...>.

Из показаний свидетеля <ФИО13> в судебном заседании следует, что <ФИО4> часто приезжал к Ф. домой; привозил спиртное; между ними бывали конфликты на почве ревности <ФИО4>, видел у Ф. синяки.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что при исследовании трупа <ФИО6> обнаружены телесные повреждения: колото-резаное ранение шеи на передней поверхности шеи в верхней трети, квалифицирующееся как легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья; колото-резаное ранение груди с локализацией колото-резаной раны на передней поверхности грудной клетки слева, в проекции 6-го межреберья по окологрудинной линии, проникающее в левую плевральную полость и полость перикарда, с повреждением по ходу раневого канала мягких тканей и париетального листка плевры передней поверхности грудной клетки слева, передней стенки перикарда, передней стенки правого желудочка; данная рана является опасной для жизни, квалифицируется по этому признаку как тяжкий вред его здоровью. Смерть <ФИО6> наступила от колото-резаного ранения груди, проникающего в левую плевральную полость и полость перикарда, с повреждением перикарда, сердца, приведшего к развитию тампонады перикарда, кровопотере. Повреждения образовались от двух травмирующих воздействий; причинены прижизненно, незадолго до наступления смерти, колюще-режущими предметом (предметами), следообразующая часть которых имела плоскую форму, лезвие и обушок.

Из заключения дополнительной судебно-медицинской экспертизы следует, что <ФИО4> были причинены два колото-резаных ранения: одно на высоте 142 см, а второе - на высоте 162 см от подошвенных поверхностей стоп <ФИО4>, в то время как при проверке показаний на месте Ф. указала на положение ножа в ее руках на расстоянии 131 см от кончика ножа до пола.

В судебном заседании подсудимая Ф. не отрицала, что ранение в область груди у <ФИО4> произошло от ножа, находившегося у нее в руках, пояснив, что она держала нож на уровне груди обеими руками, <ФИО4> вышел из квартиры на лестничную площадку, после чего развернулся к ней с замахом, находясь к ней лицом, стал пятиться назад; полагает, что <ФИО4> наткнулся на нож в ее руке.

В судебном заседании судебно-медицинский эксперт К.А. подтвердила выводы заключения экспертизы в отношении <ФИО6>, пояснила, что у <ФИО4> были обнаружены два колото-резаных ранения - передней поверхности шеи и передней поверхности грудной клетки слева, проникающее в плевральную полость и полость перикарда, сердца. Причинение колото-резаного ранения шеи <ФИО4> врачом при разрезании ножницами свитера потерпевшего невозможно, с учетом направления раневого канала, механизма причинения повреждения. Временной интервал между причинением ранений и наступлением смерти не превышал единичных десятков минут. Колото-резаное ранение груди у <ФИО4>, от которого наступила его смерть, было причинено в результате физического воздействия с достаточной силой, учитывая длину раневого канала 8 см; в результате удара клинком, а не при падении на него.

Вина осужденной в содеянном ею подтверждается также протоколом осмотра места происшествия с фототаблицей к нему, в ходе которого при входе в квартиру в коридоре обнаружен труп <ФИО6> с признаками насильственной смерти; с места происшествия изъяты нож хозяйственный, нож кухонный, джинсовые шорты, отпечатки с кистей рук трупа, срезы ногтевых пластин с рук трупа <ФИО6>; заключением криминалистической экспертизы, в соответствии с которым на срезах ногтевых пластин и отпечатках с кистей рук трупа <ФИО4> имеются волокна хлопка серого цвета общей групповой принадлежности с волокнами ткани шортов Ф.; заключениями дактилоскопической, медико-криминалистической экспертиз, протоколом проверки показаний Ф. на месте; другими материалами уголовного дела.

Доводы защиты о неправильной квалификации действий Ф., об отсутствии у нее прямого умысла на убийство <ФИО6> были тщательно проверены судом 1 инстанции и обоснованно отвергнуты как несостоятельные, опровергающиеся совокупностью собранных доказательств.

Анализ фактических обстоятельств дела свидетельствует о наличии у Ф. умысла, направленного на причинение смерти <ФИО4>. Осужденная нанесла потерпевшему два удара ножом в область расположения жизненно важных органов - в шею и грудную клетку слева, причинив ранение груди, проникающее в плевральную полость с повреждением перикарда, сердца, со значительной силой, что подтверждается длиной раневого канала - 8 см. Способ, орудие преступления, характер и локализация телесных повреждений (ранение жизненно важного органа человека), нанесение Ф. удара ножом в область расположения сердца потерпевшего, предшествующее поведение осужденной, шедшей за потерпевшим с ножом до выхода из квартиры, свидетельствуют о ее умысле на убийство потерпевшего <ФИО4>.

При таких обстоятельствах юридическая оценка действий Ф. в отношении <ФИО4> по ч. 1 ст. 105 УК РФ как умышленное причинение смерти другому человеку является правильной. Суд также правильно установил и мотив действий Ф. - личные неприязненные отношения с потерпевшим вследствие произошедшего конфликта.

Доводы защиты в кассационных жалобах о необходимости квалификации действий осужденной по иным статьям уголовного закона, о причинении ранения <ФИО4> при самонатыкании, при превышении пределов необходимой обороны, являются необоснованными, опровергающимися собранными по уголовному делу доказательствами.

Версии защиты о нахождении Ф. в состоянии необходимой обороны, о причинении ранения <ФИО4> при самонатыкании грудью на нож, о нанесении потерпевшему только одного ранения, были проверены в судебном заседании и обоснованно отвергнуты. Мотивированные суждения об этом приведены в приговоре суда, с которыми судебная коллегия согласна.

Суд обоснованно расценил показания Ф. в этой части как недостоверные, при этом правильно учел конкретные установленные по делу обстоятельства, когда Ф. нанесла уходившему из квартиры потерпевшему два удара ножом в область шеи и в область левой половины груди. При этом суд обоснованно учел заключение судебно-медицинской экспертизы, согласно которому <ФИО4> прижизненно были причинены два травмирующих воздействия с помощью колюще-режущего предмета, с глубиной раневых каналов 2 см на шее и 8 см в области груди, при этом направление раневых каналов свидетельствует о вертикальном положении тела потерпевшего; и показания эксперта о механизме причинения телесных повреждений <ФИО4>.

Факт нанесения Ф. побоев, не повлекших кратковременного расстройства здоровья, не расценивающихся как вред ее здоровью, установлен заключением судебно-медицинской экспертизы. Однако анализ конкретных обстоятельств дела свидетельствует о том, что Ф. не находилась в состоянии необходимой обороны, поскольку конфликт между нею и <ФИО4> был закончен, потерпевший уходил из квартиры, был одет в верхнюю одежду, что подтверждается фактом обнаружения тела потерпевшего в коридоре при входе в квартиру.

Противоправное поведение потерпевшего <ФИО6>, нанесшего побои Ф., не является основанием для переквалификации ее действий, но обоснованно было учтено судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

Доводы осужденной в жалобе о том, что в судебном заседании эксперт подтвердил, что ранение могло быть получено <ФИО4> как при ударе, так и при движении тела в сторону ножа (самонатыкании) являются необоснованными. Из протокола судебного заседания следует, что повреждение было причинено в результате физического воздействия с достаточной силой, вероятность причинения колото-резаного ранения в результате удара клинком, а не при падении на него (л.д. <...> т. <...>). Показаний о том, что ранение могло быть причинено при самонатыкании потерпевшего на нож, эксперт К.А. не давала.

Замечания на протокол судебного заседания, содержащиеся в кассационной жалобе осужденной, были рассмотрены председательствующим в установленном законом порядке и мотивированно отклонены. Судебная коллегия считает, что протокол судебного заседания правильно отражает ход судебного процесса и содержание исследованных судом доказательств.

Все исследованные в судебном заседании доказательства судом проверены в установленном законом порядке, оценены с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела, оценка исследованным доказательствам, а также мотивы, по которым суд счел одни доказательства заслуживающими доверия, а другие - отверг, подробно приведены в приговоре.

Объективных оснований для иной, чем дана судом, оценки исследованных по делу доказательств не имеется.

Оснований не доверять эксперту К.А. - врачу соответствующей квалификации, предупрежденной об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ, суд обоснованно не усмотрел. Доводы осужденного в этой части сводятся к переоценке заключения и показаний эксперта, получивших правильную оценку суда.

При рассмотрении дела судом не допущено нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих за собой отмену приговора.

При назначении наказания Ф. судом в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденной, смягчающие наказание обстоятельства, все конкретные обстоятельства дела. Все смягчающие наказание Ф. обстоятельства, в том числе состояние ее здоровья, отсутствие судимости, противоправное поведение потерпевшего <ФИО4>, на которое ссылается в жалобах защита, и имеющие значение для назначения наказания обстоятельства учтены судом в полной мере.

Смягчающих наказание обстоятельств, предусмотренных п.п. "ж, и, к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, суд обоснованно не усмотрел.

В материалах дела отсутствуют данные о том, что Ф. явилась с повинной, заявила о совершенном ею преступлении, активно способствовала расследованию преступления, либо оказывала ему медицинскую помощь. На момент прибытия врачей Скорой помощи потерпевший был мертв. Состояние необходимой обороны в действиях Ф. отсутствовало.

Требования закона при назначении наказания не нарушены. Судебная коллегия считает, что назначенное судом Ф. наказание соответствует тяжести преступления, личности осужденной, является справедливым, чрезмерно суровым не является. Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, поведением виновной, которые бы существенно уменьшили степень общественной опасности содеянного, не имеется. Оснований для применения к ней требований ст. ст. 64, 73 УК РФ, для снижения назначенного наказания не имеется.

С учетом изложенного судебная коллегия оснований для изменения приговора суда не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор <...> суда Санкт-Петербурга от <...> в отношении Ф. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденной и адвоката Болисовой И.С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь