Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2011 г. N 22-739/2011

 

Судья: Метлина В.Н. Дело N 1-704/2010

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего: Корчевской О.В.,

судей: Кузьминой О.В., Изюменко Г.П.,

при секретаре С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 16 февраля 2011 года кассационные жалобы осужденного Р. на приговор Невского районного суда г. Санкт-Петербурга от 20 сентября 2010 года, которым

Р., <...>, ранее судимый:

11.10.2005 г. Великолукским городским судом Псковской области по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы; на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений путем полного сложения с наказанием, назначенным по приговору от 24.08.2005 г. окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года с отбытием наказания в исправительной колонии общего режима.

Осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ (в ред. ФЗ от 13.06.1996 г.) к наказанию в виде лишения свободы сроком на 7 лет с отбытием наказания в исправительной строгого режима.

Заслушав доклад судьи Кузьминой О.В., объяснения осужденного Р., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Филатовой Р.Н., полагавшей, что кассационная жалоба удовлетворению не подлежит, судебная коллегия

 

установила:

 

Р. признан виновным в совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступление совершено 07 декабря 2009 г. в период времени с 04 часов 00 минут до 11 часов 12 минут в Санкт-Петербурге при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Р. вину не признал. Показал, что в ходе конфликта действительно нанес потерпевшему несколько ударов, однако его действиями тяжкий вред здоровью потерпевшего не мог быть причинен, смерть потерпевшего наступила не от его действий.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное разбирательство или возвратить прокурору с целью проведения нового расследования.

В обоснование доводов жалобы указывает, что в ходе расследования и судебного разбирательства были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

Конкретизируя доводы кассационной указывает, что на досудебной стадии он не был ознакомлен с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ, поскольку его защитник Горбушин Ю.И., явился на ознакомление с материалами уголовного дела в состоянии алкогольного опьянения, данный защитник со следователем Х. оказали на него давление, в связи с чем он подписал документ об ознакомлении с материалами дела.

В кассационной жалобе указано, что следователь Х. в ходе предварительного расследования злоупотреблял своим служебным положением, в ходе предварительного расследования окружил его лжесвидетелями, о чем свидетельствует его заявление в прокуратуру Невского района Санкт-Петербурга в отношении свидетеля <ФИО11> о возбуждении уголовного дела, в связи с совершением насильственных действий в отношении потерпевшего <ФИО12>.

В ходе судебного разбирательства суд необоснованно отказал ему в повторном ознакомлении с материалами уголовного дела.

В ходе судебного разбирательства, суд проявил обвинительный уклон, нарушил требования Конституции РФ, ст. 15 УПК РФ, допустил нарушения правовой позиции Верховного Суда РФ, суд без достаточных оснований не рассматривал должным образом его ходатайства.

В кассационной жалобе указано, что суд неверно установил фактические обстоятельства дела. Осужденный полагает, что к этому привело то обстоятельство, что суд не учел, что показания основных свидетелей по делу <ФИО11>, <ФИО6>, <ФИО7> имеют существенные противоречия между собой, а также с заключением судебно-медицинской экспертизы. Суд необоснованно доверяет показаниям свидетеля <ФИО8>, при этом суд не принял во внимание, что данный свидетель давал непоследовательные показания. Суд не учел, что показания свидетелей <ФИО9> и <ФИО10>, не являются правдивыми, они сфабрикованы следователем, который воспользовался тем, что последние являются сотрудниками милиции. Осужденный в кассационной жалобе указывает, что ему необоснованно отказано судом в назначении экспертизы о принадлежности спермы, обнаруженной в полости рта потерпевшего, а также принадлежности мочи, обнаруженной на одежде потерпевшего, иным лицам, таким образом судом не установлена причастность иных лиц к совершению действий сексуального характера в отношении потерпевшего <ФИО12>, то есть не установлены иные лица, причастные к совершению преступления в отношении <ФИО12>. В целом осужденный полагает, что постановленный приговор не является законным и обоснованным, подлежит отмене.

Проверив доводы кассационной жалобы и поступившие материалы уголовного дела, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор суда является законным, обоснованным и справедливым.

Доводы кассационной жалобы о том, что в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, судебная коллегия не находит состоятельными. При этом исходит из следующего.

Вопреки утверждениям осужденного из протокола ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела (т. 2, л.д. 222 - 226) усматривается, что Р. был ознакомлен с материалами уголовного дела в полном объеме 14 марта 2010 г. В указанном протоколе имеется запись как защитника, так и обвиняемого об ознакомлении с материалами дела в полном объеме, без ограничения во времени. При этом никаких заявлений о том, что защитник Горбушин Ю.И. при ознакомлении с материалами дела, находился в состоянии алкогольного опьянения, в протоколе данного следственного действия не имеется, отводов защитнику в связи с данным обстоятельством Р. не заявлялось. Вместе с тем Р. в ходе предварительного расследования неоднократно разъяснялись его права, в том числе право приносить жалобы, заявлять отводы.

Ходатайство Р. о повторном ознакомлении с материалами уголовного дела рассмотрено судом. По результатам его рассмотрения судом вынесено постановление от 20.12.2010 г., которое соответствует требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, судом обоснованно отказано в его удовлетворении.

Вопреки доводам кассационной жалобы осужденного, нарушений принципа состязательности, требований Конституции РФ, норм международного права, правовой позиции Верховного Суда РФ при рассмотрении уголовного дела в отношении Р. судом первой инстанции допущено не было. Как усматривается из материалов дела, протокола судебного заседания, председательствующим в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 15 УПК РФ были созданы все необходимые условия для исполнения сторонами своих процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им законом прав. Все ходатайства, заявленные участниками процесса, разрешены судом в установленном законом порядке, с приведением убедительных мотивов принятого решения в соответствующих постановлениях.

Замечания на протоколы судебных заседаний, принесенные Р., рассмотрены председательствующим по делу в полном соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ, ст. 260 УПК РФ.

Вопреки доводам кассационной жалобы обстоятельства, при которых совершено преступление и которые в соответствии со ст. 73 УК РФ подлежали доказыванию, установлены судом верно.

Виновность материалами дела установлена, подтверждается доказательствами, которые полно, объективно и всестороннее исследованы судом, получили надлежащую оценку в соответствии с требованиями ст. 87, ст. 88 УПК РФ.

Все представленные сторонами доказательства исследованы судом непосредственно, содержание их подробно и правильно изложено в приговоре.

Из показаний свидетеля <ФИО11> следует, что Р. начал драку с потерпевшим первым, изначально нанес потерпевшему два удара кулаком, затем его пинал, после того как потерпевший упал, Р. добивал его, нанося удары ногами. Лично он (<ФИО11>) нанес один удар потерпевшему в область глаза кулаком, уже после окончания конфликта, как последний потерял сознание. После этого они совместно с <ФИО7> вытащили потерпевшего на первый этаж <...>, где и оставили.

Из показаний свидетеля <ФИО7> следует, что 07.12.2009 г. около 04 часов между Р. и потерпевшим <ФИО12> возник конфликт, в ходе которого Р. сначала нанес потерпевшему удар кулаком в область лица, от которого последний упал, далее наносил лежащему потерпевшему многочисленные сильные удары обутыми ногами в область головы. Никто иной в этот момент ударов потерпевшему не наносил.

Из показаний свидетеля <ФИО6> следует, что 07.12.2009 г. утром между Р. и потерпевшим произошел конфликт, перешедший в драку, в ходе которой от действий Р. потерпевший упал, а Р. нанес потерпевшему удар бутылкой по голове, потерпевший не мог подняться, после чего Р. стал наносить удары ногами по лицу и телу потерпевшего <ФИО12>, в ходе конфликта никто, кроме Р. не наносил удары <ФИО12>.

Из показаний свидетелей <ФИО10> и <ФИО9> - сотрудников милиции следует, что 07.12.2009 г. около 11 часов 30 минут у <...> они застали потерпевшего <ФИО12>, которому оказывали помощь сотрудники скорой помощи, а также Р., который им добровольно пояснил, что избил потерпевшего на чердаке дома, относительно иных лиц, которые также наносили удары потерпевшему не сообщал. Поднявшись на чердак дома, они застали там ранее не известных им лиц, которые им также пояснили, что Р. избил потерпевшего, при этом ударял его в том числе и бутылкой, у чердака они заметили пятна крови и следы волочения.

Из показаний свидетеля <ФИО8> следует, что утром 07.12.2009 г. он обнаружил на 1-м этаже <...> лежащего лицом вниз потерпевшего <ФИО12>, после чего прошел в рядом расположенный магазин, чтобы сообщить о случившемся и вызвать Скорую помощь. К нему подошел ранее не знакомый Р. и сообщил, что потерпевшего избил он, поскольку <ФИО12> ранее нападал на него с ножом. О том, что кто-либо иной принимал участие в избиении потерпевшего, Р. ему не сообщал.

По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть потерпевшего наступила от тупой травмы головы с множественными оскольчатыми переломами костей лицевого скелета и с внутричерепной субсидиарной гематомой, осложнившейся сдавлением и отеком головного мозга и острой дыхательной недостаточностью вследствие аспирии крови из разрушенного лицевого скелета с повреждением мягких тканей. Указанная травма квалифицируется как тяжкий вред здоровью, между указанной травмой и смертью потерпевшего имеется прямая причинная связь. Механизм образования внутричерепной гематомы - резкое смещение головного мозга с разрывами мелких оболочечных сосудов в момент ударов. Она образовалась от совокупности ударов в различные отделы головы. Повреждения могли образоваться от ударов тупым твердым предметом, не исключается причинение четырех очаговых кровоизлияний в мягких покровах волосистой части головы стеклянной бутылкой (т. 2 л.д. 132 - 133).

Таким образом, механизм образования и характер причиненных потерпевшему повреждений, указанные экспертом, подтверждают правильность показаний свидетелей.

Выводы экспертов оценивались судом по совокупности с другими доказательствами по делу и обоснованно не вызывали у суда сомнений.

С учетом выводов экспертов о причинах смерти, а также обоснованно принимая во внимание положения ст. 252 УПК РФ о том, что суд рассматривает уголовное дело только в отношении обвиняемого и только по предъявленному обвинению, суд отказал Р. в получении образцов спермы, назначении экспертизы с целью установления иных лиц, причастных к совершению действий сексуального характера в отношении потерпевшего.

Показания допрошенных свидетелей получили надлежащую оценку в приговоре суда, с учетом того, что оснований для оговора ими Р. установлено не было, противоречий в показаниях свидетелей не имеется, а также с учетом того, что они согласуются с другими доказательствами по делу, суд обоснованно признал их допустимыми доказательствами.

Оценив приведенные выше и иные доказательства, полно изложенные в приговоре, в их совокупности, суд сделал правильный вывод о достаточности доказательств вины Р. в совершении им преступления.

Все доводы осужденного по предъявленному ему обвинению проверены и получили надлежащую оценку в приговоре суда.

Суд правильно квалифицировал действия по ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Назначенное наказание соответствует требованиям ст. ст. 6, 60 УК РФ.

Суд мотивировал свое решение о необходимости назначения наказания в виде реального лишения свободы, при этом учел тяжесть содеянного, наличие в действиях осужденного рецидива преступлений.

Решая вопрос о размере наказания, суд в должной мере учел поведение самого потерпевшего <ФИО12>, которое противоправное поведение самого потерпевшего, а данные о личности виновного, влияние назначенного наказания на его исправление.

Проверив материалы дела, судебная коллегия приходит к выводу, что назначенное наказание чрезмерно суровым не является, оснований для смягчения наказания судебная коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Невского районного суда г. Санкт-Петербурга от 20 сентября 2010 года в отношении Р. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Р. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь