Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2011 г. N 22-796/2011

 

Судья: Гапеенко И.Н. Дело N 1-76/2010

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего: Корчевской О.В.,

судей: Кузьминой О.В., Изюменко Г.П.,

при секретаре С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 16 февраля 2011 года кассационные жалобы осужденной К., защитника - адвоката Шатохина А.И., действующего в интересах К. на приговор Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 22 ноября 2010 года, которым

К., <...>, ранее не судимая:

Осуждена по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003 г. N 162-ФЗ) с применением ст. 64 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 3 года 6 месяцев без штрафа с отбытием наказания в исправительной колонии общего режима.

Данным приговором осужден О., в отношении которого кассационное представление не внесено, кассационные жалобы не поданы.

Заслушав доклад судьи Кузьминой О.В., объяснения осужденной К. и защитника - адвоката Шатохина А.И., поддержавших доводы кассационных жалоб, заключение прокурора Филатовой Р.Н., полагавшей, что кассационные жалобы удовлетворению не подлежат, судебная коллегия

 

установила:

 

К. и О. признаны виновными в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, организованной группой, в особо крупном размере.

В судебном заседании К. вину признала частично.

В кассационной жалобе защитник просит приговор в отношении его подзащитной изменить, квалифицировать действия К. по ст. 33 ч. 5, ст. 159 ч. 4 УК РФ как пособника в совершении преступления, назначить К. наказание с применением ст. 73 УК РФ.

В обоснование данных доводов указывает, что при квалификации действий К. судом не учтено, что его подзащитная познакомилась с организаторами преступления только в январе - марте 2008 г. К этому периоду времени О. и <ФИО6> (дело в отношении последнего выделено в отдельное производство) давно занимались инвестиционной деятельностью, создали юридическое лицо, занимали в нем руководящие должности. Не опровергнуты в судебном заседании показания К. о том, что при знакомстве с указанными лицами она не знала о готовящемся мошенничестве. Суд не учел, что она была приглашена на работу О. и <ФИО7> с учетом ее познаний в недвижимости, а также для осуществления фактически курьерской деятельности, то есть как человек, выполняющий фактически техническую работу, не принимающий стратегических решений, а также не участвующий в решении финансовых вопросов. Защитник просит учесть, что его подзащитная не меняла в ходе предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства свои показания, частично признавая вину, дала последовательные показания, что в определенный момент осознала противоправность действий по инвестиционному проекту, но проявила малодушие и продолжала оказывать помощь <ФИО6> и О. советами, передачей документов, согласованием встреч. Суд не учел, что в ходе судебного разбирательства не были опровергнуты показания К. о том, что лично она получила только 12 - 13 тысяч евро за год работы и ей не известно, куда <ФИО6> и О. потратили остальные 730 - 740 тысяч евро.

Защитник полагает, что в ходе судебного разбирательства было допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона. Данное нарушение выразилось в необоснованном приостановлении уголовного дела в отношении подсудимого <ФИО6> на основании ч. 3 ст. 253 УПК РФ. При этом суд не учел, что тот являлся непосредственным организатором преступления, то есть лицом, получавшим от потерпевших деньги; а также лицом, показания которого крайне важны для определения роли иных фигурантов дела.

В кассационной жалобе защитник указывает, что в отношении его подзащитной было назначено несправедливое наказание. Суд не учел ее реальную роль в совершении преступления, отсутствие судимостей в прошлом, наличие на иждивении двух несовершеннолетних, наличие тяжких заболеваний. Суд не принял во внимание, что еще в период предварительного расследования по делу К. сменила профиль работы, положительно характеризовалась, своим поведением доказала отсутствие опасности для общества. При таких обстоятельствах, защитник полагает, что осужденной может быть назначено наказание с применением положений ст. 73 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденная К. просит приговор суда изменить, назначить наказание с применением ст. 73 УК РФ. При этом просит учесть ее глубокое раскаяние в содеянном, мнение представителя потерпевшего, который не настаивал на строгом наказании, наличие у нее на иждивении двоих малолетних детей, тяжких заболеваний, отсутствие судимостей в прошлом, отсутствие каких-либо отягчающих наказание обстоятельств, в том числе и ее поведение в период всего расследования рассмотрения уголовного дела, при котором она не нарушала подписку о невыезде, а также наличие у нее постоянного места жительства и работы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении осужденной К. законным, обоснованным и справедливым.

Виновность К. в содеянном установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 88, ст. 87 УПК РФ.

Доводы кассационной жалобы о том, что приостановление в порядке ч. 3 ст. 253 УПК РФ уголовного дела в отношении подсудимого <ФИО6>, повлияло на законность и обоснованность постановленного в отношении К. приговора, судебная коллегия не находит состоятельными.

Как усматривается из материалов дела, по вопросу о приостановлении дела в отношении <ФИО8> судом 03 ноября 2010 г. вынесено постановление (т. 16, л.д. 138 - 140), которое соответствует требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

Как усматривается из протокола судебного заседания (т. 16, л.д. 141), после разрешения вопроса о приостановлении дела в отношении подсудимого <ФИО8>, суд в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, обсудил вопрос о возможности дальнейшего рассмотрения дела в отношении К. и О., то есть об отсутствии оснований для приостановления производства по уголовному делу в целом ввиду наличия препятствий для достижения целей уголовного судопроизводства. Как следует из протокола судебного заседания, возражений участники процесса не представили. Суд продолжил исследование доказательств по делу, обсудил вопрос о возможности окончания судебного следствия по делу, при этом никаких возражений от участников процесса, в том числе от К. и ее защитника также не поступило.

Доводы стороны защиты о том, что К. являлась пособником в совершении преступления, а не соучастником, судом были тщательно проверены и обоснованно опровергнуты.

Вопреки доводам кассационной жалобы, суд правильно исходил из того, что К. выполняла именно объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 4 УК РФ.

Так из показаний представителя потерпевшего <ФИО9>, свидетелей <ФИО10>, <ФИО11>, <ФИО12>, <ФИО13>, <ФИО14>, <ФИО15>, <ФИО16>, <ФИО17>, <ФИО18>, <ФИО19>, <ФИО20>, <ФИО21> усматриваются именно те сведения о роли К., в совершении преступления, которые указаны в приговоре суда.

Показания представителя потерпевшего, а также свидетелей обоснованно признаны судом допустимыми доказательствами, поскольку они последовательны, непротиворечивы, подтверждены иными доказательствами по делу.

Вопреки доводам кассационной жалобы защитника, судом собрана достаточная совокупность доказательств для признания К. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Опираясь на совокупность допустимых и достаточных доказательств, приведенных в приговоре, суд правильно установил, руководителем преступной группы О. были разработаны план, порядок и тактика совершения преступления. В соответствии с заранее разработанным планом, участники организованной группы К., а также лицо, дело в отношении которого приостановлено, должны были выполнить следующие действия: получить сведения о существующих инвестиционных проектах для их использования в совершении преступления; распространить не соответствующие действительности сведения о том, что они, то есть О., К. и лицо, дело в отношении которого приостановлено, смогут осуществить комплекс мероприятий, необходимых для перехода права застройки и реконструкции объекта заинтересованному инвестору, при этом получат постановление Правительства Санкт-Петербурга на проектирование и строительство; найти лицо (инвестора), имеющее намерение реализовать инвестиционный проект в границах выявленного ими объекта, денежные средства которого планировалось похитить. Ввести данное лицо в заблуждение относительно своих возможностей об осуществлении комплекса мероприятий, необходимых для перехода права застройки и реконструкции объекта, с получением постановления Правительства Санкт-Петербурга на проектирование и строительство; заключить с данным лицом (инвестором) от имени подконтрольного О. юридического лица ООО "Авент СПб" договор поручения без намерения его исполнения с целью получения денежных средств; в случае отказа инвестора выплачивать предоплату по договору поручения, под видом выполнения договора поручения предоставить инвестору подложные, то есть содержащие не соответствующие действительности сведения, по факту предоставления которых получить денежные средства, а также получить денежные средства в качестве предоплаты за будущие этапы работ, не имея возможности и намерения их исполнения, а затем данные денежные средства похитить. Разработанный план О. довел до К. и лица, дело в отношении которого приостановлено, которые выразили добровольное желание участвовать в совершении преступления.

Исходя из совокупности допустимых и достаточных доказательств, суд правильно установил, что во исполнение данного преступного плана О. не позднее 31 марта 2008 г., представившись инвестором, обратился в ООО <...>, где получил сведения о реально существующих инвестиционных проектах в историческом центре города. После этого он (О.), а также К. и лицо, дело в отношении которого приостановлено, осуществляли действия, направленные на поиск инвестора. С этой целью соучастники преступления, то есть К., О. и лицо, дело в отношении которого приостановлено, через не посвященных в их план посредников распространили ложные сведения о том, что имеют связи в Правительстве Санкт-Петербурга, могут осуществить комплекс мероприятий, направленных на переход к инвестору права застройки и реконструкции объекта. При этом участниками организованной группы был вымышлен как и инвестиционный объект, расположенный по адресу: <...>, а в качестве инвестора было подыскано юридическое лицо ООО <...> представителям которого <ФИО15> и <ФИО14>. После получения О. из ООО <...> сведений о действительном адресе объекта инвестиционного проекта, представителям ООО <...> для реализации инвестиционного проекта был предложен участок, ограниченный адресами: <...>. Для введения в заблуждение представителя ООО <...> <ФИО14> о возможности реализации инвестиционного проекта и способности осуществить комплекс мероприятий, необходимых для перехода к ООО <...> права застройки и реконструкции объекта, с получением постановления Правительства Санкт-Петербурга об этом. С этой целью, действуя в составе организованной группы, лично К. в ходе встреч с <ФИО14> создавала впечатление опытного специалиста, ведущего подобные дела, предъявляла стандартную схему сделки по инвестиционному проекту, проект договора поручения, а также иные документы, которые были заранее получены и подготовлены соучастниками для совершения преступления. Лично (К.), действуя согласно отведенной ей роли, довела до сведения <ФИО14> не соответствующую действительности информацию о том, что она представляет интересы группы государственных служащих, способных согласовать разрешительные документы для проектирования и строительства объекта инвестирования, гарантируя положительный конечный результат в случае заключения предложенного ею договора поручения. В апреле 2008 г., но не позднее 23.04.2008 г., действуя согласно отведенной ей роли, К. предъявила требования представителям ООО <...> <ФИО14> и <ФИО15> подписать в предложенном ею варианте договор поручения и выплатить аванс по заключенному договору в размере 400000 евро, что курсу ЦБ РФ на 23.04.2008 г. составило 14896920 рублей, а также сообщила о том, что в случае их отказа данный инвестиционный проект будет передан иному инвестору. Поскольку представителями ООО <...> их предложения изначально приняты не были, аванс выплачен не был. В продолжение преступного умысла, соучастники преступления, с целью завладения денежными средствами ООО <...>, спланировали под видом исполнения договора, предоставить ООО <...> документы, в том числе подложные, по факту предоставления которых получить денежные средства. В итоге <...> между ООО <...> и ООО <...> (данное ООО было подконтрольно О.) был заключен договор поручения. Далее К. действуя согласно отведенной ей роли, для исключения возможности получения ООО <...> сведений о мошеннической деятельности участников организованной группы, предъявила требования представителю ООО <...> о том, чтобы ими не велись какие-либо действия по получению из государственных органов документов и информации в отношении инвестиционного проекта, при этом ввела в заблуждение представителя ООО <...> о том, что в ином случае такие их действия повлекут закрытие инвестиционного проекта. Для реализации преступного плана и в связи с наличием претензий со стороны представителей ООО <...> о том, что работы по договору не ведутся, К. в мае 2008 г., а также в июне 2008 г. организовала встречи, в ходе которых представила О. как сотрудника Администрации Губернатора Санкт-Петербурга, имеющего возможность согласовать все необходимые документы для ООО <...>, при этом О. подтвердил представителю ООО <...> <ФИО15>, что К. представляет его интересы, все вопросы должны быть решены только при ее помощи. В продолжение преступного умысла К., О., а также лицо, дело в отношении которого приостановлено, создавая видимость работ по договору, изготовили и передали представителю ООО <...>, не соответствующие действительности сведения и документы, отчитавшись по ним за проделанную работу. К., О., а также лицо, дело в отношении которого приостановлено, действуя согласно разработанному плану и отведенным ролям, получили от представителей ООО <...> <ФИО15> и <ФИО16> аванс и оплату по договору в размере 25312370,5 рубля, которые похитили и распорядились по собственному усмотрению, из указанной суммы лично К. получала 17.10.2008 г. от представителя ООО <...> <ФИО15> 527382 рубля. После чего в осуществление общего преступного плана, действуя с целью уничтожения следов преступления, К. совместно с О. требовали от представителей ООО <...> уничтожения расписок о получении денежных средств, мотивируя это ложными сведениями о том, что лицо, в дело в отношении которого приостановлено намерено поступить на государственную службу, а наличие таких расписок является компроматом в отношении государственного служащего.

Выводы суда о том, что участники организованной группы выполнять свои обязательства по договору поручения не намеревались, являются мотивированными. Последнее в том числе подтверждается ответом Администрации Санкт-Петербурга о том, что никакого письма за номером 07-1055/7088 от ООО <...> от 06.08.2008 г. на имя Губернатора Санкт-Петербурга об использовании объектов недвижимости по адресам <...>, <...> вообще не поступало. С указанным номером имеется совершенно иной документ, не имеющий отношения к ООО <...> однако соучастниками преступления в ООО <...> было представлено подложное письмо от имени ООО <...> с резолюцией Губернатора М. и штампом контроля, кроме того соучастниками преступления было представлено поддельное сводное заключение от 16.09.2008 г., кроме того судом верно учтено, что невозможность реализации инвестиционного проекта, являющегося предметом договора, подтверждается наличием писем профильных комитетов. Все указанные доказательства судом тщательно исследованы, получили надлежащую оценку суда.

Таким образом, из установленного судом следует, что К. выполняла именно объективную сторону мошенничества. Действуя в составе организованной группы, согласно своей роли в осуществлении общего преступного плана непосредственно К. совершала действия, направленные на создание у лиц со стороны потерпевшего уверенности относительно своих возможностей, а также возможностей других соучастников, реализовать инвестиционный проект, при этом сообщала ложные сведения о знакомстве с соответствующими чиновниками в Правительстве Санкт-Петербурга, предоставляла в связи с этим документы, в том числе и подложные, выдвигала требования об оплате якобы выполненной работы по договору поручения, заключенному между ООО <...> и ООО <...>, наряду с другими соучастниками непосредственно получала денежные средства за якобы выполненную работу по договору, совместно с другими соучастниками принимала меры к сокрытию следов преступления, что все по совокупности свидетельствует о том, что К. являлась непосредственным соучастником преступления.

С учетом указанного, роль К. в совершении преступления установлена судом верно, в соответствии с имеющимися доказательствами.

Размер похищенного 25312370,5 рубля, верно определенный судом как особо крупный, установлен судом в соответствии с имеющимися доказательствами - показаниями представителя потерпевшего, свидетелей, вещественными доказательствами - договором, расписками.

Наличие всех квалифицирующих признаков преступления, подробно мотивировано судом в приговоре.

Все обстоятельства, установленные ст. 73 УПК РФ и подлежащие доказыванию, установлены судом.

Действия К. правильно квалифицированы по ст. 159 ч. 4 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003 г.).

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора при производстве по делу допущено не было.

Назначенное наказание соответствует требованиям ст. ст. 6, 60 УК РФ.

Суд мотивировал свое решение о необходимости назначения наказания в виде реального лишения свободы.

Размер назначенного наказания чрезмерно суровым не является. Суд правильно указал в приговоре, что совершенное преступление отнесено законом к особо тяжким. Суд с достаточной полнотой учел данные о личности виновной К., а именно, то что последняя ранее не судима, имеет постоянное место жительства и работу, на учете у нарколога и психиатра не состоит. Суд обоснованно принял во внимание отсутствие отягчающих наказание обстоятельств. Вместе с тем суд обоснованно учел наличие смягчающих наказание обстоятельств - частичное признание вины, наличие на иждивении двоих несовершеннолетних детей, наличие тяжких заболеваний, которые суд признал исключительными, а потому с учетом указанного, а также мнения представителя потерпевшего, которая не настаивала на строгом наказании, обоснованно применил положения ст. 64 УК РФ, назначив наказание более мягкое, чем предусмотрено санкцией ст. 159 ч. 4 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003 г.) При таких обстоятельствах, считать назначенное наказание чрезмерно суровым, оснований не имеется.

Учитывая все вышеизложенное, судебная коллегия приходит к выводу, что оснований для изменения приговора по доводам кассационных жалоб не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Октябрьского районного суда г. Санкт-Петербурга от 22 ноября 2010 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденной К., защитника - адвоката Шатохина А.И. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь