Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16 февраля 2011 г. N 22-8522/2010

 

Судья Шебанов В.В. Дело N 1-505/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе: председательствующего Дюпиной Т.В.,

судей Русских Т.К., Каширина В.Г.

при секретаре К.

рассмотрела в судебном заседании 16 февраля 2011 года кассационное представление государственного обвинителя Уланова Д.В. и кассационную жалобу адвоката Гольштейна И.М. на приговор судьи <...> суда Санкт-Петербурга от 23 ноября 2010 года, которым

Ш., <...>, несудимый,

осужден:

- по ст. 159 ч. 4 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, без штрафа,

- по ст. 159 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы, без штрафа,

- по ст. 327 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам лишения свободы,

- по ст. 327 ч. 3 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием из заработка 20% в доход государства,

- по ст. 30 ч. 3, 159 ч. 2 УК РФ к 1 году лишения свободы, без ограничения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно Ш. назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы, без штрафа и без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговором суда, вынесенным в порядке ст. 316 УПК РФ, Ш. признан виновным в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана, в особо крупном размере, а также в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана, в крупном размере. Он же, признан виновным в совершении подделки иного официального документа, предоставляющего права, в целях его использования, а также в использовании заведомо подложного документа. Он же, признан виновным в совершении покушения на мошенничество, то есть на хищение чужого имущества путем обмана, с причинением значительного ущерба гражданину. Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Дюпиной Т.В., мнение прокурора Попкова Ю.Ю., поддержавшего доводы кассационного представления и просившего приговор суда отменить, кассационную жалобу оставить без удовлетворения, объяснения осужденного Ш. и адвоката Гольштейна И.М., поддержавших доводы кассационной жалобы и просивших приговор суда изменить, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационном представлении прокурор просит приговор суда как незаконный и необоснованный отменить. При этом прокурор ссылается на то, что во вводной части приговора неверно указана дата постановления приговора. Прокурор указывает, что согласно протоколу судебного заседания приговор постановлен и провозглашен 23.11.2010 года, в то время как приговор датирован 22.11.2010 года. По мнению прокурора, указанное противоречие нарушает права обвиняемого и других участников процесса, ограничивая их право на обжалование приговора в течение 10 суток с момента провозглашения, затрудняет исполнение приговора ввиду наличия противоречий во вводной и резолютивной частях приговора, поскольку в последней указано на исчисление срока отбытия наказания с 23.11.2010 года. Кроме того, прокурор полагает, что при составлении приговора 22.11.2010 года судом нарушены требования ст. 310 ч. 1 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат просит приговор как чрезмерно суровый изменить, назначить Ш. наказание с применением положений ст. 73 УК РФ.

По мнению защиты, при назначении Ш. наказания суд не учел то, что на протяжении предварительного следствия и при судебном разбирательстве условия избранной в отношении него меры пресечения в виде подписки о невыезде не нарушались. Также адвокат указывает, что Ш. еще на предварительном следствии полностью признал свою вину, в содеянном раскаялся, ходатайствовал о рассмотрении дела в особом порядке, чем упростил суду задачу рассмотрения дела. Кроме того, защита обращает внимание, что Ш. также признал и заявленные гражданские иски и выразил готовность их погашения. Далее адвокат указывает, что Ш. 47 лет, он впервые привлекается к уголовной ответственности, его официальный трудовой стаж более 25 лет, на его иждивении находится мать - инвалид 2 группы, он женат, его жена в настоящее время по состоянию здоровья не работает, сам Ш. имеет тяжелое заболевание глаз. По мнению защиты, у суда не имелось оснований полагать, что, находясь на свободе в режиме условного наказания, Ш. продолжит заниматься преступной деятельностью или будет вести антиобщественный образ жизни. Адвокат полагает, что суд безмотивно игнорировал предложение государственного обвинителя о назначении Ш. условного наказания, а также необоснованно принял предложение потерпевших <ФИО12> и <ФИО13> о назначении наказания, связанного с реальным лишением свободы. Также защита полагает, что суд не учел, что в местах лишения свободы Ш. будет лишен возможности возместить причиненный потерпевшим ущерб.

Проверив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, материалы дела, судебная коллегия приходит к выводу о том, что обвинительный приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Материалы уголовного дела свидетельствуют о том, что условия и основания применения особого порядка принятия судебного решения, порядок проведения судебного заседания и постановления приговора, то есть требования ст. ст. 314 - 316 УПК РФ, судом в полной мере соблюдены.

Суд пришел к правильному выводу о том, что предъявленное Ш. обвинение обоснованно, его действия верно квалифицированы по ст. 159 ч. 4, 159 ч. 3, 327 ч. 1, 327 ч. 3, 30 ч. 3, 159 ч. 2 УК РФ.

При решении вопроса о виде и размере наказания, назначаемого Ш., суд в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденного, иные обстоятельства, влияющие на назначение наказания, и обоснованно пришел к выводу о необходимости назначения Ш. наказания в виде реального лишения свободы.

Судом в достаточной мере учтено, что Ш. впервые привлекается к уголовной ответственности, вину признал полностью и в содеянном раскаялся, его семейное положение - наличие жены, страдающей рядом заболеваний, и матери-инвалида 2 группы, то есть те обстоятельства, на которые сторона защиты ссылается в кассационной жалобе. Указанные обстоятельства судом обоснованно расценены как смягчающие наказание.

Более того, совокупность указанных обстоятельств суд справедливо счел исключительной, позволяющей назначить по наиболее тяжкому из совершенных Ш. преступлений наказание с применением правил ст. 64 УК РФ, то есть ниже низшего предела санкции ст. 159 ч. 4 УК РФ.

При назначении наказания суд также обоснованно учел то обстоятельство, что до момента постановления по делу приговора Ш. не предпринял реальных мер к возмещению причиненного потерпевшим материального ущерба. Признание Ш. заявленных потерпевшими гражданских исков не является основанием к изменению приговора в части назначенного осужденному наказания.

Объективных данных, свидетельствующих о невозможности Ш. по состоянию здоровья отбывать наказание в виде лишения свободы, в материалах дела не имеется, суду не представлено.

То обстоятельство, что Ш. имеет большой трудовой стаж, не нарушал условий избранной в отношении него меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, не является основанием к назначению осужденному наказания с применением положений ст. 73 УК РФ.

В соответствии со ст. 29 ч. 1 п. 1 УПК РФ только суд правомочен, признав лицо виновным в совершении преступления, назначить ему наказание, соответственно, при назначении виновному наказания суд руководствуется требованиями закона и не связан мнением участников процесса, в том числе государственного обвинителя и потерпевшего, по вопросу о виде и размере назначаемого наказания.

Назначенное Ш. наказание соответствует требованиям ст. ст. 6, 60, 66 ч. 3, 69 ч. 3 УК РФ, ст. 316 ч. 7 УПК РФ, характеру и степени общественной опасности преступлений, обстоятельствам их совершения и личности осужденного, соответственно является справедливым. Оснований считать назначенное наказание чрезмерно суровым судебная коллегия не усматривает.

Допущенная судом техническая ошибка в указании даты постановления приговора, не является основанием для его отмены, как того просит государственный обвинитель, поскольку факт постановления и провозглашения приговора именно 23.11.2010 года подтверждается сведениями, изложенными в протоколе судебного заседания, и не оспаривается участниками процесса, в том числе государственным обвинителем.

Ссылки прокурора на то, что неверное указание даты постановления приговора нарушает права участников процесса на обжалование приговора, являются неубедительными, поскольку участники процесса о таком нарушении своих прав не заявляли, стороны воспользовались своим правом обжалования приговора в кассационном порядке, каких-либо препятствий для реализации данного права не имелось.

В случае если вышеуказанная техническая ошибка будет препятствовать либо затруднять исполнение приговора, суду надлежит устранить ее в порядке ст. ст. 396 ч. 1, 397 п. 15 УПК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор <...> суда Санкт-Петербурга от 23 ноября 2010 года в отношении Ш. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Уланова Д.В. и кассационную жалобу адвоката Гольштейна И.М. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь