Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 февраля 2011 г. по делу N 44г-13

 

Судья 1-ой инстанции: Филиппова И.В.

Судьи 2-ой инстанции: Зенкина В.Л. предс.

Овсянникова М.В. докл.

Пильганова В.М.

 

Президиум Московского городского суда в составе:

Председателя президиума Егоровой О.А.

и членов президиума: Базьковой Е.М., Колышницыной Е.Н., Дмитриева А.Н., Курциньш С.Э.,

рассмотрев в заседании по докладу судьи Наумовой Е.М. истребованное по надзорной жалобе Л. гражданское дело по иску Б. к Л., ИФНС N 15 по г. Москве, УДЖП и ЖФ г. Москвы о прекращении права собственности на жилое помещение, признании права собственности на квартиру в порядке наследования по закону,

 

установил:

 

Б. обратилась в суд с иском к Л., ИФНС N 15 по г. Москве, УДЖП и ЖФ г. Москвы о прекращении права собственности на жилое помещение, признании права собственности на квартиру в порядке наследования по закону, ссылаясь на то, что после смерти ее матери <...> открылось наследство в виде квартиры по адресу: <...>. Данное жилое помещение принадлежало <...> на основании договора купли-продажи от <...>, заключенного между ней и Л., удостоверенного нотариусом г. Москвы <...>. Истице было отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство в виде указанной квартиры, поскольку право собственности <...> на данное жилое помещение в установленном законом порядке зарегистрировано не было. На основании изложенного, истица просила суд прекратить право собственности ответчика на данное жилое помещение, признать право собственности <...> на спорную квартиру и признать за Б. право собственности на данное жилое помещение в порядке наследования по закону после смерти матери <...>.

Решением Бутырского районного суда г. Москвы от 12 августа 2009 года постановлено: исковые требования Б. к Л., ИФНС N 15 по г. Москве о прекращении права собственности на жилое помещение, признании права собственности на квартиру в порядке наследования по закону удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 февраля 2010 года решение суда оставлено без изменения.

Определением Бутырского районного суда г. Москвы от 21 октября 2010 года Л. восстановлен процессуальный срок на подачу надзорной жалобы на вышеуказанные судебные постановления.

В надзорной жалобе заявитель просит отменить состоявшиеся по делу судебные постановления, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определением судьи Московского городского суда Наумовой Е.М. от 17 января 2011 года надзорная жалоба вместе с гражданским делом была передана для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Президиум Московского городского суда, выслушав объяснения представителя Л. по доверенности адвоката Бирулину С.В., представителя Б. адвоката Заксона Ю.С., находит доводы, изложенные в надзорной жалобе, обоснованными, а состоявшиеся судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В силу ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судами первой и кассационной инстанции допущены такого рода существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

При рассмотрении дела судом было установлено, что <...> между <...> и <...>, действующей в интересах Л. на основании доверенности, выданной <...> и удостоверенной нотариусом г. Москвы <...>, заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <...>, удостоверенный нотариусом г. Москвы <...> Указанное жилое помещение принадлежало Л. на основании договора купли-продажи от <...>, заключенного с <...> в лице представителя <...>, зарегистрированного в ДМЖ г. Москвы 10 ноября 1994 года. Денежные средства за спорное жилое помещение в сумме 141 057 463 руб. в соответствии с договором от <...> были переданы доверенному лицу Л. - <...> при заключении данного договора. В соответствии с актом приема-передачи от <...> спорная квартира была передана Л. - <...> <...> договор купли-продажи от <...> был сдан в УМЖ г. Москвы для регистрации и оформления перехода права собственности на спорную квартиру. Препятствием для регистрации договора явилось то обстоятельство, что по данным регистрирующего органа Л. принадлежала не вся квартира, а лишь комната площадью 17 кв. м в этой квартире. 27 октября 2002 года <...> умерла. 29 марта 2007 года нотариус г. Москвы <...> отказала наследнику <...> - истцу по делу в выдаче свидетельства о праве на наследство в виде спорной квартиры, указав на отсутствие подтверждения права собственности <...> на данное жилое помещение. Согласно данным ДЖП и ЖФ г. Москвы, по состоянию на 12 сентября 2007 года собственником спорной квартиры является Л.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, исходя из того, что у Л. имелся правоустанавливающий документ, подтверждающий его право собственности на всю спорную квартиру, которая впоследствии была передана Л. - <...> по договору купли-продажи и акту приема-передачи, и находилась до момента смерти <...> в ее владении, пришел к выводу о том, что договор купли-продажи был исполнен, в связи с чем у <...> возникло право собственности на спорную квартиру, а потому она подлежит включению в наследственную массу после смерти <...>. Также, суд первой инстанции учел, что Л. за защитой своих нарушенных прав в установленном законом порядке не обращался, от проведения по делу судебной почерковедческой экспертизы на предмет определения подлинности подписи в доверенности, выданной на имя <...>, отказался.

Проверяя законность решения суда в кассационном порядке, судебная коллегия не усмотрела оснований для его отмены и сочла выводы суда первой инстанции правильными.

Выражая несогласие с состоявшимися по делу судебными постановлениями, Л. в надзорной жалобе указывает на нарушение судом норм материального и процессуального права, выразившихся, по его мнению, в следующем.

Как усматривается из материалов дела, а именно копий правоустанавливающих документов на спорное жилое помещение, истребованных судом из Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы, хранящихся в архиве Управления Реестра объектов собственности города Москвы в жилищной сфере, квартира <...> до 29 апреля 1992 года являлась коммунальной. <...> являлась нанимателем комнаты размером 13 кв. м, <...> являлась нанимателем комнаты размером 17 кв. м. На основании договоров передачи жилого помещения в собственность от 16 апреля 1992 года, зарегистрированных 29 апреля 1992 года, <...> в собственность была передана комната размером 13 кв. м, <...> комната размером 17 кв. м

19 мая 1993 года государственным нотариусом 1-й МГНК <...>, <...> было выдано свидетельство о праве собственности на наследство по завещанию, составленному 21 апреля 1992 года, открытого после смерти <...>, умершей 22 июля 1992 года. Согласно свидетельства о праве собственности на наследство по завещанию, наследственное имущество состоит из 2-комнатной квартиры, принадлежащей наследодателю согласно договору передачи N <...> от 16.04.1992 года, зарегистрированного 29.04.1992 года и свидетельства о собственности на жилище N <...> от 29.04.1992 года. Однако, как видно из вышеназванных документов, наследодателю <...> принадлежала, на основании означенных в свидетельстве документов, комната размером 17 кв. м.

Именно это обстоятельство являлось препятствием для регистрации права собственности на квартиру <...> в городе Москве. Однако, суд при рассмотрении дела, не выяснил, имелись ли законные основания для признания права собственности на спорное жилое помещение, при наличии вышеуказанных обстоятельств, приняв за основу правоустанавливающий документ, выданный Л. При этом суд не исследовал правовой документ, послуживший основанием для регистрации права собственности на квартиру в целом.

Выражая несогласие с состоявшимися по делу судебными постановлениями, заявитель ссылается на то, что в нарушение требований действующего законодательства судом не рассмотрено его ходатайство о применении срока исковой давности к требованиям, заявленным Б.

Удовлетворяя исковые требования и признавая право собственности на спорную квартиру в порядке наследования за Б., суд не учел, что истица обратилась к нотариусу г. Москвы за выдачей свидетельства о праве на наследство на спорную квартиру лишь в 2007 году, то есть спустя пять лет после смерти наследодателя <...>. В материалах наследственного дела, открывшегося после смерти <...>, отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что Б. заявляла о наличии наследственного имущества в виде спорной квартиры до марта 2007 года, в то время как свидетельство о праве собственности на наследство в виде комнаты в квартире, расположенной по адресу: <...>, ею было получено 02 февраля 2005 года, тогда же на титульном листе наследственного дела имеется отметка об его окончании.

Указанным обстоятельствам при вынесении решения, суд первой инстанции оценки не дал. Как указывает заявитель, он узнал о выдаче доверенности на имя <...> и о заключении договора купли-продажи от <...> с <...> лишь при рассмотрении настоящего иска. Кроме того, как указывает заявитель в надзорной жалобе, регистрационный орган не подтвердил факт регистрации сделки купли-продажи спорной квартиры, заключенной между <...> и Л., что в силу положений п. 2 ст. 223 ГК РФ, имеет существенное значение для решения вопроса, входила ли вышеуказанная квартира в состав наследственного имущества на момент смерти наследодателя <...>. Однако суд, в нарушение положений ст. 199 ГК РФ, не рассмотрел ходатайство Л. о применении срока исковой давности к требованиям, заявленным Б.

Судом при рассмотрении дела не принято во внимание то обстоятельство, что после оформления свидетельства о праве на наследство <...> на спорную квартиру, зарегистрированном в Управлении приватизации жилищного фонда 21 мая 1993 года, первым собственником вышеуказанной квартиры по договору купли-продажи от 26 мая 1993 года являлась <...>, которая впоследствии представляла продавцов спорного жилого помещения. В материалах дела (л.д. 98 т. 2) имеется заявление <...>, заверенное нотариусом <...>, в котором она отрицает факт заключения сделки от имени Л. с <...>. При таких данных суду следовало обсудить вопрос о привлечении <...> к участию в деле.

Изложенные обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения данного спора, подлежали проверке и установлению при рассмотрении гражданского дела, однако в нарушение требований статьи 198 ГПК РФ судом не исследовались и не проверялись при разбирательстве дела.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции и кассационное определение нельзя признать законными и обоснованными. Они приняты с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, в связи с чем они подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

С учетом изложенного, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса РФ, Президиум Московского городского суда

 

постановил:

 

Решение Бутырского районного суда города Москвы от 12 августа 2009 года, определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 18 февраля 2010 года отменить, дело направить в суд первой инстанции на новое рассмотрение в ином составе суда.

 

Председатель президиума

Московского городского суда

О.А.ЕГОРОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь