Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 февраля 2011 г. по делу N 44г-19/11

 

Судья 1-ой инстанции: Верещак О.Н.

Судьи 2-ой инстанции: Горнова М.В. - предс.

Деднева Л.В.

Казакова О.Н. - докл.

 

Президиум Московского городского суда в составе

Председателя президиума Егоровой О.А.

и членов президиума Колышницыной Е.Н., Дмитриева А.Н., Курциньш С.Э., Базьковой Е.М.,

рассмотрел в судебном заседании по докладу судьи Князева А.А. гражданское дело по иску ЗАО "<...>" к ООО "<...>", Т. о расторжении кредитного договора, взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество, по встречному иску Т. к ЗАО "<...>", ООО "<...>" о признании права залога акций недействительным, переданное для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда по надзорной жалобе лица, не привлеченного к участию в деле, ОАО "<...>" на решение Мещанского районного суда города Москвы от 18 марта 2010 года, дополнительное решение того же суда от 21 апреля 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 августа 2010 года в части,

 

установил:

 

ЗАО "<...>" обратился в суд с иском к ООО "<...>", Т. о расторжении кредитного договора, взыскании задолженности по кредитному договору, обращении взыскания на заложенное имущество, ссылаясь на нарушение своих прав со стороны ответчиков.

Т. обратился в суд со встречным иском к ЗАО "<...>", ООО "<...>" о признании права залога акций недействительным, ссылаясь на нарушение своих прав.

Решением Мещанского районного суда города Москвы от 18 марта 2010 года постановлено:

- исковые требования ЗАО "<...>" удовлетворить частично;

- расторгнуть кредитный договор N <...> от 27 июля 2007 года, заключенный между ОАО "<...>" и ООО "<...>";

- взыскать с ООО "<...>" задолженность по кредитному договору в размере 92 147 000 рублей - сумма основного долга, 7 118 733,41 рублей - сумма процентов за пользование кредитом, 100 000 рублей - сумма пени за просрочку уплаты процентов, в счет погашения задолженности по кредитному договору N <...> от 27 июля 2007 года, заключенному между ОАО "<...>" и ООО "<...>";

- в остальной части исковых требований отказать;

- встречные исковые требования Т. удовлетворить;

- признать договор залога акций N <...> от 27 июля 2007 года недействительным;

- возвратить Т. 683 312 985 обыкновенных акций ОАО "<...>".

В мотивированном судебном решении от 18 марта 2010 года резолютивная часть решения суда была дополнена в части фразы "возвратить Т. 683 312 985 обыкновенных акций ОАО "<...>" словом "путем", а равно было исключено указание на удовлетворение исковых требований Т. именно как встречных и допущено иное несоответствие текстов резолютивных частей одного и того же решения.

Дополнительным решением Мещанского районного суда города Москвы от 21 апреля 2010 года постановлено: возвратить Т. 683 312 985 обыкновенных акций ОАО "<...>" путем внесения в депозитарий ОАО "<...>" записи о прекращении по договору N <...> от 27 июля 2007 года, заключенного между Т. и ОАО "<...>", залога акций ОАО "<...>" в количестве 683 312 985 обыкновенных акций, принадлежащих Т.

Определением Мещанского районного суда города Москвы от 21 апреля 2010 года постановлено исправить в мотивировочной части решения Мещанского районного суда города Москвы от 18 марта 2010 года гражданское дело N 2-95/2010 допущенную судом описку: читать вместо "В судебном заседании представитель Т. пояснил, что представленный представителем ЗАО "<...>" копия залогового распоряжения не подписывалась Т., подлинник данного документа суду не представлен "<...>" в судебном заседании представитель Т. пояснил, что представленное представителем ЗАО "<...>" залоговое распоряжение не подписывалось Т. По ходатайству стороны Т. судом была назначена независимая судебная почерковедческая экспертиза, согласно заключению которой, подпись от имени Т. в залоговом распоряжении б/н от 27 июля 2007 года на 683 312 985 акций ОАО "<...>", выполнена не Т., а другим лицом с подражанием какой-то подписи Т.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 августа 2010 года решение суда и дополнительное решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе лицо, не привлеченное к участию в деле, ОАО "<...>" ставит вопрос об отмене данных судебных постановлений в части отказа в обращении взыскания на заложенное имущество, признании договора залога акций недействительным и возврата акций, считая их неправомерными в означенной части.

Определением судьи Московского городского суда Князева А.А. от 27 января 2011 года надзорная жалоба передана с делом для рассмотрения в судебном заседании президиума Московского городского суда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, выслушав объяснения представителя лица, не привлеченного к участию в деле, ОАО "<...>" - В., представителя истца ЗАО "<...>" - В.А., представителя ответчика Т. - К., президиум Московского городского суда приходит к следующим выводам.

Согласно ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В соответствии с основами гражданского процесса и положениями гражданского процессуального права резолютивная часть судебного постановления, оглашенная в рамках ст. 199 ГПК РФ, и резолютивная часть мотивированного судебного постановления должны дословно соответствовать друг другу.

Между тем, резолютивная часть вышеуказанного решения суда от 18 марта 2010 года, оглашенная в порядке ст. 199 ГПК РФ, и резолютивная часть того же мотивированного решения суда от 18 марта 2010 года друг друга дословно не повторяют, так как в мотивированном судебном решении от 18 марта 2010 года резолютивная часть решения суда была дополнена в части фразы "возвратить Т. 683 312 985 обыкновенных акций ОАО "<...>" словом "путем", а равно было исключено указание на удовлетворение исковых требований Т. именно как встречных и допущено иное несоответствие текстов резолютивных частей одного и того же решения.

Судом установлено, что 27 июля 2007 года между ОАО "<...>" и ООО "<...>" заключен кредитный договор, по условиям которого ОАО "<...>" обязался открыть ООО "<...>" кредитную линию в размере лимита кредитования (выдачи) 92 147 000,00 (девяносто два миллиона сто сорок семь тысяч) российских рублей на пополнение оборотных средств, а ООО "<...>" обязался возвратить полученные от ОАО "<...>" кредитные денежные средства в срок до 19 января 2009 года с уплатой процентов в размере 15,5% годовых по срочной задолженности; 27 июля 2007 года между Т. и ОАО "<...>" заключен договор залога акций, по условиям которого Т., в обеспечение исполнения обязательств по кредитному договору от 27 июля 2007 года, заключенному между ОАО "<...>" и ООО "<...>", обязался передать принадлежащие ему эмиссионные бездокументарные ценные бумаги (акции ОАО "<...>") в количестве 683 312 985 штук с номинальной стоимостью 68 331 298,50 российских рублей в залог ОАО "<...>"; в соответствии с п. 2.3 означенного договора залога акций от 27 июля 2007 года для целей настоящего договора стороны оценивают имущество (вышеуказанные акции) в размере 96 963 750,00 российских рублей; в соответствии с п. 3.1.3 договора залога акций от 27 июля 2007 года залогодатель обязан не позднее следующего дня после заключения настоящего договора надлежащим образом оформить залоговое распоряжение, с отметкой о том, что залогодержателю передается право на получение дивидендов по акциям с целью погашения обязательства; согласно п. 3.2.1 договора залога акций от 27 июля 2007 года залогодержатель обязан не позднее следующего дня после подписания настоящего договора подписать поручение на блокировку передаваемого в залог имущества для фиксации залога на счете депо залогодателя; в силу п. 5.1 договора залога акций от 27 июля 2007 года право залога по настоящему договору возникает с момента фиксации залога на счете депо, открытого у депозитария; 27 июля 2007 года от имени Т. оформлено залоговое распоряжение на блокировку ценных бумаг на счете депо залогодателя на основании договора залога акций от 27 июля 2007 года; в соответствии с заявлениями ООО "<...>" от 31 июля 2007 года и от 06 августа 2007 года в адрес ОАО "<...>", ООО "<...>" запрошены на основании кредитного договора от 27 июля 2007 года кредитные транши соответственно в размере 25 000 000 рублей и 67 147 000 рублей; означенные денежные средства ОАО "<...>" в пользу ООО "<...>" выплачены, вследствие чего обязательства по кредитному договору от 27 июля 2007 года со стороны ОАО "<...>" в отношении ООО "<...>" исполнены; ООО "<...>" принятые на себя обязательства по кредитному договору от 27 июля 2007 года должным образом не исполнил; 27 августа 2008 года между ОАО "<...>" и ЗАО "<...>" заключен договор уступки прав требования, по условиям которого ОАО "<...>" передает, а ЗАО "<...>" принимает и оплачивает права требования к ООО "<...>", принадлежащие ОАО "<...>" на основании кредитного договора от 27 июля 2007 года, заключенного между ОАО "<...>" и ООО "<...>", а также права требования по договорам, обеспечивающим исполнение кредитного договора, а именно: по договору залога акций от 27 июля 2007 года; обязательства по договору уступки прав требования от 27 августа 2008 года ЗАО "<...>" исполнены; 09 сентября 2008 года на основании уведомления от 04 сентября 2008 года ОАО "<...>" уведомил под роспись генерального директора ООО "<...>" о перемене лиц в обязательстве со стороны кредитора на основании договора уступки прав требования от 27 августа 2008 года, заключенного между ОАО "<...>" и ЗАО "<...>"; в адрес Т. со стороны ОАО "<...>" также направлено уведомление от 04 сентября 2008 года о перемене лиц в обязательстве со стороны кредитора на основании договора уступки прав требований от 27 августа 2008 года, заключенного между ОАО "<...>" и ЗАО "<...>"; в уведомлении ЗАО "<...>" от 11 ноября 2008 года, направленном в адрес Т., указывалось на то, что с 26 сентября 2008 года ООО "<...>" допускает нарушение сроков уплаты процентов по кредитному договору от 27 июля 2007 года, то есть нарушает условия названного кредитного договора, в связи с чем ЗАО "<...>" предложил Т. погасить просроченную задолженность ООО "<...>"; согласно п. 3.3 кредитного договора от 27 июля 2007 года размер процентной ставки может быть увеличен банком в одностороннем порядке (без заключения дополнительного соглашения) в случае изменения Банком России учетной ставки и/или нарушения заемщиком или лицом, предоставившим обеспечение по кредиту, условий настоящего договора либо иного договора, в соответствии с которым банку предоставлено обеспечение кредита (договора залога, поручительства и т.д.), либо в иных случаях по решению кредитного комитета банка, но не более, чем в два раза; новая процентная ставка применяется со дня предъявления заемщику письменного уведомления банка об изменении процентной ставки; уведомлением ЗАО "<...>" от 12 ноября 2008 года Т. извещен об увеличении размера процентной ставки за пользование кредитом по кредитному договору до 25% годовых в связи с нарушением ООО "<...>" сроков уплаты процентов по кредитному договору от 27 июля 2007 года; со стороны ЗАО "<...>" в адрес Т. 20 ноября 2008 года вновь направлено извещение о ненадлежащем исполнении ООО "<...>" его обязательств по кредитному договору от 27 июля 2007 года.

Обратившись в суд с встречным иском по настоящему гражданскому делу, Т. поставил перед судом вопрос о признании права залога обыкновенных бездокументарных акций ОАО "<...>", принадлежащих Т. на праве собственности, недействительным, поскольку, по мнению Т., право залога означенных акций у ОАО "<...>" на основании договора залога от 27 июля 2007 года, заключенного между ОАО "<...>" и Т., не возникло.

В ходе производства по настоящему гражданскому делу никаких письменных заявлений об изменении встречного иска в порядке ст. 39, ч. 1 ст. 131 ГПК РФ Т. в суд не представлялось.

Согласно ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Вместе с тем, рассматривая настоящее гражданское дело, суд признал недействительным не право залога акций, а именно сам договор залога этих акций, который в рамках настоящего спора Т. не оспаривался и требований о признании недействительным которого Т. не заявлялось.

По смыслу положений ст. 149 ГК РФ в случаях, определенных законом или в установленном им порядке, лицо, получившее специальную лицензию, может производить фиксацию прав, закрепляемых именной или ордерной ценной бумагой, в том числе в бездокументарной форме (с помощью средств электронно-вычислительной техники и т.п.); к такой форме фиксации прав применяются правила, установленные для ценных бумаг, если иное не вытекает из особенностей фиксации; лицо, осуществившее фиксацию права в бездокументарной форме, обязано по требованию обладателя права выдать ему документ, свидетельствующий о закрепленном праве; права, удостоверяемые путем указанной фиксации, порядок официальной фиксации прав и правообладателей, порядок документального подтверждения записей и порядок совершения операций с бездокументарными ценными бумагами определяются законом или в установленном им порядке; операции с бездокументарными ценными бумагами могут совершаться только при обращении к лицу, которое официально совершает записи прав. Передача, предоставление и ограничение прав должны официально фиксироваться этим лицом, которое несет ответственность за сохранность официальных записей, обеспечение их конфиденциальности, представление правильных данных о таких записях, совершение официальных записей о проведенных операциях.

Согласно ст. 341 ГК РФ право залога возникает с момента заключения договора о залоге, а в отношении залога имущества, которое надлежит передаче залогодержателю, с момента передачи этого имущества, если иное не предусмотрено договором о залоге.

В соответствии со ст. 334 ГК РФ залог возникает в силу договора. Залог возникает также на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств, если в законе предусмотрено, какое имущество и для обеспечения исполнения какого обязательства признается находящимся в залоге.

Таким образом, такие правовые категории, как договор залога и возникающее на его основе право залога в отношении бездокументарных ценных бумаг (к которым относятся означенные 683 312 985 акций ОАО "<...>") друг другу изначально не тождественны, так как право залога на такие акции возникает только с момента его фиксации соответствующей записью по счету депо в депозитарии.

Соответственно, действительность договора залога бездокументарных ценных бумаг и действительность соответствующего права залога также не тождественны.

Изложенное судом во внимание при вынесении решения принято не было.

Тем самым, постановив означенное решение, суд разрешил исковые требования, которые Т. в установленном гражданским процессуальным законом порядке не заявлялись, так как, обратившись в суд со встречным иском, Т. требований о признании договора залога акций от 27 июля 2007 года недействительным, а равно о возвращении принадлежащих ему на праве собственности 683 312 985 обыкновенных акций ОАО "<...>" не заявлял, а просил о признании именно права залога в отношении обыкновенных бездокументарных акций ОАО "<...>", принадлежащих Т. на праве собственности, недействительным.

В соответствии с принципом диспозитивности гражданского процесса заинтересованные лица самостоятельно определяют пределы и способы защиты ими своих прав и законных интересов.

Суд не может (за исключением случаев, прямо предусмотренных федеральным законом) самостоятельно, по собственной инициативе изменять предмет, основания и размер иска либо обязывать истца совершать эти действия.

В означенном случае право выйти за пределы заявленных исковых требований федеральным законом суду прямо не предоставлено.

Согласно основам гражданского процесса, деятельность суда должна заключаться в даче правовой оценки заявленным требованиям лица, обратившегося за судебной защитой, и в создании необходимых условий для объективного и полного рассмотрения дела.

Разрешение судом требований, которые истцом в рамках рассмотрения гражданского дела не заявлялись, свидетельствует о грубом нарушении судом норм гражданского процессуального закона (ст. 196 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 40 ГПК РФ в случае невозможности рассмотрения дела без участия соответчика или соответчиков в связи с характером спорного правоотношения суд привлекает его или их к участию в деле по своей инициативе.

Данное правовое положение обусловлено тем, что рассмотрение дела без участия лиц, о правах и об обязанностях которых принято решение, ограничивает их конституционное право на судебную защиту, искажает саму суть правосудия, является отступлением от гарантированных статьями 19 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации принципов равенства всех перед законом и судом, осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон.

Настоящая надзорная жалоба подана лицом, не привлеченным к участию в деле, ОАО "<...>".

Согласно ст. 390 ГК РФ первоначальный кредитор, уступивший требование, отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, кроме случая, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором.

Из дела видно, что 27 августа 2008 года между ОАО "<...>" и ЗАО "<...>" заключен договор уступки прав требования, по условиям которого ОАО "<...>" передал ЗАО "<...>" права требования к ООО "<...>", принадлежащие ОАО "<...>" на основании кредитного договора от 27 июля 2007 года, заключенного между ОАО "<...>" и ООО "<...>", а также права требования по договорам, обеспечивающим исполнение кредитного договора, а именно: по договору залога акций от 27 июля 2007 года.

Таким образом, придя к выводу о том, что у ОАО "<...>" не возникло право залога на принадлежащие Т. акции, а также признав договор залога акций от 27 июля 2007 года недействительным, суд по существу установил недействительность переданного ОАО "<...>" в пользу ЗАО "<...>" права требования, обеспечивающего исполнение обязательств ООО "<...>" по кредитному договору от 27 июля 2007 года.

Недействительность переданного цедентом в пользу цессионария требования является в соответствии со статьей 390 Гражданского кодекса Российской Федерации основанием для привлечения цессионарием к ответственности цедента, уступившего требование.

Тем самым, судом в рамках настоящего гражданского дела разрешен вопрос о правах и обязанностях лица, не привлеченного к участию в деле (ОАО "<...>"), что является существенным нарушением основных начал гражданского процессуального закона и положений ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в силу которой каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Согласно ст. 200 ГПК РФ после объявления решения суд, принявший решение по делу, не вправе отменить или изменить его; суд может по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в деле, исправить допущенные в решении суда описки или явные арифметические ошибки.

В соответствии со ст. 201 ГПК РФ суд, принявший решение по делу, может по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в деле, принять дополнительное решение суда в случае, если по какому-либо требованию, по которому лица, участвующие в деле, представляли доказательства и давали объяснения, не было принято решение суда; суд, разрешив вопрос о праве, не указал размер присужденной суммы, имущество, подлежащее передаче, или действия, которые обязан совершить ответчик; судом не разрешен вопрос о судебных расходах.

В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебном решении" от 19 декабря 2003 года N 23 разъяснено, что предусматривая право суда принимать дополнительные решения, статья 201 ГПК РФ вместе с тем ограничивает это право вопросами, которые были предметом судебного разбирательства, но не получили отражения в резолютивной части решения, или теми случаями, когда, разрешив вопрос о праве, суд не указал размера присужденной суммы либо не разрешил вопрос о судебных расходах; поэтому суд не вправе выйти за пределы требований статьи 201 ГПК РФ, а может исходить лишь из обстоятельств, рассмотренных в судебном заседании, восполнив недостатки решения.

Соответственно, устранение судом недостатков постановленного решения в порядке ст. 201 ГПК РФ не должно изменять сущности и содержания объявленного решения.

Несмотря на то, что требований о признании договора залога акций от 27 июля 2007 года недействительным и о возвращении принадлежащих ему на праве собственности 683 312 985 обыкновенных акций ОАО "<...>" Т. в ходе рассмотрения настоящего гражданского дела не заявлял, судом, тем не менее, постановлено дополнительное решение, которым резолютивная часть решения суда дополнена указанием на возврат Т. 683 312 985 обыкновенных акций ОАО "<...>" "путем внесения в депозитарий ОАО "<...>" записи о прекращении по договору N <...> от 27 июля 2007 года, заключенного между Т. и ОАО "<...>" залога акций ОАО "<...>" в количестве 683 312 985 обыкновенных акций, принадлежащих Т.

Таким образом, означенное дополнительное решение суда выходит за пределы предмета встречного иска Т., а равно по своей сути повлекло изменение содержания основного решения суда, вследствие чего требованиям ст. 201 ГПК РФ, предъявляемым к дополнительному решению суда, явно не отвечает: в мотивировочной части решения суд пришел к выводу о том, что у ОАО "<...>" не возникло право залога на принадлежащие Т. акции ОАО "<...>", в то время как дополнительным решением суд дополнил резолютивную часть судебного решения суждениями о возвращении Т. акций ОАО "<...>" путем внесения в депозитарий ОАО "<...>" записи о прекращении залога акций.

Тем самым, решение суда, изложенное с учетом дополнительного решения суда, является в соответствующей части по существу противоречивым и требованиям ясности и определенности заведомо не отвечает, что положениями гражданского процессуального закона не допускается (ст. 195, 198 ГПК РФ).

Кроме того, судом постановлено определение об исправлении описки в мотивировочной части решения суда в виде замены изложенных судом обстоятельств ("В судебном заседании представитель Т. пояснил, что представленный представителем ЗАО "<...>" копия залогового распоряжения не подписывалась Т., подлинник данного документа суду не представлен") на совершенно новые по своей сути суждения, направленные на установление новых обстоятельств ("В судебном заседании представитель Т. пояснил, что представленное представителем ЗАО "<...>" залоговое распоряжение не подписывалось Т. По ходатайству стороны Т. судом была назначена независимая судебная почерковедческая экспертиза, согласно заключению которой, подпись от имени Т. в залоговом распоряжении б/н от 27 июля 2007 года на 683312985 акций ОАО "<...>", выполнена не Т., а другим лицом с подражанием какой-то подписи Т.), которые судом в решении первоначально не устанавливались, что также является явным изменением содержания судебного решения, которое положениями ст. 200 ГПК РФ не допускается.

Изложенное свидетельствует о том, что соответствующие права и обязанности сторон судом четко, ясно и конкретно не определены, а само судебное решение в названной части принято с грубым нарушением ст. 195, 196, 198, 200, 201 ГПК РФ и вышеуказанных разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Несмотря на наличие установленных гражданским процессуальным законом (ст. 362 ГПК РФ) оснований к отмене решения суда в соответствующей части, суд кассационной инстанции оставил решение суда в этой части без изменения, в связи с чем определение судебной коллегии в части также является незаконным.

Оценивая приведенные нарушения, допущенные судами первой и кассационной инстанций, президиум приходит к выводу о существенном характере таких нарушений, повлиявшем на исход дела в указанной части и на содержание вынесенных в этой части судебных постановлений, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов лица, не привлеченного к участию в деле, ОАО "<...>".

Поскольку выводы суда, изложенные в решении, в части отказа в удовлетворении заявленных ЗАО "<...>" исковых требований об обращении взыскания на заложенное имущество и в части встречного иска Т., разрешенного судом с выходом за пределы заявленных встречных исковых требований посредством указания на признание договора залога акций недействительным и возврат акций, а равно суждения, приведенные в дополнительном решении суда, постановленном именно в рамках оспариваемой части судебного решения, носят взаимосвязанный характер, постольку судебное решение и определение судебной коллегии в означенной части и дополнительное судебное решение в полном объеме не могут быть признаны законными и подлежат отмене с направлением гражданского дела в данной части на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Определение суда об исправлении описки в решении суда не может быть признано законным в полном объеме, так как самостоятельного значения это определение не имеет, основывается на решении суда именно в оспоренной части и носит зависимый от него характер, в связи с чем правовая судьба этого определения следует правовой судьбе решения суда в означенной части.

В остальной части (в части удовлетворения судом заявленных ЗАО "<...>" исковых требований о расторжении кредитного договора и взыскании задолженности по кредитному договору) названные судебные постановления в надзорной жалобе не оспариваются, в связи с чем исключаются из надзорной проверки в рамках настоящего надзорного производства.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 387 - 388, 390 ГПК РФ,

 

постановил:

 

Решение Мещанского районного суда города Москвы от 18 марта 2010 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 12 августа 2010 года в части отказа в удовлетворении иска ЗАО "<...>" об обращении взыскания на заложенное имущество и удовлетворения встречного иска Т., а также в части признания договора залога акций недействительным и возврата акций, дополнительное решение и определение Мещанского районного суда города Москвы от 21 апреля 2010 года - отменить, дело в данной части направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

 

Председатель президиума

Московского городского суда

О.А. ЕГОРОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь