Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 февраля 2011 г. по делу N 4а-3869/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу К. в защиту Н. на постановление мирового судьи судебного участка N 5 Панфиловского района г. Москвы от 02 декабря 2010 года и решение судьи Зеленоградского районного суда г. Москвы от 12 декабря 2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 5 Панфиловского района г. Москвы от 02 декабря 2010 года Н. был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами на срок четыре месяца.

Решением судьи Зеленоградского районного суда г. Москвы от 12 декабря 2010 года данное постановление оставлено без изменения, жалоба Н. - без удовлетворения.

В надзорной жалобе К. выражает несогласие с указанными судебными актами, ссылаясь на то, что доказательства, собранные и оформленные инспектором ДПС с нарушением закона, не получили должной юридической оценки, протокол об административном правонарушении составлен с существенными нарушениями, время административного правонарушения, указанное в протоколе, не соответствует времени прилагаемой видеозаписи, кроме того, в протоколе отсутствуют сведения о применении специальных технических средств для видеофиксации правонарушения, что является нарушением ст. 26.2 п. 3, ст. 26.8 КоАП РФ, что рапорт инспектора ДПС не соответствует реальной дорожной обстановке и рельефу местности, что материалы видеофиксации административного правонарушения получены с нарушением порядка сбора доказательств, инспекторы ДПС не могли видеть правонарушение, правонарушение, вменяемое Н., было зафиксировано прибором "Беркут", являющимся радиолокационным измерителем скорости, которым невозможно провести видеозапись.

Проверив представленные материалы, изучив доводы надзорной жалобы, нахожу обжалуемые судебные постановления законными и обоснованными.

При рассмотрении дела мировым судьей установлено, что Н. 12 сентября 2010 года в 11 часов 40 минут, управляя автомобилем марки "..." государственный регистрационный знак ХХХ, на 17 км + 550 м автодороги ... произвел обгон транспортного средства, двигающегося в попутном направлении в зоне ограниченной видимости (в конце подъема), пересек линию дорожной разметки 1.1 Приложения 2 к ПДД РФ и выехал на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, чем нарушил п. 11.4 ПДД РФ, совершив тем самым административное правонарушение, предусмотренное ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Факт совершения Н. административного правонарушения и его виновность подтверждены совокупностью исследованных судебными инстанциями доказательств: протоколом об административном правонарушении, рапортом инспектора ДПС, схемой нарушения, показаниями инспекторов ДПС ...., видеозаписью административного правонарушения.

Достоверность и допустимость перечисленных доказательств сомнений не вызывает.

Доводы надзорной жалобы К. том, что мировой неправильно применил нормы материального права, а доказательства, собранные и оформленные инспектором ДПС с нарушением закона, не получили должной юридической оценки, несостоятельны. В ходе рассмотрения дела на основании совокупности имеющихся в деле доказательств, которым дана надлежащая оценка, мировым судьей установлены обстоятельства совершения Н. административного правонарушения.

Доводы заявителя жалобы, касающиеся того, что протокол об административном правонарушении составлен с существенными нарушениями, допущена ошибка в определении места события административного правонарушения, имеется запись о том, что Н. совершил маневр обгона транспортного средства в зоне ограниченной видимости, однако наличие участка дороги с ограниченной видимостью не подтверждается наличием соответствующих дорожных знаков, что свидетельствует о субъективности мнения инспектора ДПС, отличного от реальной дорожной обстановки, время административного правонарушения, указанное в протоколе, не соответствует времени прилагаемой видеозаписи, кроме того, в протоколе отсутствуют сведения о применении специальных технических средств для видеофиксации правонарушения, что является нарушением ст. 26.2 п. 3, ст. 26.8 КоАП РФ, несостоятельны. В ходе рассмотрения дела мировым судьей правильно установлено, что автомобиль под управлением Н. в зоне ограниченной видимости следовал по полосе дороги, предназначенной для встречного движения, в месте, где нанесена сплошная линия дорожной разметки 1.1. Приложения 2 к ПДД РФ. Отсутствие соответствующих дорожных знаков "Крутой подъем", "Крутой спуск", "Опасный поворот", "Обгон запрещен" не свидетельствует о невиновности Н., нарушение требований указанных дорожных знаков не вменялось ему в вину. Вместе с тем, нарушение требований дорожной разметки 1.1 Приложения 2 к ПДД РФ при выезде на полосу встречного движения, само по себе, является достаточным для квалификации действий водителя по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ. Что касается доводов К. относительно несоответствия времени административного правонарушения, указанного в протоколе, времени прилагаемой видеозаписи, то они обоснованно признаны несущественными и не влияющими на законность и обоснованность вынесенных судебных актов. Отсутствие сведений в протоколе об административном правонарушении о применении специальных технических средств видеофиксации нарушением КоАП РФ не является. Так в соответствии с ч. 1 ст. 26.8 КоАп РФ под специальными техническими средствами понимаются измерительные приборы, утвержденные в установленном порядке в качестве средств измерения, имеющие соответствующие сертификаты и прошедшие метрологическую проверку.

В протоколе об административном правонарушении отражаются показания специальных технических средств (ч. 2 ст. 26.8 КоАП РФ) Между тем, видеофиксация правонарушения не может быть расценена как показание специального технического средства, подлежащее отражению в протоколе об административном правонарушении, поскольку при этом не используется функция измерения каких-либо величин. Необходимость указания в протоколе применения видеозаписи и прибора, при помощи которого эта видеозапись была осуществлена, нормами КоАП РФ не предусмотрена. Кроме того, из представленных материалов следует, что видеозапись была на месте продемонстрирована водителю Н. и представлена в материалы дела, указанная видеозапись была просмотрена в ходе судебного разбирательства с участием самого Н. и его защитника К.

Довод заявителя о том, что показания сотрудников ГИБДД противоречивы, не может повлечь удовлетворение жалобы, поскольку показания указанных лиц последовательны относительно обстоятельств правонарушения, находятся в достаточном соответствии друг с другом и объективно подтверждаются совокупностью собранных по делу доказательств, а потому обоснованно признаны судебными инстанциями имеющими доказательственную силу.

Доводы защитника К. о том, что рапорт инспектора ... от 12.09.2010 года не соответствует реальной дорожной обстановке и рельефу местности, материалы видеофиксации административного правонарушения получены с нарушением порядка сбора доказательств, установленных ч. 3 ст. 26.2, ст. 26.8 КоАП РФ, из сделанной видеозаписи нельзя сделать вывод о том, с помощью какого технического средства она была получена, кроме того, на ней видно только завершение маневра, совершенного Н., а не его начало, по видеоматериалу нельзя достоверно определить расстояние до объекта в момент съемки, несостоятельны. Как усматривается из представленных материалов, рапорт инспектора ДПС .... полностью соответствует реальной дорожной обстановке, поскольку из показаний свидетелей - инспекторов ОГИБДД, видеозаписи дорожного маневра, а также из представленной Н. фотографии следует, что данный участок дороги в конце имеет подъем, ограничивающий зону видимости. Не выявлено каких-либо нарушений при получении видеозаписи, в связи с чем указанное доказательство обоснованно признано относимым, допустимым и достоверным. При этом Н. не отрицал, что на данной видеозаписи виден именно его автомобиль.

Довод жалобы о том, что место вменяемого Н. правонарушения находилось вне зоны видимости сотрудников ГИБДД, не соответствует действительности и объективно опровергается показаниями сотрудников ГИБДД, так и упомянутой выше видеозаписью правонарушения.

Довод заявителя о том, что мировым судьей был допрошен сотрудник ГИБДД, который, будучи должностным лицом, заинтересован в исходе дела, является голословным. При рассмотрении дел об административных правонарушениях, а также по жалобам и протестам на постановления по делам об административных правонарушениях, в случае необходимости, не исключается возможность вызова в суд должностных лиц для выяснения возникших вопросов. При этом согласно требованиям ст. 25.6 КоАП РФ свидетелем по делу об административном правонарушении может являться любое лицо, которому известны фактические данные, на основе которых судья устанавливает наличие или отсутствие административного правонарушения. Объективных сведений, свидетельствующих, о заинтересованности сотрудника ГИБДД в исходе дела, не имеется, в протоколе об административном правонарушении, рапорте, схеме и показаниях в ходе судебного разбирательства им изложены сведения относительно выявленного им правонарушения, имеющие значение для правильного разрешения дела. То обстоятельство, что сотрудник ГИБДД является должностным лицом и осуществляют формирование доказательственной базы, не может служить поводом к тому, чтобы не доверять составленным им и приведенным выше документам, а также его показаниям, данным при рассмотрении дела с соблюдением процессуальных требований КоАП РФ.

При рассмотрении жалобы на постановление мирового судьи в соответствии со ст. 30.6 КоАП РФ судьей районного суда всем доводам жалобы была дана надлежащая оценка, дело проверено в полном объеме.

Надзорная жалоба не содержит доводов, влекущих отмену обжалуемых судебных актов.

Порядок и срок давности привлечения Н. к административной ответственности не нарушены, наказание назначено в пределах санкции ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ в соответствии с требованиями ст. 3.1, 3.8, 4.1. КоАП РФ. При назначении наказания мировым судьей учтены фактические обстоятельства дела, данные о личности, а также характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 30.13, 30.17 КоАП РФ,

 

постановил:

 

Постановление мирового судьи судебного участка N 5 Панфиловского района г. Москвы от 02 декабря 2010 года и решение судьи Зеленоградского районного суда г. Москвы от 13 декабря 2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Н. оставить без изменения, надзорную жалобу К. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

А.Н.ДМИТРИЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь