Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 18 февраля 2011 г. по делу N 4а-3877/10

 

Заместитель председателя Московского городского суда Дмитриев А.Н., рассмотрев надзорную жалобу Р. на постановление судьи Савеловского районного суда г. Москвы от 21.10.2010 года и решение судьи Московского городского суда от 10.11.2010 года по делу об административном правонарушении,

 

установил:

 

Постановлением судьи Савеловского районного суда г. Москвы от 21.10.2010 года Р. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортным средством на срок один год.

Решением судьи Московского городского суда от 10.11.2010 г. постановление Савеловского районного суда г. Москвы от 21.10.2010 года оставлено без изменения, жалоба Р. - без удовлетворения.

В настоящей жалобе Р. просит об отмене указанных судебных решений, ссылаясь на то, что при назначении наказания судебные инстанции не учли его профессию водителя, которая является для него единственным источником дохода, а также малозначительность нарушения и крайнюю необходимость, что при рассмотрении дела не было учтено отсутствие повреждений на автомобиле второго участника ДТП, что при рассмотрении дела не велся протокол судебного заседания, тогда как все "федеральные суды" являются коллегиальным органом, а потому обязаны вести такой протокол.

Проверив представленные материалы, изучив довод жалобы, нахожу постановление судьи Савеловского районного суда г. Москвы от 21.10.2010 года и решение судьи Московского городского суда от 10.11.2010 года законными и обоснованным.

При рассмотрении дела судебными инстанциями установлено, что Р. 23 сентября 2010 года в 09 часов 00 минут, управляя автомобилем марки "<...>" государственный регистрационный знак N <...>, следуя по ул. * в г. *, у дома * совершил столкновение с автомобилем марки "<...>" государственный регистрационный знак N 1 под управлением К., после чего в нарушение п. 2.5 ПДД РФ оставил место дорожно-транспортного происшествия, тем самым совершил административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Факт совершения административного правонарушения и виновность Р. подтверждены доказательствами: протоколом об административном правонарушении, схемой ДТП, рапортами инспекторов ГИБДД, актом осмотра автомобилей "<...>" и "<...>", постановлением по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ, в отношении Р., поэтому вывод судебных инстанций о наличии в действиях Р. состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, является правильным. Достоверность указанных доказательств сомнений не вызывает.

Довод жалобы о том, что при назначении наказания судебные инстанции не учли его профессию водителя, которая является для него единственным источником дохода, а также малозначительность нарушения и крайнюю необходимость, нельзя признать обоснованным. Санкция ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ предусматривает альтернативный вид наказания, а именно, лишение права управления транспортными средствами или административный арест, при этом последний вид наказания является более суровым, поскольку связан с ограничением конституционного права лица на свободу передвижения, и назначается лишь в исключительных случаях. Как усматривается из представленных материалов, оснований для назначения Р. более строгого вида наказания из предусмотренных санкцией ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ не имеется. При таких обстоятельствах утверждение заявителя в надзорной жалобе о возможности назначения ему наказания в виде административного ареста, не состоятельно. Кроме того, исходя из определения крайней необходимости, содержащегося в ст. 2.7 КоАП РФ, ее признаков в действиях Р. очевидно не усматривается. Помимо этого, в соответствии с разъяснением, содержащемся в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 года N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", малозначительным административным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально и содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного правонарушения и роли правонарушителя, размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений. При этом такие обстоятельства, как, например, личность и имущественное положение привлекаемого к ответственности лица, добровольное устранение последствий нарушения, возмещения причиненного ущерба, не являются обстоятельствами, характеризующими малозначительность. С учетом изложенного, принимая во внимание виды предусмотренных санкцией ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ наказаний, устанавливаемых в соответствии с положениями ст. ст. 3.8 и 3.9 КоАП РФ за грубое нарушение, совершенное Р. правонарушение нельзя признать малозначительным.

Довод жалобы о том, что при рассмотрении дела не было учтено отсутствие повреждений на автомобиле второго участника ДТП, не обоснован, поскольку он опровергается протоколом осмотра автомобилей обоих участников ДТП, в соответствии с которым повреждения на автомобиле К. имеются. Кроме того, наличие повреждений на автомобиле второго участника ДТП в данном случае не имеет правового значения, поскольку сам Р. свое участие в ДТП, произошедшем с автомобилем "<...>" под управлением К., не отрицает. Выяснение вопроса о причинении ущерба, материального или физического, при квалификации действий лица по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, необходимо лишь для установления наличия или отсутствия ДТП в соответствии с определением, содержащимся в п. 1.2 ПДД РФ.

Довод заявителя о том, что при рассмотрении дела не велся протокол судебного заседания, тогда как все "федеральные суды" являются коллегиальным органом, а потому обязаны вести такой протокол, не состоятелен и основан на неверном толковании закона. Под коллегиальным органом в системе законодательства Российской Федерации подразумевается такой орган, который состоит более чем из одного члена этого органа. Таким образом, законодатель, предусматривая в ст. 29.8 КоАП РФ необходимость ведения протокола о рассмотрении дела об административном правонарушении при рассмотрении этого дела коллегиальным органом, имел в виду случаи рассмотрения дел не судьями, а органами и их должностными лицами, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, перечисленными в главе 23 КоАП РФ.

Надзорная жалоба не содержит доводов, которые влекут отмену обжалуемых судебных решений.

При назначении наказания судья районного суда учел личность виновного, характер совершенного административного правонарушения, объектом которого является безопасность дорожного движения. Административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами назначено в соответствии с требованиями ст. 3.1, ст. 3.8 и ст. 4.1 КоАП РФ в пределах санкции ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Порядок и срок давности привлечения к административной ответственности не нарушены.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.13, 30.17 Кодекса РФ об административных правонарушениях,

 

постановил:

 

Постановление судьи Савеловского районного суда г. Москвы от 21.10.2010 года и решение судьи Московского городского суда от 10.11.2010 года по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ, в отношении Р. оставить без изменения, надзорную жалобу Р. - без удовлетворения.

 

Заместитель председателя

Московского городского суда

ДМИТРИЕВ А.Н.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь