Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 года

 

Судья: Стех Н.Э.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Коробейниковой Л.Н.,

судей Анисимовой В.И., Глуховой И.Л.,

при секретаре Б.А.Ш.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Ижевске 21 февраля 2011 года дело по кассационной жалобе Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в <...> (межрайонное) Удмуртской Республики на решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 27 декабря 2010 года, которым

иск ФИО 1 к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в <...> (межрайонное) Удмуртской Республики о восстановлении пенсионных прав удовлетворен.

Решение Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в <...> (межрайонное) Удмуртской Республики N <...> от 13 августа 2010 года об отказе ФИО 1 в досрочном назначении трудовой пенсии по старости признано незаконным.

Управление Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в <...> (межрайонное) Удмуртской Республики обязано досрочно назначить ФИО 1 трудовую пенсию по старости, как лицу, не менее 25 лет осуществлявшему педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от ее возраста со дня возникновения права, а именно с 26 мая 2010 года, бессрочно;

С Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в <...> (межрайонное) Удмуртской Республики взысканы в пользу ФИО 1 расходы по оплате услуг представителя в сумме 3000 руб., расходы по оплате государственной пошлины в сумме 200 руб., расходы по оформлению нотариальной доверенности в размере 500 руб., всего 3 700 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Анисимовой В.И., Судебная коллегия

 

установила:

 

К.Ф.И. обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в <...> (межрайонное) Удмуртской Республики (далее - Управление) о восстановлении пенсионных прав. В обоснование иска указала, что решением Управления N <...> от 13 августа 2010 года ей отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости как лицу, осуществлявшему педагогическую деятельность. Ответчиком необоснованно исключены из подсчета сроков осуществления педагогической деятельности периоды работы воспитателем в колхозе <...> период обучения в <...> педагогическом институте и периоды, когда она находилась в отпуске по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет и от полутора до трех лет, начавшийся в период действия нормативных актов, позволявших включать такие отпуска в стаж осуществления педагогической деятельности. Просит признать решение Управления N от <...> об отказе в установлении пенсии незаконным, обязать ответчика досрочно назначить пенсию с момента возникновения права, взыскать судебные расходы.

Суд рассмотрел дело в отсутствие истицы, в порядке ст. 167 ГПК РФ.

В судебном заседании представитель истицы по доверенности К.Л.А. на удовлетворении исковых требований настаивала.

Представитель ответчика по доверенности К.Е.Б. исковые требования не признала.

Суд вынес вышеизложенное решение.

В кассационной жалобе ответчик ставит вопрос об отмене решения суда, вынесении нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований, ввиду неправильного применения норм материального права. Ответчик в кассационной жалобе оспаривает наличие правовых оснований для включения в стаж периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком до 3 лет, продолжавшегося после 06.10.1992 г. Указывает на нарушение судом положений ст. 100 ГПК РФ при взыскании с ответчика расходов по оплате услуг представителя.

Судебная коллегия, проверив материалы дела в пределах доводов кассационной жалобы, оснований отмены решения суда не усматривает.

Истец не оспаривает решение суда, которым отказано во включении в сроки осуществления педагогической деятельности периодов работы с 01 августа 1977 года по 30 ноября 1978 года воспитателем в колхозе <...> и период учебы в <...> педагогическом институте с 01 декабря 1978 года по 15 августа 1984 года, в связи с чем, Судебная коллегия не входит в обсуждение законности выводов суда в этой части.

Периоды нахождения истца в отпуске по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет и от полутора лет до трех лет, с 06 октября 1992 года по 05 мая 1994 года, составляющий 01 год 07 месяцев, судом включены на основании постановления Госкомитета СССР по труду и социальным вопросам и Секретариата ВЦСПС N 156/10-30 от 06 июля 1982 года "О порядке предоставления частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет", постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС N 677 от 22 августа 1989 года "Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей" п. 7 разъяснения Госкомтруда СССР и Секретариата ВЦСПС от 29 ноября 1989 года N 23/24-11 "О порядке предоставления женщинам частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет". Доводы ответчика о возможности включения подобного отпуска до 06.10.1992 г. (до момента вступления в силу Закона РФ от 25.09.1992 г. N 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РФ") судом правомерно признаны необоснованными.

Поскольку предоставленный истцу отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет начался в период действия указанных нормативных актов (до 06.10.1992 г.), суд со ссылкой на положения ч. 2 ст. 6, ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст.ст. 18, 19, ч. 1 ст. 55 Конституции РФ, предполагающих правовую определенность законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения и возможность реализации гражданином приобретенных на основе действующего законодательства прав, пришел к правильному выводу о наличии оснований для зачета в педагогический стаж истца периода ее нахождения в отпуске по уходу за ребенком до достижения трех лет по 05 мая 1994 года.

Судебные расходы с ответчика подлежат взысканию в соответствии со ст.ст. 98, 100 ГПК РФ.

Положения ст. 100 ГПК РФ предполагают при взыскании расходов по оплате услуг представителя применение принципа разумного возмещения этих расходов.

Учитывая степень сложности рассматриваемого дела, сложившуюся правоприменительную практику, рассмотрение дела в течение непродолжительного времени, Судебная коллегия находит необходимым расходы по оплате услуг представителя взыскать в размере 1 500 руб.

С учетом изложенного кассационная жалоба ответчика подлежит удовлетворению только в части снижения судебных расходов.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Октябрьского районного суда г. Ижевска от 27 декабря 2010 года оставить по существу без изменения.

В части взыскания судебных расходов резолютивную часть изложить в следующей редакции:

Взыскать с Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в <...> (межрайонное) Удмуртской Республики в пользу ФИО 1 расходы по оплате услуг представителя в сумме 1 500 руб., расходы по оплате государственной пошлины в сумме 200 руб., расходы по оформлению нотариальной доверенности в размере 500 руб., всего 2 200 рублей.

Кассационную жалобу Управления Пенсионного фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в <...> (межрайонное) Удмуртской Республики удовлетворить частично.

 

Председательствующий

КОРОБЕЙНИКОВА Л.Н.

 

Судьи

АНИСИМОВА В.И.

ГЛУХОВА И.Л.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь