Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 года

 

Судья: Ступак Ю.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Стяжкина С.Л.,

судей Пономаревой А.В., Рябова Д.В.,

при секретаре Б.А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске Удмуртской Республики 21 февраля 2011 года гражданское дело по кассационной жалобе Г.Д.А.

на решение Устиновского районного суда г. Ижевска Удмуртской Республики от 29 декабря 2010 года,

которым исковые требования Н., к Г.Д.А., Г.Е.Д. о вселении удовлетворены.

В удовлетворении встречных исковых требований Г.Д.А. к Н., действующей в интересах несовершеннолетнего Г.Д.А., о признании утратившим право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета отказано.

Г.Д.А. вселен в жилое помещение по адресу: <...>.

Н., - законный представитель Г.Д.А. вселена в жилое помещение по адресу: <...>, до достижения Г.Д.А. совершеннолетия.

Взысканы с Г.Д.А., Г.Е.Д. солидарно в пользу Н., расходы по оплате юридических услуг в размере <...> руб., расходы по уплате госпошлины в размере 200 руб.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Удмуртской Республики Пономаревой А.В., объяснения Г.С.Н., ее представителя Г.Е.Д. ссылавшихся на необоснованность жалобы и просивших решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Н., действуя в своих интересах и в интересах несовершеннолетнего сына Г.Д.А. <...> года рождения, обратилась в суд с иском к Г.Д.А., Г.Е.Д. об устранении препятствий в пользовании жилым помещением, расположенным по адресу: <...>.

Требования мотивировала тем, что в квартире по указанному адресу зарегистрированы ее сын Г.Д.А. и ответчики. Квартира не приватизирована. Истец и ее сын проживали в квартире с момента рождения ребенка и до смерти Г.Д.А. - отца несовершеннолетнего Г.Д.А. При жизни у Г.А. имелось заболевание - 4-я степень туберкулеза, в связи с чем по рекомендации врача и с согласия Г.А., в интересах ребенка истец с несовершеннолетним сыном выехали из спорной квартиры на съемную квартиру. В июне 2010 года после смерти Г.А., истец с сыном попытались вселиться в спорную квартиру, но ответчики воспрепятствовали этому. Плату за жилое помещение и коммунальные услуги истец вносит ежемесячно, но пользоваться жилым помещением она и ее ребенок не могут, в связи с чем просила обязать ответчиков не чинить препятствия в пользовании жилым помещением и обеспечить свободный доступ в квартиру по адресу: <...>, а также выдать ключи от квартиры и взыскать с ответчиков судебные расходы в размере 1 5000 руб.

В ходе судебного разбирательства истец изменила исковые требования, просила суд вселить в спорную квартиру сына и ее как законного представителя несовершеннолетнего ребенка Г.Д.А. до его совершеннолетия; обязать ответчиков выдать им ключи от квартиры; взыскать судебные расходы по оплате за составление искового заявления - 1 500 руб. и расходов на оплату услуг представителя - 10 000 руб.

В ходе судебного заседания Н., заявила отказ от иска в части. Определением суда от 29 декабря 2010 года производство по делу о возложении обязанности на ответчиков выдать ключи от квартиры прекращено в связи с отказом истца Н., в этой части.

К участию в деле в качестве третьего лица привлечен орган опеки и попечительства Администрации Устиновского района г. Ижевска.

Ответчик Г.Д.А. предъявил встречный иск к Н., действующей в интересах несовершеннолетнего Г.Д.А. о признании несовершеннолетнего Г.Д.А. утратившим право пользования жилым помещением по адресу: <...> снятии его с регистрационного учета по указанному адресу, взыскании судебных расходов в размере 3 000 руб.

Требования встречного иска мотивированы тем, что Г.Д.А. зарегистрирован по адресу: <...>, с 28 мая 2004 года, с момента рождения в квартире совместно с матерью проживал 3 - 4 месяца, после чего выехал из указанной квартиры вместе с матерью. В настоящее время Н., проживает с ребенком в другом жилом помещении, кроме того, у Н., имеется жилой дом в <...>, где она имеет регистрацию. Обязанность по оплате квартиры и коммунальных услуг Н., не выполняет. Считает, что, поскольку Н., не приобрела права проживания в спорной квартире и не проживает в ней в течение продолжительного времени, а отец ребенка умер, соответственно, местом жительства ребенка является место жительства его матери.

В судебном заседании истец Н., ее представитель Б., исковые требования поддержали.

Ответчик Г.Д.А. исковые требования не признал, требования встречного иска поддержал.

Представитель отдела опеки и попечительства Администрации Устиновского района г. Ижевска - Г.К.В., действующий на основании доверенности, требования первоначального иска полагал подлежащими удовлетворению, требования встречного иска - не подлежащими удовлетворению.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе Г.Д.А. ставится вопрос об отмене состоявшегося по делу решения со ссылкой на недоказанность установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела, несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, нарушение и неправильное применение норм материального и процессуального права.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав участников кассационного процесса, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит решение суда не подлежащим отмене.

При разрешении спора суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применил нормы материального права, не допустил нарушений норм процессуального права, влекущих отмену судебного решения.

Из материалов дела следует и установлено судом первой инстанции, что жилое помещение по адресу: <...> находится в муниципальной собственности.

Ордер N <...> от 18 января 1986 года на право занятия трех комнат <...> был выдан Г.С.Н. на семью из четырех человек. В ордер были включены Г.А.Н. -муж, Г.Д.А. - сын, Г.А. - сын.

Согласно поквартирной карточке в указанном жилом помещении зарегистрированы: ответчики Г.Д.А., Г.Е.Д. и несовершеннолетний Г.Д.А. <...>.

Фактически в спорном жилом помещении проживают ответчики Г.Д.А. и Г.Е.Д.

Родителями несовершеннолетнего Г.Д.А., <...> рождения, являются истец Н., и Г.А. умерший 10 июня 2010 года.

Истец Н., зарегистрирована в жилом помещении по адресу: <...>.

Истец вместе с сыном Г.Д.А. проживают в квартире по адресу: <...>, на основании договора аренды жилого помещения от 14 июня 2010 года сроком на 11 месяцев.

Несовершеннолетний Г.Д.А. состоит на учете в ГУЗ РКТБ МЗ УР с диагнозом: тубконтакт с отцом, посещает <...>, группу для детей с туберкулезной интоксикацией.

Данные обстоятельства установлены судом и сторонами не оспариваются.

Из совокупности правовых норм, изложенных в ч. 2 ст. 38, ч. 1 ст. 40 Конституции РФ, ст. 65 СК РФ, п. 2 ст. 20 СК РФ, следует, что несовершеннолетние дети приобретают право на ту жилую площадь, которая определяется ими в качестве места жительства соглашением родителей. Такое соглашения является основанием вселения ребенка в конкретное жилое помещение.

В силу ст. 71 ЖК РФ временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма.

Суд, разрешая спор, пришел к правильному выводу о том, что непроживание несовершеннолетнего в спорном жилом помещении само по себе не может являться основанием для удовлетворения иска о признании несовершеннолетнего утратившим право пользования жилым помещением, в котором имел право на жилую площадь один из его родителей, выразивший с учетом согласия матери желание на его вселение, и регистрацию по своему месту жительства. Кроме того, как верно указал суд, непроживание несовершеннолетнего было связано с отсутствием надлежащих для проживания условий, а именно наличия у отца ребенка заболевания туберкулез, что создавало невозможность проживания его вместе с отцом. Факт проживания ребенка в настоящее время в другом жилом помещении не может служить основанием для признания его утратившим право пользования спорным жилым помещением.

Суд правомерно отказал Г.Д.А. в удовлетворении его требований о признании несовершеннолетнего Г.Д.А. утратившим право пользования жилым помещением.

Суд, установив, что со стороны Г.Д.А. чинятся препятствия в пользовании несовершеннолетним спорным жилым помещением, правомерно удовлетворил требования об его вселении. Этот вывод суда соответствует собранным по делу доказательствам и требованиям закона, и оснований для признания его ошибочным у суда кассационной инстанции не имеется.

Поскольку Г.Д.А., будучи несовершеннолетним, в силу своего возраста самостоятельно реализовать свое право пользования жилым помещением не может, суд правомерно удовлетворил требование о вселении в спорное жилое помещение его законного представителя - матери Н., - до достижения ребенком совершеннолетия, правомерно указав, что она самостоятельного права пользования жилым помещения по адресу: <...>, не приобретает.

Выводы суда являются верными, основанными на правильном применении норм материального права и соответствующими фактическим обстоятельствам дела.

Спор по существу разрешен судом правильно, решение является законным и обоснованным.

Доводы кассационной жалобы направлены на переоценку выводов суда первой инстанции, оснований для этого Судебная коллегия не находит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Устиновского районного суда г. Ижевска от 29 декабря 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Г.Д.А. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь