Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. по делу N 22-1386

 

Судья Орешкина И.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

Председательствующего Никишиной Н.В.,

судей Давыдова В.И., Олихвер Н.И.,

при секретаре С.М.,

рассмотрела в судебном заседании от 21 февраля 2011 года кассационные жалобы адвоката Карамышева А.Г. в защиту интересов осужденного Г.Э., адвоката Шаряфетдинова Р.А. в защиту интересов осужденного Г.М., осужденного И.А. и осужденного Г.Э. на приговор Симоновского районного суда г. Москвы от 20 сентября 2010 года, которым

Г.М., не судимый,

осужден по п. п. "а", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ к 7 годам лишения свободы;

по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ к 4 годам лишения свободы, без штрафа;

по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ к 3 годам лишения свободы, без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно определено к отбытию Г.М. наказание в виде 8 лет 6 месяцев лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

И.А., не судимый,

осужден по п. п. "а", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ к 6 годам лишения свободы;

по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ к 4 годам лишения свободы, без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно определено к отбытию И.А. наказание в виде 7 лет лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Г.Э., не судимый,

осужден по п. п. "а", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ к 7 годам лишения свободы;

по п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ к 4 годам лишения свободы, без штрафа;

по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы, без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно определено к отбытию Г.Э. наказание в виде 8 лет 6 месяцев лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Т., судимый 26.11.08 года мировым судьей судебного участка N 246 г. Москвы по ч. 3 ст. 327 УК РФ к штрафу в размере 4000 рублей в доход государства, штраф в настоящее время не оплачен,

осужден по п. п. "а", "в", "г", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ к 7 годам лишения свободы;

по п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 163 УК РФ к 4 годам лишения свободы, без штрафа;

по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 5 годам лишения свободы, без штрафа.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно определено к отбытию Т. наказание в виде 8 лет 6 месяцев лишения свободы, без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговор мирового судьи судебного участка N 246 г. Москвы от 26.11.2008 года в отношении Т. постановлено исполнять самостоятельно.

Срок отбывания наказания Т., Г.Э. постановлено исчислять с 25 апреля 2010 года, а Г.М. и И.А. с 26 апреля 2010 года.

Приговором разрешена судьба вещественных доказательств, в том числе мобильные телефоны "Н 6300", "Н 5140I", Н 1100" - постановлено - уничтожить.

Заслушав доклад судьи Давыдова В.И., пояснения адвокатов Шаряфетдинова Р.А., Карамышева А.Г., Горбунова В.А., С.В.В., осужденных Г.М., Г.Э., Т. по доводам жалоб, потерпевшего И.Р., просившего приговор суда оставить без изменения, мнение прокурора Бобек М.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

По приговору суда Г.М., Г.Э., И.А., Т. признаны виновными в том, что они совершили похищение человека группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, из корыстных побуждений.

Они же (Г.М., Г.Э., И.А., Т.) признаны виновными в том, что совершили вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, в крупном размере.

Кроме того, Г.М. признан виновным в том, что совершил вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия.

Кроме того, Г.Э. и Т. признаны виновными в том, что совершили разбой, то есть нападение в целях хищение чужого имущества, с угрозой применения насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

Установленные судом обстоятельства совершения преступлений указаны в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Карамышев А.Г. в защиту интересов осужденного Г.Э. просит приговор суда отменить, в связи с нарушением норм уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, несправедливостью приговора и несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела. Защита считает, что Г.Э. в совершении инкриминируемого ему деяния не виновен и находился в момент совершения преступления в ином месте. Оценка первоначальных показаний свидетелей С. и И., данные ими на предварительном следствии, свидетельствуют, что эти показания копируют объяснения, данные ими сотрудникам милиции сражу же после нападения, и они аналогичны по содержанию друг другу, за исключением лишь того, что по показаниям С. она не способна воспроизвести композиционный портрет нападавших, а И., по показаниям, способен это сделать. Из показаний С. и И., касающихся описания лица, которое совершило совместно с Т. на них нападение, видно, что это лицо имело азиатскую внешность, имело возраст 30 - 32 года или чуть меньше, было ростом 170 - 175 см, имело короткие черные волосы и было одето в черную болоньевую средней длины куртку и темные джинсы, однако фактически никакие данные не подходят под это описание, а также противоречат показаниям, данным И. в судебном заседании. Как следует из показаний И., до проведения опознания Г.Э., И. следователь и сотрудники милиции, осуществляющие оперативное сопровождение, показывали фотографии с изображением Г.Э. и Т., после того, как на фотографии И. никто не был опознан, ему показали видеосъемку с изображением Г. и Т., где он указал на похожих лиц, а именно на Г.Э. и Т., все вышеперечисленные действия следственных и оперативных органов не могут являться доказательствами, поскольку они выполнены с нарушением требований УПК РФ и Закона об ОРД РФ. В судебном заседании при участии переводчика, мать Г.Э. объяснила, что сын находился в ночь совершения преступления по адресу, где она и сын совместно с другой парой азербайджанцев снимали квартиру. По эпизодам с похищением человека и вымогательством чужого имущества суд не проверил все представленные ему доказательства, не исследовал обстоятельства, имеющие существенное значение по делу и, в частности, не дал должной и объективной оценки показаниям Г.Э., которые он давал на предварительном следствии в отсутствии переводчика и приглашенных в порядке ст. 51 УПК РФ защитников. На всем протяжении предварительного следствия, Г.Э. своими показаниями помогал расследованию уголовного дела. Показания Т. о том, что он, Г.Э. и Г.М., якобы спланировали похищение Ж.А., являются изначально ложными, поскольку Г.Э. не был тесно знаком ни с Г.М., ни с Т. При показаниях Г.Э. в качестве подозреваемого и обвиняемого участвовал переводчик ООО "Евразия" А.И., однако ни в одном постановлении следователей не указано, что он был назначен в качестве переводчика по делу, а также отсутствует в деле доверенность как переводчика от ООО "Евразия".

В кассационной жалобе осужденный Г.Э. сообщает о том, что считает приговор суда несправедливым, выводы суда о его виновности в совершенных преступлениях являются надуманными, а также неподтвержденными собранными материалами дела и показаниями потерпевших.

В кассационной жалобе осужденный И.А. просит приговор суда изменить, а также не уничтожать сотовый телефон модели "Н 6300", а передать его собственнику - С.А.В., поскольку в уголовном деле отсутствуют доказательства, указывающие на совершение им вымогательства денежных средств, и напротив, имеются доказательства его непричастности к совершению преступления. Согласно результатам прослушивания фонограммы с записью разговора Ж.М. с неустановленными лицами по факту хищения Ж.А., Ж.М. заявил, что голос вымогателя принадлежит Г.М. Потерпевший Ж.М. не указал, что в записанных телефонных переговорах присутствует голос И.А., к тому же с 20 часов 23.04.2009 года до 24 часов 25.04.2009 года он не встречался с Г.М. и другими соучастниками данного преступления, что подтверждается материалами дела.

В кассационной жалобе адвокат Шаряфетдинов Р.А. в защиту интересов осужденного Г.М. просит приговор суда отменить и оправдать Г.М. по всем эпизодам преступлений, поскольку считает приговор необоснованным. Собранные доказательства по эпизоду с потерпевшим Х. не могут быть положены в основу обвинения Г.М., поскольку показания потерпевшего, положенные в основу обвинения, неоднозначно говорят о том, что Г.М. причастен к вымогательству денежных средств. По эпизоду преступления, где потерпевшими являются Ж.А. и Ж.М., помимо не признания вины Г.М., подсудимые Т., И.А.Г.о. и Г.Э. показали, что Г.М. не причастен к совершению преступления, а именно к вымогательству денежных средств и похищению потерпевшего Ж.А. В ходе предварительного расследования по неизвестным причинам не была назначена и проведена фоноскопическая экспертиза, выводы которой дали бы объективный ответ действительно ли на записи записан голос Г.М. В ходатайстве о назначении и проведении вышеуказанной экспертизы, было необоснованно отказано. Кроме того, Г.М. является гражданином Республики Азербайджан, длительное время официально проживал в г. Москве и работал на продуктовом рынке, к уголовной ответственности не привлекался, не судим, женат, имеет на иждивении двух несовершеннолетних детей, положительно характеризуется по мету жительства, в наркологическом и психоневрологическом диспансерах на учете не состоит.

Виновность осужденных Г.М., И.А., Г.Э., Т. в совершении преступлений установлена исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами, на которые суд ссылается в приговоре:

По эпизодам совершения похищения потерпевшего Ж.А. и вымогательства денежных средств вина осужденных подтверждается следующими доказательствами:

- показаниями потерпевшего Ж.А. о. об обстоятельствах, как он был силой посажен в автомобиль Ваз 21099 черного цвета, в котором за рулем сидел Г.Э., а на заднем сидении сидел И.А., который приставил к его затылку предмет, похожий на пистолет, а затем силой прижал голову к своим ногам. Затолкнувший его в салон машины мужчина сел рядом с ним. Он оказался между двух мужчин. Затем его несколько раз ударили по туловищу и И.А. сказал, что если он будет кричать, "рыпаться", то его пристрелят. Всю дорогу, когда они ехали, он находился на заднем сиденье, а его голова была прижата к ногам И.А. В его адрес высказывались угрозы, что убьют его, если он будет сопротивляться. Затем машина въехала в гараж, двери гаража за машиной закрылись. Он оставался в салоне автомашины, ему надели на голову черную шапку - маску, с прорезью для носа и рта, обмотали голову лентой скотч, закрыв глаза, связали скотчем руки, после чего сказали, чтобы он звонил брату - Ж.М. и сообщил, что ему плохо и чтобы тот отдал за его освобождение 1,5 миллиона рублей. Он им ответил, что это делать не будет, так как таких денег нет. Тогда ему нанесли несколько ударов по лицу и туловищу, стали угрожать, что если брат не принесет деньги, его убьют. Он продолжал говорить, что таких денег нет у его семьи, похитители не верили и продолжали его избивать и требовать деньги. Затем звонили брату и требовали деньги. Через 2 - 2,5 часа приехали в гараж еще два человека и сменили первых двух. В этой смене ему поднесли телефон, приказали сказать, что с ним все хорошо. Они были на связи с братом и говорили, что брат скоро принесет деньги, и его отпустят. Через некоторое время ему захотелось пить и ему дали воды и кусочек лаваша, по вкусу которого он понял, что к его похищению причастен и Г.М., так как на всем Д. рынке, где он работал, только у семьи Г.М. была точка, торгующая лавашем, в тесто у них добавлялся лук. После того как он выпил воды и съел лаваш, то уснул. Проснулся он утром 25 апреля 2009 года, когда его освободили сотрудники милиции. Когда его вывели на улицу, то он увидел, что на земле лежали Г.Э. и Т., которые были задержаны сотрудниками милиции, и которые удерживали его;

- показаниями потерпевшего Ж.М. - родного брата потерпевшего Ж.А. об обстоятельствах, при которых у него требовали деньги за освобождение брата и назначались встречи для передачи денег. При этом он пояснил, что похитители брата угрожали убийством брата. Примерно в период времени с 02 часов 30 минут до 04 часов 25 апреля 2009 года, около станции метро "Новокузнецкая" в автомобиле "Д Н-а" были задержаны Г.М., который поддерживал с ним (Ж.) связь по телефону и И.А.;

- показаниями свидетелей Р., С.А.Р., С.С., о том, что им от Ж. стало известно, что похитили его брата и за его освобождение требуют 1500 000 рублей, в случае не уплаты угрожают убийством брата;

- показаниями свидетелей Г.Д., Я. - сотрудников милиции об обстоятельствах, при которых был освобожден похищенный Ж.А. При этом они пояснили, что похитители требовали у похищенного и его брата 1 500 000 рублей, угрожали убийством. 25 апреля 2009 года были задержаны И.А., Г.М., Г.Э., Т., которые похитили Ж.А. и требовали с него и брата 1 500 000 рублей;

- протоколом осмотра места происшествия, согласно которому по адресу: <...> в гаражном боксе, обнаружен автомобиль В-з - 2-9 черного цвета, в салоне которого на заднем сидении удерживался Ж.А., охрану которого осуществляли Г.Э. и Т.;

- рапортом сотрудника милиции Д. о задержании И.А. и Г.М., находившихся в автомашине "Д Н-я" около метро "Н-я", которые требовали выкупа за освобождения потерпевшего;

- протоколом личного досмотра Г.М. о, в ходе которого у него был изъят мобильный телефон "Н 6233", принадлежащий потерпевшему Ж.А.;

- протоколом личного досмотра И.А., в ходе которого у него был обнаружен и изъят травматический пистолет ИЖ 79-9Т, которым он угрожал потерпевшему Ж.А.;

- явкой с повинной Г.Э., в которой он собственноручно отразил свою причастность к похищению потерпевшего Ж.А., имевшему место 23.04.09 года совместно с соучастниками и девушкой кавказской народности и удержанию потерпевшего против его воли в гараже до приезда сотрудников милиции;

- другими, приведенными в приговоре доказательствами.

По эпизоду совершения вымогательства Г.М. у потерпевшего Х. его вина подтверждается следующими доказательствами:

- показаниями потерпевшего Х. об обстоятельствах, при которых Г.М. с неустановленным следствием лицом приставил к голове потерпевшего пистолет, посадил в автомашину марки "Д Н-а", привез на ул. Л-ва в г. Москве, высказывая угрозы, требовал у него 150 000 рублей, которые потерпевший впоследствии передал им около здания торгового комплекса "Е П";

- протоколом предъявления лица для опознания, согласно которому потерпевший Х. опознал среди представленных статистов Г.М., пояснив, что именно он совместно с братом, под угрозами, требовали у него деньги 150 000 рублей;

- другими, приведенными в приговоре доказательствами.

По эпизоду совершения разбойного нападения Г.Э. и Т. в отношении потерпевших С.В.А. и И.Р. вина подтверждается следующими доказательствами:

- показаниями потерпевших И.Р. и С.В.А. о том, что они возвращались из кино 12.04.2009 года, примерно в 02 часа 30 минут, когда к ним на С. валу в г. Москве подошли Г.Э. и Т., нанесли И. удар ногой в область правого бедра и угрожая пистолетом, забрали сумку, откуда похитили кошелек с деньгами;

- заявлением потерпевшей С.В.А. о привлечении к уголовной ответственности неизвестных лиц, которые 12.04.2009 года, примерно в 02 часа 55 минут, по адресу: г. Москва, С. вал, дом 26, угрожая предметом, похожим на пистолет, сорвав с ее плеча сумку, завладели кошельком, в котором находились 2000 рублей;

- протоколом предъявления лица для опознания, согласно которому С.В.А. среди представленных ей статистов опознала Т., пояснив, что именно он 12.04.2009 года в 02 часа 30 минут, по адресу: г. Москва, С. вал, д. 26 совершил в отношении нее и ее знакомого противоправные действия, угрожая при этом пистолетом;

- протоколами предъявления лица для опознания, согласно которым И.И. среди представленных ему статистов опознал Т. и Г.Э., как лиц, совершивших 12.04.2009 года, примерно в 02 часа 30 минут по адресу: г. Москва, С. вал, д. 26 разбойное нападение на него и С.В.А.;

- другими, приведенными в приговоре доказательствами.

Указанные и иные доказательства, полно и объективно исследованы в судебном заседании, их анализ, а равно оценка подробно изложены в приговоре. Все доказательства, положенные в основу обвинительного приговора, обоснованно признаны судом допустимыми и достоверными, а поэтому доводы кассационных жалоб адвокатов и осужденных о недоказанности их вины и непричастности их к совершению преступлений, являются несостоятельными, поскольку опровергаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств и положенных в основу приговора.

Выводы суда, изложенные в приговоре, основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, соответствуют им, вследствие чего доводы кассационных жалоб осужденных и адвокатов о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела являются не обоснованными.

Доводы кассационной жалобы адвоката Карамышева А.Г. о том, что Г.Э. в совершении разбойного нападения не виновен и находился в момент совершения преступления в ином месте, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку опровергаются совокупностью доказательств, на которые суд ссылается в приговоре.

Так, потерпевшие И.Р. и С.В.А. прямо указывают на осужденного Г.Э. как на лицо, совершившее на них разбойное нападение. В ходе предварительного следствия и в суде потерпевшие давали подробные показания, уличая осужденных в совершение преступления, имевшего место 12 апреля 2009 года. Как в ходе опознания, так и на очных ставках с осужденными, потерпевшие прямо указывали на осужденных, как на лиц, совершивших в отношении них разбойное нападение. У суда первой инстанции не было оснований не доверять показаниям потерпевших. Причин, по которым потерпевшие имели основания для оговора осужденных в суде, не установлены, ранее они потерпевших не знали, личных конфликтов у них не было. Осужденные также не привели оснований для их оговора потерпевшими.

Доводы кассационной жалобы адвоката Карамышева А.Г. о том, что опознание Г.Э. было проведено с нарушением норм уголовно-процессуального закона, и протоколы опознания не могут быть признаны судом допустимыми и достоверными доказательства, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку, как видно из материалов уголовного дела опознание было проведено с учетом требований ст. ст. 193, 166, 167 УПК РФ, каких-либо заявлений, дополнений, замечаний от участников проведения следственных действий не поступало. Указанным доказательствам дана надлежащая оценка с учетом требований ст. ст. 87, 88 УПК РФ и они признаны допустимыми и достоверными доказательствами.

Достоверность показаний потерпевших С.В.А. и И.Р. сомнения не вызывают, поскольку они последовательны, согласуются между собой и объективно подтверждаются другими доказательствами по делу, подробный анализ которых приведен в приговоре, а поэтому доводы кассационной жалобы адвоката Карамышева А.Г. о недостоверности показаний указанных лиц, судебная коллегия находит несостоятельными.

Доводы кассационной жалобы осужденного И.А. о том, что в уголовном деле отсутствуют доказательства, указывающие на совершение им вымогательства денежных средств, и напротив, имеются доказательства его непричастности к совершению преступления, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку опровергается показаниями потерпевших Ж.А., Ж.М., свидетелей Г.Д., Я., которые прямо указывают на И.А., как на лицо, принимавшее участие, как в похищении потерпевшего, так и в вымогательстве денежных средств, показания указанных лиц объективно подтверждаются совокупностью доказательств, на которые суд ссылается в приговоре.

Доводы кассационной жалобы адвоката Шаряфетдинова Р.А. о непричастности Г.М. к совершению вымогательству денежных средств у потерпевшего Х., являются несостоятельными, поскольку опровергаются совокупностью доказательств, на которые суд ссылается в приговоре.

Так, потерпевший Х. пояснял, что Г.М. с неустановленным следствием лицом, приставил к голове потерпевшего пистолет, посадил в автомашину марки "Д Н-а", привез на <...> в г. Москве, высказывая угрозы, потребовал 150 000 рублей, которые потерпевший впоследствии передал около здания торгового комплекса "Е П"; эти показания подтверждаются всей совокупностью доказательств, которые были исследованы в суде.

Доводы кассационной жалобы адвоката Шаряфетдинова Р.А. о том, что в ходе предварительного расследования по неизвестным причинам не была назначена и проведена фоноскопическая экспертиза, выводы которой дали бы объективный ответ действительно ли на записи записан голос Г.М. и в ходатайстве о назначении и проведении вышеуказанной экспертизы, было необоснованно отказано, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку ходатайство защиты суд рассмотрел в соответствии с требованиями ст. 271 УПК РФ и принял мотивированное решение. Кроме того, органы обвинения самостоятельны в определении объема доказательств, которые они предоставляют суду в подтверждение предъявленного обвинения. При этом суд обоснованно исходил из совокупности представленных сторонами доказательств при разрешении данного дела и вывод суда о доказанности вины осужденного Г.М. является, по мнению судебной коллегии, правильным.

Несостоятельными судебная коллегия находит изложенные в кассационной жалобе адвоката Карамышева А.Г. доводы о том, что при допросе Г.Э. в качестве подозреваемого и обвиняемого участвовал переводчик ООО "Е-я" А.И., однако ни в одном постановлении следователей не указано, что он был назначен в качестве переводчика по делу, а также отсутствует в деле доверенность как переводчика от ООО "Е-я", поскольку указанные обстоятельства, как видно из протоколов допроса Г.Э., не повлекли нарушения его прав, и он никаких заявлений и замечаний в отношении переводчика не делал.

Правильно установив фактические обстоятельства по делу, оценив представленные доказательства, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Г.М., Г.Э., И.А., Т. и верно квалифицировал их действия по ст. ст. 126 ч. 2 п. п. "а", "в", "г", "з", 163 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ, Г.М. по ст. 163 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ, а Г.Э. и Т. и по ст. 162 ч. 2 УК РФ.

Не согласиться с выводами суда у судебной коллегии оснований не имеется, поскольку они мотивированы и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах.

Наказание осужденным назначено в пределах санкций соответствующих статей УК РФ, соответствует общественной опасности совершенных преступлений и личности виновных, закрепленным в уголовном законодательстве РФ принципам гуманизма и справедливости, отвечает задачам исправления осужденных и предупреждения совершения ими новых преступлений.

Вопреки утверждения адвоката Шаряфетдинова Р.А., все данные о личности виновного Г.М., указанные в кассационной жалобе адвоката, судом были учтены в полном объеме. Оснований для снижения наказания судебная коллегия не находит.

Вместе с тем, суд в резолютивной части приговора постановил мобильные телефоны "Н 6300", "Н 5140I", Н 1100" - подвергнуть уничтожению, однако как видно из материалов уголовного дела, мобильные телефоны были изъяты в ходе осмотра места происшествия, судом не установлено, что они являются орудиями преступления, и этот вопрос при постановлении приговора был решен судом без учета требований ст. 81 УПК РФ, а поэтому приговор суда в этой части судебная коллегия считает необходимым отменить и направить в суд первой инстанции для разрешения вопроса в порядке ст. 397 УПК РФ.

В остальном приговор суда является законным и обоснованным.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Симоновского районного суда г. Москвы от 20 сентября 2010 года в отношении Г.М., И.А., Г.Э., Т. в части решения вопроса о судьбе вещественных доказательств - трех мобильных телефонов модели "Н 6300", "Н 5140I", Н 1100" отменить и дело в этой части направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в порядке ст. 397 УПК РФ.

В остальной части приговор суда оставить без изменения, кассационную жалобу И.А. удовлетворить частично, остальные жалобы оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь