Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. по делу N 22-1969/2011

 

Судья: Исаева Я.В.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе: председательствующего: Рыжовой А.В.,

судей: Иванова С.А., Смирновой Н.П.,

при секретаре Х.,

рассмотрела в судебном заседании 21 февраля 2011 года кассационную жалобу адвоката Акопян А.К. на постановление Преображенского районного суда г. Москвы от 02 февраля 2011 года, которым избрана мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении

С., ранее не судимому,

подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Иванова С.А., объяснения адвокатов Орлова М.Ю., Акопян А.К. и подозреваемого С., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Потапова И.Е., полагавшего постановление суда оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения, судебная коллегия, -

 

установила:

 

08 декабря 2010 года СЧ СУ при УВД по ВАО г. Москвы в отношении неустановленных лиц было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК РФ.

31 января 2011 года в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ по данному уголовному делу был задержан С., как подозреваемый в совершении данного преступления.

По ходатайству старшего следователя СЧ СУ при УВД по ВАО г. Москвы от 01 февраля 2011 года, согласованному с заместителем начальника СЧ СУ при УВД по ВАО г. Москвы, постановлением Преображенского районного суда г. Москвы от 02 февраля 2011 года в отношении С. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В кассационной жалобе адвокат Акопян А.К. выражает свое несогласие с принятым судом решением, считая его необоснованным и незаконным. Защитник указывает, что принимая решение, суд не разрешил заявленное стороной защиты ходатайство об избрании в отношении С. меры пресечения не связанной с лишением свободы, в том числе залога. По мнению защитника, суд формально подошел к разрешению заявленного органом следствия ходатайства, принял во внимание только доводы обвинения и не учел всю совокупность обстоятельств, которые в соответствии со ст. ст. 97, 99 УПК РФ, должны учитываться при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. В частности суд оставил без внимания, что на иждивении у С. находится мать инвалид, которая нуждается в постоянном уходе, а подозреваемый является единственным кормильцем в семье, он имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, ранее не судим и к уголовной ответственности не привлекался. Сам С. страдает рядом хронических заболеваний и находясь под арестом его здоровье ухудшилось. Автор жалобы указывает, что органы предварительного следствия, как и суд при принятии решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, не обосновали свои доводы относительно того, что находясь на свободе С. может скрыться от органов расследования и суда, будет воспрепятствовать производству по уголовному делу, а также оказывать воздействие на потерпевшую и свидетелей. Данные доводы суда и следствия, по мнению адвоката, не могут быть признаны обоснованными, поскольку органами следствия не представлено ни одного доказательства, подтверждающего указанные обстоятельства. В кассационной жалобе содержится просьба постановление суда отменить и избрать в отношении С. иную меру пресечения не связанную с лишением свободы, в том числе залог.

Проверив представленные материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным.

Ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении С. было заявлено в суд с согласия надлежащего руководителя следственного подразделения, и оно соответствует требованиям ст. 108 УПК РФ.

Решая вопрос по заявленному ходатайству, суд установил невозможность применения иной, более мягкой, меры пресечения. Учел, что С. подозревается в совершении тяжкого преступления, за которое уголовный закон предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, проверил обоснованность подозрения его в причастности к совершенному преступлению и наличие достаточных данных о том, что он мог совершить это преступление, в том числе указанных в статье 91 УПК РФ.

Суд, принимая решение о применении в качестве меры пресечения заключение под стражу учел основания, указанные в статье 97 УПК РФ, а именно: данные о том, что подозреваемый, может скрыться от органов предварительного следствия или суда, продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. При этом вопреки доводам жалобы, судом были учтены обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, а именно тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства, а также положения части 1 статьи 108 УПК РФ, устанавливающей возможность принятия такого решения только в исключительных случаях.

Выводы суда о необходимости избрания в отношении С. меры пресечения в виде заключения под стражу и невозможности избрания в отношении него иной меры пресечения, в постановлении суда надлежащим образом мотивированы и основаны на представленных следователем материалах уголовного дела, подтверждающих обоснованность принятого решения, с учетом личности и характера общественной опасности совершенного преступления.

Доводы кассационной жалобы относительно того, что решение принято без учета данных о личности и доводов стороны защиты, судебная коллегия не может признать состоятельным, поскольку это противоречит сведениям содержащимся в протоколе судебного заседания и описательно-мотивировочной части постановления суда.

Судебная коллегия также считает, что исходя из положения п. 1.1 ч. 1 ст. 108 УПК РФ преступление, в котором подозревается С., не относится к сфере предпринимательской деятельности, поскольку по смыслу ст. 2 ГК РФ, предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. В то же время действия С., согласно материалам уголовного дела, были направлены не на извлечение прибыли на законных основаниях, а на причинение ущерба потерпевшей стороне с целью извлечения личной выгоды.

Рассматривая доводы жалобы относительно заявленного и отклоненного судом ходатайства о залоге, коллегия обращает внимание на то, что в соответствии с ч. 7.1 ст. 108 УПК РФ избрание меры пресечения в виде залога при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса является правом суда, а не обязанностью.

Таким образом, судебная коллегия признает правильными выводы суда первой инстанции об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении С. с учетом того, что он подозревается в совершении тяжкого преступления, за которое предусмотрено наказание на срок свыше двух лет лишения свободы, а также с целью исключить возможность скрыться от органов расследования и суда, и каким-либо образом воспрепятствовать производству по уголовному делу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия, -

 

определила:

 

Постановление Преображенского районного суда г. Москвы от 02 февраля 2011 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь