Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. по делу N 22-2066/11

 

Судья Трубникова А.А.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда в составе:

Председательствующего Никишиной Н.В.,

судей Олихвер Н.И., Давыдова В.И.,

при секретаре З.,

рассмотрела в судебном заседании от 21 февраля 2011 года кассационные жалобы осужденного Г.Н.М. и адвоката Денисовой Е.А.

на приговор Савеловского районного суда г. Москвы от 16 декабря 2010 года, которым

Г.Н.Н. осужден по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Срок отбытия наказания исчислен со дня фактического задержания с 10 февраля 2010 года.

Разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Олихвер Н.И., выслушав мнение прокурора Бобек М.А., полагавшей приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Г. признан виновным в покушении на похищение человека, группой лиц по предварительному сговору.

Преступление им совершено в г. Москве во время и при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Г. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе осужденный Г., не соглашаясь с приговором суда в связи с чрезмерно суровым назначенным наказанием, указывает, что суд не в полной мере учел смягчающие наказание обстоятельства, что он раскаивается в содеянном, просит учесть смягчающие наказание обстоятельства: наличие на иждивении малолетнего ребенка, аморальное поведение потерпевшего, совершение преступления по мотиву сострадания к потерпевшей от изнасилования, то, что у него престарелые родители, просит признать эти обстоятельства исключительными, смягчить наказание и применить ст. 64 и ст. 73 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат Денисова Е.А. просит приговор суда отменить и Г. оправдать, указывая, что приговор суда необоснован, вынесен с нарушением норм материального и процессуального права и его выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Считает, что действия Г. квалифицированы судом не верно, и не установлены обстоятельства, имеющие значение для квалификации действий Г. Также указывает, что суд необоснованно пришел к выводу, что мотивом совершения Г. преступления послужили личные неприязненные отношения, тогда как Г. и потерпевший знакомы не были. Вывод суда об умысле на похищение потерпевшего основан на предположениях самого потерпевшего ***, опознание потерпевшим Г. проводилось с нарушением норм УПК и потерпевший мог ошибиться. Поскольку Г. утверждает, что никаких действий в отношении потерпевшего не совершал, наручники на него не надевал, просто должен был присутствовать по просьбе *** при разговоре с потерпевшим, то в действиях Г. отсутствует состав преступления.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, находит приговор суда подлежащим изменению по следующим основаниям.

Факт совершения Г. действий, установленных судом первой инстанции, основан на проверенных в судебном заседании материалах дела и подтвержден совокупностью изложенными в приговоре доказательствами.

Вывод суда установлен: показаниями потерпевшего *** о том, что 7 октября 2009 года возле его дома на него напали двое неизвестных, Г. представившись сотрудником милиции, одевая на его руку наручник, потребовал пройти с ними в подъехавшую тут же автомашину, а второй неизвестный держал его за руку. Ему удалось вырваться и выбежать на проезжую часть, за ним побежали нападавшие. Остановив попутную автомашину, он приехал к своим знакомым, и ему помогли снять с его руки наручник. Причину, почему на него напали, не знает. Утверждает, что именно Г. с другим неизвестным напал на него, представился сотрудником милиции, надел на него наручник и потребовал сесть с ними в автомашину.

Названные показания потерпевшего судом обоснованно признаны достоверными, поскольку в этой части они последовательны, согласуются с показаниями свидетеля ***, что когда потерпевший сел к нему в автомашину, на одной руке у него были наручники и за ним бежали двое неизвестных кавказской внешности, от потерпевшего знает, что неизвестные пытались его задержать; свидетеля ***, что в тот же вечер от потерпевшего узнал, что его пытались возле дома двое неизвестных похитить, при этом видел на руке потерпевшего наручники и помог их снять; свидетеля ***, что Г. накануне случившегося просил его помочь физически разобраться с потерпевшим, как с обидчиком его знакомого, для чего потерпевшего надо найти, посадить в машину и припугнуть.

Кроме того, показания потерпевшего объективно подтверждаются иными доказательствами, исследованными в ходе судебного разбирательства: актом добровольной выдачи потерпевшим наручников и протоколом осмотра наручников (т. 1 л.д. 213 - 214; 215 - 217); протоколами опознаний потерпевшим *** (т. 1 л.д. 74 - 76 и 83 - 85), в ходе которых потерпевший уверенно опознал Г., как одного из нападавших; протоколом опознания свидетелем *** (т. 1 л.д. 98 - 101), что именно Г. предлагал ему припугнуть потерпевшего; протоколом очной ставки между свидетелем *** и Г. (т. 1 л.д. 102 - 104), в ходе которой свидетель подтвердил, что Г. предлагал ему припугнуть потерпевшего; детализацией телефонный соединений (т. 1 л.д. 38 - 39 и 40 - 46), что 7 октября 2009 года к свидетелю *** поступали звонки от Г.; детализацией телефонный соединений (т. 2 л.д. 183 - 193), что 6 октября с 22-30 до 00-10 и 7 октября 2009 года в период с 21 до 22-30 Г. находился на месте происшествия в зоне действия базовой станции, расположенной в г. Москве по ул. *** дом *** стр. ***.

Совокупность приведенных в приговоре доказательств о причастности именно Г. к совершению преступления в отношении потерпевшего ***, была проверена и исследована в ходе судебного следствия, суд дал им оценку и привел мотивы, по которым признал их достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, также привел мотивы, по которым отверг доводы Г. о непричастности к преступлению. Не согласиться с приведенной в приговоре оценкой доказательств у судебной коллегии оснований не имеется.

Допустимость и достоверность доказательств, положенных судом в основу обвинительного приговора, у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Органами следствия при производстве предварительного расследования и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений закона, влекущих отмену приговора или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, допущено не было, дело расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

В то же время, правильно установив фактические обстоятельства, суд дал им ошибочную квалификацию по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ по следующим основаниям. Как суд указал в установочной части приговора, Г., действуя совместно и по предварительному сговору с двумя неустановленными лицами, направленному на похищение ***, прибыв совместно с соучастниками к месту жительства потерпевшего, с одним из которых подошел к потерпевшему *** и стал надевать ему наручники с целью подавления его воли к сопротивлению, однако свой умысел до конца довести не смог по независящим от него обстоятельствам, поскольку потерпевший вырвался и скрылся с места происшествия. Как следует из материалов дела, потерпевший *** не знает с какой целью на него пытались надеть наручники, но он предполагает, что его хотели похитить. Сам Г. в судебном заседании показал, что его знакомый *** попросил его помочь оказать физическое давление на потерпевшего, поскольку потерпевший изнасиловал знакомую ***, на что он согласился помочь в избиении ***, похищать потерпевшего не договаривались. Таким образом, объективных и бесспорных доказательств, что Г. пытался надеть на потерпевшего наручники именно с целью его похищения, судом первой инстанции не установлено. Факта изъятия и перемещения человека - потерпевшего ***, с места его пребывания, т.е. с места происшествия, также не установлено.

Поскольку судом первой инстанции установлено, что Г. надевал наручники, что свидетельствует об его умысле на удержание потерпевшего против его воли, судебная коллегия считает, что умысел Г. был направлен именно на лишение свободы потерпевшего ***, не связанное с его похищением.

При таких обстоятельствах действия осужденного Г.М. надлежит переквалифицировать с ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 127 УК РФ, как покушение на незаконное лишение человека свободы, не связанного с его похищением, группой лиц по предварительному сговору.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о возможности исправления осужденного только в условиях реального отбывания наказания и отсутствии оснований для применения ст. 64 и ст. 73 УК РФ, который мотивирован судом совокупностью конкретных обстоятельств дела и смягчающих обстоятельств, подробно указанных в приговоре, в том числе тех, на которые в своей жалобе ссылается осужденный Г.

Вместе с тем, с учетом переквалификации действий осужденного Г.М., судебная коллегия усматривает основания для снижения наказания в пределах санкции ч. 2 ст. 127 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377; 378; 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Савеловского районного суда г. Москвы от 16 декабря 2010 года в отношении Г.Н.Н. изменить: переквалифицировать его действия:

- с ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ на ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 127 УК РФ, назначив по этой статье наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Г.Н.М. и адвоката Денисовой Е.А. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь