Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. по делу N 22-749-2011

 

Судья Никулина О.В.

Докладчик Волосская И.И.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Новосибирского областного суда в составе:

    Председательствующего: Валенко А.А.

    Судей:                 Бондаренко Е.В., Волосской И.И.,

    При секретаре:         Б.Л.А.,

рассмотрела в судебном заседании 21 февраля 2011 года кассационные жалобы осужденного М.Е.В. и адвоката Ермакова А.В. на приговор Колыванского районного суда Новосибирской области от 26 ноября 2010 года, которым:

М.Е.В.,

осужден по ст. 111 ч. 4 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок отбытия наказания исчислен с 26 ноября 2010 года.

М.Е.В. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего А.

Преступление совершено 30 ноября 2009 г. в Колыванском районе Новосибирской области при обстоятельствах, установленных приговором суда.

В судебном заседании подсудимый М.Е.В. виновным себя в предъявленном обвинении не признал.

По делу разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи областного суда Волосской И.И., объяснение осужденного М.Е.В. и мнение адвоката Бутенко А.И., поддержавших доводы об отмене приговора, мнение прокурора Соломатовой Т.М. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе осужденный М.Е.В., считая приговор суда несправедливым, просит приговор суда изменить, смягчить назначенное наказание.

В судебном заседании при рассмотрении кассационных жалоб осужденный М.Е.В. указал, что поддерживает доводы жалобы адвоката об отмене приговора, поскольку вред здоровью потерпевшему причинил, обороняясь от него.

Кроме того, осужденным поддержаны и доводы его жалобы о том, что суд при назначении наказания не достаточно учел явку с повинной, противоправное поведение потерпевшего, то, что ранее он (М.Е.В.) к уголовной ответственности не привлекался, характеризуется положительно, имеет семью и малолетнего ребенка.

При наличии указанных смягчающих наказание обстоятельств и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, имелись основания для назначения ему наказания с применением положений ст. 64 УК РФ.

В кассационной жалобе адвокат Ермаков А.В. ставит вопрос об отмене приговора суда.

По доводам жалобы, о невиновности М.Е.В. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, свидетельствует содержание протокола проверки его показаний на месте, из которого следует, что держа в правой руке нож, потерпевший сделал шаг вперед к М.Е.В., который требовал от потерпевшего прекратить противоправное поведение и выбросить нож, при этом М.Е.В. опасался за свою жизнь и здоровье своей семьи.

Считает необоснованными показания эксперта У. о том, что колото-резаное ранение грудной клетки потерпевшего не могло образоваться при обстоятельствах, указанных М.Е.В. при проведении проверки показаний на месте, поскольку по показаниям последнего, он не видел клинка ножа, так как А. закрывал нож своим телом.

Кроме того, в судебном заседании не выяснялось, делал ли потерпевший движения в сторону острия ножа. Полагает, что если потерпевший совершал указанные действия, то фактически телесное повреждение он причинил себе сам, что и привело его к смерти, то есть смерть потерпевшего наступила в результате несчастного случая.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденного М.Е.В. и адвоката Ермакова А.В., судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и оснований к его изменению или отмене не усматривает.

Выводы суда о виновности М.Е.В. в совершении инкриминируемого преступления основаны на совокупности доказательств, собранных по делу, исследованных судом, приведенных в приговоре и получивших в нем надлежащую оценку.

Так, из материалов уголовного дела видно, что версия М.Е.В. в период предварительного следствия, по его показаниям, заключалась в том, что: в процессе ссоры, во время борьбы, А. наткнулся на нож, который был в его (М.Е.В.) руке (показания в томе 1 л. д. 82 - 84); а также, что в процессе ссоры, последующей борьбы, взаимного нанесения друг другу ударов, он имеющимся в руке ножом нанес неумышленно ранение А. в область левого бока (показания в томе 1 л. д. 87 - 91).

При проведении следственного эксперимента и проверке показаний на месте М.Е.В. указывал, что А. нападал на него с ножом, а он оборонялся от него; в процессе борьбы, почувствовал, как А. ослаб, оттолкнул его, после чего увидел на теле рану; момент нанесения телесных повреждений А. не видел и не помнит, за исключением пореза передней поверхности шеи; ударов ему не наносил (том 1 л. д. 148 - 152, 127 - 147).

В судебном заседании М.Е.В. также пояснял, что он причинил тяжкий вред здоровью А. по неосторожности, обороняясь от него, как нанес удар ножом - не помнит.

Доводы жалоб о недоказанности вины осужденного в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть А., доводы о причинении ему смерти по неосторожности, при самообороне, а также доводы о наступлении смерти в результате несчастного случая и причинении А. себе самому телесного повреждения, проверялись судом первой инстанции, не нашли своего подтверждения, обоснованно опровергнуты совокупностью доказательств, изложенных в приговоре.

Так, из заключения судмедэксперта N 121 следует, что смерть А. наступила 02 декабря 2009 года от слепого колото-резаного ранения грудной клетки слева, проникающего в грудную и брюшную полость с повреждением диафрагмы, толстой кишки, сопровождающегося обильным кровотечением, приведшим к малокровию внутренних органов. Данное повреждение находится в прямой причинной связи со смертью и по признаку опасности для жизни оценивается как тяжкий вред здоровью, образовалось оно от однократного воздействия колюще-режущего орудия, возможно ножа; направление раневого канала снаружи внутрь, сверху вниз.

Кроме того, у А. имелись колото-резаные раны: на передней поверхности шеи, на передней поверхности левого предплечья в верхней трети, на задней поверхности левого предплечья в средней трети, на передней поверхности правого предплечья в средней трети, рана на задней поверхности правого плеча в верхней трети, ссадина поясничной области. Указанные телесные повреждения могли возникнуть от воздействия предмета, обладающего колюще-режущим свойством (возможно ножом), незадолго до поступления в стационар и обычно у живых лиц оцениваются как легкий вред здоровью (том 1 л. д. 193 - 196).

Согласно заключению судмедэксперта N 121/1, возможность образования повреждений в виде колото-резаной раны шеи и колото-резаных ран обоих предплечий, при обстоятельствах, указанных М.Е.В. во время следственного эксперимента, не исключена; вместе с тем, повреждение в виде колото-резаного ранения грудной клетки слева не могло образоваться при указанных М.Е.В. в ходе следственного эксперимента обстоятельствах (том 1 л. д. 200 - 201).

В судебном заседании эксперт У.1 пояснила, что участвовала дважды при проведении следственных экспериментов, в ходе которых М.Е.В. показывал и рассказывал об обстоятельствах, при которых между ним и потерпевшим происходила борьба, в ходе которой он причинил потерпевшему телесные повреждения. По результатам чего, ею была проведена дополнительная судмедэкспертиза, был сделан вывод о том, что возможность образования повреждений в виде колото-резаной раны шеи и колото-резаных ран обоих предплечий, при обстоятельствах, указанных М.Е.В. во время следственного эксперимента, не исключена, а повреждение в виде колото-резаного ранения грудной клетки слева при указанных М.Е.В. в ходе следственного эксперимента обстоятельствах, образоваться не могло.

По заключению эксперта N 134, у М.Е.В. на момент осмотра каких-либо телесных повреждений нет (том 1 л. д. 189).

Таким образом, указанные доказательства согласуются между собой, а также с другими доказательствами, изложенными в приговоре, не противоречат показаниям свидетелей И., М., К., Р., К.1, М., Н., М.2, Л., К.2, Ш., С., содержание которых подробно приведено в приговоре, на основании чего, суд пришел к правильному выводу о том, что тяжкий вред здоровью А., повлекший по неосторожности его смерть, причинен именно умышленными действиями М.Е.В., а показания последнего об обстоятельствах произошедшего не нашли своего подтверждения в судебном заседании и опровергнуты совокупностью исследованных доказательств, изложенных в приговоре.

Так, об умысле М.Е.В. на причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего А., свидетельствуют в совокупности: исследованные в судебном заседании и изложенные выше и в приговоре доказательства, установленные судом обстоятельства совершения преступления и нанесения ударов, их количество, направление раневого канала ранения грудной клетки, сила удара, место его нанесения - грудная клетка, являющаяся жизненно важным органом, характер и локализация причиненных потерпевшему телесных повреждений, конкретные действия виновного.

Обстоятельств, свидетельствующих о причинении смерти А. по неосторожности, при необходимой обороне либо превышении ее пределов, наступлении смерти в результате несчастного случая, причинении потерпевшим себе самому телесного повреждения, повлекшего по неосторожности смерть, из материалов дела не усматривается.

Показания М.Е.В., в том числе, данные при допросах, при проведении следственного эксперимента, при проверке показаний на месте, показания его в судебном заседании, а также показания свидетелей М., М.1., на которые имеются ссылки в жалобе адвоката, оценены судом в совокупности со всеми материалами дела, им дана надлежащая оценка в приговоре.

Таким образом, тщательно проанализировав и оценив в соответствии с законом исследованные в судебном заседании доказательства, в их совокупности, суд, вопреки доводам жалоб, правильно установил фактические обстоятельства дела и сделал вывод о доказанности вины М.Е.В. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности его смерть.

При этом, выводы суда обоснованны и мотивированы. Все обстоятельства, подлежащие доказыванию в силу ст. 73 УПК РФ, фактические действия М.Е.В., судом установлены, вопреки доводам жалобы адвоката, полно и всесторонне.

Действия М.Е.В. суд правильно квалифицировал по ч. 4 ст. 111 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, в отношении лица, повлекшее по неосторожности смерть А.

Оснований к изменению правовой оценки деяния, совершенного осужденным, как об этом поставлены вопросы в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности, всех обстоятельств дела, влияния назначенного наказания на исправление осужденного.

Явка с повинной и наличие на иждивении малолетнего ребенка, на что указывает осужденный в жалобе, учтены судом в достаточной степени в качестве смягчающих наказание обстоятельств.

Те обстоятельства, что ранее к уголовной ответственности М.Е.В. не привлекался, характеризуется положительно, на что также обращает внимание осужденный в жалобе, учтены судом наряду со всеми данными о личности виновного.

Что же касается доводов жалобы осужденного о том, что суд не учел противоправное поведение потерпевшего, то их нельзя признать убедительными, поскольку данное обстоятельство в судебном заседании установлено не было. Кроме того, суд пришел к обоснованному выводу о том, что преступление совершено после совместного распития спиртного, в процессе возникшей ссоры между М.Е.В. и А., на почве личной неприязни.

Отягчающих обстоятельств по делу не установлено.

Вместе с тем, каких-либо исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих общественную опасность совершенного М.Е.В. преступления, по делу не установлено, а потому суд обоснованно пришел к выводу о том, что оснований для применения ст. ст. 64 и 73 УК РФ, не имеется. Не усматривает таковых и судебная коллегия.

Таким образом, наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом целей наказания, в пределах санкции статьи, предусматривающей ответственность за содеянное, соразмерно содеянному, которое является справедливым.

При таком положении, кассационные жалобы осужденного М.Е.В. и адвоката Ермакова А.В. удовлетворению не подлежат.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Федерального суда общей юрисдикции Колыванского районного суда Новосибирской области от 26 ноября 2010 года в отношении М.Е.В., оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного М.Е.В. и адвоката Ермакова А.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

ВАЛЕНКО А.А.

 

Судьи

БОНДАРЕНКО Е.В.

ВОЛОССКАЯ И.И.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь