Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. N 22-843-11

 

Дело N 1-18/10

 

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда

в составе: председательствующего - Голец С.Ю.,

судей: Титовой Н.И. и Новиковой Т.С.,

при секретаре К.Е.

рассмотрела в судебном заседании 21 февраля 2011 года кассационное представление государственного обвинителя военной прокуратуры ЛенВО, кассационные жалобы и дополнения: осужденных К.С. и Г., представителя гражданского истца ФБУ ЛенВО - Х., адвоката Болдаряна В.А., действующего в интересах осужденного Г.,

на приговор Московского районного суда Санкт-Петербурга от 29 ноября 2010 года, которым

К.С., <...>, не судимый,

осужден по ч. 2 ст. 201 УК РФ (2 эпизода, в ред. ФЗ РФ от 8.12.2003 г.), с применением ч. 2 ст. 69 УК РФ, к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Г., <...>, не судимый,

осужден по п. В ч. 3 ст. 286 УК РФ (2 эпизода), с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ, к 3 годам 8 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, с лишением права занимать должности на государственной и муниципальной службе, связанные с выполнением организационно-распорядительных либо административно-хозяйственных полномочий на 3 года.

Преступления были совершены осужденными в 2005 году на территории Санкт-Петербурга при обстоятельствах, указанных в обжалуемом приговоре.

Заслушав доклад судьи Гольца С.Ю., объяснение осужденного К.С. и его адвоката Корниловой Е.Ю., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Кочуры А.А. и представителя гражданского истца Х., полагавших состоявшийся приговор отменить частично по основаниям, указанным в кассационном представлении и кассационной жалобе ФБУ ЛенВО, а кассационные жалобы осужденных и их защиты - оставить без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

в кассационном представлении государственного обвинителя и кассационной жалобе гражданского истца поставлен вопрос об отмене состоявшегося судебного решения в части, касающейся разрешения гражданского иска, поскольку ущерб государству в лице Ленинградского военного округа был причинен совместными действиями бывшего начальника вещевой службы ЛенВо Г. и директора федерального государственного унитарного предприятия "ЛКРВИ", взыскание всей суммы иска с осужденных не противоречит ст. 29 Устава внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации, ст. 5 ФЗ РФ "О материальной ответственности военнослужащих", ст. 98 Руководства по войсковому хозяйству в Вооруженных Силах Российской Федерации, ст. 243 Трудового кодекса РФ; ввиду указанного ссылка суда на ст. 402 ГК РФ, ч. 1 ст. 1168 ГК РФ при отказе в удовлетворении исковых требований ЛенВо необоснованна, хотя судом было правильно установлено, что ущерб Министерству обороны РФ причинен противоправными действиями осужденных. Данные обстоятельства указывают также и на то, что вывод суда относительно оснований отклонения иска командующего войсками Ленинградского военного округа не соответствует установленным судом фактическим обстоятельствам по уголовному делу.

В кассационной жалобе осужденный Г. просит постановленный приговор отменить, а уголовное дело - прекратить ввиду отсутствия состава преступлений; при этом указывает, что уголовное дело было рассмотрено необъективно, неполно, а вывод суда о его виновности основан лишь на предположениях.

В обоснование жалобы, излагая ситуацию, сложившуюся как до, так и на момент оспариваемых событий, а также, давая личный анализ обстоятельствам, вытекающим из содержания договора N 60 от 17.1.2005 г., указывается: суд не учел, что данный договор по пошиву воинского обмундирования с предприятиями он был заключать вправе, выводы эксперта С. относительно того, что указания начальника ЦВУ МО РФ от 15.5.2002 г. по пошиву военной формы одежды не действовали в 2005 г. ошибочны, неверно определена экспертами ГР. и ПЛ. общая сумма убытков, не в полной мере были учтены судом показания свидетеля Х. - начальника отдела планирования и обеспечения относительно сводного ордера, а также признания последним допущенных в тот период нарушений, не учтено, что в 2002 - 2005 г. г. ревизорами финансовой инспекции ЛенВО проверялась организация пошива военной формы и никаких нарушений не было, государственный контракт от 10.8.2004 г. с ЛКРВИ был заключен на законных основаниях, сам ремонт утепленной военной одежды (курток) также был выполнен законно с учетом приложения N 1 к договору от 10.8.2004 г.; что же касается государственного контракта от N 180-05/49/В от 18.4.2005 года, то его он не подписывал, уточненная ведомость поставки была согласована с ним непосредственно директором ЛКРВИ, ремонт курток утепленных был обусловлен, в т.ч., указанием начальника ЦВУ МО РФ от 24.11.2004 г.

В кассационной жалобе адвоката Болдаряна, действующего в интересах осужденного Г., также ставится вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления.

В обоснование жалобы указывается, что судом было использовано недопустимое доказательство - Положение о вещевой службе, утвержденное зам. командующего ЛенВО генерал-лейтенантом ХО., использование судом Положения о вещевой службе, утвержденного позднее - в марте 2006 г. незаконно; не доказан также незаконный характер заключения трехстороннего договора N 60 от 17.1.2005 г. по вопросу об индивидуальном пошиве военного обмундирования, проведение конкурса необязательно, не учтено судом то, что согласно указанию начальника ЦВУ МО РФ от 15.5.2002 года организацию индивидуального пошива организуют подчиненные начальники вещевой службы, в т.ч., осужденный Г., выводы эксперта С. в этой части противоречат федеральному закону от 6.5.1999 г., не учтены судом были и показания как свидетеля ШЛ., так и свидетеля Ш., без должного внимания суд оставил направление в вещевые службы воинских частей Г. 28.2.2005 г. выписки из планов распределения лимитов на индивидуальный пошив обмундирования, не учтено судом и то обстоятельство, что оплата военной продукции по договору N 60 по товарной накладной и счетам фактурам (вместо нарядов-заказов и ордеров) не противоречит закону и не доказывает вины Г., не был установлен экспертами достоверный и окончательный ущерб по индивидуальному пошиву, мнение эксперта ПЛ., в этой связи, исходившего из средневзвешенной цены военного обмундирования по складам ЛенВО неверно, также неверен вывод суда относительно вины Г. в том, что он без конкурсного заключения контрактов от 18.8.2004 г. и 20.4.2005 г. вместо ремонта танковых курток, совместно с директором ЛКРВИ, поставил в войска верха для курток, не соответствующие техническим условиям, при этом, судом не были учтены, указываемые в жалобе обстоятельства, относительно фактического наименования предметов военного обмундирования, подлежащего ремонту, не учтены имевшиеся в распоряжении суда нормативные акты, показания свидетелей ШЛ., Ч., Г., ШИ., а пояснения специалиста З. носят противоречивый характер, оценка суда факта бестоварной передачи курток из воинских частей на 161 вещевой военный склад не свидетельствует о наличии предварительного сговора между осужденными на причинение вреда Министерству обороны РФ, сам ущерб по указанным видам военного обмундирования - курткам определен неправильно, поскольку суду были предоставлены различные данные и разъяснения допрошенных лиц; положительные данные о личности Г., предоставленные суду, указывают на его добросовестность и соблюдение всех требований по военной службе.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный К.С. просит проверить законность приговора, а также его изменить и направить отбывать наказание в колонию-поселение.

В обоснование жалобы указывает, что не считает наступление вреда для ЛКРВИ от своих действий при заключении договора N 60 в 2005 г., каких-либо выгод и преимуществ для себя не получал, ошибочен вывод суда и о совершении преступления по предварительному сговору группой лиц, суд также ошибочно не усмотрел смягчающих обстоятельств, хотя имеется ребенок 1987 г. р., мать 1940 г. р., положительно характеризуется, в т.ч., после 2006 г., полагает, что суд дважды учел в качестве отягчающего обстоятельства непризнание вины, а с момента подписания договоров прошло шесть лет.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель просит их отклонить как необоснованные и противоречащие фактическим обстоятельствам дела, а приговор изменить лишь в части, указанной в кассационном представлении.

Проверив представленные материалы уголовного дела, выслушав мнения сторон, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, судебная коллегия находит обсуждаемый приговор, как обвинительный, законным и обоснованным.

В соответствии с требованиями ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению с учетом положений ст. ст. 15, 17 УПК РФ.

Данные условия, установленные текущим законодательством, судом первой инстанции были выполнены в достаточной мере и за пределы, предусмотренные ст. 252 УПК РФ, суд в ходе проведения судебного разбирательства и постановления приговора, не вышел.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд также обоснованно пришел к выводу о виновности вышепоименованных осужденных в инкриминируемых преступлениях.

Суд первой инстанции объективно и полно исследовал необходимые доказательства по представленному на рассмотрение по существу уголовному делу.

Вина осужденных в совершении инкриминируемых преступлений нашла подтверждение в совокупности доказательств, изложенных в обжалуемом приговоре.

Показания допрошенных судом свидетелей, как правильно установил суд после их надлежащего исследования, существенных противоречий не имеют, сомнений не вызывают, подтверждаются взаимно, а также объективно - материалами исследованного судом уголовного дела.

Фундаментальных нарушений уголовно-процессуального закона РФ по обсуждаемому уголовному делу, которые могли бы повлиять на законность и обоснованность приговора, а также его отмену или изменение, в период предварительного и судебного следствия, не допущено.

Действия каждого из осужденных судом первой инстанции квалифицированы правильно.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах, касающиеся неверно установленного объема обвинения и его квалификации, опровергаются материалами дела и являются несостоятельными по следующим основаниям.

Судом первой инстанции правильно, с учетом полученных в судебном заседании показаний указанных в приговоре свидетелей, установлен факт противоправных действий осужденных в сфере охраняемых законом интересов общества и государства; обстоятельства целенаправленных действий в отношении государственных денежных средств, нашли подтверждение в ходе судебного разбирательства как в показаниях последних, которые судом были непосредственно исследованы, оценены соответствующим и правильным образом, так и объективно - в материалах уголовного дела, в т.ч., в назначенной судом и проведенной комплексной комиссионной экспертизе.

Оснований не доверять показаниям обсуждаемых лиц, в т.ч., о незаконных действиях осужденных, объективно подтвержденных материалами уголовного дела, у суда не имелось.

Наличия существенных противоречий, могущих повлиять на итоговое судебное решение, в показаниях допрошенных судом граждан обоснованно не усмотрено.

Показания осужденных, а также необходимых свидетелей были непосредственно исследованы судом, им также дана соответствующая и правильная оценка в приговоре.

Суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о подтверждении в ходе судебного следствия выводов органа предварительного расследования о согласованности действий осужденных К.С. и Г. в совершении установленных противоправных деяний группой лиц по предварительному сговору.

Суд учел, что из показаний Г. вытекают обстоятельства заключения договора на индивидуальный пошив вещевого имущества N 60 от 17 января 2005 года, после предварительного обсуждения их с К.С.

В ходе предварительного следствия было установлено и подтверждено в суде, что К.С. в декабре 2004 года сообщил Г. о размерах денежных средств, выделенных ЦВУ МО РФ на указанные нужды Ленинградскому военному округу, затем последовало заключение договора и восьми дополнительных соглашений к нему, предусматривающих перечисление государственных денежных средств на указанную в приговоре сумму.

Об этом же свидетельствует и совместное подписание необходимых документов К.С. и Г. - договоров и дополнительных соглашений, исследованных судом и приведенных в приговоре.

Об этих же обстоятельствах дали показания допрошенные как свидетели - заместители К.С. - К.А.Г., М., Б., Т., так и заместители Г.

Обоснованно суд, на основе представленных доказательств, подробно изложенных в приговоре, пришел и к выводу о договоренности между Г. и К.С. по поставке в войска округа "верхов для курток утепленных" вместо курток и брюк ватных для танкистов, армейских тулупов.

Кроме того, на это указывают и расшифровки записей на аудиокассетах N 1324 от 10 октября 2006 года и N 1325 от 11 октября 2006 года, - в частности, на то, что все обстоятельства исполнения договоров между вещевой службой округа и ЛКРВИ ими обсуждались, и по согласованию между Г. и К.С., в необходимом объеме скрывались ими от руководства ЦВУ МО РФ.

Позиция осужденного К.С., отраженная в его кассационной жалобе о том, что свою вину в совершении инкриминируемых преступлений он признал "как руководителя, который не в полной мере организовал и исполнил свои контролирующие функции, то есть допустил халатность", а при реализации договора N 60 от 17 января 2005 года, государственных контрактов N 20 от 10 августа 2004 года и N 180 от 18 апреля 2005 года он не использовал предоставленные полномочия с целью получения выгод и преимуществ для себя, а преступные действия не совершались группой лиц по предварительному сговору, несостоятельна, поскольку обстоятельства, на которые ссылается К.С., тщательно исследованы судом, им дана соответствующая правовая оценка, выводы суда являются убедительными, подробно мотивированы и изложены в приговоре.

В ходе предварительного и судебного следствия было установлено, что Г. и К.С. договорились о поставке в войска ЛенВО военной формы одежды фабричного производства, которая по своей стоимости дешевле индивидуально пошитой военной формы одежды, а также, К.С. - будет производить закупку вещевого имущества фабричного производства через коммерческие фирмы, с которыми у ФГУП ЛКРВИ (директор - К.С.) имелись договорные отношения; после чего по предварительной договоренности военная форма одежды фабричного производства, закупленная у сторонних организаций от ФГУП ЛКРВИ отгружалась в воинские части и военно-учебные заведения Санкт-Петербурга и Ленинградской области по товарным накладным обезличенно, а не конкретному военнослужащему; осужденные договорились также и о производстве индивидуального пошива для военнослужащих войсковой части 42195 г. Сольцы Новгородской области, которая была прикреплена к дочернему государственному унитарному предприятию г. Новгорода, и не обслуживалась ФГУП ЛКРВИ; в нарушение данного плана осужденные, через подчиненные им службы, произвели обеспечение военнослужащих готовой формой одежды в больших количествах, чем было определено вещевой службой округа, согласно плану индивидуального пошива на 2005 год; К.С., действуя по предварительной договоренности с Г., не оформлял наряд-заказ на каждого конкретного военнослужащего (квитанция-заказ); К.С. не проводил ежемесячные сверки с войсковыми частями, не направлял своего представителя для сверки расхода материала и фурнитуры в вещевую службу ЛенВО, не оформил сверки двухсторонними актами, не обеспечил их приложение к счетам-фактурам, не обеспечил выезд заказчиков для приема исполнения заказа в дни, установленные графиком выездов; в вещевую службу ЛенВО передавались счета-фактуры, товарные накладные, акты выполненных работ, подписанные К.С., которые не являлись подтверждением качества выполненных работ и поставленной военной формы одежды, в свою, Г. фактически не контролировалось производство работ по указанным выше контрактам.

Обоснованно суд исходил и из показаний свидетеля А. - начальника 161 военного склада, подтвердившего на поступление ему через свидетеля Х., указания от осужденного Г. о бестоварной передаче курток утепленных на ФГУП ЛКРВИ через 161 военный склад, т.е. вынуждающего его давать собственные указания подчиненным работникам склада о внесении заведомо ложных сведений в карточки учета формы N 269; позднее данное указание Г. подтвердил и в личном разговоре.

Вместе с тем, как следует из обжалуемого приговора, суд дал правильную оценку и показаниям свидетеля Х. - зам. начальника вещевой службы ЛенВО, о том, что, в соответствии с Положением о вещевой службе непосредственно подчинялся осужденному Г., в т.ч., выполнял его указания по вопросу бестоварной передачи военного обмундирования в ремонт на 161 военный склад, оформлении сводных ордеров.

Обстоятельства, установленные судом первой инстанции, связанные с заключением вышеуказанного договора N 60 об отсутствии выполнения индивидуального пошива и замене его поставкой готовой военной формы стандартных размеров массового пошива, оформлении сводных ордеров вместо нарядов-заказов (квитанций-заказов), нашли подтверждение в представленных материалах уголовного дела и требованиям ст. 74 УПК РФ соответствуют.

Обоснованным является и вывод суда о несостоятельности позиции Г. о том, что лишь 26.7.2005 г. в ЛенВО поступили указания ЦВУ МО РФ N 164/18 о необходимости проведения конкурса при заключении государственных контрактов, поскольку данные указания не подменяли, но подтверждали необходимость руководствоваться положениями Федерального закона N 197 от 6.5.1999 г. при заключении государственных контрактов, и, кроме того, содержали единый для всех вещевых служб перечень конкурсной документации и документов предварительного отбора.

Несостоятелен и довод жалоб об ошибочности использования судом показаний свидетеля З. - начальника отдела 762 ЦОКБ МО РФ, поскольку его заключение по качеству образцов изделий военного обмундирования - утепленных курток, которое не соответствует ни соответствующим государственным техническим условиям, ни требованиям капитального ремонта, было проверено в ходе судебного разбирательства с участием сторон, подтверждено в зале суда самим экспертом и не противоречит полученным судом доказательствам, приведенным в обжалуемом приговоре.

Несостоятельны и доводы жалоб о том, что пошив верха утепленных курток был обоснован ввиду соответствия п. 125 приложения N 3 к приказу МО РФ N 340-96, поскольку как было установлено в ходе предварительного и судебного следствия, в т.ч., с учетом показаний осужденного Г., имело место нарушение п. п. 135 - 137 указанного Приложения; утепленные куртки на 161 военный склад не сдавались, выбраковка вещевого имущества в воинских частях не производилась и комиссии в этих частях по выбраковке военного обмундирования не создавались.

Позиция, отраженная в кассационных жалобах осужденного Г. и его защиты об отсутствии состава преступлений и утверждение о том, что при заключении договоров (в том числе договора N 60 от 17 января 2005 года) он во всем руководствовался указаниями Центрального вещевого управления МО РФ несостоятельны.

Судом первой инстанции по результатам судебного разбирательства было обоснованно установлено, что кто-либо из вышестоящих воинских начальников не давал Г. указаний не исполнять федеральные законы Российской Федерации и заключить договор N 60 от 17 января 2005 года на индивидуальный пошив военной формы одежды без проведения конкурса, как и письменных указаний командования об организации индивидуального пошива военной формы одежды с использованием "сводных ордеров", а также - организовать по договоренности с К.С. закупку вещевого имущества фабричного производства через коммерческие фирмы, с которыми у ФГУП ЛКРВИ имелись договорные отношения, нарушить "План определения лимита на индивидуальный пошив военного обмундирования ЛенВО на 2005 год" и допустить к производству индивидуального пошива военнослужащих воинских частей и учреждений, не прикрепленных к Исполнителю - ФГУП ЛКРВИ, незаконно акцептовать финансовые документы, заведомо зная о невыполнении работ по индивидуальному пошиву, на основании счетов-фактур и товарных накладных, игнорируя мнение бухгалтеров вещевой службы.

Утверждение, содержащееся в кассационных жалобах применительно к расчету размера ущерба, причиненного государству вследствие ненадлежащего исполнения вышеуказанного договора, и необоснованного использования экспертами ГР. и ПЛ. справки N 416 от 12 января 2006 года, исполненной главным бухгалтером 161 военного склада применительно к средневзвешенной цене предметов вещевого имущества, также неосновательно.

Относительно справки N 416 от 12 января 2006 года "О средневзвешенной цене предметов вещевого имущества за 2005 год на 161 военном складе" суд обоснованно пришел к выводу, что указанные в справке цены массового пошива данного военного склада, могут быть применены с учетом материалов дела - для сравнения с ценами индивидуального пошива.

При этом суд исследовал заключение комплексной комиссионной финансово-экономической и судебно-бухгалтерской экспертизы, допросил проводивших ее специалистов государственного учреждения "Северо-Западный региональный центр судебной экспертизы" Министерства юстиции РФ, свидетелей и вывод подробно мотивировал в приговоре.

Неосновательно и утверждение, содержащееся в кассационных жалобах осужденного Г., что не имеется нарушений плана определения лимита на пошив военной формы.

Согласно обстоятельствам установленным материалами дела, и принятым во внимание судом, план определения лимита на индивидуальный пошив военного обмундирования ЛенВО на 2005 год был подписан начальником вещевой службы ЛенВО полковником Г., начальником ФКП "Управление торговли ЛенВО" полковником П. и утвержден начальником тыла - заместителем командующего войсками округа по тылу генерал-лейтенантом ХО. Для осуществления индивидуального пошива военной формы одежды указанный план предусматривал закрепление воинских частей и военных учебных заведений за конкретным пошивочным предприятием. Как показал в судебном заседании бывший начальник Центрального вещевого управления МО РФ генерал-лейтенант ШЛ., изменения в указанный План мог внести только начальник тыла округа.

Данное правило начальником вещевой службы Г. было нарушено - без уведомления начальника штаба округа и изменения названного плана, вещевое имущество по договору N 60 передавалось комбинатом в разные воинские части и ВВУЗы, в том числе, которые не были закреплены за ЛКРВИ.

В частности, Военный институт физической культуры, согласно плану, был закреплен за ДГУП N 404 (Дом военной одежды), но по указанию вещевой службы округа начальник вещевой службы ВИФКа на основании товарной накладной ЛКРВИ N 41 от 30 марта 2005 года получил со склада указанного комбината 150 кителей и 150 брюк; на основании товарной накладной N 293 от 22 июля 2005 года - 103 кителя и 103 брюк; на основании товарной накладной N 515 от 12 октября 2005 года - 108 пальто.

За этим же Домом военной одежды в 2005 году была закреплена Военная академия тыла и транспорта, но на ЛКРВИ для ее военнослужащих по товарной накладной N 80 от 27 февраля 2006 года было получено 130 кителей, 260 брюк и 130 курток; по товарной накладной N 516 от 27 октября 2005 года - 188 пальто; по товарной накладной N 640 от 29 ноября 2005 года - 13 пальто.

Войсковая часть 54006 в 2005 году была закреплена за ДГУП N 491 г. Великий Новгород. Однако, по указанию вещевой службы округа начальник вещевой службы данной воинской части по товарной накладной N 9 от 26 января 2005 года получил на ЛКРВИ - 9 брюк, 9 кителей и 11 пальто.

За этим же предприятием, на тот период был закреплен военный комиссариат Новгородской области, но на ЛКРВИ его военнослужащим по товарной накладной N 29 от 8 февраля 2005 года выдано 53 брюк, 53 кителя, 67 пальто; по товарной накладной N 83 от 18 марта 2005 года - 26 брюк, 26 кителей, 11 пальто; по товарной накладной N 470 от 7 сентября 2005 года выдано 74 брюк, 74 кителя, 19 пальто; к этому же ДГУП N 491 г. Великий Новгород была прикреплена войсковая часть 42195, но вещевое имущество получала на ЛКРВИ.

Кроме того, по товарной накладной N 184 от 30 мая 2005 года войсковая часть 42195 получила 15 брюк, 15 кителей, 9 пальто; по товарной накладной N 160 от 19 мая 2005 года - 12 кителей, 12 брюк, 12 пальто; по товарной накладной N 61 от 16 февраля 2006 года - 15 кителей, 14 брюк, 1 брюки с подкладкой, 7 жакетов, 7 юбок.

При этом, потребность войсковой части 42195 согласно их заявке (отчету формы 1 вещь) и переданному им из вещевой службы округа плану индивидуального пошива составляла всего 1 пальто, 5 кителей и 5 брюк.

Таким образом, обеспечение через ЛКРВИ готовыми предметами военной формы одежды в указанную часть, а также иные, названные в приговоре воинские части и учреждения округа, осуществлялось в больших размерах, чем того требовали потребности заказчика.

При этом, ряд предметов военной формы одежды, которые были указаны в заявках воинских частей (куртки, жакеты и юбки для женщин), на ЛКРВИ в нужных количествах не шились, у субподрядчиков, как указывал и осужденный К.С., комбинатом, т.е. генеральным подрядчиком также не заказывались.

Судом первой инстанции также исследовалась и позиция осужденного Г. о необходимости ремонта курток утепленных для военнослужащих по призыву, поскольку последние исполняли обязанности военной службы в районах с особо холодным климатом и носили эти куртки в течение всего срока призыва - на протяжении 2 лет.

Вместе с тем, судом было установлено, что начальником Центрального вещевого управления МО РФ генерал-лейтенантом ШЛ., было запрещено проводить в 2005 году капитальный ремонт курток х/б полевых утепленных ввиду его нецелесообразности (телеграммы 2005 г. N 164/2/1429 и 164/2/1507).

Наряду с этим, как установил суд, указанием ЦВУ МО РФ N 164/2/1032 от 31 августа 2004 года разрешался капитальный ремонт только имущества, указанного в приложении N 1 к этому указанию, - куртка утепленная камуфлированная в него не включалась и ее ремонт дважды письменно ЦВУ МО РФ был запрещен. Другое имущество могло ремонтироваться только по согласованию с ЦВУ МО РФ, что Г., как начальник вещевой службы округа знал, но умышленно нарушил установленные правила ремонта.

Судом также было принято во внимание и то, что согласно экспертному заключению проведение ремонта курток утепленных путем изготовления "верха от курток утепленных камуфлированных" не предусмотрено нормами снабжения, номенклатурой военного имущества, и технологически необоснованно. В войска округа по государственным контрактам N 20 от 10 августа 2004 года и N 180 от 18 апреля 2005 года было поставлено не предусмотренное данными договорами имущество - "верха", которые не могут быть использованы по прямому назначению.

Допрошенные в суде свидетели по данному эпизоду обвинения определенно показали, что такие "верха" не могли использоваться на куртках ватных для танкистов - поскольку "верха" указанных курток изготовлены из другого материала, а также, и в силу того, что танковые куртки значительно короче курток утепленных.

Обоснованным является и вывод суда относительно того, что вещевое имущество воинскими частями в ремонт фактически не передавалось, отремонтированное имущество в воинские части не поступало, то есть ремонт не осуществлялся. Какие-либо работы по производству ремонта бекеш (полушубков) и брюк ватных от костюма утепленного ни ЛКРВИ, ни сторонними организациями по поручению последнего не производились.

Ссылка, содержащаяся в жалобах на незаконность приговора в целом, ввиду использования недопустимого доказательства - Положения о вещевой службе ЛенВО, утвержденного начальником тыла - заместителем командующего войсками ЛенВО генерал-лейтенантом ХО., не может быть принята в полной мере.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что осужденный Г. - как начальник вещевой службы Ленинградского военного округа в своей деятельности, наряду с другими нормативно-правовыми актами обязан был руководствоваться требованиями Положения о вещевой службе ЛенВО, которые ежегодно разрабатывались в вещевой службе округа и утверждались начальником тыла - заместителем командующего войсками округа - на 2006 год генерал-майором Ж., до этого - генерал-лейтенантом ХО.

В ходе допроса в суде, в т.ч., свидетелями ХО., Х., сообщено, и осужденным Г. подтверждено, что содержание указанного Положения о вещевой службе округа в 2004 - 2006 годах разрабатывалось на основании и в соответствии с Уставом внутренней службы Вооруженных Сил РФ, Положением о военном округе (утверждено Указом Президента Российской Федерации N 901 1998 г.), и по вопросам предназначения, основных задач службы, функциональных обязанностей должностных лиц службы, в частности, начальника службы, фактически не менялось. Обсуждаемое Положение, утвержденное 24 марта 2006 года начальником тыла - заместителем командующего войсками ЛенВО по тылу генерал-майором Ж., приобщенное к делу по ходатайству самого осужденного Г., из числа доказательств по делу не исключалось.

Утверждение, содержащееся в кассационных жалобах о том, что заключенный договор N 60 от 17 января 2005 года был исполнен и подтверждено подписанным Г. 28 февраля 2005 года указанием N 35/180, адресованным в воинские части округа о порядке проведения индивидуального пошива военного имущества, необоснованно.

Как установлено в ходе судебного разбирательства, в названных Указаниях нет ссылки на договор N 60 от 17 января 2005 года, они, как показали свидетели суду являлись типовыми и направлялись в войска ежегодно.

Кроме того, из исследованных судом материалов дела вытекает, что по количеству предметов военной одежды, поступивших с ЛКРВИ в воинские части и военные учебные заведения округа в первый этап после заключения данного договора для Заказчика - Г., следовало, что фактически индивидуального пошива не производится ввиду большого количества предлагаемого ЛКРВИ военного обмундирования, которое этим комбинатом самостоятельно изготовлено быть не может в силу отсутствия необходимых производственных мощностей (в ходе предварительного следствия было установлено, что за первые полтора месяца после заключения указанного договора комбинат передал в войска округа 1671 китель для офицеров, 1671 брюки для офицеров, 1615 пальто для офицеров).

В связи с указанным, судом правильно было учтено, что 1 марта, 2, 29 и 31 августа, 3 октября и 22 декабря 2005 года Г. были подписаны дополнения к договору (N 1 - N 8), что повлекло необоснованное перечисление ЛКРВИ дополнительных денежных средств на общую сумму 29 766 923 рубля.

Неосновательной является и ссылка кассационных жалоб на отсутствие нарушений закона при оплате военной продукции по договору N 60 только по товарным накладным и счетам-фактурам.

В ходе судебного следствия, судом с учетом заключения экспертов, было правильно оценено то обстоятельство, что отсутствие таких первичных учетных документов, как наряды-заказы (квитанции-заказы) на пошив военного обмундирования, не позволяет получить информацию для контроля за осуществлением индивидуального пошива военной формы одежды, предусмотренную нормативными документами, и на основании исследованных документов суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что оформление ФГУП ЛКРВИ товарных накладных и их передача в вещевую службу округа, вместо оформления нарядов-заказов (квитанций-заказов), не соответствует требованиям нормативных документов, поскольку обязательное оформление счетов, счетов-фактур, с приложением квитанций-заказов, предусмотрено договорными условиями.

Необоснованным является и утверждение, содержащееся в кассационных жалобах, о недостоверности размера причиненного государству ущерба и противоречивости письменных запретов вышепоименованного начальника ЦВУ МО РФ ШЛ. на ремонт указанных курток.

Как видно из исследованных судом материалов, в судебное заседание бывший начальник Центрального вещевого управления МО РФ ШЛ. показал, что из ЛенВО дважды приходили телеграммы с просьбой разрешить в 2005 году ремонт курток утепленных, однако дважды последовал запрещающий ответ, ввиду экономической нецелесообразности данного ремонта. Последний был нецелесообразен, так как обеспечение указанными куртками не относилось к плановому снабжению военнослужащих, а изготовление новой подобной куртки стоило столько же, сколько и ремонт указанного изделия. При этом ЦВУ МО РФ разрешалось произвести ремонт курток для танкистов из кирзы ввиду высокого качества последних.

Судом также обоснованно было учтено, что согласно заключению эксперта технолога - начальника отдела разработки и испытаний военной обуви, снаряжения, овчинно-шубных изделий и кожевенно-обувных материалов 762 ЦОКБ З. в результате выборочной проверки качества изделий "верх от куртки утепленной" установлено, что изделия "верх от куртки утепленной", поставленные ЛКРВИ вместо отремонтированных изделий "куртка полевая х/б утепленная", "куртка утепленная", "куртка ватная для танкистов", не соответствуют образцу-эталону, утвержденному начальником ЦВУ МО РФ, не соответствуют требованиям соответствующей нормативно-технической документации, а также изготовлены некачественно, не могут быть использованы по своему прямому назначению.

Кроме того, экспертами обращено внимание на то, что хозяйственные операции, отраженные в карточках складского учета, накладных и других представленных документах ЛКРВИ, не совершались, документы, подтверждающие выполнение указанным Комбинатом ремонта имущества и изготовление изделий, предусмотренных номенклатурой государственных контрактов в материалах дела отсутствуют, и выполнение ЛКРВИ работ, предусмотренных государственными контрактами N 180 от 18 апреля 2005 года и N 20 от 10 августа 2004 года, документально не подтверждено.

Таким образом, судом первой инстанции, в обсуждаемой части, обоснованно было принято во внимание то обстоятельство, что стоимость пошитых "верхов" при определении причиненного государству ущерба учитываться не должна - в войска округа поставлено не предусмотренное контрактами имущество.

Исходя из конкретных обстоятельств, судом первой инстанции правильно установлены не только условия и временные рамки совершения противоправных деяний осужденных, но и их правовой статус в обсуждаемый период.

Неосновательными являются и ссылки кассационных жалоб на необъективность суда и неполноту судебного разбирательства, поскольку как видно из материалов судебного производства сторонам была предоставлена возможность заявлять ходатайства, которые разрешались судом в порядке предусмотренной законом процедуры, судебное следствие было проведено по объему доказательств, предоставленных сторонами; ходатайств и заявлений в порядке ст. 291 УПК РФ, суду предоставлено не было.

Таким образом, выводы суда о виновности осужденных в совершении конкретных действий, изложенных в приговоре, основаны на совокупности проверенных в судебном заседании доказательств, которым суд дал надлежащую оценку, а доводы, содержащиеся в указанных выше кассационных жалобах, направлены на их переоценку.

Необоснованным является утверждение о назначении осужденному К.С. явно несправедливого наказания в силу его чрезмерной суровости, по следующим основаниям.

Как видно из обжалуемого приговора, суду первой инстанции были известны и учтены сведения о данном осужденном, наличие обстоятельств, указанных ст. ст. 61 - 63 УК РФ.

При этом, суд обоснованно исходил из того, что на иждивении обсуждаемого осужденного несовершеннолетних детей не имеется, документов в отношении иных родственников, которые могли быть отнесены судом к смягчающим ответственность обстоятельствам, также непосредственно находящихся на иждивении К.С., суду предоставлено не было.

Вместе с тем, в соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ лицам, осужденным к лишению свободы за совершение умышленных преступлений средней тяжести, раннее не отбывавшим лишение свободы, отбывание наказания назначается в колониях-поселениях, но с учетом обстоятельств совершения преступления и личности виновного суд вправе назначить отбывание наказания в исправительных колониях общего режима с указанием мотивов принятого решения. Определяя К.С. для отбывания наказания обжалуемый вид исправительного учреждения, суд первой инстанции мотивировал свое решение и указал на тяжесть, обстоятельства совершенного им преступления, направленного против государственной власти, обороноспособности и безопасности государства, а также личность осужденного.

При этом, выводы по иным данным, характеризующим личность К.С., как видно из описательно-мотивировочной части приговора, также нашли в нем правильное отражение.

Кроме того, определяя К.С. для отбывания наказания обжалуемый вид исправительного учреждения, суд первой инстанции мотивировал свое решение и указал на тяжесть, обстоятельства совершенного им преступления, направленного против государственной власти, обороноспособности и безопасности государства, а также личность осужденного.

Выводы по иным данным, характеризующим личность К.С., как видно из описательно-мотивировочной части приговора, нашли в нем правильное отражение.

В целом, оценка, данная в приговоре указанным обстоятельствам, у судебной коллегии сомнений не вызывает.

Кроме того, с учетом данных о личности осужденных, назначенное каждому из них наказание нельзя признать несправедливым вследствие его чрезмерной суровости, в силу того, что оно им, в том числе, применительно к его размеру, назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 60 - 63 УК Российской Федерации, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных, обстоятельств, смягчающих наказание, в том числе, и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.

В то же время, судебная коллегия принимает во внимание и то обстоятельство, что в отношении вышепоименованных осужденных судом первой инстанции, после обсуждения, обоснованно не были применены положения ст. 64 УК РФ или ст. 73 УК РФ.

Таким образом, наказание, назначенное каждому из вышеназванных осужденных, требованиям ст. 6 УК РФ соответствует и смягчению не подлежит.

Вместе с тем, при обсуждении вопроса о гражданском иске, предъявленном к осужденным со стороны командующего Ленинградским военным округом, суд ошибочно признал, что исковые требования надлежит рассматривать с точки зрения взаимной ответственности между юридическими лицами за ненадлежащее исполнение обязательств по договору N 60 от 17.1.2005 г., по государственным контрактам N 180-05/49/В от 18.4.2005 г., N 20/2 от 10.8.2004 г.

Обоснованными, в связи с этим, является утверждения, содержащиеся в кассационном представлении государственного обвинителя и кассационной жалобе представителя гражданского истца, - суд был не вправе, при рассмотрении вопроса в порядке, предусмотренном п. 1 ч. 1 ст. 309 УПК РФ, основываться на положениях статьи 402 ГК РФ, говорящей о том, что действия работников должника по исполнению его обязательства считаются действиями должника, должник отвечает за эти действия, если они повлекли неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, а также - и на положениях ст. ст. 1081, 1168 ГК РФ.

По смыслу закона работник может быть привлечен к материальной ответственности в полном размере на основании пункта 5 части первой статьи 243 ТК РФ, если ущерб причинен в результате преступных действий, установленных вступившим в законную силу приговором суда.

При этом, обязательным условием является наличие обвинительного приговора суда, что в данном случае имело место 29 ноября 2010 г.

Не препятствует взысканию, не противоречит действующему уголовно-процессуальному закону РФ и, в частности, положениям п. 10 ч. 1 ст. 299 УПК РФ и ст. 98 Руководства по войсковому (корабельному) хозяйству в Вооруженных Силах РФ, прямо указывающей на то, что военнослужащие, а также граждане, призванные на военные сборы, виновные в причинении ущерба, несут материальную ответственность в соответствии с Федеральным законом от 12 июля 1999 года N 161-ФЗ "О материальной ответственности военнослужащих". Гражданский персонал, виновный в причинении ущерба, несет материальную ответственность в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации.

Наряду с этим, судом, по результатам судебного следствия был определенно установлен не только ущерб, нанесенный преступными действиями осужденных государству в лице соответствующего военного округа, но и факт совершения данных действий по предварительному сговору группой лиц; оснований для производства дополнительных расчетов, связанных с размером гражданского иска, судом первой инстанции усмотрено не было.

Каких-либо итоговых судебных решений, как видно из представленных материалов уголовного дела, по обсуждаемому вопросу инстанциями арбитражных судов на момент постановления обсуждаемого приговора, принято не было.

При таких обстоятельствах, состоявшийся приговор в части гражданского иска подлежит отмене с направлением на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Московского районного суда Санкт-Петербурга от 29 ноября 2010 года в отношении Г. и К.С., в части отказа в удовлетворении исковых требований командующего войсками Ленинградского военного округа, отменить и направить на новое судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства в тот же суд, в остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и защиты - без удовлетворения.

Кассационное представление государственного обвинителя и кассационную жалобу представителя гражданского истца - удовлетворить.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь