Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. N 22-968/11

 

Судья: Штурнев А.Я. Дело N 1-1031/10

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего: Лебедевой О.В.

судей: Каширина В.Г. и Дюпиной Т.В.

при секретаре: С.

рассмотрела в судебном заседании от 21 февраля 2011 года кассационную жалобу осужденного П. на приговор Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 08 ноября 2010 г., которым

П. <ФИО18>, <...>,

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ (в ред. ФЗ N 63 от 13.06.1996 г.) к 9 годам лишения свободы; по ст. 111 ч. 4 УК РФ (в ред. ФЗ N 92 от 25.06.1998 г.) к 9 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено П. наказание в виде 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Взыскано с П. в пользу <ФИО3> в возмещение материального ущерба 34150 рублей и в возмещение морального вреда 1000000 рублей.

Заслушав доклад судьи Каширина В.Г., объяснения адвоката Ревина А.В., поддержавшего доводы жалобы, потерпевшей <ФИО3>, возражавшей по жалобе, мнение прокурора Попкова Ю.Ю., об оставлении приговора без изменения, а кассационной жалобы без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационной жалобе осужденный П. просит приговор отменить, поскольку с выводами суда он не согласен.

Указывает, что судом не учтено его психическое состояние, подтвержденное заключением экспертизы, и в состоянии алкогольного опьянения он не находился; решение суда о взыскании морального вреда не соответствует мнению потерпевшей <ФИО3> и на мнение потерпевшей оказал влияние прокурор; в ходе предварительного следствия перевод осуществлялся переводчиком неправильно, в силу чего он полностью не осознавал подписываемые им документы; в нарушение ст. 59 УПК РФ, обвинительное заключение на родном узбекском языке ему не вручено, а копия приговора неправильно оформлена и потому не имеет юридической силы; считает приговор несправедливым и просит применить к нему ст. 435 УПК РФ для обеспечения его лечения и избежания рецидивов содеянного, освободив его от возмещения иска за причинение морального вреда.

В своих возражениях государственный обвинитель Пронина А.А. просит приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденного П. в убийстве и в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, при обстоятельствах, установленных судом, являются правильными.

Эти выводы основаны на исследованных в судебном заседании, и подробно изложенных в приговоре доказательствах, которые надлежаще оценены.

Виновность П. подтверждена:

в убийстве <ФИО6> 27.10.2009 г.:

- показаниями свидетелей <ФИО7>, <ФИО8>, явкой с повинной П., протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы по трупу <ФИО6>, заключениями судебно-биологических экспертиз, протоколом задержания и досмотра П. с изъятием у него мобильного телефона и паспорта <ФИО6>, протоколом опознания П. и другими доказательствами, подробно изложенными в приговоре.

в умышленном причинении 27.10.2009 г. тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть <ФИО9>:

- показаниями потерпевшей <ФИО3>, свидетелей <ФИО10>, <ФИО11>, <ФИО12>, протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы по трупу <ФИО9>, заключениями судебно-биологических экспертиз и другими доказательствами, подробно изложенными в приговоре.

По заключению комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы П. хроническим, временным психическим расстройством, слабоумием, иным болезненным состоянием психики не страдал и не страдает, обнаруживает признаки <...>, не лишающие его в полной мере осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. В период инкриминируемых ему действий он находился в состоянии простого (не патологического) алкогольного опьянения, а его действия носили последовательный и целенаправленный характер. В применении принудительных мер медицинского характера П. не нуждается.

Судом первой инстанции указанные доказательства, в том числе и заключения экспертиз, исследованы, оценены как достоверные и допустимые, а в своей совокупности достаточные для установления виновности осужденного, и судебная коллегия с такой оценкой согласна.

Юридическая квалификация действий П. по ст. 105 ч. 1 УК РФ (в ред. ФЗ N 63 от 13.06.1996 г.) и по ст. 111 ч. 4 УК РФ (в ред. ФЗ N 92 от 25.06.1998 г.) является правильной, а выводы суда основаны на материалах дела.

Доводы кассационной жалобы о нарушениях уголовно-процессуального закона в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, являются несостоятельными.

Психическое состояние П. было проверено как в ходе предварительного следствия, так и в суде и в отношении него была проведена стационарная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза (т. 3 л.д. 124 - 128), при этом экспертами были исследованы и медицинские документы по обращению П. в клиническую больницу N 122. Заключение проведенной по делу экспертизы дано квалифицированными экспертами, в соответствии с требованиями закона и обоснованно признано судом достоверным.

Каких-либо оснований для проведения повторной или дополнительной экспертизы не имеется, не высказывал сомнений в ее правильности и сам осужденный. Оснований для применения принудительных мер медицинского характера, не имеется.

Все необходимые следственные действия с участием П. проведены с участием переводчиков, квалификация которых сомнений не вызывает, подтверждена постановлениями следователя о их назначении с соответствующими подписками о разъяснении переводчикам обязанностей и предупреждением об ответственности по ст. 307 УК РФ. В ходе судебного разбирательства обеспечение перевода осуществлялось переводчиками службы судебных переводчиков. Каких-либо претензий, жалоб либо отводов к переводчикам и их переводу как устному, так и необходимых документов, на родной узбекский язык осужденный не имел.

Согласно письму следователя начальнику учреждения ИЗ 47/4 были направлены 31.05.2010 г. и получены учреждением 01.06.2010 г. (т. 4 л.д. 2) копии обвинительного заключения и его перевод, которые, согласно расписке осужденного (т. 4 л.д. 3), были ему вручены 02.06.2010 г.

В ходе судебного разбирательства, согласно протоколу судебного заседания (т. 4 л.д. 8, 23), П. неоднократно подтверждал о получении им копии обвинительного заключения и его перевода на родном языке. Надлежащая копия приговора осужденному на русском и узбекском языках вручена, что подтверждается его расписками (т. 4 л.д. 93, 94).

Добровольность волеизъявления потерпевшей <ФИО3> о взыскании с П. морального вреда и материального ущерба подтверждена ее письменными заявлениями, имеющимися в материалах дела (т. 4 л.д. 47, 48), а правом на подачу таких исковых требований потерпевшая воспользовалась в судебном заседании 02.11.2010 г.

В судебном заседании (т. 4 л.д. 55) П. заявил, что с исковыми требованиями он согласен. Удовлетворяя исковые требования потерпевшей о компенсации морального вреда, суд обоснованно исходил из требований закона и принципов разумности и справедливости: смертью сына <ФИО3> причинены физические и нравственные страдания, учел суд и материальное положение осужденного.

Доводы кассационной жалобы о несправедливости приговора, являются необоснованными.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного и данные о личности осужденного, все обстоятельства дела.

Суд учел, что П. раскаялся в содеянном, дал явку с повинной, имеет троих детей.

Вместе с тем, с учетом характера и значительной степени общественной опасности совершенных преступлений, суд обоснованно пришел к выводу о необходимости исправления осужденного в условиях изоляции его от общества.

Наказание П. назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ и является справедливым, чрезмерно суровым не является. Все обстоятельства, имеющие значение по делу учтены судом в полном объеме.

Оснований, влекущих за собой изменение либо отмену приговора, в том числе и по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 08 ноября 2010 года в отношении П. <ФИО18> оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь