Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. по делу N 33-1266/2011

 

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Орловой Е.Ю.,

судей Поповой А.А. и Николаевой Т.В.,

при секретаре М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу и дополнение к ней представителя Л. Т. на решение Кировского районного суда г. Иркутска от 23 сентября 2010 года по гражданскому делу по иску Л. к МУП "БТИ" о признании незаконным приказа <...> от <...> об увольнении, восстановлении на работе в должности Э., взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере <...> руб.,

 

установила:

 

Л. обратилась в суд с иском к МУП БТИ г. Иркутска, в обоснование которого указала, что она работала Э. в МУП "БТИ г. Иркутска". Приказом <...> от <...> она была уволена в соответствии с подпунктом <...> п. <...> ст. <...> ТК РФ. В качестве основания увольнения в приказе <...> от <...> было указано письмо прокуратуры г. Иркутска от <...> <...>. На заявление Л. директору предприятия с просьбой выдать на руки копию данного документа ответ не был дан, устного разъяснения о причине увольнения также не последовало. Перед увольнением Л. директор предприятия не затребовал от нее письменного объяснения. Она была уволена без обращения директора предприятия в профсоюзный орган. При судебном разбирательстве о восстановлении на работе работодатель обязан доказать наличие у него на момент издания приказа об увольнении законных оснований для увольнения работника. Увольнение на основании письма прокуратуры г. Иркутска от <...> <...>, из которого следовало лишь, что Л. выезжала из страны с <...> по <...> является незаконным, т.к. сам факт временного выезда гражданина России из страны в силу действующего законодательства не может являться основанием для его увольнения. Работодатель без законных на то оснований признал недействительным документ о временной нетрудоспособности Л. в период с <...> по <...> и самовольно признал установленным факт трудоспособности Л. в указанный период. Директор предприятия превысил свои должностные полномочия, т.к. больничный лист может быть признан недействительным либо специально уполномоченным федеральным органом - Федеральной службой по надзору в сфере здравоохранения и социального развития, либо в судебном порядке. Учитывая, что перед увольнением Л. директор предприятия в нарушение установленного законодательством порядка не затребовал от нее ни устного, ни письменного объяснения и не объяснил ей причины увольнения, то ее увольнение вызвано причинами, отличными от указанных в приказе. В пользу этого, говорит также факт немотивированного запроса, сделанного руководством предприятия, в органы прокуратуры. На основании изложенного Л. просила суд восстановить ее на работе в должности главного экономиста в МУП "БТИ", взыскать средний заработок за время вынужденного прогула с <...> по день восстановления на работе, моральный вред в сумме <...> руб.

В последующем Л. неоднократно дополняла исковые требования, в итоге просила суд признать незаконным приказ директора МУП БТИ г. Иркутска <...> от <...> об увольнении Л., восстановить ее на работе в должности Э. в МУП "БТИ", взыскать средний заработок за время вынужденного прогула с <...> по день восстановления на работе, моральный вред в сумме <...> руб.

Решением суда от 23 сентября 2010 г. исковые требования оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе и дополнении к ней представитель Л. Т. просит решение суда отменить, принять по делу новое решение по следующим основаниям:

В качестве одного из оснований незаконности увольнения было указано несоблюдение работодателем установленного порядка увольнения, а именно, что работодатель не затребовал от Л. письменное объяснение о причинах ее отсутствия на рабочем месте, как того требуют нормы ст. 193 Трудового Кодекса РФ.

В доказательство соблюдения ответчиком установленного законом порядка увольнения МУП БТИ г. Иркутска только в третьем судебном заседании (<...>) было представлено суду несколько документов, о существовании которых до этого момента Л. не было известно, в том числе Уведомление от <...> о необходимости дать письменное объяснение о причинах отсутствия на работе в период с <...> по <...>, а также Акт о непредставлении письменного объяснения от <...>. Однако указанные документы не могут являться надлежащими доказательствами в силу того, что указанные в них даты не относятся к периоду, когда произошло увольнение Л. - <...>.

Однако суд необоснованно посчитал несоответствия в датах изготовления документов опечатками, ссылаясь, на показания свидетелей со стороны ответчика, и что ссылки на указанное выше уведомление от <...> имеются в акте о получении уведомления и акте об отказе дать расписку. Данные выводы не соответствуют материалам дела и показаниям свидетелей, поскольку показания, данные свидетелями со стороны ответчика в судебном заседании <...>, не заслуживают доверия, так как являются недостоверными и противоречащими друг другу.

Кроме того, ответчиком были представлены акт о получении уведомления и акт об отказе дать расписку в получении уведомления от <...>. В указанных документах содержится указание на то, что Л. было предъявлено "... уведомление о необходимости дать письменное объяснение..." - но без указания даты изготовления этого уведомления. Напротив, в акте МУП БТИ о непредставлении письменного объяснения от <...> содержится прямое указание как на дату его изготовления (<...>), так и на якобы предъявленное Л. уведомление от <...>. Такое количество "опечаток" не могло произойти, если бы документы, подписанные несколькими сотрудниками, составлялись в указанное в документах время.

Суд необоснованно посчитал показания свидетелей В., Б. и Ч. не отвечающими требованиям достоверности доказательств, поскольку свидетели не являлись участниками разговора между Л. и директором МУП БТИ г. Иркутска. В действительности же указанные свидетели свидетельствовали не о содержании разговора, а о дате этого события.

Суд необоснованно отклонил ходатайство Л. о проведении технико-криминалистической экспертизы листа реестра корреспонденции прокуратуры г. Иркутска, направляемой нарочно, содержащего запись о выдаче копии ответа Е. от <...> с целью определения даты его изготовления. Вместе с тем суд не дал оценки доводам Л. о подложности данного документа.

Суду в качестве законности увольнения Л. был представлен акт об отказе Л. дать расписку в получении ею уведомления от <...>, в котором указано время его изготовления - 10 ч. 30 мин. Однако данное событие не могло произойти в указанное время, поскольку со времени начала рабочего дня и изготовления ответа прокуратуры от <...> до момента изготовления такой расписки должен был произойти последовательно ряд событий, которые не могли произойти за 1,5 часа.

Суд не дал надлежащей оценки доводам истицы о том, что при увольнении Л. не была учтена тяжесть ее проступка и обстоятельства, при которых он был совершен, а также предшествующее безупречное поведение Л. на протяжении всех лет ее работы в БТИ г. Иркутска, ее трудовые заслуги, подтвержденные грамотами и благодарностями и ее отношение к труду. Все представленные суду письма о якобы недобросовестном отношении Л. к своим должностным обязанностям были изготовлены после ее увольнения и предъявлены суду только после заявлений истицы суду о ее многолетней добросовестной работе.

Суд неверно оценил представленное ответчиком доказательство - письмо прокуратуры г. Иркутска (исх. <...> от <...>), якобы полученное представителем МУП БТИ О. <...>.

Данный документ не мог быть получен <...>. Из представленного суду надзорного производства прокуратуры г. Иркутска письма следует, что данное письмо является ответом гр. Е. и было получено лично Е. <...>, а значит и не могло послужить основанием для каких-то действий администрации МУП БТИ днем ранее. У прокуратуры <...> отсутствовали законные основания для выдачи копии указанного документа иному лицу, кроме заявителя - гр. Е.

Копия письма прокуратуры <...> (исх. <...> от <...>) не выдавалась кому-либо на руки, поскольку ни на самом документе, ни на его копии не имеется отметок о произведенном копировании, о том, что подлинник хранится в прокуратуре, первая копия письма, переданная суду МУП БТИ, не заверена печатью прокуратуры, т.е. была выдана с нарушением закона и не имеет юридической силы в связи с чем не может быть положена в основу решения суда.

В возражениях на кассационную жалобу представитель МУП "БТИ г. Иркутска" О. просит решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, возражений на нее, выслушав объяснения представителя Л. Т., поддержавшего доводы жалобы, представителя МУП "БТИ г. Иркутска" О., возражавших против них, заключение прокурора Малиновской А.Л., полагавшей решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения и удовлетворения кассационной жалобы.

Суд при рассмотрении настоящего гражданского дела установил, что Л. осуществляла трудовую деятельность в МУП "БТИ г. Иркутска" в должности Э. В период с <...> по <...> Л. отсутствовала на рабочем месте, представив на указанный период листок нетрудоспособности, в то время как с <...> по <...> она находилась за пределами РФ в Таиланде на отдыхе по путевке, приобретенной до начала периода временной нетрудоспособности <...> (л.д. <...>). Приказом <...> от <...> она уволена с <...> в соответствии с п. п. <...> п. <...> ст. <...> Трудового кодекса Российской Федерации (<...>). Суд исходил из того, что Л. не представила какие-либо доказательства направления ее на лечение в лечебные учреждения Таиланда и прохождения ею лечения в Таиланде и нашел недоказанным факт наличия у Л. в период с <...> по <...> заболевания, препятствующего исполнению своих трудовых обязанностей, а значит наличия установленных законодательством уважительных причин отсутствия на рабочем месте течение всех рабочих дней за указанный период. Суд проверил соблюдения работодателем порядка увольнения Л. за совершение указанного дисциплинарного проступка и пришел к выводу о соответствии порядка увольнения Л. требованиям норм Трудового кодекса РФ и фактическим обстоятельствам. На основании указанного суд отказал в удовлетворении исковых требований Л. о восстановлении на работе.

Данные выводы суда подробно мотивированы, соответствуют содержанию исследованных судом доказательств и норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, и не вызывают у судебной коллегии сомнения в их законности и обоснованности.

Все доводы кассационной жалобы сводятся к оспариванию недостоверности документов, отражающих осуществление работодателем действий по соблюдению порядка ее увольнения за дисциплинарный проступок, и не могут быть приняты во внимание. Суд дал надлежащую и всестороннюю оценку этим доказательствам в их совокупности по правилам ст. 67 ГПК РФ. Доводы кассационной жалобы сводятся по существу к несогласию с выводами суда и иной оценке установленных по делу обстоятельств и направлены на иную оценку добытым по делу доказательствам, в том числе показаниям свидетелей, что не отнесено статьей 362 ГПК РФ к числу оснований для отмены решения суда в кассационном порядке.

Кассационная жалоба не содержит иных, по сравнению с приведенными ответчиками в судебном заседании, доводов, которые могли бы повлиять на законность и обоснованность решения, а потому не может быть принята во внимание в качестве основания к отмене решения суда первой инстанции

При таких обстоятельствах решение, проверенное по доводам жалобы, отмене не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 360, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кировского районного суда г. Иркутска от 23 сентября 2010 года по данному делу оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.Ю.ОРЛОВА

 

Судьи:

А.А.ПОПОВА

Т.В.НИКОЛАЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь