Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. по делу N 33-1267/2011

 

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Орловой Е.Ю.,

судей Поповой А.А. и Николаевой Т.В.,

при секретаре М.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Б. на решение Кировского районного суда г. Иркутска от 2 ноября 2010 года по гражданскому делу по исковому заявлению Б. к Управлению ФСКН России по Иркутской области о взыскании задолженности по заработной плате, денежной компенсации за задержку выплат, пособия по временной нетрудоспособности в связи с заболеванием в период с <...> по <...>, компенсации морального вреда, обязании засчитать период с <...> по <...> в стаж работы в районах, приравненных к районам Крайнего Севера,

 

установила:

 

Б. обратился в суд с иском к Управлению ФСКН России по Иркутской области, в обоснование которого указал, что <...> ему предложили перейти на службу в Управление на должность З., на тот момент времени он служил в ОВД по <...> району, которое дислоцируется в г. Б. в должности Н. <...> он заключил контракт о прохождении службы в Управлении по указанной должности. По увольнении из органов <...> <...> им были запрошены из Управления финансовые документы о составных частях заработной платы (ранее в письменной форме истец о них не извещался), согласно которым за период с <...> по <...> выплачивался районный коэффициент в размере 20% и надбавка за работу в южных районах Иркутской области в размере 30% от должностного оклада, что является нарушением положений законодательства, так как фактически он работал в г. Б., а районный коэффициент и надбавка за работу в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в размере, установленном для г. Б., составляют 30 и 50% соответственно, т.е. он не получал районный коэффициент и надбавку за работу в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, в размере, установленном для г. Б., при этом его рабочее место постоянно находилось в г. Б. - в здании <...> МРО УФСКН России по Иркутской области, кабинет <...>. Всего за указанный период задолженность Управления по основным выплатам составила <...> руб. По состоянию на день обращения в суд с исковым заявлением Управление обязано выплатить ему денежную компенсацию за задержку выплат в размере <...> руб. На основании изложенного Б. просил суд взыскать с УФСКН России по Иркутской области <...> руб., составляющих задолженность по заработной плате, денежную компенсацию за задержку выплат за каждый день задержки, начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно, исходя из размера компенсации, установленного ст. 236 ТК РФ в размере <...> руб., обязать засчитать период с <...> по <...> включительно в стаж работы в районах, приравненных к районам Крайнего Севера.

Дополнив исковые требования, Б. указал, что <...> у него наступило заболевание, вследствие чего он обратился в поликлинику Городской больницы <...> г. Б. за медицинской помощью, где ему был выдан листок нетрудоспособности Серия ВЧ <...>. <...> его выписали. <...> он направил рапорт в Управление ФСКН России по Иркутской области с просьбой выплатить пособие по временной нетрудоспособности в связи с заболеванием, которое наступило в течение 30 дней со дня увольнения - в период с <...> по <...>. <...> в <...> МРО Управления Б. было получено письмо, согласно которому Управлением ему отказано в получении пособия по временной нетрудоспособности. При поступлении на службу в органы <...> с Б. был заключен контракт, который выполняет роль трудового договора, следовательно, он подлежал обязательному социальному страхованию и на него, распространяются гарантии, предусмотренные Федеральным законом "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством" N 255-ФЗ от 29.12.2006. Всего за указанный период задолженность Управления по выплате пособия составляет <...> руб. На основании изложенного Б. просил суд взыскать задолженность по заработной плате в размере <...> руб., денежную компенсацию за задержку выплат за каждый день задержки, начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно, исходя из размера компенсации, установленного ст. 236 ТК РФ в размере <...> руб., пособие по временной нетрудоспособности в связи с заболеванием, которое наступило в течение 30 дней со дня увольнения - в период с <...> по <...> в размере <...> руб., компенсацию морального вреда в размере <...> руб., обязать засчитать период с <...> по <...> включительно в стаж работы в районах, приравненных к районам Крайнего Севера.

Решением суда от 02.11.2010 исковые требования оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе Б. просит решение суда отменить, принять по делу новое решение или направить дело на новое рассмотрение по следующим основаниям:

Суду было известно о том, что должность, на которую приняли Б. находится в г. Иркутске, а работать он будет в г. Б., и что об этом он узнал <...> или <...>. Кроме того, он указывал на то, что обратиться в суд с заявлением о приведении в соответствие приказа о приеме на работу в соответствие с местом фактической службы для него не представлялось возможным в силу негативных последствий по службе.

Возможность обратиться в суд за защитой нарушенных прав у него появилась только после того, как он <...> написал рапорт на отпуск с последующим увольнением. Однако представитель работодателя указал, что Б. надлежащим образом был извещен о составных частях заработной платы из приказа о приеме на работу и о том, что срок обращения в суд истек. Суд, приняв доводы ответчика, пришел к выводу о том, что о нарушении своих трудовых прав в виде неприменения ответчиком установленного законодательством размера районного коэффициента и процентной надбавки для лиц, осуществляющих трудовую деятельность в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, истец должен был узнать и при ознакомлении с указанным приказом.

Данный вывод суда является необоснованным, поскольку приказ не является надлежащим документом, которым работодатель должен уведомить работника о составных частях заработной платы, кроме того, наименование данной надбавки "надбавка за работу в южных районах Иркутской области" в данном приказе более соотносится с наименованием районный коэффициент, который и должен был выплачиваться в размере 30%, чем с наименованием надбавка за работу в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера. В любом случае, сведений о какой-то одной из указанных надбавок данный приказ не содержит. Не ясны выводы суда и о том, что при ознакомлении с указанным приказом он должен был узнать о размере всех надбавок.

Приказ не является надлежащим документом, которым устанавливаются существенные условия трудового договора, в том числе и в части размера заработной платы и надбавок, которые согласуются сторонами, и в данной части ничтожен, так как в нарушение закона носит односторонний характер. Ознакомление с ничтожным документом, не является надлежащим способом уведомления. Факт написания рапорта, также не является доказательством того, что Б. надлежащим образом уведомлялся о составных частях заработной платы каждый раз при выплате заработной платы.

Кроме того, в соответствии со ст. 136 ТК РФ, он должен был узнавать о составных частях заработной платы каждый раз при ее получении, и нарушения законодательства происходили не тогда, когда был издан приказ о приеме на службу, а когда выдавалась заработная плата в размере меньшем, чем это предусмотрено законом для той местности, где Б. фактически работал. Момент, когда он узнал о составных частях заработной платы, наступил только тогда, когда он самостоятельно, перед моментом увольнения запросил в Управлении документы, содержащие сведения о составных частях заработной платы.

Расчетные листки ему выдавались не всегда, из содержания выданных расчетных листков он не мог понять, размер районного коэффициента и северную надбавку в процентном выражении, так как прямо такой информации они не содержали. Произвести расчет размера районного коэффициента из представленного расчетного листка не смог даже суд.

Более того, ответчиком не было представлено доказательств, того, что Б. извещался надлежащим образом о составных частях заработной платы, каждый раз при выдаче ему заработной платы.

Вывод суда о том, что у истца имелось установленное ст. 62 ТК РФ право по получению от Управления соответствующих сведений на основании письменного заявления, которое он не реализовал, доказательств иного суду не представлено, не соответствует закону, поскольку предоставляет работодателю возможность не предоставлять работнику сведения о составных частях его заработной платы, которая является его обязанностью по закону, перекладывая эту обязанность на работника. Кроме того, в силу ст. 62 ТК РФ, законом предоставлено работнику право в любой момент получать копии необходимых ему документов и за любой период, что и было сделано в момент увольнения, однако, суд, не основываясь на законе, ограничивает право работника в любой момент, по его усмотрению, обращаться к работодателю за документами периодом, равным сроку обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора с момента, когда работнику выдан расчетный листок, не содержащий сведений о составных частях заработной платы, представленных удобным и легко понятным способом, либо не выдан вовсе.

Утверждение суда о том, что не было реализовано право на истребование документов у работодателя, не соответствует действительности, так как данное право было реализовано в момент увольнения.

Позиция суда о том, что доказательства наличия уважительных причин пропуска срока, объективно препятствовавших своевременному обращению с иском в суд, не представлены, в материалах дела отсутствуют. При этом доводы истца о том, что он опасался обращаться в суд в период прохождения службы в связи с имевшимися опасениями наступления негативных последствий со стороны руководства Управления, не могут свидетельствовать о наличии уважительных причин пропуска установленного ст. 392 ТК РФ срока на обращение в суд, поскольку объективно не препятствовали обращению истца в суд с иском к Управлению, противоречит позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ от 05.03.2009 N 295-О-О по запросу Облученского районного суда Еврейской автономной области "О проверке конституционности части первой ст. 392 ТК РФ". Из данного определения следует, что суд, реализуя свои дискреционные полномочия, вправе с учетом конкретных обстоятельств восстановить пропущенный срок обращения в суд по индивидуальному трудовому спору.

В данном же случае суд принял решение произвольно, без тщательного исследования и оценки причин, не позволивших работнику обратиться в суд в пределах установленного законом срока, не проверил ни одного обстоятельства, на которые Б. ссылался.

Суд пришел к выводу о том, что поскольку рассматриваемый индивидуальный трудовой спор не связан с взысканием начисленных, но не выплаченных ответчиком сумм денежного довольствия, а касается правильности определения размера начисленного и выплаченного денежного довольствия за период службы и служебные отношения между истцом и ответчиком прекращены, у суда отсутствуют основания для квалификации рассматриваемых правоотношений, как длящихся. Однако данный вывод не соответствует смыслу п. 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 "О применении судами Трудового кодекса Российской Федерации", поскольку Пленум Верховного Суда РФ взыскание начисленной, но не выплаченной заработной платы рассматривает лишь как частный случай, вытекающий из общего правила - обязанности работодателя по своевременной и в полном объеме выплате работнику заработной платы, которая, как он устанавливает, носит длящийся характер.

Утверждения представителя ответчика о том, что истцом пропущены сроки исковой давности и аналогичные выводы суда, не соответствуют не только правовым позициям Верховного Суда РФ, содержащим толкование норм трудового права, но и общепризнанным нормам и принципам международного права, положениям Трудового Кодекса РФ.

Суд, делая вывод, без учета ст. 140 ТК РФ, о том, что были предъявлены исковые требования о взыскании денежных средств, которые не были начислены работодателем, отказывает на этом основании, при этом произвольно ограничивает права работника, на получение по увольнении всех причитающихся ему сумм от работодателя, именно причитающихся, а не начисленных.

Право работника на получение от работодателя всех причитающихся ему сумм распространяется на все время работы до момента увольнения, следовательно, носит длящийся характер, и моментом нарушения права на получение от работодателя всех причитающихся работнику сумм при прекращении трудового договора, является момент, когда в день увольнения, работник не получает все причитающиеся ему от работодателя суммы, и с этого момента начинается течение срока обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

При принятии решения об отказе в удовлетворении исковых требований в части обязания засчитать срок службы в период с <...> по <...> в стаж работы в районах, приравненных к районам Крайнего Севера, суд сослался на то обстоятельство, что при расчете выслуги лет на пенсию, весь период службы Б., рассчитан как один месяц службы за полтора месяца выслуги. Однако расчет выслуги на пенсию не является документом, удостоверяющим факт, того, что на протяжении данного периода он работал в районах приравненных к районам Крайнего Севера.

Утверждение суда о том, что какие-либо доказательства, отвечающие установленным ч. 3 ст. 67 ГПК РФ требованиям относимости, допустимости, достоверности, о неучете ответчиком периода службы истца в период с <...> по <...> в качестве стажа службы в районах, приравненных к районам Крайнего Севера, суду не представлены, в материалах дела отсутствуют, не соответствуют действительности и материалам дела. Вместе с исковым заявлением Б. были представлены в суд карточки денежного довольствия, согласно которым в период с <...> по <...> точно такое же исчисление выслуги лет на пенсию используется и для отдаленных районов, к которым относится Иркутская область, однако, не вся Иркутская область относится к районам, приравненным к районам Крайнего Севера.

В части исковых требований о взыскании с Управления пособия по временной нетрудоспособности в связи с заболеванием в период с <...> по <...>, судом отказано по тем основаниям, что положения Федерального закона от 29.12.2006 N 255-ФЗ распространяются на правоотношения, сторонами которых являются организации и физические лица, квалифицируемые в качестве соответственно страхователей и застрахованных лиц. Управление ФСКН России по Иркутской области не является плательщиком страховых взносов, соответственно действие данного Федерального закона не распространяется на сотрудников ФСКН.

Однако, исходя из правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации, государство, вводя пособия по временной нетрудоспособности для граждан, работающих в организациях, являющихся плательщиками страховых взносов, исходя из равной ценности и значимости жизни и здоровья для всех граждан, независимо от вида трудовой деятельности и профессиональной принадлежности, должно вводить соответствующие социальные гарантии и для граждан, которые реализуют свое право на труд, посредством прохождения службы в органах по контролю за оборотом наркотиков.

Кроме того, суд сослался на то, что временная нетрудоспособность возникла спустя более чем через 2 месяца с момента фактического прекращения служебной деятельности. Данное мнение суда не основано на законе, который не ущемляет права сотрудника независимо от того, находится ли он в момент исполнения служебных обязанностей в служебном кабинете, либо в отпуске и не лишает сотрудника его статуса на время нахождения его в отпуске.

В возражениях на кассационную жалобу представитель Управления ФСКН России Л. просит решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, возражений на нее, выслушав объяснения Б., поддержавшего доводы жалобы, представителя Управления ФСКН России по Иркутской области Л., возражавших против них, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения и удовлетворения кассационной жалобы.

При рассмотрении настоящего гражданского дела суд установил, что Б. проходил службу в органах <...> на основании служебного контракта, заключенного на период пяти лет с <...> по <...>, в должности З. Следственной службы с установлением должностного оклада в размере <...> рублей в месяц, с ежемесячными надбавками за работу в южных районах Иркутской области в размере 30% должностного оклада, за выслугу лет в размере 45% должностного оклада, за сложность, напряженность и специальный режим службы в размере 100% должностного оклада, за работу со сведениями, имеющими степень секретности "секретно" как сотруднику, допущенному к государственной тайне на постоянной основе, в размере 5%. Приказом от <...> <...> Б. назначен заместителем начальника следственной службы (место нахождения - г. Б.) с освобождением от должности заместителя начальника следственной службы с установлением ему должностного оклада в размере <...> рублей в месяц с надбавкой за работу в районах, приравненных к районам Крайнего Севера в размере 50% должностного оклада и сохранением всех раннее установленных надбавок. Приказом <...> от <...> Б. уволен со службы в органах <...> на основании подпункта <...> (по выслуге срока службы, дающего право на получение пенсии) пункта <...> Положения о правоохранительной службе в органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ с <...>, с исключением из списка сотрудников органов <...> с <...>, с предоставлением отпуска за 2010 год с <...> по <...>. С иском в суд о взыскании недоначисленных сумм районного коэффициента и северной надбавки за период с <...> по <...> Б. обратился <...>. Суд нашел доказанным нарушение права Б. на получение в составе денежного довольствия районного коэффициента в размере 1,3 и процентной надбавки к заработной плате в размере 1,5 в период с <...> по <...> при осуществлении служебной деятельности на территории г. Б., относящемуся к местностям, приравненным к районам Крайнего Севера, но отказал в удовлетворении иска о взыскании недоначисленных сумм денежного довольствия в связи с пропуском Б. без уважительных причин трехмесячного срока обращения в суд за защитой нарушенного права, знавшего о размерах фактически установленных ему районного коэффициента и северной надбавки и о нарушении своих трудовых прав в виде неприменения ответчиком установленного законодательством размера районного коэффициента и процентной надбавки для лиц, осуществляющих трудовую деятельность в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, из приказа Управления <...> от <...>, доведенного до его сведения под роспись <...>, и из ежемесячно получаемых сумм денежного довольствия.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о зачете периода службы с <...> по <...> в стаж работы в районах, приравненных к районам Крайнего Севера, суд не нашел доказанным факт нарушения прав истца, установив, что при назначении Б. пенсии расчет выслуги лет, с которым истец ознакомлен <...>, основан на зачете всего периода службы Б. в Управлении с <...> по <...> в соотношении один месяц службы за полтора месяца выслуги.

Отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании пособия по временной нетрудоспособности за период с <...> по <...>, суд исходил из того, что Б. не относится к категории лиц, на которых распространяется действие Федерального закона "Об обеспечении пособиями по временной нетрудоспособности, по беременности и родам граждан, подлежащих обязательному социальному страхованию", и установил, что в течение указанного периода Б. была выплачена пенсия по выслуге лет.

Данные выводы суда подробно мотивированы, соответствуют содержанию исследованных судом доказательств и норм материального права, регулирующих спорные правоотношения, и не вызывают у судебной коллегии сомнения в их законности и обоснованности.

Доводы кассационной жалобы Б. о наличии уважительных причин пропуска срока обращения в суд с настоящим иском, поскольку в силу характера места фактической службы для него не представлялось возможным обратиться в суд в период службы из-за негативных последствий по службе, не могут быть приняты во внимание. Суд дал оценку этим доводам и обоснованно указал, что указанные опасения истца не могут свидетельствовать о наличии объективных причин, препятствовавших его своевременному обращению в суд в защиту нарушенных прав.

Доводы кассационной жалобы о длящемся характере правоотношений и об исчислении срока подачи иска с момента увольнения со службы не ставят под сомнение законность решения суда, поскольку в данном случае имеет место спор о размере денежного довольствия, которое истцу не начислялось.

Доводы кассационной жалобы о том, что Б. ни при ознакомлении с приказом ни при получении денежного довольствия не был уведомлен о составных частях денежного довольствия, не могут быть приняты во внимание, поскольку именно при получении заработной платы (денежного довольствия) работник соглашается с начисленной суммой либо возражает против нее. Проверка Б. правильности начисления денежного довольствия, в том числе и в виде получения общедоступных знаний о своих правах, о соотношении денежного довольствия, установленного контрактом, и размеров районного коэффициента и северной надбавки, установленных законом, является проявлением его личной воли и не может служить началом течения срока, установленного ст. 392 ТК РФ. Сведения об обстоятельствах, объективно препятствовавших Б. проверить правильность начисления денежного довольствия, в том числе и районного коэффициента, после его получения, в материалах гражданского дела отсутствуют и в кассационной жалобе не приведены.

Доводы кассационной жалобы о том, что суд не проверил факт нарушения права Б. на зачет срока службы в период с <...> по <...> в стаж работы в районах, приравненных к районам Крайнего Севера, надуманы и не содержат, как и доводы иска, сведений о том, каким способом, помимо установленного судом, Б. может реализовывать право на зачет указанного стажа. Исковое заявление и материалы дела не содержат доказательств, опровергающих представленные ответчиком сведения о зачете указанного стажа в установленном законом порядке с соблюдением прав истца при исчислении выслуги лет при назначении истцу пенсии по выслуге.

Все доводы кассационной жалобы Б. о необоснованном применении судом срока обращения в суд за защитой прав на получение денежного довольствия с учетом районного коэффициента и северной надбавки, о нарушении права на зачет спорного периода в стаж работы в районах, приравненных к районам Крайнего Севера, и все доводы кассационной жалобы, приведенные в обоснование права Б. на получение пособия по временной нетрудоспособности в период получения пенсии по выслуге лет не могут быть признаны состоятельными, так как сводятся по существу к несогласию с выводами суда и иному надуманному толкованию норм материального права, что не отнесено статьей 362 ГПК РФ к числу оснований для отмены решения суда в кассационном порядке.

При таких обстоятельствах решение, проверенное по доводам жалобы, отмене не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 360, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кировского районного суда г. Иркутска от 2 ноября 2010 года по данному делу оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.Ю.ОРЛОВА

 

Судьи:

А.А.ПОПОВА

Т.В.НИКОЛАЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь