Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. по делу N 33-1273/11

 

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Орловой Е.Ю.,

судей Николаевой Т.В., Поповой А.А.,

при секретаре Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационные жалобы третьего лица А.В., представителя ответчика Федеральной таможенной службы Регионального таможенного Управления радиоэлектронной безопасности объектов таможенной инфраструктуры в лице Оперативно-технической службы филиала РТУ - РЭБОТИ (г. Иркутск) Ч. на решение Кировского районного суда г. Иркутска от 10 ноября 2010 года по гражданскому делу по исковому заявлению Г. к Федеральной таможенной службе Региональному таможенному управлению радиоэлектронной безопасности объектов таможенной инфраструктуры в лице Оперативно-технической службы - филиала РТУ РЭБОТИ (г. Иркутск) о признании нарушений законодательства при проведении конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы <...>, признании решения конкурсной комиссии от <...> недействительным, признании Г. победителем конкурса, взыскании компенсации морального вреда, судебных расходов,

 

установила:

 

Истец Г. в обоснование исковых требований, уточненных в порядке ст. 39 ГПК РФ, указала, что <...> подала необходимые документы в Оперативно-техническую службу - филиал РТУ РЭБОТИ на участие в конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы главного государственного таможенного инспектора финансово-экономического отделения с выполнением обязанностей по расчету заработной платы.

Конкурс состоялся <...>, победителем конкурса стала представительница таможенных органов, поэтому истец просила пересмотреть результаты конкурса в свою пользу. По ее мнению, конкурс был проведен с грубыми нарушениями действующего законодательства, а именно: не соблюдены законность, равный доступ граждан к государственной службе; не была исключена возможность возникновения конфликта интересов, которые могли бы повлиять на принимаемые конкурсной комиссией решения; нарушены положения о том, что конкурс заключается в оценке профессионального уровня кандидатов на замещение вакантной должности гражданской службы, их соответствия квалификационным требованиям к этой должности. Также в уведомлении о ее допуске к конкурсу говорилось, что будет проведено "тестирование по вопросам, связанным с выполнением должностных обязанностей по должности".

При проведении конкурса проводилось тестирование, в котором содержались вопросы, не имеющие никакого отношения к данной должности. У нее 100-процентный результат при ответах на вопросы теста, касающихся данной должности, а содержание остальных вопросов противоречит действующему законодательству.

Считала, что членами комиссии был нарушен Федеральный закон от 25.12.2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции", п. 17 Приказа ФТС России от 08.09.2006 г. N 858, где говорится, что в ходе проведения конкурса конкурсная комиссия оценивает кандидатов на основании представленных ими документов. На самом деле, члены конкурсной комиссии не были ознакомлены в должной степени с ее документами. Ее уговаривали отказаться от поступления на гражданскую службу, мотивируя это тем, что у нее опыт только в коммерческих организациях, и что она не сможет работать в государственных органах, в то время, как у нее на момент проведения конкурса имелся стаж 3 года 4 месяца на должностях государственной гражданской службы.

При проведении конкурса нарушены п. 3 Приказа ФТС России от 08.09.2006 г. N 858, где говорится, что в число членов комиссии включаются наиболее квалифицированные представители кадрового и правового подразделений таможенного органа и независимые эксперты, которые должны обладать необходимой профессиональной спецификой и специализацией.

Просила признать, что при проведении конкурса на замещение вакантной должности от <...> были нарушены: пп. 1, 2, 3 ст. 19, пп. 1, 10 ст. 22 Федерального закона от 27.07.2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации"; пп. 2, 3, 5, 15, 17, 18, 21 Приказа ФТС России от 08.09.2006 г. N 858; п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27.05.2003 г. N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации"; пп. 14, 17, 19 Указа Президента РФ от 01.02.2005 г. N 112 "О конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации"; п. 3 ст. 6 Федерального закона от 25.12.2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции"; ст. 21, ст. 24, ст. 32 Конституции РФ; признать решение конкурсной комиссии, зафиксированное в протоколе N 4 от 25.05.2010 г., недействительным, признать ее победителем конкурса на замещение вакантной должности от <...>., взыскать денежные средства, связанные с уплатой государственной пошлины в размере <...> рублей, взыскать компенсацию морального вреда в размере <...> рублей.

В судебном заседании истец Г. уточненные исковые требования поддержала в полном объеме.

Представитель ответчика Ч. исковые требования не признал.

Привлеченная к участию в деле на основании определения суда от 13.09.2010 г. в качестве третьего лица А.В., извещенная о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, в суд не явилась, представила письменное заявление о рассмотрении дела в ее отсутствие.

Представитель третьего лица А.В. - А.М. исковые требования не признал.

Решением Кировского районного суда г. Иркутска от 10 ноября 2010 года исковые требования Г. удовлетворены частично.

Признано, что при проведении <...> конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы главного государственного таможенного инспектора финансово-экономического отделения Оперативно-технической службы - филиала Регионального таможенного управления радиоэлектронной безопасности объектов таможенной инфраструктуры (г. Иркутск) были нарушены требования статьи 32 Конституции Российской Федерации, части 1 статьи 22 Федерального закона от 27.07.2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", пунктов 17, 19 Положения о конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 01.02.2005 г. N 112 "О конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации", пунктов 3, 15, 17, 18 Методики проведения конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы, порядке и сроках работы конкурсных комиссий в таможенных органах Российской Федерации, утвержденной Приказом ФТС РФ от 08.09.2006 г. N 858.

Признано недействительным решение конкурсной комиссии от <...> по результатам проведения конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы главного государственного таможенного инспектора финансово-экономического отделения Оперативно-технической службы - филиала Регионального таможенного управления радиоэлектронной безопасности объектов таможенной инфраструктуры (г. Иркутск).

С Регионального таможенного управления радиоэлектронной безопасности объектов таможенной инфраструктуры в пользу Г. взыскана компенсация морального вреда в размере <...> рублей, судебные расходы в размере <...> рублей.

В удовлетворении исковых требований Г. о признании, что при проведении <...> конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы главного государственного таможенного инспектора финансово-экономического отделения Оперативно-технической службы - филиала Регионального таможенного управления радиоэлектронной безопасности объектов таможенной инфраструктуры (г. Иркутск) были нарушены требования статей 21, 24 Конституции Российской Федерации, частей 1, 2, 3 статьи 19, части 10 статьи 22 Федерального закона от 27.07.2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", пункта 1 статьи 3 Федерального закона от 27.05.2003 г. N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации", пункта 3 статьи 6 Федерального закона от 25.12.2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции", пункта 14 Положения о конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 01.02.2005 г. N 112 "О конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации", пунктов 2, 5 Методики проведения конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы, порядке и сроках работы конкурсных комиссий в таможенных органах Российской Федерации, утвержденной Приказом ФТС РФ от 08.09.2006 г. N 858, признании Г. победителем проведенного <...> конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы главного государственного таможенного инспектора финансово-экономического отделения Оперативно-технической службы - филиала Регионального таможенного управления радиоэлектронной безопасности объектов таможенной инфраструктуры (г. Иркутск), взыскании с Регионального таможенного управления радиоэлектронной безопасности объектов таможенной инфраструктуры в пользу Г. компенсации морального вреда в размере <...> рублей, судебных расходов в размере <...> рублей - отказано.

В кассационной жалобе третье лицо А.В. просит решение суда отменить, направить дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

В обоснование доводов жалобы указала, что вывод суда о том, что Г. - заместитель председателя конкурсной комиссии, не является членом конкурсной комиссии не соответствует действительности, поскольку судом не учтены показания представителя ответчика о том, что заместитель председателя комиссии К. и Г. - одно и то же лицо. В связи с заключением брака К. сменила фамилию на Г.

Не согласна и с выводом суда о том, что в составе конкурсной комиссии имелось менее одной четверти независимых экспертов от общего числа членов конкурсной комиссии по следующим основаниям. В соответствии с действующим законодательством в состав конкурсной комиссии был включен независимый эксперт - К. - главный государственный таможенный инспектор (по работе с кадрами) общего отдела ЭКС - филиала ЦЭКТУ г. Иркутск. Согласно Положению об экспертно-криминалистической службе - региональном филиале ЦЭКТУ, ЭКС является обособленным подразделением ЦЭКТУ, в состав службы входят экспертно-исследовательские подразделения, служба осуществляет в том числе и научно-методическую деятельность. Региональное таможенное управление радиоэлектронной безопасности объектов таможенной инфраструктуры и ЦЭКТУ являются самостоятельными и независимыми друг от друга специализированными региональными таможенными управлениями, которые подчиняются непосредственно Федеральной таможенной службе. Следовательно, независимость К., как эксперта, включенного в состав конкурсной комиссии, доказана материалами дела.

В решении суда отсутствуют доводы о том, на основании чего суд пришел к выводу о зависимости эксперта К., каким образом нарушены требования ст. 32 Конституции РФ, где произошел конфликт интересов, в чем он заключался и как мог повлиять на итоговое решение комиссии.

Не согласна с выводом суда об отсутствии у конкурсной комиссии возможности для объективной оценки профессиональных качеств кандидатов в связи с отсутствием на момент проведения конкурса должностного регламента по должности главного государственного таможенного инспектора финансово-экономического отделения Службы, поскольку данный момент какого-либо существенного значения для рассмотрения дела не имеет. В соответствии с п. 6 Приказа ФТС России от 11.08.2009 года N 1458 "Об утверждении Положения о порядке, разработке и утверждения должностной инструкции сотрудника таможенного органа РФ и должностного регламента государственного гражданского служащего таможенного органа РФ", должностной регламент составляется по каждой штатной должности, носит обезличенный характер и утверждается до назначения должностного лица на соответствующую штатную должность. Таким образом, должностной регламент и не должен был быть утвержден к моменту проведения конкурса. Комиссия оценивала кандидатов исходя из соответствующих квалификационных требований к вакантной должности.

В кассационной жалобе представитель ответчика Ч. просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение, указав следующее. Судом не исследовался тот факт, что договор на оказание услуг в качестве независимого эксперта заключался с физическим лицом К., а не с филиалом ЦЭКТУ г. Иркутск. При этом сам независимый эксперт судом для дачи показаний не привлекался.

Иные доводы кассационной жалобы аналогичны доводам кассационной жалобы третьего лица А.В.

В письменных возражениях на кассационные жалобы истец Г. просит решение суда оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.

Заслушав доклад судьи Орловой Е.Ю., объяснения представителя ответчика Ч., представителя третьего лица А.В. - А.М., поддержавших доводы кассационных жалоб, истца Г., согласившейся с решением суда, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ исходя из доводов кассационных жалоб и возражений на них, обсудив приведенные в них доводы, судебная коллегия оснований к отмене судебного решения по доводам кассационных жалоб не находит.

Разрешая спор, суд первой инстанции установил, что Г. участвовала в конкурсе на замещение вакантной должности главного государственного таможенного инспектора финансово-экономического отделения Федеральной таможенной службы Регионального таможенного управления радиоэлектронной безопасности объектов таможенной инфраструктуры в лице Оперативно-технической службы - филиала РТУ РЭБОТИ (г. Иркутск). Кроме истицы, до участия в конкурсе на замещение указанной вакантной должности были допущены: К., С., А.В.

Приказом начальника Службы <...> от <...> утвержден состав конкурсной комиссии для проведения конкурса на замещение вакантных должностей государственной гражданской службы: председатель комиссии: П., заместитель начальника оперативно-технического отдела; заместитель председателя комиссии - К., начальник административно-хозяйственного отдела; члены комиссии: К., начальник отделения защиты государственной тайны; П., начальник финансово-экономического отделения; К. - главный государственный таможенный инспектор (по работе с кадрами) общего отдела ЭКС - филиала ЦЭКТУ г. Иркутска (независимый эксперт); С. - помощник директора ГОУ ВПО ВСФ "Российская академия правосудия" (г. Иркутск) по безопасности и режиму (независимый эксперт); секретарь комиссии - М., младший инспектор - специалист оперативно-технического отдела.

Согласно протоколу <...> от <...> заседания конкурсной комиссии, конкурсная процедура второго этапа конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы главного государственного таможенного инспектора финансово-экономического отделения Службы состояла из теста для определения уровня знаний по направлениям деятельности, основам государственной гражданской службы, Конституции РФ, Таможенного кодекса РФ в количестве 20 вопросов, индивидуального собеседования, оценки профессиональных и личностных качеств кандидатов, подавших заявление на участие в конкурсе на замещение вакантной должности гражданской службы, подсчета набранных участниками конкурса баллов, определения победителя.

В соответствии с п. 2 протокола на основании представленных документов, по результатам проведенных конкурсных процедур члены комиссии оценили профессиональные и личностные качества кандидатов, заполнили конкурсные бюллетени на каждого кандидата (оценка с краткой мотивировкой). Члены комиссии посчитали сумму набранных кандидатами баллов и вывели средний балл кандидата.

Согласно п. 3 протокола, по результатам конкурса А.В. набрала наибольшее количество баллов - 9,08 и считается победителем в этом конкурсе.

Письмом председателя конкурсной комиссии П. от <...> <...> "О конкурсе" Г. сообщено, что на основании решения конкурсной комиссии Службы, протокола от <...> <...> она не является победителем конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы главного государственного таможенного инспектора финансово-экономического отделения.

Суд проверил доводы истца о допущенных при организации и проведении конкурса нарушениях действующего законодательства и, установил следующее. В составе конкурсной комиссии (6 человек) имелся всего один независимый эксперт (представитель научных и образовательных учреждений) - С., являющийся помощником директора ГОУ ВПО ВСФ "Российская академия правосудия" (г. Иркутск) по безопасности и режиму. Тем самым, как правильно указал суд, не имелось не менее одной четверти независимых экспертов от общего числа членов конкурсной комиссии (6 человек), что свидетельствует о нарушениях ст. 22 Федерального закона от 27.07.2004 г. N 79-ФЗ, п. 17 Положения, утвержденного Указом Президента РФ от 01.02.2005 г. N 112, и п. 15 Методики, утвержденной Приказом ФТС России от 08.09.2006 г. N 858. Г., участвовавшая при проведении конкурса в качестве заместителя председателя конкурсной комиссии, согласно приказу <...> от <...>, которым был утвержден состав конкурсной комиссии, членом конкурсной комиссии не являлась. Кроме того, судом установлено, что на момент проведения конкурса отсутствовал должностной регламент главного государственного таможенного инспектора финансово-экономического отделения Службы, утверждаемый в соответствии с ч. 1 ст. 47 Федерального закона от 27.07.2004 г. N 79-ФЗ представителем нанимателя, и в котором в силу ч. 6 ст. 12 Федерального закона от 27.07.2004 г. N 79-ФЗ должны быть изложены квалификационные требования к профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей. Имелся только проект указанного регламента, не утвержденный в установленном порядке.

Установив, что при организации и проведении обжалуемого конкурса были допущены нарушения действующего законодательства, суд обоснованно пришел к выводу о признании недействительным решения конкурсной комиссии от <...> по результатам проведения конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы главного государственного таможенного инспектора финансово-экономического отделения Службы, и, в то же время правильно отказал в удовлетворении требований о признании Г. победителем конкурса, в силу отсутствия таких полномочий у суда.

Обоснованным является и вывод суда об отказе в удовлетворении исковых требований в части признания, что при проведении <...> конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы главного государственного таможенного инспектора финансово-экономического отделения Службы были нарушены требования ст. ст. 21, 24 Конституции РФ, ч. ч. 1, 2, 3 ст. 19, ч. 10 ст. 22 Федерального закона от 27.07.2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", п. 1 ст. 3 Федерального закона от 27.05.2003 г. N 58-ФЗ "О системе государственной службы Российской Федерации", п. 3 ст. 6 Федерального закона от 25.12.2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции", п. 14 Положения, утвержденного Указом Президента РФ от 01.02.2005 г. N 112 "О конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации", п. п. 2, 5 Методики, утвержденной Приказом ФТС РФ от 08.09.2006 г. N 858, поскольку истцом в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РФ, не представлены какие-либо доказательства, подтверждающие личную заинтересованность членов конкурсной комиссии в результатах конкурса, которая повлияла на объективность вынесенного <...> решения.

Выводы суда в решении мотивированы, соответствуют требованиям закона, подтверждаются имеющимися в деле доказательствами, их следует признать правильными.

С доводами кассационных жалоб о незаконности решения суда в части признания недействительным решения конкурсной комиссии от <...> согласиться нельзя.

В соответствии с ч. 8 ст. 22 Федерального закона от 27.07.2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации", п. 17 Положения о конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 01.02.2005 г. N 112 "О конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации" в состав конкурсной комиссии, помимо иных лиц, входят представители научных и образовательных учреждений, приглашаемые органом по управлению государственной службой по запросу представителя нанимателя в качестве независимых экспертов - специалистов по вопросам, связанным с гражданской службой, без указания персональных данных экспертов. Число независимых экспертов должно составлять не менее одной четверти от общего числа членов конкурсной комиссии.

Проверяя доводы представителя ответчика о том, что в составе конкурсной комиссии участвовал второй независимый эксперт - К., являющийся главным государственным таможенным инспектором (по работе с кадрами) общего отдела ЭКС - филиала ЦЭКТУ г. Иркутск, суд первой инстанции, оценив в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ представленные доказательства, обоснованно сделал вывод о том, что Экспертно-криминалистическая служба является обособленным подразделением Центрального экспертно-криминалистического таможенного управления, и при этом научным или образовательным учреждением не является. Более того, поскольку при проведении конкурса в качестве кандидата на замещение вакантной должности участвовала сотрудник Службы - А.В., то участие в конкурсной комиссии главного государственного таможенного инспектора (по работе с кадрами) общего отдела ЭКС К. свидетельствует о нарушении ч. 10 ст. 22 Федерального закона от 27.07.2004 г. N 79-ФЗ, согласно которой состав конкурсной комиссии должен быть сформирован таким образом, чтобы была исключена возможность возникновения конфликтов интересов, которые могли бы повлиять на принимаемые конкурсной комиссией решения.

Необоснованным является указание в кассационной жалобе представителя ответчика на то, что договор на оказание услуг в качестве независимого эксперта заключался с физическим лицом К., а не с филиалом ЦЭКТУ г. Иркутск, поскольку судом достоверно установлено, а сторонами в судебном заседании не оспорено, что К. был включен в состав конкурсной комиссии в качестве независимого эксперта, именно как главный государственный таможенный инспектор (по работе с кадрами) общего отдела ЭКС - филиала ЦЭКТУ г. Иркутск, что подтверждается приказом <...> от <...> представленным ответчиком с кассационной жалобой (л.д. 277 - 279).

Доводы представителя третьего лица о том, что согласно Положению об экспертно-криминалистической службе - региональном филиале ЦЭКТУ, ЭКС является обособленным подразделением ЦЭКТУ, в состав службы входят экспертно-исследовательские подразделения, служба осуществляет, в том числе и научно-методическую деятельность, а значит является научным учреждением, не имеют правового значения, поскольку представленное в дело Положение об ЭКС не содержит указания на то, что Служба является научной организацией, не отвечает она и признакам научной организации, понятие которой дано в ФЗ "О науке и государственной научно-технической политике".

Не влияют на правильность принятого судом решения и доводы кассационных жалоб о том, что при оценке профессиональных качеств кандидатов конкурсная комиссия исходила из соответствующих квалификационных требований к вакантной должности и наличие должностного регламента по вакантной должности, утвержденного в соответствии с законом не имеет какого-либо существенного значения для рассмотрения настоящего дела, по следующим мотивам.

В соответствии с п. 19 Положения о конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 01.02.2005 г. N 112 "О конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации", п. 18 Методики проведения конкурса на замещение вакантной должности государственной гражданской службы, порядке и сроках работы конкурсных комиссий в таможенных органах Российской Федерации, утвержденной Приказом ФТС России от 08.09.2006 г. N 858, при оценке профессиональных и личностных качеств кандидатов конкурсная комиссия исходит из соответствующих квалификационных требований к вакантной должности, на замещение которой проводится конкурс, и других положений должностного регламента, связанных с исполнением обязанностей по этой должности, а также иных положений, установленных законодательством Российской Федерации о государственной гражданской службе.

Поскольку действующее законодательство содержит прямое указание на соответствие профессиональных качеств кандидата на вакантную должность именно положениям должностного регламента по данной должности, то вывод суда в данной части является законным и обоснованным, а доводы кассационных жалоб следует признать несостоятельными.

Не влияют на правильность принятого решения и доводы кассационных жалоб о том, что Г. имела полномочия на участие в конкурсной комиссии. Действительно, представленными доказательствами подтверждено, что К. и Г. является одним и тем же лицом (в связи со сменой фамилии после вступления в брак), однако данные доводы не могут повлечь отмену правильно принятого по делу решения, поскольку суд в обоснование недействительности решения конкурсной комиссии от <...> положил и иные нарушения, допущенные ответчиком при организации и проведении конкурса.

Таким образом, решение суда, постановленное по данному делу, является законным и обоснованным и отмене по доводам кассационной жалобы не подлежит.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда

 

определила:

 

решение Кировского районного суда г. Иркутска от 10 ноября 2010 года по данному делу оставить без изменения, кассационные жалобы третьего лица А.В., представителя ответчика Федеральной таможенной службы Регионального таможенного Управления радиоэлектронной безопасности объектов таможенной инфраструктуры в лице Оперативно-технической службы филиала РТУ - РЭБОТИ (г. Иркутск) Ч. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.Ю.ОРЛОВА

 

Судьи:

Т.В.НИКОЛАЕВА

А.А.ПОПОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь