Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. по делу N 33-142

 

Судья: П.Р. Смирнов

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда в составе:

председательствующего Н.А. Гусевой,

судей И.Н.Ильиной, Е.А. Муравьевой,

при секретаре С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе представителя К. по доверенности Ч. на решение Кологривского районного суда Костромской области от 28 декабря 2010 года, которым отказано в удовлетворении исковых требований К. к Муниципальному учреждению здравоохранения "Межевская центральная районная больница" о признании незаконным увольнения и изменении записи в трудовой книжке.

Заслушав доклад судьи Н.А. Гусевой, судебная коллегия

 

установила:

 

К. в лице своего представителя по доверенности Ч. обратилась в суд с иском к Муниципальному учреждению здравоохранения "Межевская центральная районная больница" о признании незаконным увольнения в связи с сокращением штата работников в организации по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, признании действий ответчика по ее увольнению и приему на работу 29 марта 2010 года действиями по переводу ее на другую работу, обязании внести в трудовую книжку изменения, связанные с переводом на другую работу. Требования мотивированы тем, что она с 1 июля 1991 года работала в МУЗ "Межевская ЦРБ" на различных должностях. В начале 2010 года ответчиком были проведены мероприятия, направленные на сокращение штата организации. Среди должностей, подлежащих сокращению, была и должность заведующей Алешковского фельдшерско-акушерского пункта, которую занимала она. В период проведения данных мероприятий ей была предложена вакантная должность фельдшера скорой помощи в другом структурном подразделении МУЗ "Межевская ЦРБ". С данным предложением она согласилась, и с нею был заключен трудовой договор от 29 марта 2010 года. 10 ноября 2010 года она была уволена на основании п. 11 ст. 77 ТК РФ в связи с нарушением установленных правил заключения трудового договора. При увольнении ответчик выдал ей трудовую книжку, при получении которой она обнаружила, что 27 марта 2010 года была уволена в связи с сокращением штата работников в организации по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в соответствии с приказом от 29 марта 2010 года N 71. Таким образом, она была уволена и принята на работу у одного и того же работодателя в один и тот же день. Однако 29 марта 2010 года с нею не производился окончательный расчет, не начислялись выходное пособие и компенсация за неиспользованный отпуск. Не была выдана и трудовая книжка. То есть при расторжении с нею трудового договора ответчиком был нарушен порядок увольнения. При этом она полагает, что фактически имел место перевод на другую работу в соответствии с ч. 1 ст. 180 ТК РФ, поскольку трудовые отношения как в период проведения, так и в момент окончания проведения мероприятий по сокращению штата организации в марте 2010 года не прерывались.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе представитель К. по доверенности Ч. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что в соответствии с ч. 1 ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд по спорам об увольнении в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Трудовая книжка К. была выдана только 10 ноября 2010 года, 29 марта 2010 года трудовая книжка ей не выдавалась. Полагает, что вывод суда о том, что она была ознакомлена с приказом об увольнении от 29 марта 2010 года N 71, является ошибочным, поскольку К. была ознакомлена лишь с записью в журнале регистрации приказов. Более того, просьбы истицы выдать ей копии приказов от 29 марта 2010 года, непосредственно затрагивающие ее трудовые права, ответчик проигнорировал. Доказательств же того, что копии приказов ей выдавались, ответчиком представлено не было. Таким образом, поскольку до момента увольнения 10 ноября 2010 года ни копия приказа об увольнении, ни трудовая книжка К. вручены не были, то у суда отсутствовали основания для вывода о пропуске истицей срока для обращения в суд и отказа в иске по этому основанию. Тот факт, что К. знала о своем увольнении, хотя и считала его переводом, по смыслу ст. 392 ТК РФ не может служить достаточным основанием для отказа в иске в связи с пропуском срока для обращения в суд.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Принимая решение, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значения для дела, и пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований в связи с пропуском истицей срока на обращение в суд.

Этот вывод судом мотивирован, соответствует требованиям закона.

Как видно из материалов дела, К. с 1 июля 1991 года работала в Межевской районной больнице, впоследствии переименованной в МУЗ "Межевская ЦРБ" (л.д. 13), при этом с 21 октября 2008 года - в должности заведующей Алешковского фельдшерско-акушерского пункта - медсестрой на основании трудового договора от 20 октября 2008 года (л.д. 17-18).

В соответствии с приказом от 29 марта 2010 года N 71 истица была уволена 27 марта 2010 года в связи с сокращением штата организации по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (л.д. 11).

Приказом главного врача МУЗ "Межевская ЦРБ" от 29 марта 2010 года N 72 К. принята на работу в МУЗ "Межевская ЦРБ" на должность фельдшера отделения скорой медпомощи на основании трудового договора от 29 марта 2010 года, заключенного на срок по 31 декабря 2010 года (л.д. 12, 20).

Согласно приказу главного врача МУЗ "Межевская ЦРБ" от 10 ноября 2010 года N 246 действие трудового договора от 29 марта 2010 года, заключенного с К., прекращено: К. уволена 10 ноября 2010 года по п. 11 ст. 77 ТК РФ в связи с нарушением установленных настоящим Кодексом или иным федеральным законом правил заключения трудового договора, если это нарушение исключает возможность продолжения работы (л.д. 26).

Считая увольнение, произведенное 27 марта 2010 года, незаконным, истица обратилась в суд.

Возражая против исковых требований, представитель ответчика в судебном заседании заявил о пропуске истицей установленного законом срока обращения в суд.

Учитывая, что К. заявлен индивидуальный трудовой спор, суд при его разрешении обоснованно исходил из того, что сроки обращения в суд за защитой нарушенного права определяются по правилам ст. 392 ТК РФ.

Согласно ст. 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении - в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

В силу п. 2 ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Судом установлено, что К. с приказом об увольнении от 29 марта 2010 года N 71 была ознакомлена непосредственно после его издания, то есть 29 марта 2010 года, что подтверждается ее подписью в данном приказе. Указанное обстоятельство истица подтвердила в судебном заседании.

С настоящим исковым заявлением она обратилась в суд лишь 10 декабря 2010 года, то есть по истечении более восьми месяцев после произведенного увольнения по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ и ознакомления с приказом об увольнении, что свидетельствует о том, что обращение в суд с данным иском имело место с нарушением предусмотренных законом сроков.

О восстановлении срока на обращение в суд и об уважительности причин пропуска этого срока стороной истца заявлено не было.

Принимая во внимание, что пропуск срока исковой давности для обращения в суд за защитой нарушенного права, о применении которой заявлено стороной в споре, является самостоятельным основанием к отказу в иске, суд первой инстанции обоснованно отказал истице в удовлетворении заявленных требований.

С учетом того, что после увольнения 27 марта 2010 года К. в тот же день была принята на работу в эту же организацию, но на другую должность, что была под роспись ознакомлена с приказами об увольнении и о приеме на работу, судебная коллегия считает правомерным вывод суда об исчислении срока на обращение в суд именно с даты ознакомления истицы с приказом об увольнении, а не со дня выдачи ей трудовой книжки.

При этом нельзя согласиться с доводами кассационной жалобы о том, что К. была ознакомлена лишь с записью в журнале регистрации приказов, а не с самим приказом об увольнении, поскольку эти доводы опровергаются пояснениями самой истицы и имеющимися в материалах дела копиями приказов об увольнении и принятии ее на работу (л.д. 11-12).

Доказательств того, что К. обращалась с просьбами к ответчику выдать ей копии приказов от 29 марта 2010 года, которые тот проигнорировал, в материалах дела не имеется. В этой связи доводы кассационной жалобы по данному вопросу также являются несостоятельными.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения суда не имеется.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кологривского районного суда Костромской области от 28 декабря 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу представителя К. по доверенности Ч. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь