Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. по делу N 33-143

 

Судья: П.Р. Смирнов

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда в составе:

председательствующего Н.А. Гусевой,

судей И.Н. Ильиной, Е.А. Муравьевой,

при секретаре С.,

с участием прокурора Е.Ю. Хрящевой

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационному представлению заместителя прокурора Межевского района А.О. Мачильской и по кассационной жалобе представителя К. по доверенности Ч. на решение Кологривского районного суда Костромской области от 28 декабря 2010 года, которым отказано в удовлетворении исковых требований К. к Муниципальному учреждению здравоохранения "Межевская центральная районная больница" о восстановлении на работе.

Заслушав доклад судьи Н.А. Гусевой, а также прокурора Е.Ю. Хрящеву, поддержавшую доводы кассационного представления, судебная коллегия

 

установила:

 

К. в лице своего представителя по доверенности Ч. обратилась в суд с иском к Муниципальному учреждению здравоохранения "Межевская центральная районная больница" о восстановлении на работе, указав, что она с 29 марта 2010 года работала в МУЗ "Межевская ЦРБ" в должности фельдшера отделения скорой помощи. 10 ноября 2010 года приказом N 246 она была уволена на основании п. 11 ст. 77 ТК РФ в связи с нарушением установленных правил заключения трудового договора, а именно в связи с отсутствием соответствующего документа об образовании, если выполнение работы требует специальных знаний в соответствии с федеральным законом или иным нормативным правовым актом. Считает увольнение незаконным, поскольку ответчиком в нарушение ч. 2 ст. 84 ТК РФ не было ей предложено вакантных должностей или работы, соответствующей ее квалификации. Кроме того, в нарушение ст. 79 ТК РФ о прекращении срочного трудового договора она не была предупреждена в установленный законом срок. Таким образом, при расторжении с нею трудового договора ответчиком был нарушен порядок увольнения.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В кассационном представлении заместитель прокурора Межевского района А.О. Мачильская просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение в ином составе суда. Указывает, что доводы ответчика о том, что квалификационные требования к специальности "фельдшер" выше требований к специальности "медицинская сестра", являются несостоятельными, поскольку согласно Единому квалификационному справочнику должностей руководителей, специалистов и служащих, утвержденному приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 23.07.2010 г. N 541н, квалификационные требования к должности "фельдшер" такие же, как и к должности "медицинская сестра". У К. имеется диплом о среднем специальном образовании по специальности "фельдшер", в соответствии с которым ей присвоена квалификация "фельдшер". Кроме того, у нее есть свидетельство о повышении квалификации и сертификат по специальности "сестринское дело".

В кассационной жалобе представитель К. по доверенности Ч. просит решение суда отменить как незаконное и необоснованное, дело направить на новое рассмотрение. Указывает, что К. не оспаривается факт заключения с нею трудового договора с нарушением правил заключения трудового договора. Однако в зависимости от того, кто виноват в этом - работник или работодатель наступают и определенные правовые последствия. Поскольку ответчик знал об отсутствии у К. сертификата специалиста, то перед тем как уволить ее из-за нарушений при заключении трудового договора, он должен был предложить ей другую имеющуюся работу и только после письменного отказа от этого оформить ее увольнение, что следует из положений ст. 84 ТК РФ. 24 ноября 2010 года после увольнения К. была предложена имеющаяся вакантная должность санитарки круглосуточного стационара, но поскольку она на тот момент уже не состояла с ответчиком в трудовых отношениях, то от предложенной должности она отказалась. Довод представителя ответчика о том, что эта должность была предложена К. ошибочно, полагает несостоятельным, так как трудовой договор по основному месту работы на замещение должности санитарки круглосуточного стационара ни с кем не заключен, следовательно, она является вакантной.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Принимая решение, суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применил нормы материального права к возникшим правоотношениям и пришел к обоснованному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Этот вывод судом мотивирован, соответствует требованиям закона.

Как видно из материалов дела, приказом главного врача МУЗ "Межевская ЦРБ" от 29 марта 2010 года N 72 К. принята на работу в МУЗ "Межевская ЦРБ" на должность фельдшера отделения скорой медпомощи на основании трудового договора от 29 марта 2010 года, заключенного на срок по 31 декабря 2010 года (л.д. 4, 27).

Согласно приказу главного врача МУЗ "Межевская ЦРБ" от 10 ноября 2010 года N 246 действие трудового договора от 29 марта 2010 года, заключенного с К., прекращено: К. уволена 10 ноября 2010 года по п. 11 ст. 77 ТК РФ в связи с нарушением установленных настоящим Кодексом или иным федеральным законом правил заключения трудового договора, если это нарушение исключает возможность продолжения работы (л.д. 6).

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд пришел к правильному выводу о том, что трудовой договор с К. был заключен с нарушением требований закона, а именно ст. 54 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, утвержденных ВС РФ 22.07.1993 г. N 5487-1, согласно которой право на занятие медицинской и фармацевтической деятельностью в Российской Федерации имеют лица, получившие высшее или среднее медицинское и фармацевтическое образование в Российской Федерации, имеющие диплом и специальное звание, а также сертификат специалиста и лицензию на осуществление медицинской или фармацевтической деятельности.

При этом суд, проанализировав нормы, регулирующие спорные правоотношения (п. 11 ст. 77, ст. 84 ТК РФ, ст. 54 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, ст. 17 Федерального закона от 08.08.2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности", п. 5 Положения о лицензировании медицинской деятельности, утвержденного постановлением Правительства РФ от 22.01.2007 г. N 30), правомерно исходил из того, что наличие у работника сертификата специалиста по должности "фельдшер" является необходимым условием, дающим возможность работать по указанной специальности, а поскольку у К. на момент принятия на работу в качестве фельдшера скорой медицинской помощи такой сертификат отсутствовал, то оснований для признания ее увольнения по п. 11 ст. 77 ТК РФ незаконным не имеется.

Стороной истца факт того, что трудовой договор заключен с нарушением установленных правил заключения трудового договора, не оспаривается, о чем, в частности указано и в кассационной жалобе.

Согласно Единому квалификационному справочнику должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел "Квалификационные характеристики должностей работников в сфере здравоохранения", утвержденному приказом Минздравсоцразвития РФ от 06.11.2009 г. N 869, действовавшему на момент приема истицы на работу 29 марта 2010 года, к должности "фельдшер" предъявлялись следующие квалификационные требования: среднее профессиональное образование по специальности "Лечебное дело" и сертификат специалиста по специальности "Лечебное дело" без предъявления требований к стажу работы; к должности "медицинская сестра" - среднее профессиональное образование по специальности "Лечебное дело", "Акушерское дело", "Сестринское дело" и сертификат специалиста по специальности "Сестринское дело", "Общая практика", "Сестринское дело в педиатрии" без предъявления требований к стажу работы.

В настоящее время с 8 октября 2010 года действует новый Единый квалификационный справочник должностей руководителей, специалистов и служащих, раздел "Квалификационные характеристики должностей работников в сфере здравоохранения", утвержденный приказом Минздравсоцразвития РФ от 23.07.2010 г. N 541н, в соответствии с которым к должности "фельдшер" предъявляются квалификационные требования о наличии среднего профессионального образования по специальности "Лечебное дело" и сертификат специалиста по специальности "Лечебное дело" без предъявления требований к стажу работы; к должности "фельдшер (скорая медицинская помощь)" - о наличии среднего профессионального образования по специальности "Лечебное дело" и дополнительного профессионального образования в соответствии с квалификационными требованиями, утверждаемыми в установленном порядке, и сертификата специалиста по специальности "Скорая и неотложная помощь" без предъявления требований к стажу работы; к должности "медицинская сестра" - о наличии среднего профессионального образования по специальности "Лечебное дело", "Акушерское дело", "Сестринское дело" и сертификата специалиста по специальности "Сестринское дело", "Общая практика", "Сестринское дело в педиатрии" без предъявления требований к стажу работы.

Из анализа указанных нормативных правовых актов следует, что как на период принятия К. на работу на должность фельдшера отделения скорой медпомощи, так и на момент ее увольнения по п. 11 ст. 77 ТК РФ квалификационные требования к должности "фельдшер" и "медицинская сестра" не являлись идентичными, т.к. в каждом случае требуется сертификат специалиста по соответствующей специальности.

Таким образом, наличие у К. диплома о среднем специальном образовании по специальности "фельдшер", в соответствии с которым ей присвоена квалификация "фельдшер" и сертификата по специальности "сестринское дело" не может свидетельствовать о том, что она соответствует квалификационным требованиям, предъявляемым к должности "фельдшер".

Кроме того, приказом директора департамента здравоохранения Костромской области от 02.08.2010 г. N 315 "О включении первичной медико-санитарной помощи, оказываемой средним медицинским персоналом, ведущим самостоятельный амбулаторный прием, в территориальную программу ОМС" утвержден перечень специальностей врачей, на период длительного отсутствия которых, самостоятельный амбулаторный прием, а также оказание неотложной медицинской помощи могут осуществлять специалисты со средним медицинским образованием в должности "фельдшер", а не в должности "медицинская сестра", что также подтверждает то обстоятельство, что к должности "фельдшер" и должности "медицинская сестра" предъявляются различные квалификационные требования.

В этой связи доводы кассационного представления по данным вопросам являются несостоятельными.

Также нельзя согласиться и с доводами кассационной жалобы представителя К. - Ч. о том, что работодателем при увольнении К. не были предложены имеющиеся вакантные должности, чем нарушен сам порядок увольнения.

Согласно ст. 84 ТК РФ в случаях прекращения трудового договора по п. 11 ч. 1 ст. 77 ТК РФ трудовой договор прекращается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Из материалов дела усматривается, что истице уведомлением от 10 ноября 2010 года было сообщено о расторжении с ней трудового договора по п. 11 ст. 77 ТК РФ 10 ноября 2010 года, при этом в этом уведомлении указано, что перевести ее на другую должность нет возможности, потому что отсутствуют вакантные должности.

Представитель истицы ссылается на то, что на момент увольнения К. в организации имелась должность санитарки круглосуточного стационара, которую занимают другие работники на условиях внутреннего совместительства, следовательно, эта должность является вакантной.

Вместе с тем в силу ст. 282 ТК РФ совместительство - это выполнение работником другой регулярной оплачиваемой работы на условиях трудового договора в свободное от основной работы время. Заключение трудовых договоров о работе по совместительству допускается с неограниченным числом работодателей, если иное не предусмотрено федеральным законом. Работа по совместительству может выполняться работником как по месту его основной работы, так и у других работодателей.

Помимо оснований, предусмотренных Трудовым кодексом РФ и иными федеральными законами, трудовой договор, заключенный на неопределенный срок с лицом, работающим по совместительству, может быть прекращен в случае приема на работу работника, для которого эта работа будет являться основной, о чем работодатель в письменной форме предупреждает указанное лицо не менее чем за две недели до прекращения трудового договора (ст. 288 ТК РФ).

Из указанных правовых норм не следует, что должность, занимаемая по совместительству, является вакантной. С совместителем, так же как и с работником, занимающим должность по основному месту работу, заключается трудовой договор, который должен соответствовать установленным законом требованиям. Таким образом, работник, выполняющий трудовые функции на условиях совместительства, обладает равенством в правах с работником, выполняющим данные функции по основному месту работы.

Кроме того, в ст. 288 ТК РФ предусмотрена возможность прекращения трудового договора, заключенного на неопределенный срок с лицом, работающим по совместительству, в случае приема на работу работника, для которого эта работа будет являться основной. Из приведенной нормы закона вытекает, что прекращение трудового договора с совместителем является правом, а не обязанностью работодателя.

Как усматривается из материалов дела, должность санитарки круглосуточного стационара МУЗ "Межевская ЦРБ" занимают по совместительству по 0,25 ставки четыре работника МУЗ "Межевская ЦРБ" (ФИО6, ФИО7, ФИО8, ФИО9) на основании трудовых договоров от 1 января 2010 года, заключенных на неопределенный срок (л.д. 46, 49, 52, 55), следовательно, должность санитарки круглосуточного стационара МУЗ "Межевская ЦРБ" на момент увольнения истицы не являлась вакантной.

То обстоятельство, что истице после ее увольнения была предложена должность санитарки круглосуточного стационара, не может являться основанием для признания данной должности вакантной на момент ее увольнения, поскольку, как пояснила главный врач больницы, она это сделала во исполнение представления прокуратуры Межевского района. При этом, как видно по делу, К. отказалась от занятия этой должности.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что увольнение истицы было произведено в соответствии с законом, следует признать правильным.

С учетом изложенного кассационное представление и кассационная жалоба не подлежат удовлетворению.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кологривского районного суда Костромской области от 28 декабря 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу представителя К. по доверенности Ч. и кассационное представление заместителя прокурора Межевского района - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь