Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. по делу N 33-1991/2011

 

Судья Летенков В.Г.

Учет N 27

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе:

председательствующего судьи Р.Г. Габдуллина

судей Д.М. Насретдиновой и Г.А. Сахиповой,

при секретаре К.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Насретдиновой Д.М. гражданское дело по кассационной жалобе Управления Пенсионного фонда Российской Федерации в Бугульминском районе и г. Бугульма на решение Бугульминского городского суда Республики Татарстан от 20 января 2011 года, которым постановлено:

признать за Т.Н. право на досрочную пенсию в связи с осуществлением деятельности по охране здоровья населения

Обязать Управление Пенсионного фонда России назначить Т.Н. указанную пенсию с 1 июля 2010 года.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав объяснения представителя ответчика О. в поддержку жалобы, объяснения представителя истца Т.А., возражавшего против удовлетворения жалобы, изучив материалы дела, Судебная коллегия

 

установила:

 

Т.Н. обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Бугульминском районе и г. Бугульма о признании права на досрочное назначение трудовой пенсии.

В обоснование своих требований истица указала, что решением ответчика N от ДД.ММГГГ ей было отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной деятельности в связи с тем, что в ее специальный стаж не были включены периоды работы: с 22 августа 1984 года по 31 мая 1994 года в качестве "медсестры-воспитателя" в детском комбинате; с 18 сентября 1998 года по 30 сентября 1998 года в качестве медсестры в Центре реабилитации детей-инвалидов; с 1 октября 1998 года по 1 апреля 1999 года в качестве медсестры в бассейне детского сада N; с 1 июня 1994 года по 17 сентября 1998 года в качестве старшей медсестры ясли-сада. Отказ в назначении пенсии истица считает незаконным, в связи с чем просила суд признать за ней право на досрочную трудовую пенсию по старости, возложив на ответчика обязанность по ее назначению с момента обращения с соответствующим заявлением в органы Пенсионного фонда - 1 июля 2010 года.

Представитель ответчика иск не признал.

Суд иск удовлетворил и вынес решение в вышеприведенной формулировке.

В кассационной жалобе ответчика ставится вопрос об отмене принятого судом решения как незаконного и необоснованного. При этом указывается, что наименование учреждений и занимаемых истицей должностей в спорные периоды времени не предусмотрены Списками, утвержденными Постановлением Совета Министров СССР N 1397 от 17 декабря 1959 года, Постановлением Совета Министров РСФСР N 464 от 6 сентября 1991 года, в связи с чем оснований для удовлетворения исковых требований Т.Н. у суда не имелось.

Судебная коллегия полагает, что решение суда подлежит оставлению без изменения.

В силу подпункта 20 пункта первого статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения пенсионного возраста лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и в поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

Из материалов дела следует, что 1 июля 2010 года Т.Н. обратилась в Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Бугульминском районе и г. Бугульма с заявлением о назначении ей досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной деятельности.

Решением ответчика N от 14 октября 2010 года истице в назначении указанной пенсии отказано ввиду отсутствия требуемого специального стажа 30 лет. С учетом включенных ответчиком периодов работы стаж лечебной деятельности истицы составил 20 лет 11 месяцев 8 дней. При этом из специального стажа ответчиком исключены периоды работы истицы с 22 августа 1984 года по 31 мая 1994 года в качестве "медсестры-воспитателя" в детском комбинате, с 18 сентября 1998 года по 30 сентября 1998 года в качестве медсестры в Центре реабилитации детей-инвалидов, с 1 октября 1998 года по 1 апреля 1999 года в качестве медсестры в бассейне детского сада N, с 1 июня 1994 года по 17 сентября 1998 года в качестве старшей медсестры ясли-сада " ".

Суд первой инстанции пришел к выводу о необходимости включения периода работы истицы с 22 августа 1984 года по 1 октября 1993 года в ее специальный стаж и возложения на ответчика обязанности по назначению ей досрочной трудовой пенсии по старости обоснованно, поскольку в указанные период истица занималась осуществлением деятельности по охране здоровья населения, что ответчиком по существу не оспаривалась. Поэтому суд обоснованно включил к признанному ответчиком специальному стажу 20 лет 11 месяцев и 8 дней дополнительный стаж за указанный период, составивший 9 лет 1 месяц и 8 дней, что в общем объеме превысило 30 лет требуемого для назначения досрочной пенсии специального стажа.

Судебная коллегия соглашается с указанными выводами суда первой ин станции, поскольку они соответствуют обстоятельствам дела и требованиям закона.

Доводы кассационной жалобы о том, что период работы истицы в должности медсестры-воспитателя в детском комбинате не может быть включен в специальный стаж истицы, поскольку данная должность, а также наименование указанного учреждения не предусмотрены Списками должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в выслугу лет, дающую право на досрочную трудовую пенсию по старости в связи с медицинской деятельностью, не могут повлечь за собой отмену обжалуемого решения.

Как правильно указал в своем решении суд первой инстанции, в вышеприведенный спорный период времени действовало Постановление Совета Министров СССР N 1397 от 17 декабря 1959 года, которым в Перечне учреждений, организаций и должностей, работа в которых дает право на пенсию за выслугу лет, предусмотрены медицинские кабинеты и медицинские сестры независимо от наименования должности. Поскольку истица Т.Н. осуществляла свою деятельность в медицинском кабинете детского комбината в качестве медсестры-воспитателя, у суда имелись правовые основания для включения данного периода работы в ее специальный стаж.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе о неправильном применении и толковании норм материального права, а также об отсутствии оснований для включения в специальный стаж истицы указанного выше спорного периода, являются несостоятельными, были предметом исследования суда первой инстанции и получили надлежащую правовую оценку, с которой судебная коллегия соглашается.

При таком положении следует признать, что решение суда соответствует нормам материального и процессуального права, постановлено с учетом всех обстоятельств дела, доводов сторон, которые судом оценены надлежащим образом.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Бугульминского городского суда РТ от 20 января 2011 года по данному делу оставить без изменения, кассационную жалобу начальника УПФ РФ по РТ в Бугульминском районе и г. Бугульма - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь