Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. по делу N 33-201

 

Судья: Прыгунова Ю.С.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда в составе:

Председательствующего: Болонкиной И.В.,

и судей: Зиновьевой О.Н., Курохтина С.В.,

при секретаре Ф.,

рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу Ч. на решение Буйского районного суда от 28 декабря 2010 года, которым в иске Ч. к ЗАО "Буйлес" о взыскании компенсации за расторжение трудового договора отказано.

Заслушав доклад судьи Болонкиной И.В., судебная коллегия

 

установила:

 

Ч. обратилась в суд с иском к ЗАО "Буйлес" о взыскании компенсации за расторжение трудового договора. В обосновании заявленных требований указала, что 03.01.2004 г. с нею ЗАО "Буйлес" был заключен трудовой договор. Согласно п. 5.5. трудового договора в случае расторжения трудового договора по независящим от работника причинам (отсутствие вины работника) работодатель выплачивает ей компенсацию в размере 12 месячных заработков. 31.03.2010 г. она была уволена по п. 1 ст. 81 ТК РФ - ликвидация организации, т.е. по независящим от нее причинам. В соответствии с вышеуказанным пунктом договора ей были обязаны выплатить 12 месячных заработков, однако этого не сделали. Согласно справки ЗАО "Буйлес" ее оклад составлял 48 тыс. руб. Просила взыскать с ответчика 576 тыс. руб.

Буйским районным судом постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе Ч. просит отменить решение суда в связи с неправильным определением судом обстоятельств, имеющих значение для дела и недоказанностью установленных судом обстоятельств, имеющих значение для дела и направить дело на новое рассмотрение в ином составе суда. Полагает, что факт того, что в трудовом договоре, заключенным с нею в 2006 году присутствует пункт 5.5. о выплате компенсации в размере 12 месячных заработков, ею доказан, а именно данный факт подтвердили свидетели: ФИО3 ФИО4, И. Указывает, что суд необоснованно отказал в повторном допросе ФИО4, а также истребовании бухгалтерских документов и вызове в суд в качестве свидетеля главного бухгалтера. Не согласна с выводами экспертов о сроке исполнения договора на основании поставленной печати.

В возражениях на кассационную жалобу представитель ЗАО "Буйлес" адвокат Жаров Н.Б. считает решение суда законным и обоснованным, а доводы жалобы - не состоятельными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, выслушав Ч., ее представителя - адвоката Гильденберга С.С., представителя ЗАО "Буйлес" адвоката Жарова Н.Б., судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

В соответствии со ст. 57 ТК РФ в трудовом договоре указываются место и дата заключения трудового договора.

Как видно из материалов дела и установлено судом, Ч. работала в ЗАО "Буйлес" финансовым директором с 3 января 2004 года. Приказом конкурсного управляющего ЗАО "Буйлес" N 32-к от 31 марта 2010 года трудовой договор с истицей был расторгнут по п. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с ликвидацией организации (л.д. 5).

В обосновании заявленных требований Ч. представила в суд трудовой договор от 3 января 2004 года, заключенный между нею и ЗАО "Буйлес" в лице генерального директора ФИО4 Согласно п. 5.5. договора в случае расторжения настоящего договора по независящим от работника причинам (в отсутствие вины работника) работодатель выплачивает ему компенсацию в размере 12 месячных заработков работника (л.д. 110).

Ответчик, возражая против заявленных истицей требований, также представил трудовой договор от 3 января 2004 года, заключенный между Ч. и ЗАО "Буйлес" в лице генерального директора ФИО4 В договоре, представленном ответчиком, пункт 5.5. отсутствует (л.д. 109).

Как видно из протокола судебного заседания от 18 мая 2010 года, Ч. давала пояснения, что 3 января 2004 года с ней был заключен трудовой договор, содержащий пункт 5.5. Договор был подписан ФИО4, как генеральным директором ЗАО "Буйлес" (л.д. 35).

Из материалов дела следует, что ФИО4 был назначен на должность генерального директора ЗАО "Буйлес" на основании решения совета директоров с 5 января 2004 года (л.д. 31), то есть на 3 января 2004 года ФИО4 не являлся генеральным директором ЗАО "Буйлес".

Как усматривается из протокола судебного заседания от 26 мая 2010 года, Ч. поясняла, что трудовой договор, датированный 3 января 2004 года, содержащий пункт 5.5., был заключен в марте - апреле 2006 года (л.д. 96). Данное обстоятельство Ч. подтвердила и в судебном заседании в суде кассационной инстанции. Пояснив, что трудовой договор, в котором содержится пункт 5.5., предусматривающий выплату компенсации, был подписан ею и ФИО4, как генеральным директором ЗАО "Буйлес", в первом квартале 2006 года, однако дата заключения договора была указана "3 января 2004 года" по причине того, что всех работников ЗАО ЛКХ "Леспром" переводили с 3 января 2004 года в ЗАО "Буйлес" и в трудовой книжке у нее имеется запись, что с 3 января 2004 года она работает в ЗАО "Буйлес", однако лишь с 2005 года она стала работать в ЗАО "Буйлес", как постоянный работник, а до этого работала по совместительству.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля ФИО4 показал, что им, как генеральным директором ЗАО "Буйлес" был подписан трудовой договор с истицей, в котором был предусмотрен п. 5.5., в первом квартале 2006 года. С 3 апреля 2006 года он не является генеральным директором ЗАО "Буйлес", а трудовой договор, в котором не содержится п. 5.5., им был подписан, как и указано в договоре, в 2004 году (л.д. 99-101).

Свидетель ФИО3 дала показания, что в начале 2006 года она готовила проект трудового договора, содержащий пункт 5.5. Трудовой договор был датирован 3 января 2004 года по причине того, что Ч. работала в ЗАО "Буйлес" с 3 января 2004 года (л.д. 98-99).

Согласно заключению экспертизы от 25 ноября 2010 года трудовые договоры, заключенные ЗАО "Буйлес" и Ч., датированные 3 января 2004 года, (один с п. 5.5., другой без него) были изготовлены в 2009 году (л.д. 143-158).

Принимая решение об отказе Ч. в удовлетворении заявленных ею требований, суд, исследовав представленные по делу доказательства, подробный анализ которых приведен в мотивировочной части решения, оценив их в совокупности по правилам ст. 67 ГПК РФ, пришел к обоснованному выводу о том, что не имеется доказательств, подтверждающих то обстоятельство, что трудовой договор, содержащий п. 5.5., был подписан ФИО4 в период исполнения им обязанностей генерального директора ЗАО "Буйлес". Кроме того, стороны трудового договора, ни Ч., ни ФИО4, как представитель ЗАО "Буйлес", не могли указать конкретную дату заключения трудового договора. Кроме того, истица не отрицала того обстоятельства, что трудовой договор, датированный 3 января 2004 года, в действительности заключался в марте - апреле 2006 года.

Довод кассационной жалобы о том, что суд необоснованно отказал в повторном допросе ФИО4, а также истребовании бухгалтерских документов и вызове в суд в качестве свидетеля главного бухгалтера, не может служить поводом к отмене решения, поскольку право определения необходимости и достаточности доказательств, принадлежит суду.

Ссылка в кассационной жалобе Ч. на то, что она не согласна с выводами экспертов о сроке исполнения договора на основании поставленной печати, также не может послужить поводом к отмене решения, так как суд оценил заключение экспертизы в совокупности с другими доказательствами в соответствии с ч. 3 ст. 86 ГПК РФ и оно(заключение экспертов) правомерно положено судом в основу решения.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований к отмене решение суда, постановленного в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Буйского районного суда от 28 декабря 2010 года, оставить без изменения, кассационную жалобу Ч. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь