Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. по делу N 33-2129/11

 

Судья Кашапов Р.С.

Учет N 12

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе председательствующего судьи Саитгараевой Р.А.,

судей Губаевой Н.А., Багаутдинова И.И.,

при секретаре Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Саитгараевой Р.А. гражданское дело по кассационной жалобе В. на заочное решение Советского районного суда г. Казани от 17 декабря 2010 года, которым иск ООО "ПФ "ТрансТехСервис-4" удовлетворен и постановлено:

взыскать с В. в пользу ООО "ПФ "ТрансТехСервис-4" в счет возмещения ущерба денежную сумму в размере 1 руб. и судебные расходы в размере руб.

Проверив материалы дела, заслушав объяснения В., поддержавшего жалобу, представителя ООО "ПФ "ТрансТехСервис-4" - ФИО1, возражавшей против удовлетворения жалобы, обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия

 

установила:

 

Общество с ограниченной ответственностью "ПФ "ТрансТехСервис-4" обратилось в суд с иском к В. о взыскании ущерба, причиненного при исполнении им трудовых обязанностей, указав, что ответчик работал в ООО "ПФ "ТТС-4" с 01 февраля 2005 года в должности ведущего инженера сервисного центра на основании трудового договора N, с ним был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности 01 февраля 2005 года и 01 октября 2009 года. В трудовые обязанности ответчика входило непосредственное обслуживание товарных ценностей и иного имущества. В результате проведенной 04 мая 2010 года комиссионной внеплановой проверки оформления и предъявления гарантийных заказов-нарядов дистрибьютору составлен акт, согласно которому ответчик оформлял гарантийные заказы-наряды в нарушение процедуры, утвержденной приказом, и в нарушение должностных обязанностей, в частности, отнес к гарантийным те затраты, которые заведомо не признавались дистрибьютором гарантийными. Данные затраты не были предъявлены для получения возмещения, что подтверждается письмом ОАО " " от 27 июля 2010 года.

Истец просил взыскать с ответчика в счет возмещения ущерба руб. и судебные расходы в размере руб.

Ответчик в суд не явился.

Суд исковые требования удовлетворил.

В кассационной жалобе В. просит об отмене решения суда как незаконного и необоснованного.

Судебная коллегия считает, что решение суда подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

В силу ст. 232 Трудового кодекса Российской Федерации сторона трудового договора (работодатель или работник), причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

Трудовым договором или заключаемыми в письменной форме соглашениями, прилагаемыми к нему, может конкретизироваться материальная ответственность сторон этого договора.

Расторжение трудового договора после причинения ущерба не влечет за собой освобождения стороны этого договора от материальной ответственности, предусмотренной настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Согласно статье 238 указанного Кодекса работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

В соответствии со статьей 242 вышеназванного Кодекса материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в следующих случаях:

1) когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей;

2) недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

Из материалов дела усматривается, что ответчик принят на работу в ООО "ПФ "ТТС-4" с 01 февраля 2005 года на должность ведущего инженера сервисного центра, заключен трудовой договор N.

В соответствии с пунктом 2.2 трудового договора ответчик обязан добросовестно исполнять обязанности в соответствии с должностной инструкцией, бережно относиться к имуществу ООО "ПФ "ТТС-4".

01 февраля 2005 года с ответчиком также заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности в целях обеспечения сохранности материальных ценностей, принадлежащих ООО "ПФ "ТТС-4", согласно которому ответчик обязался бережно относиться к переданным ему для хранения или других целей материальным ценностям предприятия и принимать меры к предотвращению ущерба, своевременно сообщать руководству предприятия обо всех обстоятельствах, угрожающих обеспечению сохранности вверенных ему материальных ценностей, вести учет, составлять и представлять в установленном порядке товарно-денежные и другие отчеты о движении и остатках вверенных ему материальных ценностей, участвовать в инвентаризации вверенных ему материальных ценностей. При этом, в случае необеспечения по вине ответчика сохранности вверенных ему материальных ценностей, определение размера ущерба, причиненного предприятию, и его возмещение производятся в соответствии с действующим законодательством.

01 октября 2009 года между сторонами заключен другой договор о полной индивидуальной материальной ответственности ответчика, согласно которому размер ущерба, причиненного работодателю при утрате и порче имущества, определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества.

Согласно должностным инструкциям по должности ответчика, утвержденным в 2007 и в 2009 годах, работник несет ответственность за неправильное определение статуса ремонта и понесенные в связи с этим затраты, а также за ненадлежащий учет, контроль и несвоевременную компенсацию гарантийных затрат.

01 мая 2007 года между ООО "ПФ "ТрансТехСервис-4" и ОАО " " в новой редакции заключен дилерский договор N от ДД.ММГГГ, согласно которому дистрибьютор ОАО " " предоставляет, а истец принимает на себя право на распределение и перепродажу от своего имени и за свой счет и через собственную коммерческую сеть автомобилей ", запасных частей, послепродажного обслуживания. Данным договором также предусмотрен порядок и процедура предоставления гарантии на указанные автомобили и запасные части, предоставленные заводом-изготовителем.

Согласно акту о проведении внеплановой проверки оформления и предъявления гарантийных заказов-нарядов дистрибьютору от 01 июля 2010 года комиссия в ходе внеплановой проверки установила, что ведущий инженер по гарантии В. оформлял гарантийные заказы-наряды в нарушение процедуры, утвержденной приказом N 100 от 21 мая 2005 года "Об ответственности инженеров по гарантии" и в нарушение должностных обязанностей: отнес к гарантийным затратам затраты, заведомо не признаваемые таковыми ОАО " ", по перечисленным заказам-нарядам.

Материальный ущерб, причиненный ООО "ПФ "ТТС-4" в результате этого, составил руб.

Согласно акту об отказе от подписи от 1 июля 2010 года, ответчик В. отказался подписать акт о проведении внеплановой проверки оформления и предъявления гарантийных заказов-нарядов дистрибьютору от 01 июля 2010 года, с которым был ознакомлен.

Удовлетворяя исковые требования ООО "ПФ "ТрансТехСервис-4", суд обоснованно исходил из того, что ущерб истцу причинен в результате действий ответчика, выразившихся в неправильном оформлении и предъявлении гарантийных заказов-нарядов для получения возмещения, в связи с чем ответственность по возмещению ущерба, причиненного работодателю при исполнении ответчиком трудовых обязанностей, возлагается на В. в полном размере в соответствии с договором о полной материальной ответственности.

Доводы кассационной жалобы В. о недоказанности факта причинения истцу материального ущерба именно в результате его действий несостоятельны, поскольку опровергаются письменными материалами дела, в частности актом от 01 июля 2010 года.

На заседании Судебной коллегии В. не отрицал тот факт, что указанные в данном акте заказы-наряды были оформлены им.

Утверждения в жалобе на допущенные работодателем нарушения при проведении расследования по установлению причин возникновения ущерба неубедительны, так как ничем не подтверждены. Факт расторжения с ответчиком трудового договора с заполнением обходного листа без каких-либо замечаний со стороны работодателя не освобождает ответчика от возмещения ущерба, причиненного им при исполнении трудовых обязанностей.

Ссылка В. на то, что не были затребованы от него работодателем письменные объяснения, также не может явиться основанием для отмены решения, поскольку с актом от 1 июля 2010 года он был ознакомлен, подписать его отказался, какие-либо объяснения им не даны.

Руководствуясь статьями 199, 350, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

 

определила:

 

Заочное решение Советского районного суда г. Казани от 17 декабря 2010 года по данному делу оставить без изменения; кассационную жалобу ответчика В. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь