Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. по делу N 33-554/11

 

Судья: Машкина Н.Ф.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего - судьи Копотева И.Л.,

судей Мельниковой Г.Ю., Шалагиной Л.А.,

при секретаре Д.О.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 21 февраля 2011 года гражданское дело по исковому заявлению Х.О.В. к государственному учреждению <...> о признании факта выполнения дополнительного объема работы, взыскании заработной платы за выполнение дополнительного объема работы, компенсации за задержку выплаты заработной платы за выполнение дополнительного объема работ, компенсации морального вреда,

по кассационной жалобе Х.О.В. на решение Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 29 декабря 2010 года, которым в удовлетворении исковых требований отказано в полном объеме.

Заслушав доклад судьи Мельниковой Г.Ю., объяснения истца Х.О.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, просившего об отмене решения, объяснения представителей ответчика - С.Н.Ю. и Ш.К.В., возражавших по доводам кассационной жалобы, Судебная коллегия

 

установила:

 

Х.О.В. обратился в суд с иском к государственному учреждению <...> (далее по тексту - ГУ <...>) о признании факта выполнения дополнительного объема работ, взыскании заработной платы за выполнение дополнительного объема работ за период с 19 ноября 2007 года по 19 сентября 2010 года в размере 112 014 рублей 19 копеек, процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 19 305 рублей 36 копеек, компенсации морального вреда в размере 100 000 рублей.

Исковые требования мотивированы тем, что с 31 июля 2006 года истец работает у ответчика в должности сторожа. При приеме на работу и при заключении трудового договора истец был ознакомлен с должностной инструкцией сторожа, утвержденной 10 января 2005 года. В соответствии с данной инструкцией истец дежурил на территории ответчика. 19 ноября 2007 года новым руководителем учреждения была принята и утверждена другая должностная инструкция. Пункт 2.1 новой должностной инструкции обязывал сторожа осуществлять дежурство не только на территории ответчика, но и на территории третьего лица - государственного учреждения <...>. По мнению истца, объем работ по осуществлению дежурства на обеих территориях одинаков. Объем работы сторожа увеличился вдвое по сравнению с тем объемом, который был предусмотрен п. 2.1 должностной инструкции сторожа от 10 января 2005 года.

С новой должностной инструкцией истец был ознакомлен и приступил к выполнению дежурств также и на территории третьего лица. Ответчик не дополнил трудовой договор истца в части оплаты труда в связи с увеличением территории дежурства и увеличением состава работ. Доплату за дополнительный труд ответчик не производил, соответствующих приказов не издавал. На неоднократные обращения истца с просьбой разъяснить вопрос доплаты за возросший объем работ ответчик ограничился отпиской.

После обращения истца в межрайонную прокуратуру г. Глазова ответчик 20 сентября 2010 года утвердил новую должностную инструкцию сторожа, где исключил из обязанностей сторожа дежурство на территории третьего лица. Никаких мер к восстановлению прав истца на оплату труда за период выполнения дополнительного объема работ ответчиком принято не было. На заявление истца от 13 ноября 2009 года о произведении перерасчета заработной платы ответчик не ответил.

В ходе рассмотрения дела истец в порядке ст. 39 Гражданского процессуального кодекса РФ уточнил исковые требования и в окончательной их редакции просил суд: признать факт выполнения истцом дополнительного объема работ по охране государственного учреждения <...> в период с 19 ноября 2007 года по 19 сентября 2010 года; взыскать с ответчика заработную плату за дополнительный объем работ в размере 112 014 рублей 19 копеек; взыскать с ответчика компенсацию за задержку выплаты заработной платы за дополнительный объем работ, предусмотренную ст. 236 Трудового кодекса РФ, в размере 464 634 рублей 85 копеек; взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 20 000 рублей и судебные расходы, связанные с оплатой услуг представителя, в размере 6 000 рублей.

В ходе рассмотрения дела ответчиком заявлено ходатайство о применении последствий пропуска истцом срока обращения в суд, предусмотренного ст. 392 Трудового кодекса РФ.

В судебном заседании истец и его представитель С.Ю.Г. на заявленных требованиях настаивали, полагали, что срок обращения в суд истцом не пропущен, поскольку о нарушении своих прав истец узнал 29 октября 2010 года, в момент, когда в удовлетворении требования об оплате труда ответчик отказал.

В судебном заседании представители ответчика - С.Н.Ю. и Ш.К.В. исковые требования по существу не признали, настаивали на удовлетворении ходатайства о применении последствий пропуска истцом срока обращения в суд.

В судебном заседании представитель третьего лица - С.Е.Н. указывал на отсутствие оснований для удовлетворения исковых требований.

Судом было постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе истец просит решение суда отменить, вынести по делу новое решение, ссылаясь на следующие доводы: суд самостоятельно определил дату истечения срока обращения в суд; суд расширительно истолковал заявление истца от 13 ноября 2009 года; суд необоснованно связал начало истечения срока обращения в суд с заявлением от 13 ноября 2009 года, поскольку нарушение прав истца имело место и после указанной даты.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела, 31 июля 2006 года истец принят на работу к ответчику на должность сторожа. Трудовой договор между сторонами заключен 31 июля 2006 года.

В трудовом договоре, заключенном между сторонами, трудовая функция истца не определена, п. 2.2 договора содержит указание на то, что работник обязан выполнять трудовую функцию в соответствии с должностной инструкцией.

Как следует из объяснений истца, изложенных в исковом заявлении, при приеме на работу он был ознакомлен с должностной инструкцией сторожа, утвержденной 10 января 2005 года (л.д. 17). Согласно п. 2.1 данной инструкции сторож должен осуществлять дежурство в проходной учреждения.

19 ноября 2007 года ответчиком утверждена новая должностная инструкция сторожа, согласно п. 2.1 которой сторож должен осуществлять дежурство на территории учреждения <...> и территории <...>. С должностной инструкцией истец ознакомлен под роспись.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что между сторонами возник спор о праве работника на оплату дополнительного объема работы, и обоснованно отказал в удовлетворении иска в связи с пропуском истцом срока обращения в суд.

Согласно ст. 392 Трудового кодекса РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права.

Юридически значимым обстоятельством по делу при разрешении вопроса о пропуске срока обращения в суд является установление дат начала и окончания течения данного срока.

Отказывая в удовлетворении иска, суд пришел к выводу, что о нарушении своих прав истец узнал 13 ноября 2009 года, когда обратился к работодателю с заявлением о дополнительной оплате труда. Суд первой инстанции не учел, что спорный период истцом определен с 19 ноября 2007 года по 19 сентября 2010 года, то есть его окончание приходится на более позднюю дату, чем 13 ноября 2009 года.

Спор, заявленный истцом, является спором о взыскании задолженности по заработной плате.

Согласно ст. 136 Трудового кодекса РФ заработная плата выплачивается не реже чем каждые полмесяца в день, установленный правилами внутреннего трудового распорядка, коллективным договором, трудовым договором. При выплате заработной платы работодатель обязан в письменной форме извещать каждого работника о составных частях заработной платы, причитающейся ему за соответствующий период, размерах и основаниях произведенных удержаний, а также об общей денежной сумме, подлежащей выплате.

Расчетные листки, содержащие составные части заработной платы, были представлены самим истцом, что свидетельствует о надлежащем исполнении работодателем обязанности, возложенной на него ст. 136 Трудового кодекса РФ.

О новом содержании своей трудовой функции истец узнал при ознакомлении с должностной инструкции от 19 ноября 2007 года. Из материалов дела и пояснений сторон в суде кассационной инстанции следует, что заработная плата истцу выплачивалась в следующие сроки: аванс - до 20-го числа текущего месяца, окончательный расчет - до 5-го числа следующего за расчетным месяцем. В момент получения расчетных листков истец узнавал о составных частях своей заработной платы. Следовательно, ежемесячно, начиная с декабря 2007 года, при получении заработной платы истец знал (должен был знать) о нарушении своих прав в части получения заработной платы не в полном объеме.

С учетом вышеизложенного Судебная коллегия приходит к выводу, что в удовлетворении исковых требований о взыскании заработной платы за период с 19 ноября 2007 года по июль 2010 года включительно, компенсации за задержку выплаты заработной платы за указанный период и компенсации морального вреда за указанный период истцу правомерно отказано в связи с пропуском срока обращения в суд.

Отказ в удовлетворении указанных исковых требований за август 2010 года и за период с 1 по 19 сентября 2010 года по мотиву пропуска срока обращения в суд является неправильным. Между тем Судебная коллегия полагает, что исковые требования в полном объеме и, в частности, в указанный период (за август 2010 года, с 1 по 19 сентября 2010 года) не подлежат удовлетворению ввиду отсутствия предусмотренных законом оснований.

Так, согласно ст. 60 Трудового кодекса РФ запрещается требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами.

В соответствии со ст. 60.2 Трудового кодекса РФ с письменного согласия работника ему может быть поручено выполнение в течение установленной продолжительности рабочего дня (смены) наряду с работой, определенной трудовым договором, дополнительной работы по другой или такой же профессии (должности) за дополнительную оплату.

Поручаемая работнику дополнительная работа по такой же профессии (должности) может осуществляться путем расширения зон обслуживания, увеличения объема работ. Срок, в течение которого работник будет выполнять дополнительную работу, ее содержание и объем устанавливаются работодателем с письменного согласия работника.

В силу ст. 151 Трудового кодекса РФ при увеличении объема работы работнику производится доплата. Размер доплаты устанавливается по соглашению сторон трудового договора с учетом содержания и (или) объема дополнительной работы.

Таким образом, установление факта увеличения объема работ возможно при совокупности следующих обстоятельств: письменного согласия работника на выполнение подобной работы с указанием срока, содержания и объема дополнительных работ и наличия соглашения о размере производимой доплаты.

Подобных обстоятельств в ходе рассмотрения дела не установлено, из материалов дела они также не следуют. Доплата, предусмотренная ст.ст. 60.2 и 151 Трудового кодекса РФ, истцу выплачивается на основании дополнительного соглашения N 1 от 31 июля 2006 года (л.д. 13), в котором отражены как согласие работника на выполнение подобной работы с указанием срока, содержания и объема дополнительных работ, так и соглашение о размере производимой доплаты в размере 1 000 рублей.

По мнению Судебной коллегии, в рассматриваемом случае имеет место изменение определенных сторонами условий трудового договора, предусмотренное ст. 72 Трудового кодекса РФ.

Как условие о трудовой функции, так и условие об оплате труда в силу ст. 57 Трудового кодекса РФ являются обязательными для включения в трудовой договор.

Изменение одного из условий трудового договора не означает изменение других согласованных условий. Изменение определенных сторонами условий трудового договора допускается только по соглашению сторон трудового договора.

Из буквального толкования данной нормы трудового права следует, что инициатива по изменению согласованных условий трудового договора может исходить как от работника, так и от работодателя. Право на изменение условий трудового договора как работником, так и работодателем предусмотрено ст.ст. 21 и 22 Трудового кодекса РФ соответственно.

В силу ст. 72 Трудового кодекса РФ соглашение об изменении определенных сторонами условий трудового договора заключается в письменной форме. При этом указания на необходимость использования документа определенной формы данная норма не содержит.

Пункт 2.1 должностной инструкции сторожа от 19 ноября 2007 года по сути изменяет условие о трудовой функции. Должностная инструкция истцом подписана, к выполнению работ, указанных в п. 2.1 инструкции, истец приступил, тем самым выразил согласие на предложенное работодателем изменение условий трудового договора с сохранением прежнего размера заработной платы.

Позиция истца основана на том, что изменение п. 2.1 должностной инструкции является увеличением объема работ, что должно повлечь обязанность ответчика выплатить истцу дополнительно указанную в иске денежную сумму. Между тем из материалов дела следует, что указанный истцом перечень работ осуществлялся не в интересах ответчика, а другого юридического лица - государственного учреждения <...>, что также свидетельствует о безосновательности иска, предъявленного к ответчику.

Исковое требование о компенсации морального вреда истцом является производным, основано на нарушении трудовых прав истца в части оплаты дополнительного объема работ. Поскольку в удовлетворении основных исковых требований отказано, производное требование о компенсации морального вреда применительно к заявленным основаниям также удовлетворению не подлежит.

Согласно ч. 2 ст. 362 Гражданского процессуального кодекса РФ правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.

Применительно к указанной правовой норме решение суда, постановленное с нарушением норм материального и процессуального права, отмене не подлежит, поскольку по существу является правильным. Оснований для удовлетворения исковых требований не имеется.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Глазовского городского суда Удмуртской Республики от 29 декабря 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Х.О.В. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

И.Л.КОПОТЕВ

 

Судьи

Г.Ю.МЕЛЬНИКОВА

Л.А.ШАЛАГИНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь