Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА КАБАРДИНО-БАЛКАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 февраля 2011 г. по делу N 44г-46/2010

 

Судья Безроков Б.Т.

Докладчик Созаева С.А.

 

Президиум Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики в составе:

председательствующего Маирова Ю.Х.

членов Президиума: Блохиной Е.П., Заникоевой Л.Х. Зумакулова Д.М.,

Кодзокова З.Б., Мальбахова Б.Х.

с участием заместителя прокурора Кабардино-Балкарской Республики

Лаврешина Ю.И.,

представителя Министерства внутренних дел РФ по Кабардино-Балкарской Республике А. (доверенность от 1.01.2011 г.),

представителя Р. - Д. (нотариально удостоверенная Дата доверенность, реестровый N),

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Р. к Министерству внутренних дел РФ по Кабардино-Балкарской Республике о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе и компенсации морального вреда, переданное для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции определением судьи Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики Бабугоевой Л.М. по надзорной жалобе Министерства Внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике на решение Нальчикского городского суда КБР от 16 августа 2010 года и кассационное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 22 сентября 2010 года,

 

установил:

 

Р. проходил службу в органах внутренних дел в должности помощника начальника отдела по тыловому обеспечению ОВД по Черекскому району Кабардино-Балкарской Республике.

Приказом Министерства внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике (далее МВД) от Дата N -ш в связи с увеличением штатной численности ОВО при ОВД по Черекскому району были внесены изменения в штатное расписание горрайорганов МВД по КБР. В частности была сокращена должность помощника начальника отдела по тыловому обеспечению и введена должность заместителя начальника отдела по тыловому обеспечению (л.д. 8 - 9).

На основании этого приказа приказом МВД по КБР N от Дата Р. был освобожден от занимаемой должности помощника начальника по тыловому обеспечению ОВД по Черекскому району с 15 мая 2009 года, с оставлением его в распоряжении МВД (л.д. 7).

Приказом МВД N от Дата пункт приказа N от Дата в отношении Р. был изменен с направлением его в распоряжение МВД с 15 ноября 2009 года (л.д. 6).

Приказом МВД от Дата N Р. уволен из органов внутренних дел по пункту "е" статьи 19 Закона РФ "О милиции" по сокращению штатов.

Полагая увольнение незаконным, 3 августа 2010 года Р. обратился в суд с иском к МВД о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении его на работе в должности заместителя начальника по тыловому обеспечению отдела внутренних дел по Черекскому району и компенсации морального вреда в размере 500 000 рублей.

Исковые требования мотивированы тем, что фактического сокращения занимаемой им должности помощника начальника отдела по тыловому обеспечению ОВД по Черекскому району не было, поскольку функциональные обязанности этой должности сохранены в функциональных обязанностях новой, введенной в результате изменения штатного расписания должности - заместителя начальника ОВД по Черекскому району по тыловому обеспечению. При реорганизации ОВД по Черекскому району все работники отдела, в том числе и он, были выведены за штат. После утверждения нового штатного расписания все работники были возвращены на соответствующие ранее занимаемым должности, его оставили за штатом, а на должность заместителя начальника ОВД по Черекскому району по тыловому обеспечению назначили другого сотрудника без учета его (Р.) преимущественного права на оставление на работе. Кроме того, истец полагал увольнение незаконным в связи с тем, что он, в нарушение требований статьи 180 Трудового кодекса РФ не был предупрежден своевременно о предстоящем увольнении и увольнение его произведено в нарушение положений статьи 81 Трудового кодекса РФ в период временной нетрудоспособности.

Решением Нальчикского городского суда от 16 августа 2010 года, оставленным без изменения определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 22 сентября 2010 года, постановлено: признать приказ МВД по КБР N от Дата в части увольнения Р. со службы из органов внутренних дел по пункте "е" статьи 19 ФЗ "О милиции" по сокращению штатов, незаконным.

Восстановить Р. на службе в МВД по КБР в должности заместителя начальника по тыловому обеспечению отдела внутренних дел по Черекскому району с 29 июля 2010 года.

Взыскать с Министерства внутренних дел по КБР в пользу Р. в возмещение морального вреда 30 000 руб. В остальной части иска о возмещении морального вреда в размере 470 000 руб. отказать.

В надзорной жалобе представитель МВД просит отменить состоявшиеся по делу судебные постановления, как незаконные и принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований за необоснованностью.

В жалобе указано на несоответствие действительности выводов суда о нарушении МВД, установленной законом процедуры при увольнении истца. В связи с тем, что на момент издания приказа N Р. находился в очередном отпуске, приказом МВД по КБР от Дата N пункт приказа N в отношении Р. отменен с оговоркой "полагать его в распоряжении МВД по КБР с 15 ноября "2009 года, с даты окончания отпуска.

По истечении двух месяцев, предусмотренных Положением о службе в органах внутренних дел для нахождения в распоряжении с сохранением денежного довольствия у МВД не было возможности вызвать Р. для предложения ему равнозначных вакантных должностей, в связи с тем, что им неправильно был указан домашний адрес, по которому в целях его поиска неоднократно безуспешно выезжали участковые уполномоченные ОВД по Черекскому району, что подтверждается их рапортами на имя начальника Отдела, и направлялись почтовые уведомления, возвращавшиеся без вручения по мотиву отсутствия адресата.

27 июля 2010 года Р. были предложены должности, равнозначные той, с которой его вывели в распоряжение МВД, но он отказался от предложенных должностей, о чем был составлен соответствующий акт. После этого ему было предложено явиться 29 июля 2010 г. в МВД для ознакомления с уведомлением о представлении к увольнению, но он уклонился от явки, о чем также был составлен акт, в то же день 29 июля 2010 г. заказным письмом данное уведомление направлено в адрес Р.

В жалобе указано на ошибочность доводов суда о равнозначности должности помощника начальника отдела по тыловому обеспечению и заместителя начальника отдела внутренних дел по тыловому обеспечению. Должность заместителя начальника отдела внутренних дел по тыловому обеспечению более высокая, что подтверждается предельным специальным званием по должности "полковник", тогда как в должности помощника начальника отдела по тыловому обеспечению это должность майора, а также существенной разницей в размере должностного оклада. Р. указанную должность заместителя начальника не занимал и его восстановление в этой должности не представляется возможным.

08 ноября 2010 года дело истребовано в Верховный Суд Кабардино-Балкарской Республики и определением судьи от 24 декабря 2010 года передано вместе с жалобой для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики Кудрявцевой Ж.В., объяснения представителя МВД, поддержавшую жалобу, представителя Р., просившего жалобу оставить без удовлетворения, мнение прокурора, полагавшего состоявшиеся по делу судебные постановления законными и обоснованными, проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики находит надзорную жалобу подлежащей удовлетворению частично по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Настоящее дело рассмотрено с подобными нарушениями.

Удовлетворение исковых требований Р. суды первой и второй инстанции мотивировали тем, что он был уволен по сокращению штата при отсутствии в действительности сокращения штата и с нарушением установленной законом процедуры увольнения.

Согласно статье 4 Закона Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. "О милиции", милиция в своей деятельности руководствуется Конституцией Российской Федерации, данным Законом, федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, конституциями, уставами, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, изданными в пределах их полномочий.

Порядок и иные условия службы в милиции регулируются Положением о службе в органах внутренних дел (далее - Положение о службе), утвержденным Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г. N 4202 (далее Положение) и Инструкцией о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденной Приказом МВД РФ от 14.12.1999 N 1038 (в редакции от 09.12.2008) (далее Инструкция).

В соответствии со статьей 394 Трудового кодекса РФ в случае признания увольнения или перевода на другую работу незаконными работник должен быть восстановлен на прежней работе органом, рассматривающим индивидуальный трудовой спор.

Суд по настоящему делу принял решение о восстановлении Р. в должности заместителя начальника по тыловому обеспечению отдела внутренних дел по Черекскому району, мотивировав это тем, что данная должность по функциональным обязанностям не отличается от должности помощника начальника по тыловому обеспечению, в силу чего признал, что фактически сокращения должности помощника не было, а изменилось лишь название занимаемой истцом должности.

Выводы суда о тождественности двух должностей: помощника начальника по тыловому обеспечению ОВД по Черекскому району и заместителя начальника по тыловому обеспечению ОВД по Черекскому району не основаны на материалах дела и сделаны без учета расширения функциональных полномочий и обязанностей заместителя начальника в отличие от полномочий и обязанностей помощника начальника по тыловому обеспечению ОВД. В частности, в должностной инструкции помощника начальника отсутствуют, предусмотренные в должностной инструкции заместителя начальника по тыловому обеспечению указания о том, что последний несет ответственность за оснащенность ОВД вооружением, взаимодействует со службами и подразделениями ОВД в материально-техническом обеспечении правопорядка и коммунально-бытовом обслуживании, организует разработку расчетов, обоснований и других документов для подготовки проектов, смет по содержанию ОВД по статьям хозяйственных расходов, обеспечивает хранение и передачу по назначению изъятого и сданного населением оружия, а также вещественных доказательств по уголовным делам, принимает меры по противодействию коррупции, в целях чего осуществляет взаимодействие с правоохранительными и иными государственными органами, и несет ответственность за соблюдение режима секретности, техники безопасности и противопожарной безопасности.

Кроме того, суд не учел, что уровень должности заместителя начальника ОВД, должностной оклад которого составляет от 2210 до 2340 руб., в отличая от должностного оклада помощника начальника - от 1460 до 1720 руб., в иерархии административных должностей в районном отделе внутренних дел выше должности помощника начальника, в связи с чем принятое судом решение о восстановлении Р. в должности, которую он ранее занимал, фактически является повышением его по службе.

Признав Р. подлежащим восстановлению на работе по мотиву увольнения его с нарушением установленной законом процедуры, суд не обсудил возможность применения правил пункта 18.2. Инструкции, в соответствии с которыми при невозможности восстановления в ранее занимаемой штатной должности вследствие реорганизации и ликвидации органа внутренних дел (подразделения), сокращении ранее занимаемой штатной должности, наличии иных законных оснований, препятствующих восстановлению в ранее занимаемой штатной должности, сотрудник назначается с его согласия на должность, соответствующую прежней по роду деятельности, равную по должностному окладу и предельному специальному званию.

Нарушение процедуры увольнения, по мнению суда, проявилось в том, что Р. был уволен в период болезни, он не был надлежаще уведомлен о предстоящем увольнении по сокращению штатов, МВД по КБР не был рассмотрен вопрос дальнейшего использования истца на работе в органах внутренних. Ответчиком не представлены доказательства того, что истцу предлагались другие должности в системе МВД по КБР, и он от них отказался.

С этими выводами судов согласиться нельзя, поскольку они сделаны по неисследованным обстоятельствам дела.

Пунктом "е" ст. 58 Положения предусматривается увольнение работника милиции по сокращению штатов в случае невозможности использования его на службе.

Согласно пункта 60 Положения сотрудники органов внутренних дел ставятся в известность о предстоящем увольнении непосредственными начальниками не позднее чем за два месяца до увольнения.

В соответствии с пунктом 17.12. Инструкции о предстоящем увольнении со службы сотрудники ставятся в известность уведомлением, вручаемым сотруднику под расписку. В случае отказа сотрудника от получения уведомления кадровым подразделением составляется об этом в установленном порядке соответствующий акт, а официальное уведомление об увольнении из органов внутренних дел направляется заказным письмом.

Регламентируя осуществление правосудия по гражданским делам на основе принципов состязательности и диспозитивности часть 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса РФ одновременно обязывает: суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществлять руководство процессом, разъяснять лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждать о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывать лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

В силу части 2 статьи 56 Кодекса именно суд определяет предмет доказывания по делу, как совокупности обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, и распределяет бремя доказывания, решая какой стороне надлежит доказывать эти обстоятельства, в том числе и те, на которые стороны не ссылались.

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ данными в Постановлении от 24.06.2008 N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" (пункты 5, 7, 11) судья обязан уже в стадии подготовки дела создать условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. При этом судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств. Установив, что представленные доказательства недостаточно подтверждают требования истца или возражения ответчика, судья вправе предложить им представить дополнительные доказательства.

По настоящему делу суд не выполнил указанные обязанности по правильному и полному определению круга обстоятельств, имеющих значение для дела и распределению бремени доказывания.

Исходя из приведенных выше норм права и обстоятельств принятия обжалованного истцом приказа об увольнении из органов внутренних дел по сокращению штатов при рассмотрении и разрешении данного дела к юридически значимым обстоятельствам относились и подлежали включению в предмет доказывания вопросы, касающиеся процедуры увольнения истца, в частности: было ли произведено в действительности сокращение численности или штата сотрудников в ОВД по Черекскому району; был ли истец своевременно предупрежден под расписку о его освобождении от должности в связи сокращением; принимались ли МВД по КБР меры для перевода Р. с его согласия на другую должность, соответствующую роду его деятельности; были ли на момент увольнения истца фактически заняты должности и штатные единицы ОВД по Черекскому району, имелись ли вакантные должности и, если имелись, то какие; обладал ли истец преимущественным правом на оставление на службе.

В нарушение требований части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса РФ и вышеуказанных разъяснений Пленума Верховного Суда РФ ни одно из этих обстоятельств, имеющих существенное значение для дела, не было включено судом в предмет доказывания и не исследовалось по делу.

Предусмотренные статьей 148 Гражданского процессуального кодекса РФ задачи подготовки дела к судебному разбирательству были выполнены судом формально. Указанные в определении о подготовке дела действия по опросу представителя ответчика, выяснению у него имеющихся возражений на иск и доказательств, на которых эти возражения основаны, остались не выполненными.

Суд не истребовал у ответчика и не исследовал в судебном заседании документы, связанные с увольнением истца, ограничился только представленными истцом приказами о его отстранении от должности, а доводы представителя ответчика о том, что истец был предупрежден о предстоящем увольнении с соблюдением установленного срока, что до издания приказа об увольнении ему предлагались вакантные должности, от занятия которых он отказался, остались непроверенными.

Доводы кассационной инстанции о том, что ответчик не представил суду доказательств в подтверждение утверждений о своевременности уведомления истца о предстоящем увольнении по сокращению штатов и предложений ему вакантных должностей в системе МВД, сделаны без учета ненадлежащего исполнения судом первой инстанции обязанности по определению предмета доказывания по делу и по исполнению указанных в Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 N 11 обязанностей судьи в стадии подготовки дела выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения и в случае недостаточности представленных доказательств, предложить им представить дополнительные. В материалах дела нет данных о том, что суд предложил ответчику представить доказательства в подтверждение своих утверждений, в том числе и штатное расписание на момент увольнения и после увольнения истца.

Доводы суда о незаконности увольнения истца и в силу издания обжалуемого приказа в период его временной нетрудоспособности не содержат ссылок на то, что ответчик знал и должен был знать о временной нетрудоспособности. Между тем как указано в пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации" при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы. При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

Из материалов дела усматривается, что Р. не работал с 15 мая 2009 года, приказ об увольнении был издан спустя более одного года - 29 июля 2010 года и данных о том, что истец сообщил работодателю о своем нахождении на стационарном лечении с 21 июля 2010 года в деле нет.

С учетом изложенного Президиум приходит к выводу, что вынесенные по делу судебные постановления нельзя признать законными, в связи с тем, что они постановлены с нарушением требований части 2 статьи 56 и части 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса РФ без определения судом обстоятельств, имеющих значение для дела и создания условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства.

Допущенные судом существенные нарушения норм процессуального права привели к неправильному разрешению дела.

При новом рассмотрении суду следует учесть отмеченные недостатки, правильно определить обстоятельства, имеющие значение для дела, правоотношения сторон, закон, подлежащий применению, и с учетом этого принять законное и обоснованное решение.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса РФ, Президиум Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики,

 

постановил:

 

надзорную жалобу представителя МВД удовлетворить частично.

Решение Нальчикского городского суда от 16 августа 2010 года и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 22 сентября 2010 года отменить.

Дело иску Р. к Министерству внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе и компенсации морального вреда, направить на новое рассмотрение в ином составе судей в Нальчикский городской суд.

 

Председательствующий

Ю.Х.МАИРОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь